Активная легитимация: что это такое, описание и особенности

Философия права

Понятие легитимности и легитимации

Принуждение и насилие являются не единственным средством власти для достижения своих целей. Как правило, правящая элита общества вынуждена прибегать к физическому принуждению лишь в исключительных случаях, когда исчерпаны все другие ресурсы власти. К числу последних, например, принадлежит привычка людей подчиняться, их страх, безразличие, традиции или убеждение в том, что правящая элита выражает интересы народных масс.

Это означает, что политическое господство предполагает не только принуждение со стороны правящего меньшинства, но и согласие большинства подчиняться. Как подчеркивал русский философ С. Франк: «Властвование, как всякий социальный институт, есть отношение двустороннее: не один властвующий, но властвующий и подчиненный совместно входят в отношение властвования и активно его строят». Иными словами принуждение и добровольное подчинение являются взаимодополняющими сторонами политико-правовых отношений.

В философии права та власть, которая принимается народными массами и опирается на их добровольное согласие подчиняться, а не навязывается им силой, называется легитимной. Такая легитимная (от лат. legitimus – законный) власть воспринимается населением как правомерная и справедливая. И напротив, если правящая группа не пользуется народным доверием и вынуждена постоянно прибегать к средствам принуждения, то власть такой группы принято считать нелегитимной.

К понятию «легитимность» по смыслу близко другое понятие — «легитимация». Легитимация — это процедура общественного признания или подтверждения законности какого-либо права или полномочий действующего лица, а также признание законности существующих политико-правовых отношений, господствующего режима власти, его объяснение или оправдание.

Легитимность политического явления не означает его юридически оформленной законности, и поэтому легитимацию не следует смешивать с легализацией, а легитимность — с легальностью, то есть с законностью. Легитимация не обладает юридическими функциями и не является правовым процессом. Легитимация утверждает политику и власть, объясняет и оправдывает политические решения, создание политических структур, их изменение и обновление и т.д. Одновременно она является и необходимым условием соблюдения законов.

Виды легитимации. Как показывает анализ политико-правовых отношений, складывающихся в различных странах и на различных исторических этапах, существуют весьма разнообразные основания легитимации. Поэтому их принято классифицировать по различным типам. Классическая типология легитимации, не утратившая значения по сегодняшний день, предложена М. Вебером. Все разнообразие легитимации политико-правовых отношений он сводит к трем основным типам: традиционной, харизматической и рационально-правовой. Какие же особенности характерны для каждого из этих типов легитимации власти?

Традиционная легитимация политико-правовых отношений основывается на обычае, нормы которого выступают в качестве основы господства и подчинения. Эти освященные обычаем нормы указывают на то, кто имеет право на власть, а кто обязан подчиняться. При традиционном типе легитимации на вопрос о том, почему власть принадлежит данной группе лиц – следует ответ, что так было всегда. Такие традиционные нормы имеют обязывающую силу как по отношению к членам властвующей группы, так и по отношению ко всему населению. Нарушение традиции лидерами ведет к потере легитимности их власти в глазах масс и смене правящей группы.

Харизматическая легитимация политико-правовых отношений основывается на авторитете лидера, которому приписываются исключительные черты. Власть харизматического лидера оправдывается преклонением перед ним большинства населения, которым он воспринимается в качестве своего вождя. В данном случае между лидером и массами устанавливаются интенсивные эмоциональные связи, а слова и дела такого лидера окружаются ореолом непогрешимости.

В своей политической деятельности он, как правило, начинает руководствоваться не существующими обычаями или действующими юридическими нормами, а собственным вдохновением. Однако неудачи харизматического лидера могут привести к потере его популярности среди масс и, следовательно, к утрате им легитимности своей власти. К тому же при харизматической власти всегда остро стоит проблема ее наследования.

Рационально-правовая легитимация, или легальный тип установления политико-правовых отношений, основывается на добровольном признании юридических норм, регулирующих отношения управления и подчинения. Наиболее развитой формой этого типа легитимности является конституционное государство. Конституция определяет основные нормы, которыми четко регламентируется порядок формирования, функционирования и смены правящих групп. В то же время эти нормы остаются открытыми изменениям, но тоже по установленным процедурам.

Таким образом, в системах подобного типа власть легитимируется, оправдывается действующим законодательством.

Принципы легитимации: суверенитет народа и нрава человека. Важнейшими принципами легитимации являются суверенитет народа и права человека.

Принцип суверенитета народа выражается в праве граждан на коммуникацию между собой и с правящей элитой и участие в выработке общих решений, которые затрагивают их собственные интересы. Реализация этого принципа обеспечивает гражданскую (публичную) автономию населения страны от политической власти и защиту их интересов от произвола властей. Что же касается принципа прав человека, то он находит свое выражение в классических правах человека, обеспечивающих гражданам жизнь, свободу и их личную (моральную) автономию.

Вместе эти принципы обеспечивают собой легитимное господство законов и с точки зрения индивида как гражданина (принцип суверенитета народа), и с точки зрения индивида как личности (принцип прав человека).

Как отмечает Л.С. Санистебан, действующие принципы легитимности устанавливают необходимый минимум доверия между правящей элитой и теми, кто в нее не входит. Те, кто властвует, в подобном случае чувствуют, что они делают это на законном основании, а те, кто подчиняется, рассматривают их претензию как правомерную. Таким образом, признание легитимности власти, а в широком смысле политико-правовых отношений имеет чрезвычайно важное значение для ее эффективности.

Обладатели активной легитимации по виндикационному иску

Эксперт: Илья Дедковский
Время чтения: 31 минута

Автор: Илья Дедковский, юрист.

Читайте также:
Инкассо документарное: что это такое, описание и особенности

Развитие правовых средств защиты права собственности в настоящее время, впрочем как и всегда, является одним из приоритетных направлений в развитии юридической науки и практики. Несмотря на то, что собственность является одним из древнейших правовых институтов, правовые средства её защиты еще не закончили свое развитие. В первую очередь это обусловлено тем, что общественные отношения, складывающиеся по поводу собственности и владения, постоянно развиваются. Вместе с ними должны развиваться и средства защиты. Их развитие имеет две функции. Во-первых, сохранение отношений собственности и владения в нормальном состоянии, а, во-вторых, их защиту в случае нарушения.

Одним из таких средств защиты является виндикационный иск. В рамках данной статьи хотелось бы остановиться на вопросе об обладателях активной легитимации по виндикационному иску – о тех, кто вправе обратиться в суд с виндикационным иском. Данный вопрос периодически возникает в судебной практике: так, в 2006 году Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ признал право собственников акций защищать свои права посредством виндикации.

Статья 301 Гражданского кодекса РФ гласит: «Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения». Если мы отвлечемся от традиционных воззрений на виндикацию как на иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику, то увидим, что ст. 301 ГК РФ не говорит о том, что только собственник вправе воспользоваться виндикацией, а, следовательно, и иные лица вправе защищать свои права посредством виндикации. Этот вывод, кажущийся в настоящее время более чем очевидным, еще не так давно не был общепризнанным.

Так, ГК РСФСР 1922 г. Предоставлял такое право лишь собственнику (ст. 57), залогодержателю (ст. 98) и нанимателю (с. 170). На этой почве среди советских ученых разразилась дискуссия о распространении положений о виндикации и на иных лиц. Представители одной точки зрения, к которым можно причислить А.В. Венедиктова, Р.О. Халфину и Е.А. Флейшиц, считали, что круг лиц, обладающих правом на виндикацию, не ограничивается только собственником. Однако, как и водится в науке, существовала и прямо противоположная точка зрения, к сторонникам которой можно отнести Г.Н. Амфитеатрова, А.А. Ерошенко, М.В. Зимелеву и Б.Б. Черепахина.

При разработке ГК РСФСР 1964 г. позиция представителей первой группы цивилистов была воспринята законодателем. Статья 157 ГК РСФСР 1964 г. предоставляла лицам, владеющим имуществом в силу закона или договора, право истребовать имущество из чужого незаконного владения.

Применение положений о виндикации к лицам, владеющим имуществом в силу закона или договора, является в определенной степени традиционным для нашего права. Однако в настоящее время данные нормативные установления разделяют не все представители цивилистической науки.

Так, по мнению С.А. Красновой, положения ст. 305 ГК РФ должны распространяться только на лиц, владеющих имуществом в силу принадлежащего им ограниченного вещного права. «Если же распространить действие нормы ст. 305 ГК на титульных владельцев – обладателей обязательственных прав, то окажется, что одна из сторон договорного правоотношения располагает не только обязательственными средствами защиты (требование о расторжении договора, возмещении убытков и др.), но и вещными исками против другой стороны договора аренды, ссуды, то есть против собственника»[1]. Не вдаваясь в дискуссию о конкуренции вещно-правовых и обязательственно-правовых способов защиты, хотелось бы отметить, что согласно господствующей точке зрения, конкуренция между ними недопустима. Следовательно, распространение положений ст. 305 ГК РФ на «титульных владельцев – обладателей обязательственных прав» не может повлечь возникновение у них возможности выбора между вещно-правовыми и обязательственно-правовыми способами защиты. И, как известно, идея о недопустимости конкуренции вещных и обязательственных исков не является лишь достоянием доктрины – она была воспринята и судебной практикой[2].

Также высказывается точка зрения, согласно которой не всякий титульный владелец вправе защищать свои права посредством виндикационного иска. Например, А.М. Эрделевский указывает на то, что виндикационным иском может воспользоваться лишь тот титульный владелец, который вправе защищать свое владение против любых лиц, включая собственника. Чтобы иметь возможность защитить свое владение против собственника, необходимо владеть вещью «для удовлетворения собственных интересов»[3]. В качестве такого интереса выступает интерес в пользовании вещью. К таким владельцам относятся, в том числе, арендаторы и ссудополучатели. К представителям же второй группы титульных владельцев (не имеют интереса в пользовании вещью) можно отнести, например, хранителей, комиссионеров, подрядчиков. Но здесь необходимо помнить об уже упоминавшейся недопустимости конкуренции вещных и обязательственных исков. Любой владелец, получивший вещь во владение на основании договора с собственником, не сможет воспользоваться вещно-правовой защитой против собственника. Против же третьих лиц такое право существует.

Но если владельцы, не имеющие интереса в пользовании вещью, не имеют права на защиту своего владения посредством виндикационного иска, то как они могут его защитить? А.М. Эрделевский предлагает таким владельцам воспользоваться способами защиты, предусмотренными ст. 12 ГК РФ, а именно: заявить требование о восстановлении положения, существовавшего до нарушения права. Однако вряд ли тот же хранитель имеет какое-либо право в отношении данного ему на хранение имущества – он лишь владеет вещью, а владение правом не является. Более того действующий ГК не предусматривает владельческой защиты, хотя к такой обычно относят положения п. 2 ст. 234 ГК РФ. Если согласиться с этой позицией, то это все равно никак не помогает владельцам, не имеющим интереса в пользовании вещью, поскольку они не смогут воспользоваться п. 2 ст. 234 ГК РФ для защиты, поскольку не удовлетворяют предъявляемым требованиям: не владеют имуществом как своим собственным – владея чужим имуществом, лицо изначально знает, что имущество чужое[4]. Таким образом, титульный владелец, не имеющий интереса в пользовании вещью, ни одним из способов, предусмотренных ст. 12 ГК РФ, защитить свое владение не может.

Читайте также:
Кредит бюджетный: что это такое, описание и особенности

Подобное толкование закона не может быть признано допустимым. Рассмотрим следующий пример. Собственник передает некую вещь на хранение. У хранителя её похищают. В данной ситуации хранитель вынужден будет занять выжидательную позицию, поскольку он не имеет никакой возможности защититься. Несмотря на то, что у хранителя нет никакого интереса в пользовании вещью, хранитель должен иметь возможность защититься, поскольку он понесет ответственность за неисполнение обязательств по договору хранения. Очевидно, что у хранителя есть интерес в избежании такой ответственности или хотя бы её минимизации посредством отыскания вещи и её виндикации. Поэтому положения ст. 305 ГК РФ необходимо понимать как возможность использования виндикационного иска всеми законными владельцами, независимо от наличия у них интереса в пользовании вещью.

Говоря о ст. 305, нужно впрочем отметить, что законным владельцем также является покупатель, получивший владение недвижимым имуществом и не осуществивший регистрацию права собственности. Поэтому он также может воспользоваться виндикационным иском для защиты[5]. Вышесказанное несомненно должно распространяться и на приобретателей движимых вещей.

Также хотелось бы обратить внимание на п. 4 ст. 216 ГК РФ, который предусматривает, что вещные права лица, не являющегося собственником, защищаются от их нарушения любым лицом в порядке, предусмотренном ст. 305 ГК РФ. При этом к вещным правам лиц, не являющихся собственниками, относятся, в частности, право пожизненного наследуемого владения земельным участком, право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, сервитуты, а также право хозяйственного ведения и право оперативного управления (п. 1 ст. 216 ГК РФ). Здесь необходимо учитывать, что обладатель не всякого ограниченного вещного права может воспользоваться виндикационным иском. Дело в том, что ст. 305 ГК РФ предоставляет защиту прав владельца, не являющегося собственником, но владеющего вещью на основании закона или договора.

Как уже указывалось правом истребовать свое имущество из чужого незаконного владения имеет, в первую очередь, собственник. Но всегда ли собственник обладает таким правом? Можно назвать как минимум один случай, когда собственник не имеет такого права. Речь идет об институте удержания.

Во-первых, имущество может быть виндицировано только у лица, в незаконном владении которого находится это имущество. Что такое незаконное владение? ГК РФ не дает нам определения данного понятия, впрочем, как и противоположного ему понятия законного владения. Однако если мы обратимся к ст. 305 ГК РФ, очевидным станет вывод, что законным владением является владение, осуществляемое на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором. Законное владение основывается на воле собственника. Владение, полученное помимо воли собственника, является владением незаконным.

Можно ли сказать, что владение кредитора является незаконным? Представляется, что к владению кредитора вообще не применима данная классификация, и поэтому невозможно предъявление виндикационного иска (владение кредитора не является незаконным). Дело в том, что критерием этого деления выступает воля собственника (а точнее её наличие или отсутствие). В случае же с удержанием воля собственника не имеет никакого значения для кредитора, она никак не влияет на его право удерживать вещь; право удержания возникает у кредитора при наступлении определенных обстоятельств, предусмотренных ст. 359 ГК РФ.

Во-вторых, как известно, кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать её до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено (ст. 359 ГК РФ). Из положений данной нормы следует, что удерживаемая кредитором вещь получена им либо на основании договора с должником (собственником) (например, подрядчик, удерживающий отремонтированный автомобиль до оплаты выполненных работ), либо кредитор сам является собственником (например, договор купли-продажи с условием о предварительной оплате). По понятным причинам второй случай нас не интересует. В первом же случае собственник не вправе виндицировать вещь, поскольку между ним и кредитором существует обязательственная связь, а, следовательно, должен применяться обязательственно-правовой способ защиты, коим виндикационный иск, конечно же, не является. Если же имущество попало во владение лица помимо воли собственника, то ни о каком удержании не может быть и речи. В этом случае собственник вправе виндицировать свое имущество. Данный вывод подтверждается и материалами судебной практики[6].

И в-третьих, предоставление собственнику (должнику) права истребовать имущество из владения кредитора делает бессмысленным сам институт удержания, поскольку должник в любом случае сможет получить своё имущество. И где же в данном случае обеспечительная функция удержания? Её просто нет.

В случае предъявления виндикационного иска истец должен доказать свое право собственности на спорное имущество[7]. Однако если истец не докажет свое право, это не является безусловным основанием для отказа в иске. Пункт 2 статьи 234 ГК РФ предусматривает, что до приобретения на имущество права собственности в силу приобретательной давности лицо, владеющее имуществом как своим собственным, имеет право на защиту своего владения против третьих лиц, не являющихся собственниками имущества, а также не имеющих прав на владение им в силу иного предусмотренного законом или договором основания.

Ссылаясь на вышеуказанную норму, истец, оказавшийся не в состоянии доказать свое право собственности на спорное имущество, может его виндицировать. Необходимость ссылки на п. 2 ст. 234 ГК РФ уже в ходе судебного разбирательства возникает в следующей ситуации. Лицо А приобретает по договору купли-продажи квартиру у лица Б. Впоследствии лицо А становится жертвой аферистов. Лицо А обращается в суд с виндикационным иском к аферисту, полагаясь на свое право собственности. Однако в суде выясняется, что лицо А не стало собственником спорной квартиры, поскольку лицо Б не имело право на отчуждение. В данном случае истец, доказав «составляющие приобретателя по давности» (владение добросовестное, открытое, непрерывное и как своим собственным), может продолжать «борьбу» за свою квартиру в рамках виндикации.

Читайте также:
Адресный билет: что это такое, описание и особенности

В конце хотелось бы также обратить внимание на п. 42 Постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22, который расширяет сферу применения виндикационного иска. Все, наверное, хорошо помнят спор о возможности виндикации акций, точку которому поставил Президиум ВАС РФ, давший утвердительный ответ. Пункт 42 пошел дальше и установил, что требование о восстановлении права на долю в праве общей долевой собственности подлежит рассмотрению по правилам ст. 301, 302 ГК РФ[8].

Резюмируя изложенное, можно сделать вывод, что истцами по виндикационному иску могут выступать: (а) собственник вещи, а также, как выразился Президиум ВАС РФ, имущества, не относящегося в строгом смысле к вещам[9], (б) законный владелец, независимо от наличия у него интереса в пользовании вещью, в том числе покупатель, владеющий приобретенным имуществом, но не ставший собственником, (в) обладатели ограниченных вещных прав, (г) приобретатель по давности.

[1] Краснова С.А. Вещные иски титульных владельцев // СПС «КонсультантПлюс»

[2] см. п. 9 Информационного письма ВАС РФ от 11.01.2002 № 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой»

[3] Эрделевский А.М. О защите прав титульного владельца // СПС «КонсультантПлюс»

[4] Аналогичный подход изложен в п. 15 Постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»

[5] П. 60 Постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010

[6] см. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 08.10.2007 по делу № А79-11689/2006, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 06.03.2002 № А58-1864/01-Ф02-449/02-С2, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 26.07.2006 № А74-5538/05-Ф02-3798/06-С2, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.04.2005 № А56-34240/04

[7] П. 36 Постановления Пленума ВС РФ/ВАС РФ № 10/22 от 29.04.2010

[8] Данная позиция была сформирована в Постановлении Президиума ВАС РФ от 09.02.2010 № 13944/09.

[9] Постановление Президиума ВАС РФ от 09.02.2010 № 13944/09

Активная легитимация

Активная легитимация (также называемая фактическая легитимацией или органом ) это термин из процессуального права. Его следует отличать от судебного органа .

Содержание

  • 1 значение
  • 2 триместра
  • 3 особых случая
    • 3.1 Судебный процесс
    • 3.2 Процедура банкротства
  • 4 административное право
  • 5 Австрия и Швейцария
  • 6 См. Также
  • 7 литература
  • 8 веб-ссылок
  • 9 доказательств

важность

Активная легитимация – обязательное условие обоснованности иска. Иск является хорошо обоснованным, если истец заявленного права уважает право на иск, ответчик пассивно узаконен и предполагаемое право на момент вынесения судебного решения (таким образом создается и продолжается) и подлежит исполнению (в зависимости от заявителя). Если истец не имеет активной легитимации, иск должен быть отклонен как необоснованный.

Терминология

В немецком законодательстве проводится различие между допустимостью и существом иска.

Полномочия на ведение судебного разбирательства являются предварительным условием приемлемости иска. Право вести судебный процесс дает право вести процесс в качестве правильной стороны, то есть предъявлять иск или быть привлеченным к суду в качестве правильной стороны в соответствии с законом. Это ничего не говорит о материально-правовых отношениях. Право на ведение судебного разбирательства обычно доступно владельцу предполагаемого права. Кто это, следует из положений закона или закона, из которых вытекает право на предъявление иска. Владеет ли истец правами на самом деле – это вопрос материального права и вопрос существа дела.

Активная легитимация – необходимое условие для обоснования жалобы. Лицо, которое в соответствии с существенной правовой ситуацией является обладателем права на предъявление иска, имеет право действовать. Лицо, которое материально и юридически связано в соответствии с законом, является легитимным. Активная легитимация и пассивная легитимация – зеркальные отражения.

Напротив, судебный орган является требованием о приемлемости иска. Право вести судебный процесс дает право вести процесс в качестве правильной стороны, то есть предъявлять иск или быть привлеченным к суду в качестве правильной стороны в соответствии с законом.

Как правило, активная легитимация и судебная инстанция совпадают в одном лице.

Особые случаи

Судебный процесс

Но они также могут развалиться в судебном процессе .

Пример: если кредитор предъявляет иск своему должнику и уступает свое требование в ходе процесса, новый кредитор активно узаконивается, но предыдущий кредитор остается уполномоченным на ведение разбирательства ( раздел 265 ZPO ).

В таком случае ответчик может пожаловаться на отсутствие активной легитимации истца. Затем истец может либо объявить жалобу урегулированной, либо изменить свою жалобу таким образом, чтобы ответчик был приговорен к выплате новому кредитору. Такое изменение иска всегда допустимо в соответствии с § 264 № 2 ZPO даже без согласия ответчика. Однако новый кредитор может также предоставить истцу разрешение на прямое списание средств в соответствии с разделом 185 (1) BGB (аналогично), в результате чего он сохраняет свое действующее законное право и может получить требование третьей стороны от своего имени. Это особенно полезно для скрытых уступок, но новый кредитор несет риск дальнейшей передачи.

Читайте также:
Авиационный персонал: что это такое, описание и особенности

Банкротство

Открывая производство по делу о несостоятельности, должник теряет право управлять своими активами и распоряжаться ими. Это передается администратору неплатежеспособности. Право должника на ведение судебного разбирательства также истекает, так что он больше не может быть привлечен к суду как правильная сторона в отношении требования в отношении его активов. Только управляющий по делу о несостоятельности, который занимает его место, имеет право пройти. Спорный вопрос о том, участвует ли управляющий в деле о несостоятельности в качестве стороны в силу своего служебного положения (согласно преобладающему мнению).

Административный закон

Эта пара терминов более распространена в немецком административном праве , где она также служит для обозначения материальных прав или обязательств, вытекающих из правовых отношений .

Австрия и Швейцария

В Австрии и Швейцарии действуют те же принципы гражданского судопроизводства, что и в Германии.

Факты активной и пассивной легитимации.

В процессе легитимации устанавливается надлежащий характер сторон в гражданском процессе. При этом различаются факты, указывающие на связь требования с определенным субъектом, заявившим это требование, т.е. с истцом (факты активной легитимации), и факты, указывающие на связь определенной обязанности с ответчиком (факты пассивной легитимации). Отсюда вытекает институт замены ненадлежащего ответчика.

Например, по иску об обращении взыскания на предмет залога в качестве фактов активной легитимации выступают обстоятельства, свидетельствующие о том, что истец является кредитором и залогодержателем, а в качестве фактов пассивной легитимации – обстоятельства, свидетельствующие, что ответчик является заемщиком и залогодателем, а при залоге третьего лица – только залогодателем;

3) факты повода к иску – это факты, указывающие, что наступило время для обращения в суд за судебной защитой. Например, по иску об обращении взыскания на предмет залога фактом повода к иску выступает отказ заемщика вернуть долг либо задержка в исполнении кредитного обязательства. Таким образом, истцу необходимо показать, что предпринимались определенные действия по досудебному урегулированию спора, а приведенные им факты свидетельствуют о невозможности урегулировать дело без суда.

Обычно субъективное право основывается не на одном юридическом факте, а на их совокупности, т.е. в основании иска должен приводится определенный фактический состав. Поэтому истец с точки зрения духа современного гражданского процесса – состязательного по своей форме и содержанию, должен привести самые разнообразные юридические факты, которые будут доказывать обоснованность его требований. Особую сложность представляет приведение в основании иска юридических фактов, исходя из норм с относительно определенными и неопределенными элементами, когда участникам гражданского оборота и суду дается право определения юридической значимости самых разнообразных обстоятельств, например если в основании иска приводятся юридические факты, свидетельствующие о злоупотреблении правом другой стороной договора, о недобросовестности участников гражданских правоотношений (в соответствии со ст. 10 ГК)*(122).

Основание иска также можно подразделить на фактическое и правовое.

Фактическое основание иска – это совокупность юридических фактов, а правовое – указание на конкретную норму права, на которых основывается требование истца.Хотя ч. 3 ст. 131 ГПК возлагает обязанность указывать в основании искового заявления на нормы права только на прокурора, делать в настоящее время это необходимо для всех истцов в силу бремени доказывания.

Поэтому точка зрения о необходимости выделения правового основания иска вполне резонна и обоснованна. Если же истец не в состоянии определить правовые основания иска, то он усложняет деятельность суда, а также защиту своих прав, поскольку не ясно, чего же хочет добиться истец. Сам же суд не должен в этом помогать истцу.

При этом истцу следует определить непосредственные правовые обоснования своего искового требования, здесь мало сослаться в целом на Конституцию РФ и, допустим, ГК. Необходимо определить конкретные правовые основания иска. Например, требование о признании сделки недействительной может быть заявлено по самым различным основаниям, указанным в ст. 168-179 ГК, и истец должен определить конкретное правовое основание иска, наличие которого и будет доказываться в ходе судебного процесса.

Содержание иска

Ряд ученых (например, М.А. Гурвич, А.Ф. Клейнман) выделяют и третий элемент иска – содержание иска, т.е. вид истребуемой истцом судебной защиты – признание, присуждение или прекращение,изменение, осуществление в иной форме преобразовательных полномочий суда. С данной точкой зрения в принципе можно согласиться, но лучше всего включать вид истребуемой судебной защиты непосредственно в содержание такого элемента иска, как его предмет. Ведь предмет иска и включает требование истца к ответчику о присуждении, признании права и т.д. Следует отметить, что в ст. 39, 131, 134 и других статьях ГПК не выделяется отдельно содержание как отдельный элемент иска.

Процессуальные средства защиты ответчика против иска.

В ходе гражданского процесса на судьбу спора могут влиять самые различные процессуальные действия. В частности, по самым различным причинам могут изменяться предмет или основания заявленных требований, истец вправе увеличить или уменьшить размер исковых требований. Кроме того, допустимой является реализация права истца на отказ от иска и права ответчика признать иск. Самым существенным образом на судьбу предмета спора и результаты процесса влияет также заключение мирового соглашения между сторонами гражданского процесса. Соединение и разъединение исковых требований также влияет на характер и содержание дела, рассматриваемого судом, хотя и несколько выходит за рамки распоряжения исковыми средствами защиты.

Читайте также:
Земельный участок: что это такое, описание и особенности

Все указанные формы использования исковых средств определяются принципом диспозитивности гражданского процессуального права, в силу которого сами стороны определяют судьбу спора посредством распоряжения исковыми средствами защиты. Общим в их характеристике является правовая регламентация порядка и правил совершения, подконтрольность во многих случаях суду, возможность использования соответствующих правомочий на самых различных стадиях гражданского процесса. Вместе с тем между ними есть и существенные различия, поэтому каждое из указанных исковых средств защиты права нуждается в специальном юридическом анализе.

Изменение иска

Изменение иска заключается в следующем. В соответствии со ст. 39 ГПК истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований. ГПК и судебная практика выработали определенные правила толкования данной нормы. В частности, истец вправе изменить или предмет, или основание иска. Недопустимым является одновременное изменение предмета и основания иска, поскольку в этом случае истец предъявляет новый иск, что следует производить по общим правилам предъявления исков. Изменение предмета иска может производиться, например, в случае, когда вместо первоначального требования о признании сделки недействительной как оспоримой заявляется требование о применении последствий ничтожности сделки.

Изменение основания иска также может производиться только при неизменном требовании истца, отраженном в предмете иска. Например, требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть заявлено по самым различным основаниям, первоначально истец мог указать в качестве основания иска то обстоятельство, что сделка, о признании недействительной которой заявлен иск в суд, была заключена под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК), а затем – в связи со стечением тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК).

Таким же образом совершаются действия истца по изменению размера исковых требований, когда истец вправе увеличить или уменьшить их размер. Чаще всего истцы прибегают к увеличению размера исковых требований, когда первоначально иск заявляется только о взыскании части суммы долга и неустойки, а затем, после того как правота истца становится очевидной в ходе судебного разбирательства, истец увеличивает размер своих требований. Порядок реализации указанных правомочий истца подчиняется общим правилам процессуального регламента. Все указанные действия не подлежат по правилам ГПК контролю со стороны суда и осуществляются на основании свободного волеизъявления истца. В частности, соответствующие действия истца по изменению предмета или основания иска, увеличению или уменьшению размера исковых требований должны быть зафиксированы в письменной форме – путем подачи в суд отдельного документа либо устного заявления истца, которое подлежит занесению в протокол судебного заседания. Согласно ч. 2 ст. 92 ГПК при увеличении исковых требований во время рассмотрения дела недостающая сумма пошлины доплачивается в соответствии с увеличенной ценой иска. На истце лежит бремя доказывания юридических фактов нового основания иска, обоснования правомерности изменения предмета иска, например в плане его соответствия установленным способам защиты гражданских прав.

Отказ от иска

В соответствии со ст. 39 ГПК истец вправе отказаться от иска. Отказ от иска представляет собой действие истца, направленное на прекращение производства по делу. В соответствии со ст. 39 ГПК отказ от иска является распорядительным действием, подлежащим контролю со стороны суда. Суд вправе не принять отказ от иска, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц (ч. 2 ст. 39 ГПК). На суде в соответствии со ст. 173 ГПК лежит обязанность разъяснить истцу последствия отказа истца от иска.

Истец при этом вправе отказаться как от части исковых требований (например, только от требования о взыскании неустойки), так и от всех заявленных им требований к ответчику. Отказ от иска может быть зафиксирован различным образом. Во-первых, отказ от иска может быть зафиксирован в отдельном документе, который подается истцом в суд и приобщается к материалам дела, о чем указывается в протоколе судебного заседания. Во-вторых, отказ от иска может быть заявлен устно в судебном заседании, вносится в протокол судебного заседания и подписывается истцом (ч. 1 ст. 173 ГПК).

Во всех случаях отказ истца от иска оформляется путем вынесения судебного определения, которое прекращает производство по делу полностью либо в части (ч. 3 ст. 173, ч. 4 ст. 220 ГПК). В дальнейшем такое определение делает невозможным вторичное обращение к суду с тождественным требованием со стороны истца. Для ответчика такое определение о прекращении производства по делу в связи с отказом истца от иска не является правопрепятствующим юридическим фактом.

Например, Ф. отказался от иска к К. о разделе совместно нажитого имущества, в связи с чем производство по делу было прекращено. В дальнейшем К. предъявил иск к Ф. о разделе совместно нажитого имущества, однако производство по делу было прекращено. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила судебные постановления и направила дело для рассмотрения в суд первой инстанции, указав следующее. Статьей 46 Конституции РФ каждому гарантируется право на судебную защиту, поэтому Ф. правомерно обратился в суд за защитой своих имущественных прав. Вывод судебных инстанций со ссылкой на п. 3 ст. 219 ГПК РСФСР (по ГПК РФ – ч. 3 ст. 220) о невозможности обращения Ф. в суд с данным иском, так как уже ранее вынесено определение о прекращении производства по делу по аналогичному иску К. к нему, нельзя признать правомерным.

Читайте также:
Помогли отцу купить квартиру, а нас обвиняют в афере.

Согласно ч. 3 ст. 165 ГПК РСФСР (по ГПК РФ – ч. 2 ст. 173) до принятия отказа истца от иска суд разъясняет истцу последствия, предусмотренные ст. 220 ГПК РСФСР (по ГПК РФ – ст. 221), – невозможность вторичного обращения к суду по тождественному спору. Как следует из этой нормы закона, последствия отказа от иска разъясняются только истцу, а не сторонам, в связи с чем предусмотренные ст. 220 ГПК РСФСР последствия прекращения производства по делу ввиду отказа истца от иска касаются только истца, а не ответчика*(136).

4. Соединение и разъединение исковых требований

В соответствии со ст. 151 ГПК истец вправе соединить в одном заявлении несколько исковых требований, связанных между собой. Такое соединение нескольких требований позволяет из соображений процессуальной экономии более быстро и эффективно рассмотреть несколько гражданских дел, по которым совпадают стороны,имеются общие доказательства. Все это экономит время как судей, так и лиц, участвующих в деле, а также лиц, содействующих правосудию, например свидетелей.

Связанность понимается в судебной практике довольно широко, например, взаимосвязаны денежные требования. По жилищным делам нередко взаимосвязано сразу несколько требований – о признании ордера недействительным и о выселении. Вместе с тем недопустимы связи, которые мешают рассмотрению дела.

Ряд разъяснений о связанности дается в судебной практике, в частности в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 “О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака”. Согласно п. 11-13 приведенного постановления одновременно с иском о расторжении брака может быть рассмотрено и требование о признании брачного договора недействительным полностью или в части, поскольку такие требования связаны между собой.

Правило, предусмотренное п. 3 ст. 24 СК, о недопустимости раздела имущества супругов в бракоразводном процессе, если спор о нем затрагивает права третьих лиц, не распространяется на случаи раздела вкладов, внесенных супругами в кредитные организации за счет общих доходов, независимо от того, на имя кого из супругов внесены денежные средства, поскольку при разделе таких вкладов права банков либо иных кредитных организаций не затрагиваются.

Если же третьи лица предоставили супругам денежные средства и последние внесли их на свое имя в кредитные организации, третьи лица вправе предъявить иск о возврате соответствующих сумм по нормам ГК, который подлежит рассмотрению в отдельном производстве. В таком же порядке могут быть разрешены требования членов крестьянского (фермерского) хозяйства или членов бывшего колхозного двора и других лиц к супругам – членам крестьянского (фермерского) хозяйства или бывшего колхозного двора.

В случае, когда одновременно с иском о расторжении брака заявлено требование о взыскании алиментов на детей, однако другая сторона оспаривает запись об отце или матери ребенка в актовой записи о рождении, суду следует обсудить вопрос о выделении указанных требований из дела о расторжении брака для их совместного рассмотрения в отдельном производстве.

При решении вопросов о соединении и разъединении исковых требований высока степень судейского усмотрения. В частности, судья выделяет одно или несколько соединенных исковых требований в отдельное производство, если признает, что раздельное рассмотрение требований будет целесообразно.

Кроме того, при предъявлении исковых требований несколькими истцами или к нескольким ответчикам судья вправе выделить одно или несколько требований в отдельное производство, если признает, что раздельное рассмотрение требований будет способствовать правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела.

Судья, установив, что в производстве данного суда имеется несколько однородных дел, в которых участвуют одни и те же стороны, либо несколько дел по искам одного истца к различным ответчикам или различных истцов к одному ответчику, с учетом мнения сторон вправе объединить эти дела в одно производство для совместного рассмотрения и разрешения, если признает, что такое объединение будет способствовать правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела. Таким образом, главным при соединении и разъединении исковых требований являются соображения процессуальной экономии.

Признание иска

Признание иска заключается в подтверждении ответчиком фактов и обстоятельств, обосновываемых истцом, в частности фактов, приводимых истцом в основании иска, в признании правомерности требования истца. Признание иска возможно полное (всех требований истца) либо частичное (ряда требований).

Наряду с признанием иска законодательство допускает в гражданском процессе и признание фактов. В соответствии со ст. 68 ГПК признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает последнюю от необходимости дальнейшего доказывания этих обстоятельств. Признание заносится в протокол судебного заседания, а изложенное в письменном виде прилагается к протоколу судебного заседания. Если у суда имеются основания полагать, что признание совершено в целях сокрытия действительных обстоятельств дела либо под влиянием обмана, насилия, угрозы, добросовестного заблуждения, суд не принимает признания. В этом случае данные факты подлежат доказыванию на общих основаниях. Таким образом, признание как фактов, так и иска ответчиком подлежит контролю со стороны суда.

Признание иска фиксируется либо на отдельном документе, который приобщается к делу, о чем делается отметка в протоколе судебного заседания, либо заносится в протокол. При признании иска ответчиком и принятии его судом выносится решение об удовлетворении заявленных требований. В этом случае в мотивировочной части решения суда может быть указано только на признание иска и принятие его судом (ч. 4 ст. 198 ГПК).

Современные технологии и механизмы легитимации власти Текст научной статьи по специальности « Политологические науки»

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Гасратова Фарида Мурадалиевна

В статье представлена классификация видов легитимации , а также рассмотрены современные легитимационные технологии и механизмы. Особое значение в контексте рассматриваемой темы уделено осмыслению роли человека в современной политике и степени влияния политической культуры на специфику легитимационных технологий и механизмов. В современном обществе действует широкий арсенал легитимационных технологий и механизмов, которые, в большинстве своем, стали приобретать нисходящий и манипуляционный характер.

Читайте также:
Корреальное обязательство: что это такое, описание и особенности

Похожие темы научных работ по политологическим наукам , автор научной работы — Гасратова Фарида Мурадалиевна

MODERN TECHNOLOGIES AND MECHANISMS OF LEGITIMIZING POWER

The article presents the classification of legitimation, as well as deals with modern technologies and legitimizing mechanisms. Particular importance in the article is paid to understanding the role of a man in modern politics, and the degree of influence of political culture on the specifics of legitimizing technologies and mechanisms. In modern society there is a wide arsenal of legitimizing technologies and mechanisms which, in the majority, began to acquire a top-down and manipulative character.

Текст научной работы на тему «Современные технологии и механизмы легитимации власти»

ФМ. Гасратова СОВРЕМЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И МЕХАНИЗМЫ

Аннотация. В статье представлена классификация видов легитимации, а также рассмотрены современные легитимационные технологии и механизмы. Особое значение в контексте рассматриваемой темы уделено осмыслению роли человека в современной политике и степени влияния политической культуры на специфику легитимационных технологий и механизмов. В современном обществе действует широкий арсенал легитимационных технологий и механизмов, которые, в большинстве своем, стали приобретать нисходящий и манипуляционный характер.

Ключевые слова: политическая культура, легитимация, виды легитимации власти, технологии и механизмы легитимации, виды легитимационных технологий.

FarMa Gasratova MODERN TECHNOLOGIES AND MECHANISMS OF

Abstract. The article presents the classification of legitimation, as well as deals with modern technologies and legitimizing mechanisms. Particular importance in the article is paid to understanding the role of a man in modern politics, and the degree of influence of political culture on the specifics of legitimizing technologies and mechanisms. In modern society there is a wide arsenal of legitimizing technologies and mechanisms which, in the majority, began to acquire a top-down and manipulative character.

Keywords: Political culture, legitimation, types of legitimation, technologies and mechanisms of legitimation, types of legitimizing technologies.

Необходимо отметить возросший интерес к проблемам легитимации власти не только политологов, но также социологов и юристов. Анализ различных подходов к описанию сущности и особенностей процесса легитимации позволяет выделить следующие виды легитимации (таблица).

Виды легитимации власти_

Основания классификации Виды легитимации

1 по направленности процесса восходящая

2 по политическому режиму демократическая

3 по признаку рациональности рациональная

4 по признаку формальности формальная

5 по масштабу внутренняя (в пределах страны)

внешняя (в международном пространстве)

6 по средствам правовая

идеологическая и пр.

Особое значение в контексте рассматриваемой темы имеет осмысление роли человека в современной политике и степени влияния политической культуры, которые, так или иначе, определяют специфику легитимационных технологий и механизмов в современном обществе.

© Гасратова Ф.М., 2014

Исследователь Мартьянов В. С. в статье «Человек политический»: модели оправдания власти» прослеживает эволюцию интерпретаций сущности человека в политике. После разрушения морального авторитета церкви в период Реформации и Просвещения человек освобождается от традиционной общности и становится автономным политическим субъектом, возникает легитимация власти от имени гражданского общества. В эпоху постмодерна человек теряет политическую субъектность, постепенно он превращается в объект политики, который «лишь периодически «подключается» к властно-политическому порядку с помощью таких процедур, как выборы, референдумы, соцопросы», т.е., как мы видим, человек перестает быть центром политики. Уходит в прошлое воздействие на разум с помощью идей, возникает комплексное манипулирование через чувства, инстинкты, потребности, эффекты восприятия. Как пишет Мартьянов В.С., власть более не нуждается в опоре на сущность человека, она симулирует ее через процедуры выборов, гражданского общества, представительности, коммуникации и обратной связи [5, с. 83].

Вышесказанное позволяет констатировать нисходящий (легитимация «сверху») и в той или иной мере манипуляционный характер современных легитимационных технологий.

Несомненно, особенности легитимации диктуются типом политической культуры. Как отмечает доктор исторических наук Омельченко Н.А., для большинства западных стран характерно формально-правовое сознание с присущим ему уважением к праву, закону и договору, а также высокая степень уважения и самоуважения личности, невмешательство государства в частную жизнь граждан. В России же именно доминирующая роль государства в жизни общества определила основные черты политической культуры страны, а именно авторитарный характер власти, политическое господство бюрократии, патерналистский характер властных отношений, клиентелизм в отношениях населения к власти, слабая степень структурированности общества, сакрализация власти, персонификация политических отношений и приверженность харизматическим лидерам [6, с. 42]. Также в отличие от правового отношения европейских граждан к государству, отношение русских к нему было более эмоциональным, личностным; «русские люди не терпели посредников между собой и верховной властью и отрицательно относились к государственной бюрократии. » [6, с. 50].

Р. Роуз представляет российское общество как общество песочных часов, в верхней и нижней части которого протекает активная социальная жизнь, но связи между верхами и низами ограничены. В обществе песочных часов граждане не могут оказать на государство никакого влияния и дистанцируются от него. Для такого общества характерно «институциональное лицемерие», когда люди думают одно, но делают то, чего от них требуют [4, с. 44].

Читайте также:
Агент финансовый: что это такое, описание и особенности

Таким образом, как подчеркивает исследователь Кузнецова С.В., отношения между властью и населением в России характеризуются доминирующей ролью власти и пассивной позицией «невмешательства» граждан, которые считают власть чем-то обособленным и недосягаемым. Следовательно, власть сама предпринимает активные меры для признания и оправдания ее населением, т.е. имеет место «легитимация сверху» [4, с. 65].

Таким образом, мы приходим к выводу, что легитимация власти в развитых западных странах осуществляется преимущественно «снизу» через политико-правовые механизмы (выборы, референдум), в то время как в России имеет место в большинстве своем неформальная легитимация «сверху». Причем, считаем возможным предположить, что на западе технологии легитимации применяются преимущественно в период избирательной кампании, в то время как в России уже после выборов власть сталкивается с необходимостью постоянной легитимации.

Анализ трудов современных исследователей, изучающих вопросы легитимности власти и ее легитимации, позволяет условно разделить технологии и механизмы легитимации на две группы: рациональные и нерациональные. Причем, считаем целесообразным выделить в рамках рациональной группы формальные (или политико-правовые) и неформальные технологии и механизмы. К формальным технологиям и механизмам легитимации власти отнесем выборы и референдум, к неформальным – построение персонального или институционального имиджа, символьную политику, политические коммуникации и пр. В группу нерациональных технологий и механизмов легитимации власти отнесем инструменты сакрализации власти: политические мифы, культы, обряды и ритуалы. Хотелось бы отметить, что трудно определить легитимацию посредством СМИ в какую-либо из этих групп, так как СМИ буквально пронизывают современное политическое пространство, посредством их осуществляется и

рациональная, и иррациональная легитимация власти. Деркачев Г.И. выделяет такие группы легитимационных механизмов, как естественные и искусственные, а также пишет об инновационных креативных механизмах легитимации – демократических, социокультурных, социально-исторических; конфессиональных, силовых и пр. В структуре механизма легитимации им выделено два дополняющих друг друга процесса: внешнее освящение власти (происходит в акте делегирования, когда выбирается наиболее достойной лицо) и самоосвящение (или внутренне самоосвящение, когда лицо, которому делегирована власть, «должно в некотором роде раствориться в этой группе», т.е. это своеобразный «акт самоотречения и служения группе») [3, с. 52].

Далее остановимся на современных технологиях и механизмах легитимации власти и начнем с политико-правовой легитимации.

Исследователи Прудников А.С. и Иванченко Ю.А. выделяют процедурные этапы правового процесса легитимации государственной власти. Первым этапом является политико-правовое обоснование государственной власти, на котором особую роль приобретает правовая политика и такие ее формы, как правотворчество, правоприменение и правовое воспитание. Следующий этап – юридическая процедура формирования государственной власти и наделение субъектов власти государственно-властными полномочиями, например, через выборы. Далее следует процедурный этап юридического обоснования власти, т.е. стремление государства закрепить свою власть нормативно. Следующим этапом правовой легитимации является этап единого правового идеологического воздействия на подвластных субъектов, которое может осуществляться через специфические правовые идеи, или правовые интерпретации входящих в идеологию государства идей. Повышение авторитета государственной власти, по мнению исследователей, также возможно посредством выработки новой правовой идеологии, например, идеи сильного социального государства, которое обладает высоким нравственным авторитетом и правовой легитимностью [7, с. 21].

Профессор, доктор политических наук А.В. Скиперских, изучая механизмы и технологии легитимации постсоветских политических систем, выделяет психологические, технологические, технократические и партиципаторные механизмы легитимации.

По мнению А.В. Скиперских, «психологические механизмы легитимации включаются при констатации объектом власти способности субъекта власти принимать политические решения, связанные с распределением власти» [8, с. 102]. Партиципаторные механизмы отвечают за политическое участие, позволяющее объектам власти отождествляться с проводимой политикой. К формам политического участия относятся участие в избирательной кампании, референдумы, акции гражданского неповиновения, демонстрации, пикеты, забастовки, шествия, практики организации массовых акций протеста, политическая социализация и пр. Высоко значение, особенно в предвыборный период Интернет-технологий, «веб-сайты являются виртуальным продолжением реальной политики и этом их легитимационная технологичность» [8, с. 132].

Технократические механизмы политической легитимации предполагают наличие профессионализма, определенных управленческих способностей и умений субъекта власти осуществлять власть над объектом власти. Как пишет А.В. Скиперских, в политическом дискурсе проявления технократичности связывают с экономической эффективностью, таким образом, наибольшие шансы на политическую легитимацию будут у политического актора, способного обеспечить населению максимум преимуществ.

Технологические механизмы, включающие в себя политические технологии -«совокупность логически взаимосвязанных моделей и способов организации, проведения избирательных кампаний, целью которых является легитимация власти», хотя надо признать, что политические технологии не ограничиваются набором избирательных технологий. В качестве особого механизма политической легитимации А.В. Скиперских выделяет политический текст, который состоит из таких элементов, как источник текста, содержание и аудитория; закодированный в содержании текста смысл должен полностью поддаваться расшифровке.

Легитимация власти осуществляется также посредством символов, символьной политики, определенную роль здесь играет также сакрализация, под которой в широком смысле понимают наделение сверхъестественными качествами людей, предметов, явлений и институтов. Многие исследователи считают, что сакрализация заложена в природе человека, испытывающего необходимость в «сакрализации. своего биологического

существования» [2, с. 18]. Исследователи Вилков А.А. и Захаров Т.И. в своей монографии, посвященной сакральным основаниям власти, рассматривают следующие компоненты сакрализации: событие, обряд, ритуал, культ и миф [2, с. 30].

Событие выступает формальным поводом или причиной процесса сакрализации.

Обряд способствует объединению общества, т.е. выполняет интеграционную функцию, также обряд призван выполнять функцию социализации, мировоззренческую и познавательную функции и др. В качестве обряда в современной политике можно назвать обряд перехода -инаугурацию президента.

Следующим инструментом сакрализации власти являются ритуалы, которые делятся на вербальные и операциональные. Под политическим ритуалом понимают «стандартизированное повторение политически значимых действий, идеологически (мифологически) санкционированных и драматически инсценированных, с целью регулярного подтверждения и укрепления социально-политических порядков» [2, с. 26].

Читайте также:
Конфликт интересов: что это такое, описание и особенности

Элементом сакрализации является также культ, который выполняет коммуникационную функцию, функцию трансляции опыта, функцию психологического и эстетического удовлетворения [2, с. 28]. В качестве инструмента политической борьбы и воздействия на политическую культуру авторы рассматривают также политическую магию, которая, в отличие от религии, рассматривает ритуал не как символическое действие, а как мистерию, сопровождающуюся нарушением природных и общественных законов и достижением нужного для заинтересованного лица результата [2, с. 29].

Далее рассмотрим политический миф как компоненту сакрализации. В науке существуют различные трактовки мифа, в том числе мифа политического, который А. Цуладзе рассматривает как орудие власти, как политическую технологию, инструмент манипуляции общественным мнением, целью которого является борьба за власть, ее удержание и, в том числе, легитимация власти [2, с. 22]. Существуют также такие инструменты сакрализации, как контрмиф и псевдомиф.

Бухарбаева А.Р., рассматривая в своем диссертационном исследовании политическую коммуникацию как инструмент легитимации власти, отмечает, что легитимация посредством политической коммуникации позволяет поддерживать соответствие, которое определяет схожесть действий органов власти целям и потребностям общества; определять соответствие действий власти ценностным характеристикам общества; выявлять результативность действий власти и эффективность самой политики [1, с. 59].

В процессе коммуникации власти и общества важная роль принадлежит СМИ. Вообще, возрастание роли СМИ и значения современных информационно-цифровых технологий в легитимации власти в современном обществе настолько велико, что ученые говорят о медиатизации политики и вводят понятие «медиалегитимации», под которой понимают «целостный комплекс организационных и агитационно-пропагандистских мер субъектов политики в целях укрепления ими политической системы, собственной власти, ее признания в обществе на основе включения в процесс имеющегося медийного ресурса» [3, с. 92].

В контексте данных процессов Бухарбаева А.Р. пишет о существовании в условиях коммуникационного общества информационной легитимности, которая представляет собой «процесс приобретения или подтверждения права на осуществление политических действий и принятие политических решений, благодаря информации и умению эффективно контролировать ее оборот» [1, с. 57].

Таким образом, в современном обществе действует широкий арсенал легитимационных технологий и механизмов, которые, в большинстве своем, стали приобретать нисходящий и манипуляционный характер.

1. Бухарбаева А.Р. Политическая коммуникация в условиях легитимации и делегитимации власти в современной России. Дисс. канд. полит. наук – М., 2013.

2. Вилков А.А., Захарова Т.И. Сакральные основания власти в политической жизни России. -Саратов: Издательский центр «Наука», 2010.

3. Деркачев Г.И. Социокультурный аспект легитимации власти в современном обществе. Дисс. канд. филос. наук. – Невинномысск, 2011.

4. Кузнецова С.В. Правовые и символические аспекты легитимации политической власти в России. Дисс. канд.полит.наук. – Саратов, 2003.

5. Мартьянов В.С. «Человек политический»: модели оправдания власти // Человек. – 2009. –

6. Омельченко Н.А. История государственного управления в России: учеб. – М.: Проспект,

7. Прудников А.С., Иванченко Ю.А. Механизм правовой легитимации государственной власти как закономерный процесс // Вестник Московского университета МВД России. – 2012. – №4.

8. Скиперских А.В. Механизмы легитимации политической власти на постсоветском пространстве: Дисс. докт.полит.наук. – Воронеж, 2007.

Легитимность – это… Легитимность государственной власти и типы легитимности

Что такое легитимность

Легитимность – это признание власти обществом, добровольное согласие народа подчиняться решениям политических лидеров и государственных органов.

В демократическом обществе легитимность власти подтверждается на свободных выборах.

Составляющие легитимности – это:

Положительная оценка власти населением.

Признание власти мировым сообществом.

Легитимность существует в общественном сознании и связана с моральной оценкой. Граждане одобряют или не одобряют власть, исходя из своих представлений о добре и зле, о справедливости и порядочности, высших ценностях.

Что такое легитимная власть

Легитимная власть – это власть, которую массы принимают без принуждения, считают справедливой и авторитетной, наилучшей для страны в данный момент. Это не значит, что легитимная власть имеет 100-процентную поддержку. Легитимность означает, что власть поддерживает большинство, основная часть общества исполняет решения власти.

Нормативная структура политической легитимности по версии английского политолога Дэвида Битэма выглядит следующим образом:

Власть соответствует принятым в обществе правилам.

Эти правила оправданы верой, которую разделяют управляемые и управляющие.

Имеются доказательства согласия на существующие отношения общества и власти.

Легитимация, делигитимация и кризис легитимности

Легитимация – это процесс признания обществом власти или политического лидера.

Пример: в России в начале XVII века воцарилась династия Романовых. Поначалу ее легитимность была под вопросом – цари вынуждены были созывать Земские соборы для обсуждения важнейших решений. Однако к концу XVII века положение династии упрочилось, ее легитимность перестала вызывать сомнения, и в стране установился абсолютизм – абсолютная власть монарха. Так произошла легитимация власти Романовых.

Делигитимация власти – это обратный процесс, потеря народного доверия. Чем ниже уровень легитимности, тем чаще власти приходится опираться на силовое принуждение.

Кризис легитимности – это крайняя ситуация, в которой народ не верит в право политической элиты руководить государством, открыто выражает недоверие власти и не хочет подчиняться ее решениям. Кризис легитимности может быть вызван вызвана противоречием интересов народа и политической элиты, конфликтами между ветвями власти и т.п.

Легитимность и легальность: в чем разница

Первоначально слово легитимность означало «законность» и было синонимом легальности. Однако в современной политологии это разные термины:

Легитимность – это признание власти населением.

Читайте также:
Акцептный кредит: что это такое, описание и особенности

Легальность – это законность, соответствие правовым нормам.

Легитимность не юридический факт, а социально-психологическое явление. Любая власть, издающая законы и обеспечивающая их выполнение, легальна. Но легитимна только та власть, которую признает население.

В обществе может существовать и нелегальная власть, которая может восприниматься как легитимная либо нелегитимная. Пример такой власти – мафиозные структуры.

Три типа легитимности по Максу Веберу: традиционная, легальная и харизматическая

Делить легитимность по трем типам – традиционному, легальному и харизматическому – предложил немецкий социолог и философ Макс Вебер. Это идеальные, абстрактные типы, в конкретных политических системах они могут сочетаться в разных пропорциях, подчеркивал Вебер.

По Веберу, у политической власти могут быть три источника правомерности: традиция, харизма и рационально-правовая основа.

Традиционная легитимность основана на верности принятым образцам. Стабильность власти опирается на историю и опыт прошлого. Традиционная легитимность часто связана с наследственным типом правления в монархических государствах.
Например, в Саудовской Аравии король имеет право руководить страной, потому что происходит из правящей династии, и жители этого не оспаривают.

Рационально-легальная легитимность опирается на закон и процедуры, которые население признает справедливыми. Подобная легитимность характерна для современных демократических стран, где легитимность подтверждается народным волеизъявлением.
Например, власть президента США основывается на том, что он победил на общенациональных выборах.

Харизматическая легитимность основана на вере людей в исключительные качества политического лидера – его харизму. Эта вера переносится на всю систему власти. Нередко харизматическая легитимность возникает в критические периоды – например, в ходе революций.
Данный тип легитимности создает очевидные проблемы: во-первых, вера в непогрешимость лидера ведет к «культу личности», подрыву свобод; во-вторых, передать свою харизму преемнику невозможно, и это ставит власть под угрозу.
Пример харизматической легитимности: диктатура Юлия Цезаря, захватившего власть в Риме без опоры на закон или традицию.

Что такое нормативный правовой акт

Что такое нормативный правовой акт

Нормативный правовой акт (НПА) — это официальный документ, принятый (изданный) в определенной форме правотворческим органом в пределах его компетенции и направленный на установление, изменение и отмену правовых норм.

Важно: пока нормативно-правовой акт не опубликован, он не имеет силы. Могут быть прописаны разные сроки — например, конкретная дата или указание на то, через сколько дней акт вступает в силу. Есть специальные места опубликования НПА. Для федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания, актов Президента Российской Федерации, актов Правительства Российской Федерации это — «Российская газета» и «Собрание законодательства Российской Федерации», а также портал pravo.gov.ru.

В России есть иерархия нормативных правовых актов в зависимости от их юридической силы:

1. Конституция РФ

Это Основной закон государства, особый НПА, имеющий высшую юридическую силу. Нормативные акты, стоящие ниже по иерархии, не могут противоречить Конституции. Кроме того, в 2020 году в Конституцию были внесены поправки, по которым не соответствующие российской Конституции международные договоры РФ не подлежат введению в действие и применению.

2. Международные договоры

Являются частью правовой системы России (ст. 15, п. 4). Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

3. Федеральные конституционные законы и федеральные законы (в том числе кодексы)

По предметам федерального ведения принимаются ФКЗ и ФЗ, имеющие прямое действие на всей территории нашей страны. По предметам совместного ведения РФ и субъектов издаются ФЗ и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов.

Федеральный конституционный закон в иерархии выше, чем ФЗ — федеральные законы не должны противоречить федеральным конституционным законам.

ФКЗ принимаются в соответствии с Конституцией по вопросам, в ней предусмотренным. Например, режим военного положения и изменение статуса субъекта РФ определяются федеральным конституционным законом.

Кодекс — это большой федеральный закон, систематизирующий нормы в какой‑то отрасли. Например, в РФ есть Уголовный, Гражданский, Трудовой, Семейный, Земельный, Таможенный, Налоговый, Лесной, Воздушный и другие кодексы.

Кстати, о том, как инициатива становится законом, вы можете почитать здесь.

4. Федеральные подзаконные правовые акты:

  • Указы и распоряжения Президента РФ. Они обязательные к исполнению на всей территории страны. Противоречить НПА, которые выше в этом списке, Указы и распоряжения не могут.
  • Постановления Правительства России. Также обязательны к исполнению на территории РФ. Подписывает их Председатель Правительства. Они могут быть отменены Президентом, если противоречат вышестоящим в этом списке нормативным правовым актам — Конституции, ФКЗ и ФЗ.
  • Акты федеральных органов исполнительной власти. Это НПА, которые издают министерства, федеральные службы, агентства, ЦБ РФ, ЦИК РФ, Генпрокуратура и другие федеральные органы власти.

5. Конституции (уставы) субъектов Федерации

Наша страна — федеративное государство и состоит из 85 равноправных субъектов. У этих республик, краев, областей, городов федерального значения, автономных округов и одной автономной области есть свои конституции (уставы). Они должны соответствовать Конституции РФ.

6. Законы субъектов Федерации

Законодательство субъектов также должно соответствовать Основному закону страны, а также не противоречить ФКЗ и ФЗ.

7. Подзаконные правовые акты субъектов Федерации

Это нормативные акты, издаваемые органами власти субъектов Федерации. Как и все остальные НПА, они должны соответствовать Конституции.

На уровне муниципальных образований существуют решения муниципального образования.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: