Формулярное право: что это такое, описание и особенности

Формулярный процесс.

Неудобства легисакционного процесса, ввиду сильного увеличения количества частных споров (что было вызвано существенным расширением гражданского оборота), превратились в серьезную проблему.

Вот как об этом сказано в Институциях Гая (Кн.4, 30):

«. все эти судопроизводственные формы мало помалу вышли из употребления, так как …дело было доведено до того, что малейшее уклонение от форм и обрядов влекло за собою проигрыш тяжбы; поэтому законом Эбуция и двумя законами Юлия отменены эти торжественные иски и введено судопроизводство посредством формул».

Законом Эбуция вводился в практику формулярный процесс, при этом основная идея его – использование формулы, как главного инструмента засвидетельствования спора, была заимствована из опыта претора по делам перегринов (или из провинций). Законами Юлия легисакционный процесс был окончательно упразднен. Сохранялось, однако, деление процесса на две стадии.

Теперь обязанность формулировать предмет спора перекладывалась со сторон на претора. Это усиливало, в лице магистрата, участие власти в частном споре; это также подрывало основания формализма прежней формы процесса: претор получил возможность не только отказать в иске, но и навязать сторонам новые правила.

Формулярным процессом вводится заочное разбирательство, получившее название eremodicium. При неявке ответчика истец обязан был привести доказательства, чтобы получить решение в свою пользу. Если судье были известны основательные причины, оправдывающие неявку сторон, то он мог назначить другой день для разбирательства. Даже после пропуска данной отсрочки стороны все же могли представлять оправдывающие их неявку причины, и судебный магистрат был полномочен произвести судебное разбирательство.

В формулярном процессе стороны перед претором в свободных выражениях излагали свои требования, а претор давал их притязаниям юридическое выражение. Он излагал сущность спора в особой «записке судье», которая называлась formula, представлявшей собою условный приказ судье.

В качестве типичного примера формулы можно привести следующий текст: «Октавий да будет судьей. Если окажется, что раб Стих составляет квиритскую собственность Авла Агерия, то ты, судья, Нумерия Негидия в пользу Авла Агерия обвини; если не окажется, оправдай».

Ясно, что в зависимости от существа спора, текст формулы менялся, но, в целом, ее содержание распадалось на устойчивые части. Описание этих частей приводится в Книге 4 Институций Гая:

«39. Главные части исковых формул: (demonstratio); изложение требований истца (intentio); уполномочение судьи на присуждение сторонам какой-либо вещи (adjudicatio); уполномочение судьи на осуждение или оправдание ответчика (condemnatio).

40. Демонстрация – это краткое изложение фактов, вызвавших процесс; это та часть исковой формулы, которая вставляется с тем, чтобы указать вещь, о которой идет спор, например. «так как Авл Агерий продал Нумерию Негидию раба», или «по поводу того, что Авл Агерий оставил на сохранение у Нумерия Негидия раба».

41. Интенция есть та часть формулы, которая выражает притязание истца, например. «если окажется, что Нумерий Негидий должен дать Авлу Агерию десять тысяч сестерций»; равным образом следующая: «Все, что Нумерий Негидий, как окажется, должен дать, сделать Авлу Агерию»; затем следующая: «Если окажется, что раб Стих принадлежит Авлу Агерию по праву Квиритов».

42. Адъюдикация есть та часть судебной формулы, в которой судье предоставляется присудить вещь какой-либо из сторон, если, например, между соналедниками идет спор о дележе наследства, или между соучастниками о дележе общего имущества, или между соседями об установлении границ. Эта часть гласит: «сколько следует присудить, столько, ты, судья, присуди тому, кому должно».

43. Кондемнация есть та часть формулы, на основании которой судья уполномочивается осудить или оправдать ответчика, например. «Судья, присуди Нумерия Негидия уплатить Авлу Агерию десять тысяч сестерций. Если же долга за Нумерием Негидием не окажется, то оправдай. »

44. Однако не все эти части находились одновременно во всех формулах; попадается только одна какая-нибудь часть, а других нет; по крайней мере иногда находится только одна интенция. демонстрация, адъюдикация и кондемнация одни никогда не встречаются, так как демонстрация без интенции или без кондемнации не имеет никакого значения. »

Начиналась формула наименованием судьи, которому дело отсылалось для разбора – iudicis nominatio. Затем, в обычных случаях, следовала intentio – изложение сущности спора, то есть факт, в зависимости от доказательства котрого выносится осуждение или оправдание. После этого могла следовать condemnatio – поручение судье обвинить или оправдать ответчика. В сложных случаях могло потребоваться изложение фактов, существенных для решения дела, и тогда перед интенцией делалась вставка – praescriptio, которая могла иметь разное содержание и обозначение: demonstratio, когда излагаются обстоятельства дела или exceptio, когда излагаются возражения ответчика, т.е. ссылка ответчика на обман со стороны истца – эксцепция из обмана.

Читайте также:
Пути выхода из конфликта между совладельцами компании

Завершение выработки формулы называлось прежним выражением litis contestatio, хотя в формулярном процессе это происходило без всяких свидетелей. При этом претором, с учетом выбора сторон, назначался судья, как правило, частное лицо (iudex privatum); хотя для разбирательства некоторых категорий дел уже появились судебные коллегии (децемвиры и центумвиры). Одновременно устанавливался день судебного заседания (через 30 дней после установления спора, но не позднее 18 месяцев).

Во второй стадии процесса (in iudicium) производство было освобождено от всяких условностей: стороны в свободной форме излагали свои требования и возражения, ссылались на свидетельские показания и документы. Приговор судьи (sententia) устно объявлялся сторонам. Юридическая особенность такого приговора состояла в том, что это было мнение частного лица, которое приобретало обязательную силу на основании соглашения сторон при участии государства в лице магистрата (претора).

Осужденный обязан был исполнить это решение в течение 30 дней. Если он этого не делал, то посредством особого иска передавался претором в кабалу кредитору для отработки долга. Таким образом, длительное время, хотя уже было отменено долговое рабство и рассечение неисправного должника, исполнение судебного решения было направлено на личность должника («личная экзекуция»). Лишь постепенно такое исполнение заменяется «реальной экзекуцией», то есть направлением взыскания на имущество должника.

Вторичный иск был запрещен, поэтому ошибки, допущенные в интенции (в указании предмета или срока, или места требования), вели к потере иска, так сохранялся принцип: «об одном и том же деле нельзя спорить дважды», на основании которого ординарный процесс не допускал апелляции.

Однако, в целом, введение формулярного процесса оказалось мощным средством совершенствования римского права посредством преторского вмешательства в процесс. Поскольку составление формулы было в его руках, он мог отказать истцу в его цивильном иске (actiones civiles), полагая, что защита его цивильного права в данных условиях окажется несправедливым делом.

Кроме того, формулярный процесс послужил для создания большого количества преторских исков (actiones praetoria), посредством которых устанавливалась защита таких прав, которые не были предусмотрены цивильным правом. Основанием для таких исков служило не какое-либо цивильное право истца (ius), а фактическое обстоятельство (factum), которое делало справедливым его требование.

Дата добавления: 2016-05-16 ; просмотров: 1202 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

Римское право. Шпаргалки

В книге кратко изложены ответы на основные вопросы темы «Римское право». Издание поможет систематизировать знания, полученные на лекциях и семинарах, подготовиться к сдаче экзамена или зачета. Пособие адресовано студентам высших и средних образовательных учреждений, а также всем, интересующимся данной тематикой.

Оглавление

  • 1. Римское право как древнейшая система права
  • 2. Составные части римского права
  • 3. Гражданское и преторское право
  • 4. Публичное и частное право классического периода
  • 5. Уголовное право классического периода
  • 6. Роль римских юристов в развитии права
  • 7. Характеристика источников римского права
  • 8. Законотворческая деятельность Юстиниана
  • 9. Основные кодификации в римском праве
  • 10. Легисакционный процесс
  • 11. Формулярный процесс
  • 13. Виды исков по объекту иска

Из серии: Зачет

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Римское право. Шпаргалки предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

11. Формулярный процесс

С течением времени преторы стали практиковать упрощенный порядок заявления претензий истца и возражений ответчика с вручением истцу записки, адресованной судье, в которой содержались предписания, при наличии каких условий иск следует удовлетворить, а при каких — отклонить. Записка называлась формулой, процесс, установленный законами Августа, вместо легисакционного получил название формулярного (per formulas). Формулярный процесс сначала появился в перегринском праве, затем распространился и на квиритов.

Формулярный процесс имел особенности:

— упрощенная процедура заявления иска, отсутствие установленных ритуалов;

— вручение претором истцу «формулы» — записки, адресованной судье, в которой были указаны имя назначенного судьи, суть отношений истца и ответчика, условия удовлетворения иска и условия отказа в удовлетворении, возможность вынесения решения о компенсации ответчику, если иск верен, но вещь неделима и ее присуждение истцу требует такой компенсации;

— исключительное право претора не следовать точно букве закона, а при необходимости защищать новые отношения и не защищать формально законные старые;

— в «формуле» содержалось присуждение по иску в денежном эквиваленте и фактически одно обязательство после суда заменялось на другое;

— к отказу в удовлетворении всего иска приводили чрезмерные требования истца, преждевременность иска, заявление иска не по месту рассмотрения.

Решение судьи признавалось окончательным, повторный иск был невозможен. Ответчик был обязан внести оговоренную денежную сумму, если не мог подтвердить свои возражения, а при отказе с него производилось взыскание в двойном размере, применялся арест до уплаты долга; при невозможности заплатить и в этом случае — арест имущества и его продажа через публичные торги.

Читайте также:
Нормы трудового законодательства как гарант трудовых прав

Иски защищались согласно сведениям, содержавшимся в Эдиктах претора, то есть условиями защиты поданного иска оказывались решения завершившихся судов, из которых и делался вывод об отсутствии или наличии права на какую-то вещь.

12. Чрезвычайный порядок рассмотрения дел

Постепенно наряду с обычным гражданским процессом стали встречаться случаи, когда гражданские споры рассматривались магистратом в особом порядке и без передачи решения дела присяжному судье. К концу III в. н. э. при переходе к доминату (абсолютной монархии) такой процесс совершенно вытеснил формулярный процесс. Дела граждан стали разбирать административные органы, представители власти — начальники городской полиции Рима и Константинополя, правители провинций, муниципальные магистраты; даже императоры в некоторых случаях принимали судебные дела к своему личному рассмотрению.

Чрезвычайный порядок рассмотрения дел появился из формулярного процесса, разрешавшего магистратам решать спор без передачи его на рассмотрение присяжному судье. Постепенно формулярный порядок почти полностью вытеснил легисакционный, а с усилением центральной власти вместо формулярного вводился чрезвычайный порядок рассмотрения, в частности, и по таким делам, где раньше давалась формула.

К концу III в. экстраординарный процесс стал основным и единственным, по простой причине: власти не доверяли лояльности даже «якобы» выборных судей.

С переходом к чрезвычайному ведению процесс перестал носить публичный характер, он стал закрытым, присутствовать на нем имели право только важные сановники и сами стороны, выясняющие отношения. Требования к ходу процесса ужесточились. Если истец не являлся к слушанию дела, оно прекращалось; при неявке ответчика дело рассматривалось заочно.

Однако появилось новшество: теперь решение суда не признавалось окончательным, у недовольного исходом дела появилась возможность апелляционного обжалования вынесенного решения в следующую, высшую инстанцию (на решения правителя провинции — начальнику императорской гвардии, на его решения и на решения начальника городской полиции — императору). Только решение императора имело силу закона, то есть признавалось окончательным.

Решения суда приводились в исполнение при помощи силы государственной власти, если ответчик в течение двух месяцев не исполнял судебного решения и не выдавал вещь добровольно. При невозможности изъятия практиковалась продажа имущества несостоятельного должника.

Общая характеристика легисакционного, формулярного и экстраординарного процессов

Исторически в Риме сложилось несколько форм гражданского про­цесса.

Древнейшей его формой был легисакционный процесс (legis actiones – законные действия). По объяснению юриста Гая, эта форма процесса называется так потому, что она была основана на законе в противопо­ложность старым формам частной саморасправы, истец действует за­конным образом, на законном основании, не прибегая к насилию.

Легисакционный процесс осуществлялся в одной из пяти форм: посредством пари; наложением руки; взятием залога;

требованием о назначении судьи; приглашением ответчика в суд.

Полные описания всех форм этого процесса не сохранились. Ис­точники римского права содержат общую характеристику легисакци­онного процесса.

Начинался легисакционный процесс обращением истца со своим притязанием к претору (in jure). Обращение начиналось словами закона, на который он ссылался в подтверждение своих требований. Нарушение формы обращения влекло утрату права на иск, процесс прекращался. Формы обращения к претору хранились в глубокой тайне понтифика­ми и предоставлялись людям за вознаграждение. Если форма обраще­ния не была известна истцу, он не мог получить исковую защиту. Не всегда истцу удавалось соблюсти форму обращения к претору еще и ПОТОМ) , что запомнить ее было непросто. Только строгое соблюдение формы обращения давало истцу право продолжить процесс.

Вместе с обращением к претору истец обязан был доставить к нему спорную вещь (овца, лошадь, раб). Если доставка вещи в силу ее осо­бенностей или громоздкости была затруднена, то приносили или при­водили часть вещи (кусок от спорного ограждения, овца от спорного стада). При споре о недвижимой вещи приносили претору символ спорной вещи (горсть земли). При этом определялась сумма залога, которая в случае выигрыша спора возвращалась истцу, а в случае про­игрыша – поступала в казну.

Истец обязан был обеспечить явку ответчика к претору доступными ему средствами, вплоть до применения силы.

Истец мог обратиться к претору только в специально установлен­ные дни. В период сельскохозяйственных работ, войны, в дни государ­ственных праздников, траура и других общественных событий обра­щаться к претору запрещалось. Следовательно дней для обращения к претору с иском оставалось не так уж много.

Для ведения процесса требовалось внести определенный денежный залог своей правоты – сакрамент. Если требуемой суммы у истца или ответчика не было, процесс не получал дальнейшего развития. Сумма сакрамента могла быть весьма значительной.

Читайте также:
Незаконное участие в предпринимательской деятельности

Начиналось рассмотрение спора у претора с того, что истец брал в руки специальную палочку – виндикту, накладывал ее на спорную вещь и провозглашал: «Я утверждаю, что этот раб по квиритскому праву принадлежал мне. Как я сказал, так вот я наложил перед тобой виндик­ту». Этот ритуал назывался виндикация. Если ответчик молчал или соглашался с утверждением истца, иск считался признанным и процесс заканчивался. Если же ответчик не признавал иск, то совершал те же действия, т. е. накладывал виндикту на спорную вещь и произносил те же слова. Этот ритуал назывался контрвиндикация.

Претор, выслушав заявления сторон, произносил: «Оба оставьте вещь». Все это происходило в присутствии 5-7 свидетелей. После ко­манды претора стороны снимали с вещи свои виндикты. Затем истец спрашивал у ответчика об основаниях притязаний на спорную вещь. Ответчик приводил необходимые пояснения и обоснования.

Выслушав стороны, претор решал вопрос о том, у кого должна ос­таться спорная вещь до окончания рассмотрения спора. Сторона, у ко­торой оставалась вещь, обеспечивала ее сохранность и гарантировала ее передачу тому, кто выиграет дело.

Далее стороны в торжественной форме обращались к свидетелям и просили их засвидетельствовать все происходящее. Обращение к сви­детелям, так называемая литископтестация, имело большое правовое

значение, так как погашало иск. Это значит, что после рассмотрения спора у претора истец уже не мог вторично заявить то же самое притя­зание против того же самого ответчика, если даже по каким-то причи­нам дело не рассматривалось в суде.

Моментом литисконтестации заканчивалось дело у претора, кото­рый в присутствии сторон назначал судью. Далее дело переходило во вторую стадию – in judicio.

Таким образом, первая стадия не была разбирательством дела по су­ществу. Претор не принимал никакого решения по делу. Здесь решался вопрос, может ли быть данное притязание предметом судебного разби­рательства.

Во второй стадии дело рассматривал судья, который избирался на­родным собранием. Он собирал доказательства, проверял их, заслуши­вал показания свидетелей. Процесс шел в простой и свободной форме. Разобравшись в существе спора, судья постановлял приговор, который сразу же объявлял участникам процесса в устной форме. Приговор был окончательным, обжалованию не подлежал. Даже при его незаконно­сти. несправедливости, неправосудности изменить или отменить его никто не мог.

Таким образом, легисакционный процесс отличался обременитель­ным формализмом и очень сложной процедурой.

На смену легисакционному процессу с его ритуальностью и форма­лизмом пришел формулярный процесс, основой которого являлась формула претора, т. е. обращение претора к суду.

Формулярный процесс также складывался из двух стадий – in jure и in judicio. Лишенный ритуальности и формализма, он оказался очень гибким и эффективным при разрешении споров и защите нарушенных прав и интересов граждан.

В первой стадии процесса истец освобождался от обязанности стро­го по формуле обращаться к претору. Претор сам должен был дать формулу спора. В ней содержалась формулировка юридической сущ­ности возникшего имущественного спора.

Формула всегда начиналась номинацией (nominatio) – назначением судьи. Затем шла основная часть формулы – интенция (intentio). В ней излагалось содержание претензии истца, тем самым было видно, какой вопрос ставится на рассмотрение суда.

Другая основная часть формулы называлась кондемнация (condem­natio). В ней претор поручал судье удовлетворить иск, если подтвер­дится притязание истца, или отказать в иске.

Если по содержанию интенции судье было трудно судить, о каком отношении идет спор, то в формулу впереди интенции включалась осо­бая часть – демонстрация (demonstratio), в которой излагались и пояс­нялись основания, из которых возник иск.

Помимо основных частей формулы в ней могли содержаться второ­степенные части:

эксцепция (exceptio – изъятие, исключение). В этой части формулы излагались возражения ответчика против иска. Это происходило в слу­чаях, когда, например, ответчик, признавая право истца, приводил не­кое обстоятельство или довод, в результате которых исполнение иска либо откладывалось, либо делало исполнение невозможным;

прескрипция (prescriptio – надписание) – это часть формулы, кото­рая следовала за назначением судьи. Делалась надпись о том, что в данном случае истец оспаривает не все. что ему причитается, а только часть. Такая оговорка была нужна ввиду особенности римского про­цесса: однажды предъявленный иск не мог быть повторен. Включени­ем в формулу прескрипции истец предупреждал погашающее действие литисконтестации и обеспечивал себе возможность довзыскать в даль­нейшем остальную часть причитающейся суммы.

В классическую эпоху наряду с обычным гражданским процессом, который делился на две стадии, стали встречаться случаи, когда спор­ные дела граждан разбирались без передачи решения дела судье.

Некоторое время новый процесс существовал параллельно с обыч­ным и имел некоторые достоинства: был одностадийным, а следователь­но более скорым. В условиях все возрастающего оборота это имело не­маловажное значение. К концу II в. с переходом к абсолютной монархии экстраординарный процесс совершенно вытеснил формулярный.

Читайте также:
Совместная собственность: что это такое, описание и особенности

Экстраординарный процесс характеризовался следующими отличи­тельными чертами:

судебные функции осуществлялись административными органами: в Риме и Константинополе – начальником городской полиции, в про­винциях – правителем провинции, а по менее важным делам – муници­пальными магистрами. Нередко императоры принимали судебные дела к своему личному рассмотрению;

рассмотрение дел утратило публичный характер и происходило в присутствии сторон;

при неявке истца дело прекращалось, при неявке ответчика оно рас­сматривалось в его отсутствие;

был установлен официальный порядок вызова ответчика в суд; велся протокол, все процессуальные действия совершались пись­

допускалось апелляционное обжалование вынесенного решения в вышестоящую инстанцию;

судебные решения приводились в исполнение органами государст­венной власти по просьбе истца. Если ответчик присуждался к выдаче определенной вещи и в течение двух месяцев добровольно ее не пере­давал, то она отбиралась принудительно. Если присуждалась денежная сумма, то взыскивались деньги или какая-либо вещь, которая продава­лась для удовлетворения претензий истца;

устанавливались судебные пошлины на покрытие судебных расходов.

ФОРМУЛЯРНЫЙ ПРОЦЕСС

По своей структуре данная формула состояла из некоторых основных частей — PARTES FORMULAE: 1.

NOMINATIO (называние). В этой части претор назначает то или иное лицо посредником (судьёй) для рассмотрения по существу искового требования. Например: “Судьёй по данному делу пусть будет Октавий”. 2.

DEMONSTRATIO (показывание, описание). Излагается гипотеза или состав дела. Эта часть открывается словом “QUOD” то есть “поскольку”. Например: “Поскольку истец продал раба ответчику. “. 3.

INTENTIO (намерение). Самая существенная часть формулы. Она излагает юридическое содержание спора между сторонами,

« который подлежит разрешению судьёй. Здесь речь идёт о притя- j зании истца. Она открывается словами: “SI PARET (если выяснится). “. 4.

ADIUDICATIO (присуждение). “Присуди, сколько следует и кому следует”. 5.

CONDEMNATIO (осуждение). Судье предлагается “осудить” или оправдать ответчика.

і ‘ (NN) Авлу Агерию (АА) уплатить десять тысяч сестерций. Если же долга за Нумерием Негидием не окажется, то оправдай”. Под Авлом Агерием (АА) понимается модельное обозначение истца, а под Нумерием Негидием (NN) — ответчика.

: Возникает вопрос, в каком отношении преторская формула ) находилась к старому цивильному праву (IUS CIVILE)? Одни из формул были составлены на основании цивильного права — IN [ IUS CONCEPTАЕ, а другие обосновывали исковое требование совокупностью указанных претором фактов — IN FACTUM j CONCEPT АЕ.

Пример формулы первого рода:

“Судьёй по данному делу пусть будет Октавий. Если окажется, что серебряный стол, о котором предъявлен иск по квиритскому, то есть по цивильному праву, принадлежит истцу, и ответчик, несмотря иа твой (то есть Основи римского ПРАВА

судьи) приказ, ие возвратит этого стола истцу, ты, судья, присуди с ответчика такую сумму, в которую будет оцеиеи стол. Если же указанное выше ие подтвердится, ты, судья, ответчика оправдай, то есть освободи от ответственности”.

Пример формулы второго рода:

“Судьёй по данному делу пусть будет Оіставий. Если окажется, что истец заключил с ответчиком договор, по которому ответчик обеспечивал полученные от истца в долг деньги принадлежавшим ему земельным участком, что участок этот согласно договору оставался во владении ответчика, что взятые у истца деньги ие были ему уплачены и вообще истец ие получил удовлетворения по этому договору, причём истец ие чииил никаких препятствий к тому, чтобы состоялась уплата денег и что, несмотря иа твой, судья, приказ, ответчик ие передаёт истцу заложенного участка, ты, судья, присуди с ответчика в пользу истца такую сумму денег, в которую будет оцеиеи даииый участок. Если же сказанное выше ие подтвердится, ты, судья, ответчика от ответственности освободи”.

Некоторые преторские формулы содержали фикцию (FORMULA FICTIA). Претор порой предписывал судье в интенции действовать так, как если бы какой-либо факт, не имевший места в действительности, был налицо или, наоборот, как если бы действительный факт не имел места.

Формулярный процесс, существовавший в период республики, какое-то время продержался и в период империи, но он постепенно вытеснялся новой формой процесса — экстраординарным (EXTRA-ORDINARIA COGNITIO). Отличительные черты этого процесса таковы. В качестве представителя государственной власти теперь выступает не выборный претор, а назначенный императорский чиновник. Дела решаются в необычном для предшествовавшего периода порядке — EXTRA ORDINEM, то есть чиновник, назовём его судебным магистратом, рассматривает всё дело от начала до конца и постановляет приговор сам, без передачи его судье. Двух стадий процесса (IN IURE и IN IUDI- СЮ) здесь уже нет. Это одностадиальный, чиновничий процесс.

Читайте также:
Возможно ли конфискация имущества за получение взятки

Указом Диоклетиана 294 года предписывалось, чтобы правители провинций, презесы (PRAESES), разбирали дела в полном объёме. Если же почему-либо презесы поручали рассмотрение дела судьям, то они обязаны были опять-таки за один раз и расследовать дело, и решить его окончательно. На судебное решение, вынесенное нижестоящим чиновником, допускается обжалование (APPELLATIO) вышестоящему чиновнику. То есть процесс проходит в нескольких инстанциях.

Если дело рассмотрел уполномоченный на то судья, его решение стороны могли обжаловать правителю провинции (PRAESES PROVINCIAE). На решения правителя провинции можно было жаловаться в апелляционном порядке императору. Правда, в V веке императоры уже ие выносили единоличных решений, отсылая апелляции к префекту претория или в комиссию, состоявшую из префекта претория -и дворцовых квесторов. Но жалобщик рисковал присуждением с него двойного размера в случае проигрыша им дела. В процессе получает большое применение письменное начало, почему он именуется иногда ли- белляриым процессом (LIBELLI — книги, письменные акты). В вышестоящих инстанциях дело рассматривается без участия тяжущихся, иа основании одних только письменных документов.

Вызов ответчика в суд осуществляется путём DENUNTIATIO, то есть устным заявлением истца. В заавлеиин излагалось существо дела и указывался срок явки к судебному чиновнику. Если по просьбе истца сам магистрат вызывает в суд ответчика, это называется EVOCATIO или DENUNTIATIO EX AUCTORITATE. Магистрат мог послать прошение местным властям, чтобы они вызвали ответчика в суд EVOCATIO LITTERIS. Затем следовала публичная EVOCATIO EDICTIS. Если ответчик отказывался явиться в суд, ои мог автоматически проиграть процесс либо дело могло быть рассмотрено заочно, неявка же истца прекращала процесс.

Магистраты, то есть обладавшие высшей властью (IMPERIUM) консулы, преторы имели право организовывать разбирательство присяжных судей, решающих дело по существу для каждого отдельного спора. Такое право именовалось юрисдикцией (IURISDICTIO). Любой взрослый римский гражданин мог быть судьёй по гражданским спорам. Судья, если он действовал один (UNUS IUDEX), назначался претором индивидуально для каждого дела. Такого судью, который мог решать дела по свободному усмотрению (ARBITRIUM), называли арбитром (ARBITER). Чаще всего к арбитражу прибегали в тех спорах, когда речь шла о производстве оценок, установке межи, разделе. Иногда разбирательство дел было коллегиальным. В этом случае судьями становились лица, внесённые в особые списки либо из числа сенаторов, либо из числа всадников.

Важен вопрос о подсудности. Все дела между гражданами могли разбираться только городскими магистратами Рима или того города, в котором лицо имело право гражданства — в этом случае употреблялся термин FORUM ORIGINIS (подсудность по происхождению). Если лицо имело своё местожительство, то говорили о FORUM DOMICILIUM (подсудность по местопребыванию). Тот римский гражданин, который проживал в провинции, имел право требовать, чтобы его спор был перенесён на рассмотрение городского магистрата Рима. Говорили так: “Рим — наше общее отечество (ROMA COMMUNIS NOSTRA PATRIA EST)”. Однако ответчик, свидетель, арбитр, судья, временно пребывавшие в Риме, имели право просить о переносе процесса на место их жительства.

Формулярный процесс

Возникновение новой судебной процедуры – формулярного процесса – связывается с историческим перерождением исходных видов легисакционного судопроизводства. Ввиду большей гибкости на первый план по общеупотребительности стали постепенно выходить виды, связанные со свободным назначением судьи. Легисакционное судоговорение становилось по преимуществу обрядовой стороной, а собственно установление судебной истины и разрешение споров осуществлялось в иных, не строго предписанных законами условиях. Законодательством 2-1вв. до н.э. было прямо установлено преимущество новых форм судебного разбирательства, основанных на активной роли преторской юстиции.

Смысл формулярного процесса (actiones per formulas) заключался в том, что юридический предмет спора формулировала не сторона, заявлявшая исковое требование, а претор, т.е. незаинтересованное лицо. Истец и ответчик излагали дело перед магистратом в любых выражениях, принимая во внимание, прежде всего, свой действительный интерес и реальные обстоятельства, а не то, что предполагалось по аналогичному случаю требованиями древнего права, как это было ранее. Претор уяснял юридическую сущность спора (т.е. играл одновременно роль и юрисконсульта, и своего рода представителя высшего правового надзора) и излагал эту сущность в специальной записке (formula), адресованной судье. Предписания формулы не были прямо связаны с требованиями закона по поводу дела и только подразумевались в ней, а, по сути, она представляла воплощение собственного правотворчества преторов, на которое они были уполномочены объемом своей власти. Формулы были типичными – например, «Если человек Стих по праву квиритов есть Авла Агерия, то приговори Нумерия Негидия, если нет, оправдай» (Примеры формул, присутствовавшие в римской правовой литературе, использовали типовые имена, производные от agere и negare.). В отличие от древнего права и от формальных предписаний закона судопроизводство по формуле предусматривало альтернативность исхода дела по одному иску, т.е. было и более экономичным, и более гибким. Формула поступала к судье, который вел судопроизводство по-прежнему в свободной манере, как и было на стадии in judicio.

Читайте также:
Претензионный порядок урегулирования споров

Содержание и построение формулы.Составление формулы – юридического предписания для судьи – было целью первой стадии процесса при формулярном производстве дела по частным искам и основанием судоговорения во второй стадии.Формула начиналась наименованием судьи, которому предстояло рассматривать дело в дальнейшем. То есть властные функции претора здесь проявлялись более значительно, поскольку этим установлением пресекалась возможность свободного выбора судьи в дальнейшем. Затем в ее содержании предполагались некоторые определенные по характеру части:

1) intentio (в переводе с латыни означает «обвинение», «намерение»; поэтому интенцию называют требовательной частью формулы – изложение исковой претензии в возможно более упрощенном виде, но с обязательным наименованием истца и ответчика, поручителей (если такие были); эта часть формулы должна была также заключать и формулирование собственно характера оспариваемого правомочия, указание на предмет иска и его правовое основание. Это основание может быть как цивильным, т.е. защищаемым Законами 12 таблиц или иными законами Рима, так и бонитарным, преторским, т.е. получившим защиту в преторских эдиктах; 2) condemnatioпоручение судье, где ему предписывались варианты его процессуальных решений в общем виде; 3) demonstratio – краткое перечисление фактов и обстоятельств дела, если предметом спора были претензии по поводу действий, происшедших в разное время, порождавших разные по своей юридической сути правомочия, и т.п.; эта часть формулы была факультативной и предпосылалась intentio. Еще одной, также факультативной частью формулы была 4) adjudicatio- поручение, которая заключала либо первую, либо вторую часть и содержала предписание передать определенную вещь, а за неё уплатить; это было особенно важно, если спор касался и третьих заинтересованных лиц (например, при купле-продаже краденой вещи, при споре о наследстве и т.д.).

Безусловно, обязательной частью формулы была только intentio –обращение к суду. Оно было направлено только на установление юридического его существа, т.е. признания правомочия на основании факта.

По содержаниюintentio могли быть вещными и личными (в первом случае спор шел о вещных правах, во втором – об обязательственных отношениях), строгого права и доброй совести (первые в точности следовали ранее установленным требованиям по этому случаю и ссылались на соответствующие нормы, вторые содержали свободное истолкование, ссылаясь на интересы «оборота», справедливости, порядочности и т.п.), определенными и неопределенными (идет ли речь о конкретной вещи или сделке в известном объеме претензий, либо когда общая сумма претензий истца еще должна была быть выявлена в ходе разбирательства). По типам эти варианты следовали классификации исков и были неразрывны с регулированием форм этих процессуальных средств.

Эксцепция. Формула могла содержать и специальные добавочные элементы. Самым важным из таких была исключающая оговорка, возражение, протест (exceptio). Посредством признанной правомерным процессуальным средством (сформулированным по требованию уже не истца, а ответчика) эксцепции ответчик, признавая требование истца в принципе обоснованным, выражал несогласие с иском либо по мотивам его завышенности, либо по мотиву его несправедливости и т.п. В эксцепции ответчик, как правило, указывал на дополнительные условия, которыми сделка была обставлена при её заключении, ссылался на заблуждение или обман, которые подвинули его на её заключение (хотя в принципе оспорить сделку по формальным основаниям не мог), оговаривал наличие отсрочки при выплате по обязательству и т.п. Эксцепция следовала за интенцией и предшествовала кондемнации, а также была важной частью intentio (или demonstratio).

Эксцепция требовала предоставления доказательств. Эта обязанность лежала на ответчике, и таким образом он брал на себя ту же функцию, что и истец, – бремя доказывания. И интенция, и эксцепция могли основываться на цивильном или преторском праве. В последнем случае преторы сделали эксцепцию надежным инструментом для корретировки цивильного права в духе своих воззрений на добрую совесть и справедливость. Гай так и пишет: эксцепции были созданы для тех случаев, когда кто-нибудь, будучи обязан по цивильному праву, нуждался в защите на основании права преторского, т.е. когда «было бы несправедливо подвергнуть его присуждению в судебном порядке».

Эксцепция могла быть как а) погашающей (уничтожающей) иск, так и б) отсрочивающей его.

Приведем примеры, относящиеся к погашающей эксцепции.

Октавий да будет судьёй. Рассмотри иск А. А. к вольноотпущеннику Н. Н. (о том-то), приняв во внимание возражения ответчика, состоящие в том, что в своих притязаниях А. А. вышел за пределы права, принадлежащего ему как патрону, а также и то, что обещание вольноотпущенника сделать или дать было для него вынужденным…(эксцепция).

Читайте также:
Таможенная стоимость: что это такое, описание и особенности

А вот пример, демонстрирующий эксцепцию отсрочивающую: «Так как А. А. требует, чтобы Н.Н. возвратил данные ему в займы 100 сестерциев (интенция), на что Н. Н, отвечает тем, что истец за оказанную ему затем услугу клятвенно обещал отсрочить исполнение на год (эксцепция), то ты, Октавий, выясни это, и если А. А. обещал, откажи» (кондемнация).

Проиграв иск по отсрочивающей эксцепции, истец проигрывал его не только в данном случае, но и вообще. Если оказывалось, что сумма иска превышала действительно следуемое, судья был обязан отклонить притязание, и истец проигрывал дело навсегда.

Приведем пример, на который ссылается Цицерон, обличая некомпетентных адвокатов. Об этом он рассказывает в своём сочинении «Об ораторе». Приблизительно в 126г. до н.э. слушалось дело по иску подопечного к бывшему опекуну о растрате имущества, за что последний отвечал в двойном размере. Адвокат истца (подопечного), будущий консул Гипсей, добивался явно завышенной суммы иска, а бывший консул Октавий, адвокат ответчика-опекуна, вместо того чтобы промолчать, оспаривал Гипсея, добиваясь уменьшения искового требования. Ни тот, ни другой адвокат не знали того, что превышение суммы иска неминуемо приводит к отклонению иска, и ответчик вышел бы из дела победителем. «Я говорю о том, – восклицает у Цицерона оратор Красс, – как Гипсей многословно добивался… позволения погубить дело своего клиента, а Гней Октавий… в не менее долгой речи стремился не допустить, чтобы противник проиграл дело».

Различными могли быть и condemnatia. Определенное поручение заключалось в точном следовании судьи указанию претора о размере выплаты, которую следовало присудить, либо, напротив, в которой следовало отказать по обстоятельствам дела. Неопределенным поручение считалось тогда, когда, по-общему указанию претора, судье еще предстояло установить точный размер предмета обязательственного спора либо оценить имущество, но сам факт наличия этой суммы в споре полагался установленным. Наконец, поручение могло быть примерным (cum taxania), когда претор устанавливал судье высший (или низший) предел взыскания, которое ему следовало наложить по разбору всех обстоятельств спора.

Другим добавочным элементом былаpraescriptioпредписание. Обычно она располагалась перед intentio и была как бы отрицательным условием, ограничивающим предмет спора при выяснении некоторых предварительных обстоятельств; если эти обстоятельства выяснялись в пользу ответчика, судоговорение прекращалось вообще, если в пользу истца, то действовали те части формулы, которыми исковому требованию придавалось строго ограниченное значение.

Наличие строго определенных составных частей формулы как выражения существа дала, различные оговорки, допускавшиеся в формулу по строго подзаконным основаниям, обязательность ряда уточнений свидетельствует, что формальные начала были достаточно весомыми и в ходе формулярного процесса.

Общий ход формулярного процесса.Как и легисакционный процесс, формулярное судопроизводство считалось сохраняющим нормальный порядок частного суда (ordo judiciorum privatorum). Сохранялось и типичное для предыдущего процесса деление на две стадии- in jure, judicio.

Основным органом юстиции при формулярном процессе был претор, в провинциальных общинах – мунициях – магистраты (по двое). Истец и ответчик являлись лично к претору или к магистратам. Вместо насильственного привода в обыкновение был введен штраф на неявившегося. Процесс на всех его стадиях истец и ответчик вели лично, но уже допускались представители. По признанию иска истец получал дополнительный признаваемый иск об исполнении постановленного решения. Если intentio была неопределенной, то назначался ещё особый судья для выяснения количественной стороны претензии либо установления денежной суммы, лежачей в основе иска. Если этих особых условий не было, то следовала формулировка заявления в стадии in jure; могли быть предложены встречные вопросы ответчика и т.п. После присяги сторон эта стадия завершалась.

Вторая стадия процесса – in judicious –находилась в руках профессиональных судей (как правило, коллегии судей). Рассмотрение дела должно было произойти не позднее 18 месяцев после составления формулы. Стороны выступали перед судьёй второй стадии процесса в абсолютно равноправном положении, пользовались равной свободой в освещении обстоятельств дела, равным правом отрицать и доказывать. Судья считался как бы творцом нового правоотношения между сторонами, следуя первоначальному предписанию формулы, закреплял её предписания конкретным судебным постановлением, выступая в роли судьиарбитра (judices arbitri): Jus facet unter pares. Исполнение судебного решения стало представлять специальную дополнительную стадию в общем ходе судопроизводства. Для добровольного исполнения судебного постановления сторонам давалось 30 дней. Принудительное исполнение судебного решения происходило в виде специально регламентированных процедур – executio.

Читайте также:
Ответственность государства и муниципального образова

Переход к формулярному процессу при рассмотрении исков частного права объективно вывел претора на первый план судопроизводства и связанного с ним правотворчества. Именно за ним было при этом порядке решающее слово в понимании, толковании, применении норм закона и права. В известном смысле только с формулярным процессом было связано развитие такого источника римского права,какjus honorarium, или jus praetorium. При легисакционном процессе, при строго подзаконном понимании существа исковых требований и возможных истребуемых взысканий претор, по сути, не мог изменить или остановить процесс, и от него только зависело санкционировать свою власть судоговорение. В этом отношении, первоначальную роль претора была отчасти пассивной: он мог корректировать процедуру судоговорения только с помощью точных предписаний закона, и где закон молчал, там был бессилен и претор.

При формулярном процессе претор занял уже центральное место. Он мог вообще отказаться составить формулу по тем или иным общеправовым обстоятельствам, а тем самым сделать цивильное право практически ничтожным, мог, напротив, дать иск по основаниям, прямо не предусмотренным законом или правовой традицией, прибегая к соображениям справедливости, целесообразности, необходимости соблюдать интересы народа и государства и т. п. («Претор помогает людям, которые ошиблись или были обмануты».) Претор мог, наконец, прибегнуть к специфическим средствам чисто преторской защиты права, опираясь не столько на судебно-правовую, сколько на административную сторону своей публичной власти. Эта новая роль претора имела свои как положительные, так и отрицательные стороны в отношении правовой обоснованности судебного процесса в целом.

Оценка обстоятельств дел с точки зрения справедливости была ранее всего отказом от строгого формализма старого права, оторванного от меняющихся обстоятельств жизни. Одним из путей преодоления такого формализма стала практика отказа или отложения иска по причинам чисто процессуального свойстваdenegatio.По отпадении препятствующих обстоятельств (достижения истцом требуемой возрастной или семейной самостоятельности, возбуждения дела надлежащим субъектом) иск мог быть повторен или возбужден заново, тогда как ранее легисационный процесс изначально погашал и материальное требование по обстоятельствам чисто процессуальным. В основании судебного требования претор мог положить фактическое положение дел, а не их переосмысление с точки зрения права(formula in factum conceptae); будучи изложенным, в формуле, это фактическое положение дел становилось для судьи правовыми границами рассмотрения спора. Наконец, формула могла быть составлена с т. н. фиктивным элементом, который вводился в изложение существа дела и правовую оценку спора. Это было наиболее важное изобретение преторской юстиции, которое позволяло предельно распрстранительно толковать нормы права и закона, не отказываясь от них формально, а тем самым и придавать совершенно новым по содержанию правоотношению и спорам вполне законное значение.

Презумпции и фикции преторского права. В своем правотворчестве претор стал широко использовать принципиально новые категории толкования права-презумпции и фикции. Наряду с собственно юридической нормой эти категории создавали новую юридическую культуру, реализовавшуюся в рамках формулярного процесса.

Презумпции представляли правовые предположения, характеризующие на основании предварительно выясненных фактов другие, не строго доказанные, а только предполагаемые. Презумпция играла рационализирующую роль в процессе, поскольку освобождена от необходимости предварительно доказать все, даже мельчайшие взаимосвязи фактов и правоотношений. Вместе с тем презумпция не была неоспоримой; в большинстве случаев допускалось, что в ходе процесса презумпции могут быть доказательно опровергнуты, но это опровержение представляет специальную задачу для заинтересованной стороны. Так, например, презюмировалось, что все имущество жены (в сомнительных или вообще не основанных на юридических доказательствах случаях) приобретено ею за счет супруга; эта презумпция вытекала из общих принципов римского брачно-семейного права. Но заинтересованная сторона имела право доказать обратное – в отношении конкретных имуществ и конкретных прав.

Фикции представляли постулирование несуществующего как бы существующим при помощи приемов аналогического истолкования права. В отличие от презумпций фикции всегда были неопровержимы. Тем самым они создавали в преторской юстиции новые правовые последствия. Фикции не были идеальным орудием правотворчества, они были скорее вынужденным приемом в силу невозможности отказаться от формализма старых законов и вообще от привязанности процессуальных средств к точным и завершенным нормам неразвитого права. Создание фикций было подчинено принципу справедливости в праве, поэтому с их помощью – при соблюдении прочих законных условий – оформлялось неформальное наследование, неформальное закрепление вещных прав. Фикции использовались в нескольких наиболее типических случаях. Во-первых, для защиты признанных справедливыми требований со стороны сословно или граждански неполноправных лиц (например, иностранцев), которые путем фиктивного допущения приравнивались к полноправным римским гражданам и тем самым могли полноценно заявить о своих имущественных претензиях. Во-вторых, для защиты требований, вытекавших из совершенно новых ситуаций, не предусмотренных прежними формальными легисакционными процедурами – в этом случае торжественные формулы, которыми давалось право на иск, видоизменялись применительно к новым обстоятельствам. В- третьих, для защиты требований, вообще признаваемых только на основании преторского права и не находивших себе ранее исков в рамках традиционных правовых норм. Судье оставалось только установить соответствие обстоятельств дела и предъявленных требований предписаниям преторской формулы, заключавшей такую фикцию, и вынести решение.

Читайте также:
Страховое возмещение: что это такое, описание и особенности

Понятие и признаки преступления. Материальное и формальное определение преступления

Преступление = деяние = поведение человека (внешнее проявление человеческой воли). Пока воля не проявляется, уголовный закон не обращает внимания. До конца 19 века к преступлению относились и намерения, мысли, чувства.

Поведение человека может быть выражено как в форме действия (активного поведения человека), так и в форме бездействия (несовершения или ненадлежащего совершения юридически важных действий). Чтобы деяние назвать преступлением, необходимы 4 признака преступления:

1) Общественная опасность

Общественная опасность не является юридической категорией. Это оценка поведения (как возможности причинить вред с точки зрения опасности для общества).

В понятие общественной опасности входит и угроза. Общественная опасность имеет 2 характеристики:

— степень. Зависит от размера причинённого вреда: больше ущерб — выше и степень опасности, строже наказание;

— характер. Зависит от объекта посягательства, то есть, от вида общественных отношений, которым причиняется вред (посягательство на личность опаснее, чем посягательство на собственность).

В зависимости от характера и степени опасности различают 4 категории преступлений. Они определены в статье 15 УК. Критерии — форма вины и срок наказания.

1) Небольшой степени тяжести

Это умышленные или неосторожные деяния, наказание за которые не превышает двух лет лишения свободы.

2) Средней степени тяжести

— умышленные деяния, наказание за которые не превышает пяти лет лишения свободы;

— неосторожные преступления, наказание за которые превышает два года лишения свободы.

3) Тяжкие преступления

Это только умышленные преступления, наказание за которые — до десяти лет лишения свободы.

4) Особо тяжкие преступления

Это только умышленные преступления, наказание за которые превышает десять лет лишения свободы.

Значение этого деления в том, что это влияет на вид исправительного учреждения, на вид рецидива, на назначение наказания по совокупности преступлений и совокупности приговоров. Влияет на освобождение от уголовной ответственности и важно при решении вопроса о погашении судимости.

Юридическое выражение общественной опасности. Противоправность — запрещённость деяния уголовно-правовой нормой. Обстоятельства, которые учитываются для придания деянию признака противоправности:

— оценивается общественная опасность (уголовная или административная ответственность);

— типичность, распространённость опасного поведения;

— законодатель учитывает целесообразность именно уголовно-правовых средств (экономия).

Означает, что за нарушение нормы следует наказание. Наказуемость — потенциальная возможность назначить человеку наказание. Взаимосвязь противоправности и наказуемости прослеживается в УК, в особенной части: диспозиция — противоправность, санкция — наказуемость.

Этот признак вытекает из положения о субъективном вменении. Виновность — это осознанное поведение человека (психический и волевой контроль человека над своим поведением).

Таким образом, преступным поведение можно назвать, если оно осознанно и контролируемо.

Значение признаков преступления в том, что по признакам решается вопрос о возбуждении уголовного дела. Для этого исследуются все 4 признака.

Формальное определение преступления заключается в том, что в его понятии доминирует формальный признак, который можно назвать юридическим или нормативным.
Преступлением считается то, что запрещено уголовным законом под угрозой наказания, т.е. действия или бездействие, запрещенные законом под страхом наказания в момент их совершения.
В этом определении дается ответ на вопрос: какое поведение может образовывать преступление? (тайное хищение (кража); открытое хищение (грабеж); убийство (умышленное причинение смерти другому человеку); коммерческий подкуп (незаконная передача лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации денег, ценных бумаг и т.д.); вандализм (осквернение зданий или иных сооружений, порча имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах) и т.д.).
Но формальное определение не дает ответа на вопрос: почему именно эти, а не иные действия запрещены законом, почему именно они являются преступлением, в чем причина их уголовно-правового запрета.

Материальное определение, согласно которому преступлением может быть признано лишь общественно опасное деяние, т.е. деяние, которое представляет опасность для существующей системы об-щественных отношений, охраняемых нормами уголовного права.
Законодатель, определяя преступление, берет за основу такой материальный признак, как общественная опасность охраняемым уголовным законом объектам: правам и свободам человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среде, конституционному строю России, миру и безопасности человечества.
Кроме того, из законодательной формулировки преступления следует, что в его понятие входят еще два признака: виновность и наказуемость.
Виновность, наряду с общественной опасностью и уголовной противоправностью является конструктив-ным признаком преступления. Наказуемость как признак свидетельствует о наступлении отрицательных уголов-но-правовых последствий для лица совершившего преступление.
Преступление – это всегда деяние, т.е. выраженный в форме активного действия, или пассивного бездейст-вия акт поведения, причинивший общественно опасные последствия.
Но деяние – это не признак преступления. Это само явление, это то каким образом совершается преступле-ние, способ причинения вреда объекту.
Из определения преступления вытекает, что в его понятие входят признаки: общественная опасность, про-тивоправность, виновность, наказуемость, т.е. в целом преступление следует определять как защищенное уго-ловным законом общественно опасное, виновное и наказуемое деяние (действие или бездействие).

Читайте также:
Кредитор не знал о банкротстве должника

12. Малозначительное деяние (часть 2 статьи 14)

Малозначительное деяние — это деяние, которое формально содержит признаки преступления, но в силу малозначительности не представляет общественной опасности. Для того, чтобы признать деяние таковым, нужны 2 признака:

— деяние должно причинять незначительный, небольшой вред. Малозначительным может признаваться не насильственное деяние или не превышающее размер одной минимальной оплаты труда. Это объективная малозначительность;

— умысел должен быть направлен на причинение незначительного вреда. Это субъективная малозначительность.

Малозначительное деяние не является преступлением и не влечёт уголовной ответственности.

Формальное преступление

(англ formal crime) – в доктрине уголовного права предусмотренное уголовным законодательством преступление, для наличия состава которого не требуется установления каких-либо последствий действия или бездействия виновного (оставление в опасности, неисполнение приказа начальника и др.). Ф.п. является оконченным, когда совершены запрещенные законом действия или не совершены действия, требуемые законом. Поскольку в этих случаях само деяние образует оконченное преступление, то при Ф.п. невозможно покушение на преступление. При Ф.п. достаточно установления факта совершения предусмотренного уголовным законом деяния. Разграничение Ф.п. и материальных преступлений необходимо для правильной квалификации преступлений.

Большой юридический словарь . Академик.ру . 2010 .

  • Формальное доказательство
  • Формулярное право

Смотреть что такое “Формальное преступление” в других словарях:

Формальное преступление — (англ formal crime) в доктрине уголовного права предусмотренное уголовным законодательством преступление, для наличия состава которого не требуется установления каких либо последствий действия или бездействия виновно … Энциклопедия права

«ФОРМАЛЬНОЕ» ПРЕСТУПЛЕНИЕ — – условное обозначение в теории советского уголовного права такого предусмотренного действующим советским уголовным законодательством преступления, для наличия состава которого не требуется установления каких либо последствий действия или… … Советский юридический словарь

Преступление — У этого термина существуют и другие значения, см. Преступление (значения). Преступление (уголовное преступление) правонарушение (общественно опасное деяние), совершение которого влечёт применение к лицу мер уголовной ответственности.… … Википедия

Преступление — одна из основных категорий уголовного права. В статье 14 УК России дается определение понятия преступления: виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом под угрозой наказания. В теории уголовного права и… … Словарь основных уголовно-процессуальных понятий и терминов

Уголовное преступление — Преступление (уголовное преступление) это правонарушение, совершение которого влечёт применение к лицу мер уголовной ответственности. Преступления могут выделяться из общей массы правонарушений по формальному признаку (установление за них… … Википедия

Материальное преступление — (англ material crime) в теории уголовного права условное название преступлений, предполагающих не только совершение каких либо общественно опасных действий, но и наступление определенных вредных последствий. В М.п. различают: а) действия… … Энциклопедия права

Материальное преступление — (англ material crime) в теории уголовного права условное название преступлений, предполагающих не только совершение каких либо общественно опасных действий, но и наступление определенных вредных последствий. В М.п. различают: а) действия… … Большой юридический словарь

«МАТЕРИАЛЬНОЕ» ПРЕСТУПЛЕНИЕ — – условное обозначение в теории советского уголовного права таких преступлений, которые предполагают не только совершение каких либо общественно опасных действий, но и наступление определённых вредных последствий. В «М.» п. различают: а) действия … Советский юридический словарь

Декриминализация — Преступление (уголовное преступление) это правонарушение, совершение которого влечёт применение к лицу мер уголовной ответственности. Преступления могут выделяться из общей массы правонарушений по формальному признаку (установление за них… … Википедия

Категоризация преступлений — Преступление (уголовное преступление) это правонарушение, совершение которого влечёт применение к лицу мер уголовной ответственности. Преступления могут выделяться из общей массы правонарушений по формальному признаку (установление за них… … Википедия

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: