Судебная защита: что это такое, описание и особенности

Кратко о защите своих прав в новых судах

Зачем неюристу знать о недавней судебной реформе? А как иначе разобраться, куда жаловаться на неправильное судебное решение? Представлять интересы в суде разрешат любому человеку или обязательно нужен юрист? И в каком случае он должен иметь статус адвоката?

С 1 октября в нашей судебной системе произошли существенные изменения. Вот только некоторые из них:

  • открыли двери четырнадцать новых судов;
  • поменялись правила обжалования судебных решений;
  • появились новые требования к представителям граждан в суде.

Это случилось благодаря вступлению в силу большого пакета поправок в судебное законодательство, в первую очередь в процессуальные кодексы (законы, определяющие правила разбирательства споров в судах). Эти поправки обсуждались в юридическом сообществе и готовились к принятию больше года – под одной обложкой собрали множество больших и маленьких процессуальных реформ. Некоторые изменения интересны только юристам. Но есть и поправки, в которых важно разобраться любому гражданину. О них и пойдет речь в этой статье.

Как была устроена судебная система до реформы?

Судебная система устроена по иерархическому принципу. Возглавляет ее Верховный Суд РФ. Он является последней инстанцией по любому делу. На нижних этажах система раздваивается на арбитражные суды, занимающиеся коммерческими спорами, и суды общей юрисдикции, рассматривающие остальные дела. Если ваш спор не связан с бизнесом или банкротством, вы окажетесь в суде общей юрисдикции.

До 1 октября судебная система состояла из мировых судей, районных и областных судов. Мировые судьи рассматривают простые дела: на суммы до 50 тыс. руб. и некоторые другие; районные суды – остальные дела и жалобы на решения мировых судей. В областной суд можно подать жалобы на решения нижестоящих судов. Также он рассматривает по первой инстанции некоторые сложные дела – в основном споры с государством, перечисленные в ст. 20 Кодекса административного судопроизводства.

На схеме 1 вы можете увидеть основные варианты движения дела по инстанциям до реформы. Там же указаны статьи кодексов, в которых прописано, какие дела может рассматривать каждый из судов. Для простоты изложения мы не стали упоминать о некоторых специфичных ситуациях – о рассмотрении дел в военных судах, подаче надзорных жалоб в Президиум Верховного Суда РФ, об ограничении на обжалование некоторых судебных актов. В дальнейших примерах мы будем рассказывать о стандартной ситуации, когда дело изначально рассматривается в районном суде.

Почему из-за структуры судебной системы граждане могли столкнуться с несправедливостью?

На схеме 1 видно, что по районным делам дореформенный областной суд одновременно работал в качестве двух инстанций. Сначала на решение районного суда можно было подать апелляционную жалобу. После рассмотрения дела областным судом в апелляции и принятия апелляционного определения у стороны в случае несогласия с ним появлялось право подать кассационную жалобу в президиум областного суда. У этого порядка было два существенных недостатка:

  • жалобы на апелляционные определения областного суда рассматривали судьи из этого же суда. Хотя составы президиумов утверждаются Верховным Судом и формально они составляли вышестоящую инстанцию по отношению к апелляционным коллегиям, фактически это были коллеги судей, чьи решения они проверяли;
  • закон не гарантировал принятия кассационных жалоб к рассмотрению. Судьи областных судов осуществляли предварительную фильтрацию жалоб и без слушания отклоняли подавляющее их большинство. Даже Верховный Суд, работающий с аналогичным фильтром, чаще принимал жалобы к рассмотрению.

В результате участники большинства споров в судах общей юрисдикции могли рассчитывать на рассмотрение их дел только двумя инстанциями – районным судом и апелляционной коллегией областного суда. Дальнейшие жалобы, как правило, не проходили фильтрацию, а потому не попадали ни в президиум областного суда, ни в Верховный Суд.

После появления новых судов дела будут рассматриваться объективнее?

На схеме 2 видно, что после реформы между областным судом и Верховным Судом появилось промежуточное звено – кассационные и апелляционные суды общей юрисдикции. Они забирают часть функций у своих соседей в иерархии.

Кассационные суды будут рассматривать жалобы участников процесса после прохождения дела в районном суде по первой инстанции и апелляции в областном суде. В новых судах вводится принцип «сплошной кассации» – это рассмотрение всех поданных кассационных жалоб без предварительной фильтрации; она сохранится только в Верховном Суде.

Новые кассационные суды организационно и территориально обособлены от областных судов – в судебный округ каждого из девяти кассационных судов входят сразу несколько регионов. Это нужно, чтобы исключить влияние внутрикорпоративных связей на процесс принятия решений. Разработчики реформы предполагают, что кассационные суды будут независимо корректировать судебную практику, которая раньше замыкалась внутри регионов в связке «районные суды – областной суд».

Апелляционные суды нужны для рассмотрения жалоб на решения по делам, которые по первой инстанции слушаются в областном суде (например, в случае оспаривания областных законов). Раньше такие жалобы подавались сразу в Верховный Суд. Теперь же для этого введена дополнительная инстанция.

Так выглядит новая структура судебной системы. Она предоставляет всем участникам споров, недовольным принятыми решениями, еще одну возможность для обжалования. Но этой возможностью нужно пользоваться правильно. Об этом – ниже.

Как обжаловать судебное решение?

Получив неправильное, по вашему мнению, решение суда, вы можете обжаловать его дважды – сначала в областном, а затем в кассационном суде. Первая жалоба называется апелляционной, а вторая – кассационной. Основное различие заключается в том, что именно будет проверять суд по вашей жалобе.

Областной суд в апелляции повторно рассматривает дело. Это означает, что вы можете жаловаться на любые ошибки суда первой инстанции: неправильная оценка доказательств, неполнота дела, неверное применение закона и т.д. Единственное ограничение – вы можете приносить новые доказательства, только если найдете уважительные причины, по которым не смогли сделать этого в районном суде. После рассмотрения дела в областном суде решение вступит в законную силу в том виде, в котором его утвердит или изменит этот суд. Если решением предусмотрено взыскание, оно начнет исполняться.

Читайте также:
Судовые документы: что это такое, описание и особенности

Перед кассационным судом стоит иная задача – проверка законности судебных решений. Этот суд почти не занимается анализом доказательств и фактической стороны дела вообще. Его интересует, нет ли в решениях нижестоящих судов нарушений закона. Например, кассационному суду бесполезно объяснять, что судья в первой инстанции зря поверил показаниям свидетеля. Зато если свидетель сказал одно, а суд в решении написал другое, кассационная инстанция может посчитать это существенным нарушением.

Поэтому кассационные жалобы пишутся совсем не так, как апелляционные. Акцент в них делается на конкретных нарушениях закона, а не на переоценке обстоятельств дела. Если вы хотите подготовить документ самостоятельно, начните с внимательного прочтения ст. 3797 Гражданского процессуального кодекса. Она говорит, в каких случаях кассационный суд вправе отменить или изменить не устраивающий вас судебный акт:

  • несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела – ситуация, когда суд установил определенные факты, но итоговый вывод им противоречит (например, есть неоспоренные документы, согласно которым ответчик взял в долг, но в решении суда написано, что долга нет);
  • неправильное применение закона;
  • нарушение правил ведения процесса, из-за которого суд принял неправильное решение (например, отказался истребовать важные для дела доказательства).

Ваша кассационная жалоба должна отталкиваться от этих оснований, объяснять, почему в обжалуемом решении есть такие нарушения. Найти их бывает непросто, еще сложнее – убедительно и кратко сформулировать. Поэтому для подготовки кассационной жалобы лучше обратиться к профессиональному юристу, который владеет техникой их написания.

Когда для ведения дела нужен юрист?

Закон разрешает гражданам самостоятельно вести свои дела в судах любого уровня без привлечения профессионалов. Суд примет любые подписанные вами иски и жалобы и выслушает вас. Некоторые исключения предусмотрены только для административных споров – например, обязательно участие профессионального юриста в делах об оспаривании законности нормативных актов.

Если же вы хотите пользоваться помощью представителя, имейте в виду: с 1 октября в ряде случаев им может быть только профессионал, имеющий диплом о высшем юридическом образовании или ученую степень по юридическим наукам:

  • любые административные дела, т.е. споры с государством, рассматриваемые на основании Кодекса административного судопроизводства;
  • любые дела в арбитражных судах;
  • дела, поступившие в областные, кассационные, апелляционные суды и в Верховный Суд.

У мировых судей и в районных судах по-прежнему можно прибегать к помощи любых лиц, например родственников. Устанавливая эти правила, законодатель исходил из того, что в судах низших инстанций чаще разбираются вопросы факта – кто причинил ущерб, кто кому дал в долг и т.п., и в этих судах может помочь любой представитель, которому доверяет гражданин. Вышестоящие же суды в основном рассматривают правовые вопросы, требующие юридической квалификации представителя.

Представителем в процессе может быть адвокат – юрист, сдавший квалификационный экзамен и вступивший в профессиональную ассоциацию – адвокатскую палату. В отличие от уголовного процесса, представитель в гражданском суде не обязан иметь адвокатский статус. Юридическое образование – единственное требование к его квалификации. Но помните: за деятельностью юристов без статуса не существует дисциплинарного контроля, в то время как на адвоката, оказавшего услугу некачественно, можно пожаловаться в адвокатскую палату. Если нарушения подтвердятся, совет палаты вправе наложить дисциплинарное взыскание вплоть до лишения адвокатского статуса.

Инфографика: Андрей Тронин

Защита чести, достоинства и деловой репутации

Порядок защиты чести, достоинства и деловой репутации

Честь, достоинство и деловая репутация – нематериальные блага, право на защиту которых гарантировано Конституцией РФ. Данное правило подтверждается п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» и подлежит неукоснительному соблюдению как судебными органами, так и любыми другими лицами.

Что понимается под честью, достоинством и деловой репутацией?

Нормативные акты не дают четкого и однозначного определения каждого термина, однако исходя из судебной практики, научных публикаций и мнений практикующих юристов, можно сформулировать следующие определения перечисленных выше понятий:

  • Честь – оценка человека с социально-этической точки зрения, основанная на духовных, социальных и этических качествах конкретного лица;
  • Достоинство – самооценка человека, его осознание себя как личности;
  • Деловая репутация – общая оценка как личностных, так и профессиональных качеств гражданина или компании, признание этих качеств и объективное мнение общества и третьих лиц о данном лице (компании).

Примечание: Возможно, данные определения не являются точными или исчерпывающими с точки зрения глубокого научного анализа данных понятий, однако они весьма доступно позволяют получить представление о том, что же представляет то или иное нематериальное благо.

Статьей 152 ГПК РФ установлено, что вред перечисленным нематериальным благам может быть причинен путем распространения информации, порочащей доброе имя гражданина или юридического лица. При этом способ совершения такого деяния никакого значения не имеет – сведения могут быть опубликованы в прессе; оглашены в интервью или публичном выступлении; написаны на форуме или публикации на сайте, размещены в социальной сети.

ВАЖНО: Сообщение порочащей информации лично лицу, которого она касается, не образует нарушения права гражданина на доброе имя. Однако при сообщении подобных сведений в присутствии посторонних лиц гражданин, в отношении которого сообщены данные сведения, имеет полное право обратиться за защитой чести и достоинства.

В качестве примера сведений, порочащих честь и достоинство гражданина, можно отметить:

  • Распространение ложных сведений о совершении гражданином поступков или действий, подлежащих осуждению с точки зрения морали и этики (например, сведения о распутном образе жизни, алкоголизме, супружеских изменах и т.д.);
  • Оскорбительные высказывания по националистическому, социальному или половому признаку;
  • Обвинение в совершении правонарушения или преступления (при этом для распространителя также может наступить уголовная ответственность по ст. 128.1 УК РФ – «Клевета, сопряженная с обвинением в совершении тяжкого или же особо тяжкого преступления»);
  • Клевета и оскорбления в любых видах и формах;
  • Обвинение в профессиональной недобросовестности, некомпетентности.
Читайте также:
Можно ли отменить постановления из-за неверной даты рождения

Деловая репутация юридического лица может быть подорвана:

  • Ложной информацией о недобросовестном отношении к контрагентам, неисполнении обязательств;
  • Обвинениями в незаконной деятельности компании, отсутствии лицензий, компетентных специалистов, разрешений и т.д.
  • Негативными сведениями в отношении конкретных сотрудников, если такие сведения связаны напрямую с профессиональной деятельностью фирмы и т.д.

ВАЖНО: В ряде случаев для признания сведений порочащими должна быть обязательно установлена их ложность. Сообщение в прессе, к примеру, о вынесении в отношении гражданина судебного приговора по какой-либо статье УК РФ не может быть признано распространением порочащих сведений, пусть даже такая информация и формирует негативное отношение общества к нему.

Примечательно, что наличие в действиях распространителя порочащих сведений любого состава административного правонарушение или уголовного преступления (клевета, оскорбление и т.д.) не лишает потерпевшего права получения возмещения морального вреда в рамках положений ст. 152 ГК РФ.

Способы защиты чести, достоинства и деловой репутации

Защита прав граждан и юридических лиц в данном случае осуществляется исключительно в судебном порядке путем обращения потерпевшего лица в суд с соответствующим заявлением.

Статьей 152 ГПК РФ предусмотрены два способа восстановления нарушенного права:

  1. Опровержение порочащих гражданина или организацию сведений.
  2. Взыскание компенсации причиненного морального вреда, наступившего вследствие распространения порочащих сведений.

ВАЖНО: Правом на возмещение морального вреда обладают лишь граждане Юридические лица вправе требовать лишь опровержения опубликованных порочащих репутацию сведений или же удаления их в случаях, когда установить лицо, опубликовавшие их, не представляется возможным.

Опровержение должно быть дано тем же способом, каким опубликованы порочащие сведения. Размещенные сведения в сети Интернет должны быть удалены и в дальнейшем опровергнуты любым способом, который предполагает доведение указанных сведений до пользователей сети Интернет.

Порядок опровержения информации, признанной на основании судебного решения порочащей, прописывается судом индивидуально в каждом случае. При этом неисполнение нарушителем судебного решения влечет применение к нему дополнительных мер ответственности, но не лишает его обязанности удалить порочащую информацию.

Исковое заявление о защите чести, достоинства и деловой репутации подается:

  1. Физическими лицами – в суды общей юрисдикции, находящимися по месту жительства ответчика-гражданина или по месту регистрации юридического лица.
  2. Юридическими лицами и ИП в случаях, если распространение порочащей информации напрямую связано со сферой предпринимательской деятельности, — в арбитражный суд по месту нахождения ответчика.

Примечание: Если в деле о защите нематериальных благ участвует физическое лицо, то арбитражные суды обязаны рассматривать такие дела вне зависимости от того, кто является стороной по делу (п. 2 Обзора судебной практики, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16.03.2016).

Если установить лицо, распространявшее порочащие сведения, не удается, иск об удалении или же даче опровержения порочащей информации может быть подан к изданию, владельцу сайта или иного сервиса, на котором размещена или размещалась клеветническая информация. Требования суда о удалении информации или ее опровержение будут обязательными для владельца сайта, СМИ или иного издания.

Обращение с иском о защите нарушенных прав в суд

Порядок обращения в суд за защитой чести, достоинства и деловой репутации урегулирован ст. 131-132 ГПК РФ, регламентирующей общие требования к форме и содержанию иска, с учетом особенностей, прописанных ст. 152 ГК РФ.

Подробно разбирать типовые образцы исковых заявлений, их содержание и другие нюансы не имеет смысла, поскольку сложность данного направления и небольшой массив судебной практики практически исключает самостоятельную эффективную защиту своих нематериальных благ гражданами и организациями.

Я, адвокат Коченков В.В., оказываю полный комплекс юридических услуг по защите чести, достоинства и деловой репутации, начиная от юридической консультации и подготовки иска, заканчивая содействием в фактическом исполнении вынесенного судом решения.

Share the post “Защита чести, достоинства и деловой репутации”

Защита гражданских прав

1. В содержание любого субъективного права входит правомочие на защиту права. Необходимость в защите права появляется в случае, когда происходит нарушение права (например, арендодатель по договору аренды не исполняет обязанность по передаче вещи арендатору, покупатель по договору купли-продажи не оплачивает товар и т.д.). Нарушением является также оспаривание (отрицание) права.

2. Существует два основных порядка защиты гражданских прав. По общему правилу защиту нарушенных и оспариваемых прав осуществляет суд ( п. 1 ст. 11 ГК) (такой порядок вполне можно именовать общим). Когда в гражданском законе говорится о суде, то подразумеваются суд общей юрисдикции, арбитражный суд и третейский суд. В приведенных примерах защита права будет осуществлена путем понуждения арендодателя к передаче вещи, покупателя — к уплате покупной цены.

В случаях, установленных законом, защита гражданских прав может осуществляться в административном порядке (защиту осуществляет государственный орган и т.п.). Например, в административном порядке могут рассматриваться многие споры, связанные с защитой интеллектуальных прав ( ст. 1248 ГК). Учитывая, что в таком порядке защита гражданских прав производится в изъятие из общего правила (только в случаях, предусмотренных законом), его можно именовать особым порядком защиты гражданских прав. Тем более что решение, принятое в административном (особом) порядке, может быть оспорено в суде ( ст. 11 ГК), т.е. использование особого порядка защиты прав не исключает общий порядок. И решение, принятое в особом порядке, может быть отменено или изменено решением, принимаемым в общем (судебном) порядке.

Читайте также:
Система ведения реестра владельцев ценных бумаг

3. Экстраординарным с точки зрения правовой (но вполне естественным исходя из соображений справедливости) является порядок защиты субъективных прав путем самозащиты. Самозащита характеризуется следующими признаками: 1) действия по защите права совершает субъект, право которого нарушается; 2) соответствующие действия имеют целью пресечь происходящее нарушение права (а не предотвратить вероятное нарушение и не наказать за бывшее); 3) исходя из конкретной ситуации очевидна невозможность использовать общий или особый порядок защиты прав; 4) способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения ( ст. 14 ГК). Весьма красноречивым примером самозащиты является необходимая оборона, если при этом не были превышены ее пределы ( ст. 1066 ГК).

4. Способы защиты гражданских прав неисчерпывающим образом перечислены в ст. 12 ГК. Гражданские права могут защищаться и иными способами, предусмотренными законом.

Среди таких способов необходимо различать меры защиты гражданских прав и меры гражданско-правовой ответственности. Общее между мерами защиты и мерами ответственности состоит в том, что одним из условий их применения выступает противоправное поведение лица. Различие состоит в том, что ответственность наступает при наличии вины; при привлечении к ответственности поведение правонарушителя осуждается: меры ответственности содержат или могут содержать карательный элемент (быть наказанием). Меры защиты нацелены на то, чтобы восстановить положение, существовавшее до нарушения права. Воздействие на нарушителя при этом если и происходит, то как бы попутно, во вторую очередь.

5. К мерам защиты, в частности, относятся:

признание права. Используется при оспаривании права. Например, решением суда признается право собственности на вещь;

восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, применение последствий недействительности ничтожной сделки. Может быть заявлено требование о признании недействительной ничтожной сделки (общие правила — ст. ст. 166 — 181 ГК).

Основное последствие недействительных сделок заключается в том, что стороны восстанавливаются в первоначальном состоянии (двусторонняя реституция): каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре — возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом ( п. 2 ст. 167 ГК);

признание недействительным решения собрания. Недействительные решения собраний также бывают ничтожными и оспоримыми ( ст. ст. 181.3 — 181.5 ГК);

признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления. Этот способ защиты применяется, когда нарушение гражданских прав происходит вследствие издания упомянутых актов по вопросам, не входящим в компетенцию названных органов, или превышения их полномочий. Данные акты адресованы конкретным лицам или группе лиц, т.е. не носят нормативного характера. Что касается нормативных актов, то они могут быть оспорены лишь в случаях, предусмотренных законом. Специфику данного способа составляет то, что его применение автоматически влечет за собой другие способы защиты. В противном случае вместо надлежащей защиты имел бы место лишь факт констатации нарушения гражданских прав ( ст. 13 ГК);

присуждение к исполнению обязанности в натуре, например при уклонении покупателя от уплаты покупной цены, подрядчика от выполнения работ и т.д.

6. Как представляется, к мерам ответственности следует относить те указанные в ст. 12 ГК и других правовых нормах способы защиты гражданских прав, которые применяются при наличии вины нарушителя права. К ним обычно относят возмещение убытков, взыскание неустойки, компенсацию морального вреда и т.д. Хотя если различать меры защиты и меры ответственности по указанным критериям, то возмещение убытков в одних случаях представляет собой меру ответственности, когда убытки взыскиваются при наличии вины, в других — меру защиты, когда они взыскиваются, чтобы восстановить нарушенные права, а воздействие на нарушителя (и восстановление положения, существовавшего до правонарушения, за его счет) происходит во вторую очередь. Компенсация морального вреда, несомненно, прежде всего мера защиты, а при наличии вины правонарушителя — мера ответственности. Взыскание неустойки чаще всего представляет собой меру гражданско-правовой ответственности. Прекращение и изменение правоотношения как способы защиты гражданских прав могут быть как мерами защиты (например, при разделе имущества между супругами), так и мерами ответственности (например, расторжение договора найма жилого помещения в связи с тем, что наниматель не вносит плату за жилье ( ст. 687 ГК)).

Дополнительные последствия недействительных сделок обычно представляют собой меры ответственности: дееспособная сторона, которая знала или должна была знать о пороке субъектного состава (недееспособность другой стороны и т.д.), возмещает реальный ущерб ( ст. ст. 171 , 172 , 175 — 177 ГК); если сделка совершена под влиянием насилия, обмана и т.д., то сторона, действовавшая умышленно и недобросовестно, возмещает потерпевшему убытки ( ст. 179 ГК).

7. Говоря о защите гражданских прав, в заключение следует отметить, что закон, как правило, не делает различий между мерами защиты и мерами ответственности. Чаще всего, если по тем или иным причинам происходит нарушение прав одного участника правоотношения и вследствие этого возлагаются дополнительные обязанности на другого участника либо он лишается права, говорят, что наступает ответственность. Так, по общему правилу считается, что лицо, нарушившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, отвечает независимо от вины ( ст. 401 ГК). Очевидно, есть основания полагать, что при наличии вины должника действительно наступает ответственность. Если же нарушено обязательство, но в том нет вины должника, возложение на него неблагоприятных последствий (прежде всего возмещение убытков) основывается на системе риска, так же как и при причинении вреда источником повышенной опасности ( ст. 1079 ГК): если владелец такого источника виновен в том, что причинен вред, то он несет ответственность; если же нет его вины, то он принимает на себя неблагоприятные последствия (возмещает вред) в силу действия системы риска — это мера защиты потерпевшего.

Читайте также:
Складские документы: что это такое, описание и особенности

Право на судебную защиту

Статья 46 Конституции РФ провозглашает:

«1. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

2. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

3. Каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.».

Статья 47 Конституции РФ провозглашает:

«1. Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

2.Обвиняемый в совершении преступления имеет право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных федеральным законом.».

1. Конституция РФ провозгласила права и свободы человека и гражданина высшей ценностью, обеспечиваемой правосудием, и возложила на государство обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина. Это свидетельствует о том, что Российская Федерация не только признает основные права и свободы человека, но и декларирует защиту прав и свобод своих граждан в качестве одной из приоритетных государственных функций.

Дело в том, что судебная защита является одним из видов государственной защиты прав и свобод человека и гражданина и представляет собой механизм принудительного обеспечения гарантий прав и свобод человека и гражданина, установленный государством через систему специализированных государственных органов – судов.

Правом на судебную защиту обладают не только граждане, но и их объединения. Таким образом, судебная защита распространяется на неограниченный круг лиц и отсутствуют какие-либо формализованные ограничения на использование этого способа защиты субъективного права и законного интереса. Суды выносят решения от имени государства, и государство обеспечивает исполнение этих решений. При этом право на судебную защиту гарантируется не только гражданам России, но и иностранцам, а также не имеющим гражданства лицам.

Судебной защите подлежат все без исключения права и свободы, как принадлежащие индивиду в силу прямого указания Конституции РФ и иных законов, так и не имеющие нормативного закрепления, но не противоречащие закону. Право на судебную защиту как закрепленное законом, имеющим высшую юридическую силу, является непосредственно действующим вне зависимости от наличия соответствующей процедуры его реализации.

Судебная защита относится к числу прав, которые не подлежат ограничению, поскольку ограничение этого права ни при каких условиях не может быть обусловлено необходимостью достижения признаваемых Конституцией РФ целей: защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Право на судебную защиту обеспечивает реализацию прав и свобод граждан, потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью, которым государство обеспечивает доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба, возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти. В рамках судебной защиты реализуется право на получение квалифицированной юридической помощи, на обжалование незаконных действий и решений государственных органов и должностных лиц.

2. Весьма важное значение в сфере усиления защиты прав и свобод личности принадлежит положению Конституции РФ о возможности обжалования в суд решений и действий (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц (ч. 2 ст. 46 Конституции).

На суд как орган правосудия кроме защиты субъективных прав посредством рассмотрения дел об уголовных и административных правонарушениях, разрешения споров между участниками частноправовых отношений возлагается конституционная обязанность контролировать деятельность публичной власти в сфере признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина. Поэтому в судебном порядке могут быть обжалованы нормативные и ненормативные акты, действия или бездействие органов государственной власти и местного самоуправления, а также их должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.

Граждане вправе обжаловать как сами решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц, так и послужившую основанием совершения этих действий (решений) информацию либо то и другое одновременно. При этом граждане освобождены от обязанности доказывать незаконность обжалуемых действий (бездействия), однако должны доказать факт нарушения этими действиями (бездействием) своих прав и свобод. Процессуальная обязанность документально доказать законность обжалуемых действий возлагается на органы и лица, действия (бездействие) которых обжалуются.

В зависимости от вида оспариваемых актов, содержания публично-правового спора, его субъектного состава и характера обжалуемых действий таким судом может быть Конституционный Суд РФ или конституционный (уставной) суд субъекта РФ, Верховный Суд РФ и другие суды общей юрисдикции, суды арбитражной юрисдикции.

Конституционный Суд РФ обеспечивает реализацию права граждан и их объединений на судебную защиту посредством проверки конституционности федерального закона или закона субъекта Федерации, примененного в конкретном деле, осуществляемой по их жалобам на нарушение конституционных прав и свобод.

3. Среди межгосударственных органов по защите прав и свобод человека и гражданина наиболее востребованным у российских граждан является Европейский суд по правам человека, куда они получили возможность обращаться с 5 мая 1998 года после ратификации Российской Федерацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Свою деятельность он осуществляет на основе принципа субсидиарности, подключаясь к вопросу реализации конвенционных положений, являющихся составной частью российской правовой системы, лишь в спорных ситуациях после исчерпания всех внутригосударственных средств правовой защиты.

Читайте также:
Товарный знак: что это такое, описание и особенности

Федеральным законом о ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод предусмотрено, что Российская Федерация признает в силу самого факта и без специального соглашения юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией этих договорных актов. Следовательно, обязательный характер на территории страны имеют и постановления Суда, принятые в отношении Российской Федерации, что непосредственно влияет на уровень судебной защиты, осуществляемой российскими судами.

4. Статьи 7, 8 и 10 Всеобщей декларации прав человека, статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод устанавливают, что все равны перед законом и судом и что каждый при определении его гражданских прав и обязанностей имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. По смыслу этих положений право каждого на судебную защиту посредством независимого и беспристрастного суда, компетенция которого установлена законом, означает, что рассмотрение дел должно осуществляться законно установленным, а не произвольно выбранным составом суда. Соответственно часть 1 статьи 47 Конституции РФ гарантирует, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Для организации судопроизводства важным является определение подсудности рассматриваемых дел в качестве суда первой инстанции, которая закреплена процессуальным законодательством. Гражданский процессуальный кодекс РФ устанавливает подсудность гражданских дел мировому судье (ст. 23), районному суду (ст. 24), военным и иным специализированным судам (ст. 25), судам субъектов Российской Федерации (ст. 26), Верховному Суду Российской Федерации (ст. 27). В каждой из этих статей приводится перечень дел, подлежащих рассмотрению в соответствующем суде по первой инстанции.

Подсудность дел арбитражным судам регламентируется статьей 34 Арбитражного процессуального кодекса РФ. Дела, подведомственные арбитражным судам, рассматриваются в первой инстанции судами субъектов Российской Федерации, суда по интеллектуальным правам Российской Федерации и федеральных арбитражных судов округов.

Правовой институт подсудности позволяет установить компетенцию конкретного суда судебной системы на разрешение конкретного дела в качестве суда первой инстанции, что оказывается весьма важным в условиях существования двух параллельных судебных систем судебной власти.

Объединение двух действующих высших судебных органов позволит исключить не только конкуренцию судов двух параллельных ветвей судебной власти при принятии подсудных дел, поскольку вся судебная система станет замыкаться на один Верховный Суд Российской Федерации, но и конкуренцию судебных решений и постановлений высших судебных органов по вопросам правоприменения.

5. В части 2 статьи 47 Конституции РФ гарантируется право обвиняемого в совершении преступления на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных федеральным законом, причем исключительная мера наказания – смертная казнь – может быть назначена только при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей (ч. 2 ст. 20).

Значение конституционного права обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей заключается в том, что процессуальная форма суда присяжных обеспечивает более надежную защиту прав и свобод человека и гражданина от незаконного и необоснованного обвинения и уголовного наказания, уменьшает риск судебной ошибки и произвольного осуждения подсудимого. Функционирование суда присяжных имеет важное общественно-политическое значение, заключающееся в предъявлении повышенных требований к качеству предварительного расследования и судебного разбирательства, профессионализму органов дознания, следователей, прокуроров, адвокатов и судей, соблюдению ими как своих профессиональных обязанностей, так и требований Конституции РФ и уголовно-процессуального законодательства.

Согласно статье 1 Федерального закона от 20.08.2004 №113-ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» рассмотрение уголовных дел с участием присяжных заседателей федеральных судов общей юрисдикции проводится в Верховном Суде РФ, верховных судах республик, краевых, областных судах, судах городов федерального значения, автономной области и автономных округов, окружных (флотских) военных судах.

В суде присяжных полномочия в решении вопросов уголовного дела разделены между коллегией присяжных заседателей и профессиональным судьей (председательствующим). Коллегия присяжных выносит вердикт, т.е. решение по поставленным перед ней вопросам, включая основной вопрос о виновности подсудимого. Присяжные могут вынести обвинительный или оправдательный вердикт. Вынося обвинительный вердикт, коллегия присяжных заседателей отвечает на вопрос о том, заслуживает ли подсудимый снисхождения или особого снисхождения.

Процессуальная форма суда присяжных содержит двойной процессуальный механизм защиты невиновного человека от ошибок, обвинительного уклона профессиональных и непрофессиональных судей. Благодаря этому механизму суд присяжных по своему правозащитному потенциалу не имеет себе равных.

Эта форма судопроизводства зарекомендовала себя положительно и может быть с полным основанием отнесена к достижению судебной реформы.

Дата публикации: 12.01.2015 г.
Дата изменения: 14.12.2016 г.

Когда отказ в судебной защите не является отказом в судебной защите

Не так давно я дважды рассуждал о жесточайшей идиосинкразии нашего Суда по интеллектуальным правам к телеологическим рассуждениям и ко всему чуждому части 4-й ГК РФ, в особенности, институту abuse of rights (злоупотреблению правом), который почему-то оказывается нельзя применять в качестве искового требования.

Так в деле СИП-804/2019 СИП прекратил производство по требованиям:

– о констатации наличия предикатного состава для последующего прекращения правовой охраны этого знака в порядке пп.6 п.2 статьи 1512 ГК – признания цепочки распоряжений правом на товарный знак злоупотреблением правом;

Читайте также:
Тайное завещание: что это такое, описание и особенности

-о признании ничтожным договора отчуждения права на товарный знак в порядке п.2 статьи 1488 ГК в силу введения в заблуждение (отчуждения товарного знака, тождественного фирменному наименованию отчуждателя);

Кассационная жалоба была рассмотрена президиумом и теперь я объявляю конкурс – почему это постановление обязательно должно быть отменено Верховным Судом? :)

Догадавшемуся полагается приз – редкое, но в данном конкретном случае очень вероятное право представлять интересы истца в заседании СКЭС ВС РФ.

А теперь, собственно, предмет исследования для отгадывания загадки:

Дата и время судебного заседания 06.03.2020, 09:30, Зал президиума суда

О принятии кассационной жалобы к производству

Решения и постановления

Оставить определение без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ
Огородный проезд, д. 5 стр. 2, Москва, 127254
http://ipc.arbitr.ru
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
Москва
12 марта 2020 года Дело № СИП-804/2019

Резолютивная часть постановления объявлена 6 марта 2020 года.
Полный текст постановления изготовлен 12 марта 2020 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе:
председательствующего – заместителя председателя Суда по
интеллектуальным правам Корнеева В.А.;
членов президиума: Данилова Г.Ю., Рассомагиной Н.Л.;
судьи-докладчика Васильевой Т.В. –

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного заседания, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, своих представителей в суд кассационной инстанции не направили

Руководствуясь статьей 10 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), а также разъяснениями пункта 170 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса 5 Российской Федерации» (далее – Постановление № 10), суд пришел к выводу о наличии оснований для прекращения производства по делу в части требований о признании злоупотреблением правом приобретения исключительного права на товарные знаки и фирменные наименования.

Данный вывод суда мотивирован тем, что возможность заявления самостоятельного требования о признании действий правообладателя по приобретению исключительного права на средства индивидуализации злоупотреблением правом законом не предусмотрена.

Суд первой инстанции также установил наличие неустранимого препятствия для рассмотрения в суде требования о признании ничтожным отчуждения обществом «Мерцана» исключительного права на товарный знак «МЕРЦАНА» по свидетельству Российской Федерации № 223041 в пользу Бердникова Е.Г. – ликвидация общества «Мерцана».

Суд констатировал, что спор о признании сделки недействительной не может быть рассмотрен без участия одной из ее сторон.

На основании изложенного Суд по интеллектуальным правам определением от 03.02.2020 прекратил производство по настоящему делу в части вышеуказанных требований.

В обоснование кассационной жалобы общество «Швейная Фабрика Мерцана» указывает на то, что «истолкование пункта 170 Пленума №10 в том смысле, что отсутствие в законе прямой регламентации возможности заявления отдельного требования о признании действий правообладателя, связанных с государственной регистрацией товарного знака, злоупотреблением правом, означает запрет на реализацию обязательного средства правовой защиты для целей последующего обращения за государственной защитой своих прав в порядке подпункта 6 пункта 2 статьи 1512 ГК РФ в Роспатент, не имеет объективного и разумного оправдания» и что «такое понимание нормы пункта 1 статьи 10 ГК РФ означало бы, что законодателем допущено ограничение права на судебную защиту, прямо запрещенное статьей 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации».

Кроме того, заявитель кассационной жалобы отмечает, что сама по себе ликвидация одной из сторон сделки не означает запрет на реализацию предусмотренного законом средства правовой защиты путем признания такой сделки ничтожной.

Рассмотрев доводы, приведенные в кассационной жалобе, президиум Суда по интеллектуальным правам приходит к следующим выводам.

Вопреки мнению подателя кассационной жалобы, норма подпункта 6 пункта 2 статьи 1512 ГК РФ, согласно которой предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено и признано недействительным полностью или частично в течение всего срока действия правовой охраны, если действия правообладателя, связанные с предоставлением правовой охраны товарному знаку или сходному с ним до степени смешения другому товарному знаку, признаны в установленном порядке злоупотреблением правом либо недобросовестной конкуренцией, сама по себе никакого порядка признания действий злоупотреблением правом либо недобросовестной конкуренцией не устанавливает.

Равным образом, вопреки мнению подателя кассационной жалобы, «установленный порядок» – не обязательно порядок искового производства, в том числе по иску о признании действий злоупотреблением правом.

Как разъяснено в пункте 170 Постановления № 10, законом не установлен специальный порядок признания действий правообладателя, связанных с государственной регистрацией товарного знака, злоупотреблением правом.

Возможность заявления отдельного требования о признании таких действий злоупотреблением правом законом не предусмотрена.

Вместе с тем следует учитывать, что такое злоупотребление правом может быть установлено судом при рассмотрении иного дела, например по иску правообладателя о применении мер защиты принадлежащего ему права.

Решение суда, которым установлено злоупотребление правом правообладателем при приобретении исключительного права, является основанием для оспаривания и признания недействительным полностью или частично предоставления правовой охраны товарному знаку на основании подпункта 6 пункта 2 статьи 1512 ГК РФ.

В пункте 171 Постановления № 10 приводится пример еще одного вида спора, в рамках которого может быть установлено злоупотребление правом при приобретении исключительного права на товарный знак.

Таким образом, суд первой инстанции верно отметил, что из приведенных разъяснений норм права следует, что доводы о злоупотреблении правом при приобретении исключительного права на товарный знак не могут быть положены в основу самостоятельного требования.

Изложенные в кассационной жалобе доводы об обратном со ссылкой на нормы гражданского, антимонопольного и конституционного законодательства основаны на неверном толковании обществом «Швейная Фабрика Мерцана» норм материального права и не опровергают законных и обоснованных выводов суда.

Читайте также:
Нужно ли вносить изменения в устав?

Суд первой инстанции также верно отметил, что общество «Швейная Фабрика Мерцана» не лишено возможности приводить доводы о злоупотреблении правом процессуальными оппонентами в обоснование иных исковых требований и возражений на доводы таких оппонентов, независимо от того, будут ли они выступать в процессуальной роли истца или ответчика.

В свою очередь вывод суда, сделанный по результатам рассмотрения довода о злоупотреблении правом при регистрации товарного знака, может быть основанием для подачи в Федеральную службу по интеллектуальной собственности возражения против предоставления правовой охраны товарного знака (подпункт 6 пункта 2 статьи 1512 ГК РФ).

Поскольку спор о признании сделки недействительной не может быть рассмотрен без участия одной из ее сторон, производство по делу в отношении такого требования на основании пункта 5 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации должно быть прекращено (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.10.2005 № 7278/05).

Установив, что согласно сведениям Единого государственного реестра юридических лиц общество «Мерцана» прекратило свою деятельность, о чем 12.12.2013 внесена соответствующая запись в публичный реестр, суд пришел к правомерному выводу о том, что 9 основания для рассмотрения соответствующего искового требования по существу отсутствуют.

Правовая позиция, изложенная в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.10.2005 № 7278/05, продолжает применяться (см., например, определение Верховного Суда Российской Федерации от 16.07.2019 № 305-ЭС19-10493).

Отмечается это и в определениях Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 21.01.2019 № 306-ЭС16-9687(3) и от 28.05.2019 № 302-ЭС18-8995(2), на которые в обоснование своей позиции ссылается податель кассационной жалобы.

В этих определениях указано на то, что данная правовая позиция не применяется, если права и обязанности ликвидированной стороны сделки до ее ликвидации перешли к иному лицу.

Податель кассационной жалобы утверждает, что в данном случае права и обязанности ликвидированной стороны сделки – общества «Мерцана» перешли другой стороне этой же сделки – Бердникову Е.Г. на основании самой этой сделки.

Вместе с тем общество «Швейная Фабрика Мерцана» не учитывает, что соответствующая сделка была двусторонней, а следовательно, у каждой из сторон сделки возникли самостоятельные права и обязанности по ней.

Таким образом, позиция суда первой инстанции по данному вопросу является верной. При этом в обжалуемом судебном акте верно отмечено, что общество «Швейная Фабрика Мерцана» не лишено возможности приводить доводы о недействительности указанной сделки в обоснование иных исковых требований и возражений на доводы ответчиков.

Таким образом, и в данном случае общество «Швейная Фабрика 10 Мерцана» не лишено права на судебную защиту.

Указание на надлежащий порядок заявления доводов лица не является лишением этого лица права на судебную защиту.

Ну, собственно, что тут занятно:

1) СИП говорит:

«установленный порядок» – не обязательно порядок искового производства, в том числе по иску о признании действий злоупотреблением правом.

Однако при этом СИП предлагает устанавливать предикатный состав злоупотребления правом в рамках того же самого искового производства, только по иному требованию. Встает вопрос – так причем тут тогда “порядок искового производства”?

И что – “не обязательно” означает запрет на исковый порядок? :) А где он прописан-то, “не обязательно”?

2) СИП говорит:

вопреки мнению подателя кассационной жалобы, норма подпункта 6 пункта 2 статьи 1512 ГК РФ сама по себе никакого порядка признания действий злоупотреблением правом либо недобросовестной конкуренцией не устанавливает.

А разве кассатор это где-то говорил? :) Любимое развлечение СИПа, когда возразить нечего – придумай глупый довод за кассатора и радостно опровергни его. “Порви его, лев!” (тм)

Кассатор говорил, что ни норма подпункта 6 пункта 2 статьи 1512 ГК РФ, ни какая-то еще норма закона не запрещает искового порядка признания действий как злоупотреблением правом так и недобросовестной конкуренцией.

Но на такой довод возразить было как видно нечего.

3) СИП говорит:

“Как разъяснено в пункте 170 Постановления № 10, законом не установлен специальный порядок признания действий правообладателя . злоупотреблением правом. Возможность заявления отдельного требования о признании таких действий злоупотреблением правом законом не предусмотрена.

. такое злоупотребление правом может быть установлено судом при рассмотрении иного дела, например по иску правообладателя о применении мер защиты принадлежащего ему права.

В пункте 171 Постановления № 10 приводится пример еще одного вида спора, в рамках которого может быть установлено злоупотребление правом.

Изложенные в кассационной жалобе доводы об обратном со ссылкой на нормы гражданского, антимонопольного и конституционного законодательства основаны на неверном толковании обществом «Швейная Фабрика Мерцана» норм материального права и не опровергают законных и обоснованных выводов суда.”

Ну, то есть, ссылки кассатора на нормы законодательства – ничто перед ссылкой СИПа на абсолютно голословные пункты 170 и 171 Пленума ВС №10 (написанные в правотворческом порыве под диктовку самого СИПа, скорее всего, и оттого столь любимые и защищаемые автором-председательствующим судьей в собственном деле, хе-хе).

Но смешно даже не это, а невесть откуда взявшийся тезис о закрытости перечня средств правовой защиты без их прямого указания в статье 12 ГК или где-то еще. Как уже печально шутили на этот счет, статья 12 ГК – это примерный справочник по доктрине для не очень образованных советских судей, а не numerus clausus, установленный вопреки ясному и прямому тексту пока еще нетронутой Конституции, говорящей нам в статье 45 (часть 2), что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. А не какими-то невнятными рассуждениями в Пленуме ВС без ссылок на нормы права, в которых нет даже намека на выведенный СИПом запрет.

Читайте также:
Незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммер

Какая норма закона вдруг требует от лица вместо искового требования заявлять нужный довод лишь в качестве отзыва на чужой иск, трепетно ожидая когда же его подадут против него для того, чтобы наконец получить возможность реализовать необходимый для прекращения угрожающего права на товарный знак способ защиты – СИП деликатно молчит, и правильно делает, ибо сказать-то нечего. Как и насчет предписываемой новеллы о том, что эти доводы нужно заявлять в сочетании или в подкрепление совершенно иного искового требования.

К слову – единственное “выжившее” требование в этом иске – это требование о признании действий по приобретению права на товарный знак недобросовестной конкуренцией.

Излишне говорить, что этого требования также нет ни в ГК, ни в каком-либо ином законе. Но раз товарищ майор в лице Пленума ВС (а, по факту, СИП сам себе) сказал, что крокодилы летают – значит летают, только низенько-низенько.

Нужно только помнить о величайшей ценности – единообразии судебной практики:

«Судебная коллегия находит обоснованным довод общества «Ловчен» о том, что в ГК РФ и иных нормативных акта такой способ защиты гражданских прав, как безвозмездная передача правообладателю товарного знака права администрирования спорного доменного имени, тождественного или сходного до степени смешения с товарным знаком истца, явным образом не предусмотрен.

Вместе с тем перечень способов защиты гражданских, в том числе исключительных прав, предусмотренный статьями 12 и 1252 ГК РФ носят не исчерпывающий характер.

Как следствие Суд по интеллектуальным правам считает, что удовлетворение такого искового требования не привело к принятию неверного судебного акта, поскольку препятствия для передачи обществом «Ловчен» права администрирования доменного имени истцу отсутствуют, а актами в сфере регулирования доменных имен такая передача не запрещена.

4) СИП говорит:

данная правовая позиция [ПП ВАС от 11.10.2005 №7278/05 о прекращении производства при ликвидации одной из сторон сделки] не применяется, если права и обязанности ликвидированной стороны сделки до ее ликвидации перешли к иному лицу.

Вместе с тем общество «Швейная Фабрика Мерцана» не учитывает, что соответствующая сделка была двусторонней, а следовательно, у каждой из сторон сделки возникли самостоятельные права и обязанности по ней.

Ну что я могу сказать. Во всей процитированной кассатором судебной практике – определениях СКЭС ВС от 21.01.2019 № 306-ЭС16-9687(3) и от 28.05.2019 № 302-ЭС18-8995(2) – речь идет также о двусторонних сделках. ВС РФ как раз и говорит, что сингулярное правопреемство – это тоже полноценное правопреемство для целей реализации средства правовой защиты – признании сделки ничтожной.

Довод о том, что выбытие стороны сделки никак не влияет на ее ничтожность (которая возникает в момент ее совершения) – просто тихо замылен, но, при этом СИП согласен, что выбытие стороны сделки не препятствует признанию ее ничтожной в рамках довода(!) в ходе рассмотрения иного требования.

То есть, если ты заявляешь требование как исковое, лицо надо привлекать, а если не как исковое, а просто так – то не надо :)))

Единственный “противопоставленный” СИПом этой практике акт ВС – это отказное(!) определение № 305-ЭС19-10493 от 16 июля 2019 г., в отличие от позитивных определений СКЭС ВС от 21.01.2019 № 306-ЭС16-9687(3) и от 28.05.2019 № 302-ЭС18-8995(2).

Приведенный довод о правовом пуризме (также из позитивных определений ВС №308-ЭС16-6887 от 28.05.2019 по делу №А32-320/2015, №305-ЭС18-17223 от 06.11.2018 по делу №А40-132026/2017, №306-ЭС15-14024 от 13.04.2016 по делу №А57-12139/2011) растворился в повисшей тишине.

Израиль. Суд раввинов. Прививки – смертельны!

1 ноября 2021 года в Нью-Йорке случилось событие, важное в плане борьбы с «вакцинационным беспределом».
Прошел раввинский суд с участием вице-президента компании «Pfizer» Майклом Йидоном.
После 8-часового заслушивания экспертов, рассказавших совету раввинов о побочных реакциях на вакцины, совет принял жесткое постановление, запрещающее вакцинацию детей и молодежи среди их подопечных.

Заслушав на заседании приглашенных экспертов, раввинский суд постановил:

1. Использование обозначенных препаратов недопустимо категорически ни в каком виде, и в частности недопустимо принуждение к их применению и тем более недопустимо их использование с целью вакцинации детей.
Вред от подобной вакцинации может значительно превысить вред от самого заболевания и категорически недопустимо проведение экспериментов на людях.

2. Суд обращается к мировой общественности и призывает всех людей во всем мире не быть равнодушными к происходящему, не стоять на крови человеческой и приложить все для пресечения такого беззакония.
Пособничество или равнодушие и их последствия не могут быть прощены ни Богом, ни людьми.
Суд призывает всех людей во всем мире приложить все силы и средства, и при необходимости пожертвовать всем для предотвращения того, что недопустимо ни в какой форме.

Решение раввинского суда распространяется, естественно, на территорию государства Израиль.

Британский ученый Майкл Йидон 16 лет занимал в фармацевтической кампании должность главного научного специалиста и вице-президента.
Он даже был соучредителем этой громадной биотехнологической компании.
В общем, богатый и влиятельный человек с умопомрачительной карьерой.

Неожиданно для всех, в 2020 году он одним из первых начал выступать против клинических испытаний вакцины, аргументировав это тем, что она вызывает бесплодие у женщин.
Однако научная среда отвергла все обвинения, препарат пошел в серию.
Тем не менее, Майкл Йидон нанёс своей компании непоправимый имиджевый урон и продолжает и дальше рассказывать о «Pfizer» всю правду из первых уст.
Йидон теперь в немилости у европейского и американского научного сообщества, зато в Израиле он недавно принял участие в очень интересном мероприятии.

Читайте также:
Третейский судья: что это такое, описание и особенности

27 июля 2021 года в Израиле был созван специальный трибунал для расследования опасности для населения вакцин от коронавируса.

В этом трибунале приняли участие раввины, врачи и ведущие ученые со всего мира. Среди прочих, можно упомянуть участие в данном суде таких специалистов, как доктор Зеленко (американский врач, семейный доктор общины сатмарских хасидов в городе Кирьяс-Джоэл, известность приобрел после публикации письма Дональд Трампу, в котором предлагает рассмотреть свой протокол лечения COVID-19), доктор Маккалоу (занимается внутренней медициной и кардиологией, является редактором журнала «Обзоры сердечно-сосудистой медицины», старшим редактором Американского журнала кардиологии, редактором учебника «Кардиоренальная медицина» и президентом Кардиоренального общества), доктор Руби и, разумеется, бывший вице-президент компании Pfizer Майкл Йидон.

Йидон заявил, что обществу не говорят правды о вакцинации, о сопутствующих рисках.
Раскритиковал он и вакцинацию детей.
Дети, по словам бывшего вице-президента компании, не имеют риска умереть от коронавируса, но, по словам Йидона, на каждый миллион вакцинированных детей есть риск смерти ста из них.
По словам ученого, средний возраст смертей от ковида – 84 года у женщин и 81 год у мужчин, и он видит в этом ярко-выраженную связь между возрастом и риском смерти от ковида.
Дети имеют гораздо больше риска умереть от гриппа, чем от ковида.
Таким образом, детская смертность от вакцинации очевидна для ученого в указанных соотношениях, и вакцинация для детей опаснее, чем сам ковид – во всяком случае, так он заявляет о вакцине фирмы, в которой работал 16 лет.

Более 78% израильтян, имеющих право на вакцинацию, уже вакцинированы. 577 899 израильтян получили уже три укола вакцины.
И несмотря на всё это, сейчас в Израиле очередная вспышка коронавируса «Дельта», и вакцинированные израильтяне им также заражаются, как и невакцинированные.
При этом человек, отказавшийся вакцинироваться, имеет, что называется, «урезанные права».

Вот вкратце выдержка касательно итогов религиозного суда и слушания показаний Майкла Йидона:
«Установлено, что вакцина от короны опасна для использования у людей, поскольку она вызывает неврологические реакции и сосудистые заболевания. Получив вакцину, 19 597 человек были госпитализированы, 1737 человек страдали параличом лицевых мышц, 5885 заразились опасными для жизни заболеваниями, 2190 страдали сердечными приступами, 650 перенесла аборты, 4583 стали инвалидами, потому что это не обычная вакцина, это экспериментальная вакцина.

Здесь, в Израиле, дети должны быть вакцинированы перед школьными экзаменами. Случаи опасных для жизни болезней сердца в Израиле в 25 раз выше, чем обычно, и связь между вакциной и миокардитом очень серьезна, болезни выглядят намного хуже, чем предполагалось ранее, вакцины вводятся без надлежащего обследования или протокола безопасности, то, что никогда раньше не делалось ни при каких заболеваниях».

Если послушать бывшего вице-президента этого гиганта, становится очевидно – во всём мире происходит глобальный эксперимент, и «Pfizer» принимает в этом самое активное участие.

Несмотря на позицию религиозного суда, правительство Израиля выступает за вакцинацию.
В Израиле позиции религии весьма сильны, но будет ли мнение раввинов услышано в таком принципиальном вопросе?

Ученые, которых заслушал совет раввинов, — это специалисты в своих областях: Геерт Ванден Боше, Питер Маккалоу, Роберт Мелоун и адвокат Том Ренц.

ИА Красная Весна
Читайте материал целиком по ссылке:
https://rossaprimavera.ru/article

Раввинский суд и откровения бывшего вице-президента «Pfizer»
Даниил Безсонов

Место и роль религиозных судов в современном обществе. Раввинский суд

На написание данного поста повлияло отмечающееся в последнее время увеличение количества религиозных судов различных религий и верований, а также заметный рост их авторитета среди соответствующих слоёв общества. Я не буду акцентироваться в данном посте на вопросах, чем это вызвано: уменьшением ли авторитета официальной судебной системы, или необходимостью регулирования специфических сторон жизни какой-либо конкретной религиозной конфессии. Хотя, должен отметить, что данная тема тоже представляет серьёзный интерес.

Специалистом в иудаизме не являюсь, в силу чего прошу строго не судить. Так как тема очень интересна, всё же решил обозначить свои мысли по ней.

Возникли некоторые сомнения относительно верного названия судов. В одних источниках указано название как «раввинские», в других – «раввинатские». Я принял написание как «раввинские» по официальному сайту данного суда в Российской Федерации.

Израиль

Начну с более типичной для раввинских судов страны — Израиля.

Насколько известно, одной из особенностей израильской законодательной системы является то, что религия не отделена от государства. И хотя формально нельзя признать иудаизм государственной религией Израиля, так как он не получил законодательного закрепления, всё же в силу неотделения религии от государства, есть некоторые признаки официальности иудаизма. Хотя, соглашусь, что вопрос довольно спорный. По сути, я просто выразил свою позицию.

Справедливости ради хочу отметить, что раввинские суды не являются в Израиле единственными представителями религиозных судов. Наряду с ними имеются мусульманские, христианские и друзские суды. Но так как сейчас для меня основной интерес представляют именно раввинские суды, не буду уклоняться от темы.

На мой взгляд, важной особенностью израильских судов является то, что ведением и управлением религиозными судами занимается государство, что подчёркивает значимость этих судов (именно в Израиле). Насколько мне известно, данные функции принадлежат Министерству по делам религий.

Правовое регулирование данных судов осуществляется Законом о даянах от 1955 года (даян — судья раввинского суда) и Законом о компетенции раввинских судов от 1953 года. Соответствующие положения имеются и в законах о судебной системе.

К исключительному ведению раввинских судов отнесены собственно, религиозные вопросы, а также вопросы брака и развода евреев (граждан или жителей Израиля), в том числе о выплате алиментов или содержания жене и детям.

Читайте также:
Товарный знак: что это такое, описание и особенности

Немного остановлюсь на вопросах заключения и расторжения брака, так как они же рассматриваются раввинскими судами в Российской Федерации. Данные дела разрешаяются по законам Торы. В случае подачи иска о разводе, у суда имеются полномочия рассматривать и другие вопросы, связанные с этим делом. Например, споры о детях и т. п. Если, конечно, данные вопросы уже не находятся на разрешении другого суда.

Также раввинский суд имеет равные полномочия с окружным судом в вопросах опекунства, усыновления, наследования и иным подобным делам. Эти вопросы могут разрешаться в раввинском суде, если имеется согласие сторон на это.

Судебная система раввинских судов в Израиле включает в себя две инстанции. Первая инстанция — окружной суд и специальный суд по гиюру (гиюр – принятие иудаизма). Вторая инстанция — Большой раввинский апелляционный суд, расположенный в Иерусалиме.

Исполнение постановлений раввинского суда обеспечивается мерами государственного принуждения, вплоть до лишения свободы на время, пока лицо, на которое возложено выполнение какой-либо обязанности, «не одумается».

Россия

В Российской Федерации также имеются раввинские суды. Так, например, в Москве находится суд, именуемый Главным раввинским судом России. Как указано на официальном сайте суда, в его компетенцию входят: свадьбы (хупа), разводы (гет), принятие иудаизма (гиюр), а также вынесение различных религиозных постановлений.

Сам суд состоит из главы суда, трёх судей и секретаря. Рассмотрение дел основывается также, насколько понимаю, не на материальных и процессуальных нормах законодательства Российской Федерации, а на специфических, свойственных данному суду религиозных нормах. Иное бы сделало бессмысленным само существование данного суда, так как и создан он, в первую очередь, для решения вопросов религии и основных, так или иначе связанных с ними значимых проблем. Разрешение указанных дел зиждется именно на основании религиозных установлений.

Как видно, кроме исключительно религиозных вопросов, суд рассматривает вопросы семейного права, которые наиболее связаны с религией — вопросы брака. Насколько понял из перечня полномочий, он значительно ограничен в сравнение с таким же в израильской системе. Вопросы семейного права, подведомственные суду, представлены лишь сферами заключения брака (свадьбы) и расторжения брака (разводы). Все иные вопросы из семейных отношений, которые отнесены к разрешению раввинского суда в Израиле, в России рассматриваться не могут. Это, полагаю основывается на различиях законодательства РФ и Израиля.

Хотел бы обратить внимание на то, что, в сравнение с аналогичными судами в Израиле, раввинские суды в Российской Федерации не имеют подобной государственной значимости и поддержки. Не имеют они и правового обеспечения в законодательстве Российской Федерации. В силу вышеуказанного отсутствует и механизм исполнения постановлений суда.

Проблема

В связи с существованием своеобразной параллельной системы религиозных судов, представляющей некую ограниченную альтернативу официальной государственной судебной системе, лично у меня возникает двойственное мнение. С одной стороны, существование религиозных судов, разрешающих узкий перечень вопросов, не представляет серьёзной угрозы авторитету официальной судебной власти. Кроме того, можно, с ОЧЕНЬ серьёзными допущениями провести альтернативу данных судов с третейскими судами. Повторяю, с очень серьёзными. Если стороны не возражают против разрешения их вопроса (например, расторжения брака), то, никаких преград для этого на первый взгляд, и нет. В том числе, ни правовых, ни морально-этических.

С другой стороны, вполне возможно (и такая возможность достаточно велика), что существование и развитие религиозных судов может привести к постепенному расширению их полномочий и выходу за пределы разрешения только сугубо специфических правоотношений. Здесь же необходимо учитывать определённую закрытость данных организаций от общества в целом, в силу ориентации только на представителей определённой части общества.

Взять те же вопросы расторжения брака (развода). Как известно, они в большинстве случаев сопряжены с имущественными спорами, и спорами относительно отношений с детьми. Разрешение данных вопросов возможно во внесудебном порядке тяжущимися супругами самостоятельно — путём заключения соответствующих соглашений. Но, по моему личному убеждению, всё же и обсуждение проблемы, и окончательный письменный документ — соглашение, должны базироваться на положениях действующего семейного российского законодательства, а не на специфических нормах. Обратное может привести к тому, что разрешение семейных дел будет происходить в каждом случае неодинаково и зависеть от конфессиональной принадлежности супругов. Более того, сами причины и мотивы принятия того или иного варианта соглашения могут противоречить российскому законодательству в соответствующей части.

Поэтому всё же, на мой взгляд, рост и развитие религиозных судов представляет некоторую угрозу не только авторитету (предвижу ухмылки определённой части коллег) официальной судебной власти, но и законодательству, так как его применение в некоторой части может быть заменено регулированием в соответствии с религиозными нормами.

Хотелось бы услышать мнение коллег по данному вопросу.

P.S.: 1) Полагаю необходимым отметить, что данный пост направлен лишь на исследование правовой составляющей существования как религиозных судов в целом, так и раввинских, в частности, и содержит размышления относительно возможности и допустимости сосуществования их с официальной судебной системой Российской Федерации, а также дальнейшего развития указанных судов. Никоим образом не хотел обидеть адептов никаких религий.

2) Строго прошу не судить. Как указывал, специалистом в данной сфере не являюсь, просто тема очень интересна, в силу чего и решил по ней пройтись.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: