Акцессорное правоотношение: что это такое, описание и особенности

Новое понимание акцессорности в свете изменений ст. 329 ГК РФ

Рубрика: Юриспруденция

Дата публикации: 17.03.2016 2016-03-17

Статья просмотрена: 602 раза

Библиографическое описание:

Бахов, А. А. Новое понимание акцессорности в свете изменений ст. 329 ГК РФ / А. А. Бахов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2016. — № 6 (110). — С. 589-591. — URL: https://moluch.ru/archive/110/26787/ (дата обращения: 21.12.2021).

Динамичное развитие гражданского оборота в начале этого века выявило недостатки проведенных реформ и создало почву для новых изменений в правовом пространстве. И такие изменения не заставили себя ждать. Уже в 2009 г. принимается Концепция развития гражданского законодательства.

Целью реформирования, очевидно, является создать закон, который воплощал бы в себя не только уже сложившуюся практику, но и новые идеи, которые позволят обеспечить стабильность гражданско-правового регулирования.

Несомненно, на наш взгляд, достойна пристального взгляда глава о способах обеспечения исполнения обязательства, ведь именно она делает оборот стабильным, предсказуемым и более развитым. Допускаемые в ней законодательные ошибки очень сильно бьют по предпринимательским отношениям и рынку в целом.

Эту работу хотелось бы посвятить внесенным изменениям в ст.329 ГК РФ, которая позиционирует себя, как общая часть главы о способах обеспечения исполнения обязательства. Отсюда, требования к ее содержанию и технике возрастают в много раз, потому что в сумме с теми нормами, которые устанавливаются далее, образуется правоотношение с конкретными участниками рыночных отношений.

Итак, акцессорность в классическом представлении понимается, как свойство зависимого обязательства, которое может существовать только вместе с основным обязательством [1].

Некоторые ученые, в частности Р. С. Бевзенко, пошли дальше и разделили акцессорность на следующие признаки [3]:

1) акцессорность возникновения (обеспечение не может возникнуть без возникновения долга);

2) акцессорность объема (обеспечение не может быть больше по объему, чем долг);

3) акцессорность следования (кредитор по обеспеченному долгу одновременно является держателем обеспечения);

4) акцессорность принудительной реализации (кредитор не может прибегнуть к обеспечению если он не может прибегнуть к принудительному взысканию обеспеченного долга);

5) акцессорность прекращения (обеспечение прекращается при прекращении основного долга).

С таким подходом можно согласиться, так как он наиболее ярко отражает сущность акцессорности и прослеживает динамику развития акцессорного обязательства.

Свое историческое продолжение этот вопрос получил в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 12 июля 2012 г. № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством», п.3 которого говорит, что согласно абзацу второму статьи 361 ГК РФ, стороны договора поручительства вправе предусмотреть, что поручительство обеспечивает не только обязательства, возникающие из договора (например, о возврате кредита и процентов за его пользование), но и требование о возврате полученного (требование о возмещении в деньгах стоимости полученного) по такому договору при его недействительности или возврате неосновательного обогащения при признании договора незаключенным.

Такой подход ВАС РФ был новым на тот момент, и он решал сложную сложившуюся практическую проблему. Дело в том, что долгое время суды, следуя формулировкам закона, который говорил, что акцессорное обязательство прекращается с прекращением соглашения, устанавливающего основное обязательство, отказывали кредитору в праве воспользоваться обеспечивающим обязательство способом, в связи с признанием сделки недействительной. Сделанный вывод приводил к огромным злоупотреблениям. Приведем пример.

Некий Банк, предоставляя кредит гражданину, требует от него обеспечения возврата денежных средств в виде поручительства или залога. Гражданин, получив деньги, растрачивает их на свои нужды, после чего, понимая, что не сможет вернуть долги, и, желая сохранить средства, направленные на обеспечение исполнения обязательства, инициирует признание по какому-либо основанию ранее заключенного соглашения недействительным, из-за чего обеспечение, как не имеющее основания, отпадает. В итоге, банк не только не в состоянии вернуть сумму долга, но и лишается возможности удовлетворить свой интерес из предоставленного обеспечения.

Высший Арбитражный суд РФ, разрешая возникшую проблему, сказал [4], что ранее возникшее обязательство сохранилось, трансформировавшись в реституционное правоотношение.

Принятые поправки в Гражданский Кодекс РФ еще более развили этот механизм. Теперь данный подход распространяется не только на нормы поручительства, но и на остальные способы обеспечения исполнения обязательства, даже на непоименованные.

Обращаясь к п. 3,4 ст.329 ГК РФ необходимо провести разграничение двух конструкций. Пункт 3 описывает механизм, который нами разбирался выше.

Пункт 4 ст.329 ГК РФ демонстрирует классический подход акцессорности, который подразумевает, как говорил Бевзенко Р. С., прекращение акцессорности вместе с прекращением основного обязательства. Примерами окончательного прекращения обязательства, которые и подпадают под эту норму, являются исполнение обязательства, отступное, зачет, и другие основания, перечисленные в главе 26 ГК РФ.

На наш взгляд, все достоинства этой новеллы не умаляют ее недостатков. Думаю, что правильным было бы наряду с установлением применимости нормы к недействительному соглашению, также установить и ее применение к незаключенному соглашению, которое также влечет последствия возврата в реституционном порядке всего ранее полученного сторонами. Уже цитируемое Постановление Пленума ВАС РФ № 42 признавало сохранение способа обеспечения исполнения обязательства и при незаключенности договора. Отказ законодателя остается не ясным. Тем более, что законодательство различает эти ситуации лишения юридической силы достигнутого соглашения.

Однако, полагаю, что такой пробел можно восполнить допустимой в гражданском праве аналогией закона и, в случае возникновения злоупотреблений на почве незаключенного соглашения, применить п.3 ст.329 ГК РФ.

Воплощение идеи Высшего Арбитражного суда РФ в ст.329 ГК РФ говорит о том, что целью законодателя было распространить эту конструкцию как можно шире, на все способы обеспечения обязательства, и сделать ее общим правилом.

Однако стремление законодателя сделать, как можно лучше и одним предложением решить все проблемы, совсем не учитывает специфику тех способов, которые расположены в главе 23 ГК РФ, не говоря уже о не поименованных способах.

Думается, что целью общей частью при принятии главы 23 ГК РФ является отразить признак акцессорности, который действительно объединяет все перечисленные в ней способы обеспечения исполнения обязательства. Поэтому настоящие и будущие изменения в ст.329 ГК РФ необходимо вносить обдуманно и анализировать каждое положение применительно ко всем нормам главы.

Читайте также:
Акцептный кредит: что это такое, описание и особенности

Итак, как мы уже говорили, истоки п.3 ст.329 ГК РФ лежат в отношениях, возникающих из договора поручительства. Анализируя природу поручительства, становится очевидна возможность легкого встраивания гарантии сохранения обеспечения и после прекращения обязательства. Перестраховка возможностью предъявления требования к другому лицу является достаточно удобной и не влечет нарушения баланса интересов сторон законом. Это правило является уже изученным в теории и с успехом реализуется на практике, воплощаясь в форме субсидиарной ответственности.

Но вот, даже поверхностное рассмотрение других способов, ставит большие вопросы над правильностью универсального применения этого подхода.

Так, ст.330 ГК РФ говорит, что основанием уплаты неустойки является неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства. При этом оценка исполнения проводится в момент, когда стороны уже исполнили возложенные на них обязанности. Однако довольно часто, до этой стадии соглашение не доживает ввиду признания его недействительным и переходом сторон в реституционные правоотношения.

Анализ судебной практики [5] применения последствий недействительности сделок показывает, что суды, лишь устанавливают обязанность передать все полученное по договору, которая воплощается в исполнительном листе. Но это уже иное правоотношение, в котором должник, проигравший спор, обязуется перед Российской Федерацией исполнить вступившее в силу судебное решение. Достигшие ранее соглашения не имеют никакой силы, так как были предметом судебного разбирательства.

Таким образом, если исходить из законодательных положений, то ранее обеспечивающая договорное обязательство неустойка, теперь обеспечивает исполнимость судебного решения, что приводит к парадоксальному выводу о применении гражданско-правовых форм в процессуальных отношениях.

Также из-за своей специфики не может быть восприняты изменения в ст.329 ГК РФ и положениями о задатке.

Задаток представляет собой платеж, который входит в цену достигнутого соглашения. Его обеспечительная сила заключается в первичном предоставлении по отношению к предмету основного обязательства. Как правила, задаток актуален в преддоговорных отношениях, когда он укрепляет волю сторон в необходимости заключения договора.

Если соглашение, из которого возникает основное обязательство, признается недействительным, то наиболее распространена ситуация, урегулированная ст.381 ГК РФ, при которой возникает обязанность только кредитора по возращению задатка. Таким образом, получается, что ст.329 ГК РФ никак не обеспечивает, а только вводит в заблуждение стороны договора.

Таким образом, внесенные изменения, скорее всего, не ставят точку в развитии главы 23 ГК РФ. Все, что было сказано выше, безусловно, будет опробовано и испытано в практической деятельности юристов и судов Российской Федерации, возникнут новые проблемы, коллизии и недоработки, которые потребуют своего разрешения.

Сегодня же основной целью является отражение в законе всех насущных потребностей современного гражданского оборота. Включение механизма распространения соглашения об обеспечении и на после договорные отношения, как нам представляется, достигает этой цели.

Выявленные в этой работе недостатки внесенных изменений можно отнести к вопросу об идеальности законодательного текста, которая, как известно, практически недостижима.

На наш взгляд, самое главное то, что эта норма действенна и востребована на практике. Наработав определенный практический и научный опыт, мы сможем ее усовершенствовать и гармонизировать в системе способов обеспечения исполнения обязательств.

К вопросу об акцессорности *

Крашенинников Михаил Павлович, аспирант Саратовской государственной юридической академии.

В настоящей статье рассматривается свойство акцессорности обязательств. Описываются основные подходы к пониманию этого термина, предпринимается попытка вывести авторский подход к определению круга правоотношений, обладающих данным свойством.

Ключевые слова: акцессорные обязательства, обеспечительные обязательства, акцессорность.

Present article is mainly focused on the properties of accessory obligations. The nature of accessory obligations as a term is revealed through a compilation of major law schools’ viewpoints on the issue, as the author brings up their basic key pointsand deduces his original perspective on determining the range of relationships covered by this property.

Key words: accessory obligations, obligations of provision, accessory.

Термин “акцессорный” происходит от латинского слова accessio, “в обязательственном праве означает добавочное обязательство” , подразумевает принадлежность и дополнительность; возможна его трактовка как происходящего от accessories , что не меняет смысла данного понятия. Применительно к обязательствам также используется термин “дополнительное обязательство”, рассматриваемый как равнозначный термину “акцессорное обязательство” .

Бартошек М. Римское частное, право: понятие, термины, определения / Пер. с чешского Ю.В. Преснякова. 1989. С. 21.
См.: Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. 2: Обязательственное право / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Статут, 2010. С. 47.
См., напр.: Гражданское право: В 2 ч. / Отв. ред. В.П. Мозолин. Ч. 1. М., 2005. С. 275.

В литературе дополнительные обязательства, как правило, не раскрываются через определение: авторы указывают на два признака акцессорных обязательств.

Первый – это обусловленность дополнительного обязательства основным. Это означает, что возникновение акцессорного обязательства зависит от наличия так называемого основного обязательства, и содержание дополнительного обязательства связано с содержанием основного. Это может быть обеспечение обязательства (что на сегодняшний день единственно и рассматривается в юридической литературе) и, как следует из смысла определения “акцессорный”, также может являться любым другим обязательством, выполняющим требование обусловленности.

Вторым признаком, определяющим акцессорность обязательства, является его дополнительность, или, как можно перефразировать, зависимость. Акцессорное обязательство является зависимым по отношению к основному; при недействительности основного дополнительное также будет являться недействительным. Это подтверждается и судебной практикой, так, ВАС РФ в своем Определении от 19 апреля 2007 г. отмечает: “Суды указали, что договор залога создает между залогодателем и залогодержателем дополнительное (акцессорное) обязательство, которое не может существовать отдельно от основного обязательства – обязательства по возврату кредита” .

Определение ВАС РФ от 19 апреля 2007 г. N 1255/07 по делу N А70-4156/26-2006.

Читайте также:
Больничный листок: что это такое, описание и особенности

Такой механизм законодательно закреплен только для акцессорных обязательств, рассматриваемых в качестве обеспечительных. Например, изложенные в ст. 352 ГК РФ акцессорные обязательства фактически сегодня законодательно нашли свое воплощение в гл. 23 данного Кодекса, что подтверждается и состоянием доктрины российского права, рассматривающей дополнительные обязательства как обязательства по обеспечению основного обязательства.

Как пример можно привести объяснение сути акцессорного обязательства в учебнике гражданского права под редакцией В.П. Мозолина: “Во-первых, оно обеспечивает фактически существующее, т.е. не прекратившееся основное обязательство” , или в “Договорном праве” М.И. Брагинского и В.В. Витрянского: “Но это обязательство особого рода. Его специфика состоит в дополнительном (акцессорном) характере по отношению к обеспечиваемому обязательству (главному, основному обязательству). Эта особенность обеспечительного обязательства, т.е. его дополнительный характер по отношению к основному обязательству, проявляется во многих моментах, которые нашли отражение в ГК и ином законодательстве” .

Гражданское право: В 2 частях / Отв. ред. В.П. Мозолин. Ч. 1. М., 2005. С. 275.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского “Договорное право. Общие положения” (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации – Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. М.: Статут, 2005. С. 258.

Характеристика акцессорного обязательства как относящегося к обеспечению обязательств происходит по следующим причинам: во-первых, как было отмечено ранее, законодательно закреплена акцессорность только в обеспечении обязательств; во-вторых, в экономическом обороте подписание дополнительных соглашений к существующим правоотношениям, не являющимся частью основного договора, принято именно в сфере обеспечения обязательств.

Вместе с тем представляется, что любое правоотношение, закрепленное в договоре, единичным не является. В договоре фиксируется комплекс правоотношений, возникающих из основного, которое порождает последствия, которые хотели бы достичь стороны. Обеспечение закрепляемого в договоре комплекса обязательств является для сторон одним из важнейших вопросов, особенно это характерно для экономического оборота нашей страны, характеризующегося более высокими рисками ведения экономической деятельности, в частности связанными с исполнением судебных решений и самим исполнением обязательств контрагентами.

Этот факт повышает значимость обеспечения исполнения обязательств, тем самым ускоряя развитие данного института в российском праве.

В настоящий момент существует дискуссия о том, какие способы обеспечения обязательств можно причислить к акцессорным. Традиционно акцессорными считаются :

См.: Гражданское право. Т. II. Полутом 1 / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. Е.А. Суханова. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 26; Гражданское право: Учебник. 5-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: ПБОЮЛ Л.В. Рожников, 2000. Т. 1. С. 528.

  • залог;
  • поручительство;
  • задаток;
  • удержание;
  • неустойка.

В литературе существуют иные точки зрения. Наибольшего внимания заслуживает точка зрения Б.М. Гонгало, который утверждает следующее: “Все существующие на сегодняшний день обеспечительные обязательства, кроме банковской гарантии, отвечают названным признакам акцессорных обязательств. Однако и банковская гарантия является хотя и своеобразным, но дополнительным обязательством. Ее дополнительный характер обнаруживает себя в функциональном назначении (п. 1 ст. 369 ГК)” . Эта точка зрения представляется разумной, так как свойство дополнительности рассматривается в буквальном смысле, и, возможно, с доктринальной точки зрения понятие акцессорности оказалось бы в выигрыше, если рассматривать дополнительность с точки зрения функции правоотношения. Тем не менее даже если рассматривать акцессорность через прямую связанность и зависимость правоотношений, к дополнительным обязательствам можно отнести сервитуты. “Сервитут не может быть самостоятельным предметом купли-продажи, залога и не может передаваться каким-либо иным способом лицам, не являющимся собственниками недвижимого имущества, для обеспечения, использования которого сервитут установлен. И в этом смысле сервитут носит акцессорный, т.е. придаточный характер по отношению к тому праву, в интересах которого он установлен” . М.А. Егорова в статье “Акцессорность как существенный признак соглашений об изменении и расторжении договора” справедливо указывает на наличие свойств акцессорности в соглашениях об изменении и расторжении договора: “Производный характер от основного договорного обязательства является общей чертой всех оснований изменения и расторжения договора. В этом отношении соглашение сторон об изменении или расторжении договора как правоотношение следует отнести к акцессорным (дополнительным) обязательствам” . При этом она выделяет основные особенности сделки, позволяющие характеризовать ее как акцессорную:

Гонгало Б.М. Учение об обеспечении обязательств. М.: Статут, 2000. С. 20.
Гражданское право: Учебник. 5-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Т. 1. М.: ПБОЮЛ Л.В. Рожников, 2000.
Егорова М.А. Акцессорность как существенный признак соглашений об изменении и расторжении договора // Туризм: право и экономика. 2007. N 5.

“1) соглашение об изменении или расторжении договора не является самостоятельным, обособленным от основного, договорным обязательством;

  1. заключение такого соглашения ограничено рамками договорной модели основного договорного обязательства;
  2. предмет правового регулирования соглашения об изменении или расторжении договора должен соответствовать предмету правового регулирования основного договора;
  3. недействительность или незаключенность основного договорного обязательства влечет за собой недействительность рассматриваемого соглашения. Производный характер от основного договорного обязательства является общей чертой всех оснований изменения и расторжения договора. В этом отношении соглашение сторон об изменении или расторжении договора как правоотношение следует отнести к акцессорным (дополнительным) обязательствам” .

Там же.

Акцессорный характер соглашения при этом определяет его основные особенности и как двусторонней сделки:

  1. соглашение об изменении или расторжении договора не является самостоятельным, обособленным от основного, договорным обязательством;
  2. заключение такого соглашения ограничено рамками договорной модели основного договорного обязательства;
  3. предмет правового регулирования соглашения об изменении или расторжении договора должен соответствовать предмету правового регулирования основного договора;
  4. недействительность или незаключенность основного договорного обязательства влечет за собой недействительность рассматриваемого соглашения.

Таким образом, акцессорность не выражается лишь в зависимости обязательств, на которые часто ссылаются, указывая на п. 3 ст. 329 ГК РФ.

Акцессорные обязательства могут возникать как до, так и после заключения основного обязательства. Некоторые виды акцессорных способов обеспечения обязательства могут быть также заключены для обеспечения обязательства, которое возникнет в будущем. Так, согласно ст. 361 Гражданского кодекса Российской Федерации, поручительство может быть заключено в отношении будущего основного обязательства. В этом случае акцессорное обязательство начинает действовать, когда возникает основное обязательство. Невозможность перевода основного обязательства следует из правовой природы дополнительного обязательства в силу его зависимости, что подтверждается судебной практикой .

Читайте также:
Что грозит собственнику, если он не платит за услуги ЖКХ

См.: Постановление ФАС Московского округа от 6 мая 1999 г. N КГ-А40/1233-99.

Существует дискуссия о том, является ли аваль самостоятельным обязательством либо имеет дополнительный характер. В.А. Белов пишет о “самостоятельности обязательства авалиста и его независимости от обеспеченного им основного обязательства, если иное прямо не предусмотрено законом, т.е. о том, что обязательство авалиста не является акцессорным. ” . Также существует противоположное мнение, его представляет В.Н. Уруков, не соглашаясь и утверждая следующее: “Тезис В.А. Белова о том, что обязательство авалиста не является акцессорным, вряд ли можно признать обоснованным, поскольку аваль гарантирует платеж по векселю конкретного должника (или конкретных должников или всех должников), и в случае добровольного совершения платежа, само собой разумеется, обязательство авалиста прекращается. Таким образом, обязательство авалиста носит акцессорный характер – оно прекращается в связи с надлежащим исполнением обязательства, которое было обеспечено авалем, т.е. напрямую зависит от судьбы обеспеченного им основного обязательства, т.е. прекращение обязательства, обеспеченного авалем, ведет к прекращению обязательства авалиста” .

Белов В.А. Проблемы цивилистической теории в вексельном праве: Дис. . д-ра юрид. наук. М., 2004. С. 16.
Уруков В.Н. Аваль (вексельное поручительство) // Налоги (газета). 2009. N 35.

Подводя промежуточный итог под вышесказанным, необходимо отметить порочную тенденцию рассматривать акцессорность преимущественно лишь в связи с гл. 23 ГК РФ. Представляется, что такая традиция оставляет нерассмотренным значительное количество правоотношений, которые в той или иной степени можно назвать акцессорными. Считаем, что большинство правоотношений не существуют безотносительно друг от друга, а находятся в различного рода взаимосвязях, которые позволяют считать акцессорными правоотношения, которые, находясь в некотором “вакууме”, не могут считаться акцессорными. Для примера можно рассмотреть некий абстрактный договор. Договор рождает правоотношение, основное, если так можно выразиться, глобальное правоотношение для данного договора – то правоотношение, которое является целью заключения рассматриваемого договора. Предположим, рассматриваемый нами договор – это договор аренды. Соответственно целью этого договора для арендатора будет предоставление ему помещения, а для арендодателя – предоставление помещения для временного пользования. Однако для достижения этих целей в рамках правоотношения (договора) сторонам необходимо совершить действия, которые также будут являться правоотношениями, но будут находиться “внутри” этого договора. Таким действием может являться, например, подписание акта приема-передачи. Подписание такого акта, как правоотношение, не несет в себе самостоятельной цели, его цель – исполнение рассматриваемого нами договора. Можно считать, что его целью является цель правоотношения, составной частью которого он является, т.е. цель, которую преследует субъект договора аренды. Общая цель этих правоотношений, находящихся на разном иерархическом уровне, и будет рождать подчинение и, собственно, иерархию. Такое наблюдение отсылает нас к вопросу о содержании правоотношения. Получается, что содержание правоотношения включает нечто большее, чем обычно предполагается. Этой же точки зрения придерживается и В.П. Мозолин, в своем учебнике он критикует сложившуюся традицию понимания “содержания правоотношения”: “Согласно наиболее распространенному в настоящее время взгляду, содержание гражданского правоотношения составляют субъективные гражданские права и обязанности. Данное мнение неправильно, прежде всего потому, что базируется на ошибочном представлении о характере связи гражданских правоотношений с общественными отношениями, регулируемыми нормами гражданского права, и полностью исключает из сферы его функционирования действия участников гражданского правоотношения, составляющие содержание данного отношения. Невозможно ограничивать содержание правоотношения субъективными правами и обязанностями, предусматривающими лишь правомерные действия субъектов отношения. В равной мере в понятие содержания входят и неправомерные действия субъектов, выходящие за пределы того, что законом позволено делать субъектам правоотношения. Иначе понятие гражданского правоотношения становится бессмысленным” . Таким образом, можно признать существование “комплексных” правоотношений, которые состоят из некоторого количества единичных, атомарных правоотношений. Однако существует точка зрения, по которой комплексные правоотношения – правоотношения, которые могут быть охвачены несколькими отраслями права . С другой стороны, обоснована также и точка зрения, в которой комплексные правоотношения представляются “распадающимися” на простые . Представляется, что вопрос терминологии, а именно: каким словом обозначать свойство правоотношения распадаться на более простые правоотношения, вторичен. Основной задачей правовой науки в этом отношении является изучение данного интересного свойства, не получающего должного освещения сегодня. Более того, необходимо отметить свойство подчинения одних правоотношений другим, что позволяет рассматривать акцессорность гораздо более широко в сравнении с принятыми сегодня взглядами.

Гражданское право: В 2 частях / Отв. ред. В.П. Мозолин. М.: Юристъ, 2005. Ч. 1. С. 53.
См.: Скакун О.Ф. Теория государства и права: Учебник. Харьков: Консум; Ун-т внутр. дел, 2000.
См.: Проблемы теории государства и права: Учебник / Под ред. С.С. Алексеева. М.: Юрид. лит., 1987.

Субординация акцессорных обязательств, восстановленных в результате признания сделки недействительной.

В действующем законодательстве о банкротстве имеется ярко выраженный пробел правового регулирования вопроса восстановления акцессорных обязательств, которые обеспечивали исполнение сделки, действия по исполнению которой в последствии были признаны недействительным в порядке ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Отсутствие правового регулирования в данном вопросе восполняется судебной практикой, в частности, судебными актами Верховного Суда, принимаемыми при разрешении спорных вопросов, в связи с чем в настоящее время уже сложилась правоприменительная практика, касающаяся порядка и способа восстановления требований кредитора к поручителям, которые обеспечивали исполнение обязательств, исполненных с предпочтением.

В знаковом для разрешения этой проблемы определении Верховного суда от 27.04.2018 по делу №А40-232020/2015 предусмотрено 2 возможных пути предъявления требований: требование о восстановлении задолженности в рамках дела, в котором оспаривалась сделка, и предъявление самостоятельного иска о присуждении.

В указанном определении Верховный Суд также указал, что при рассмотрении подобных требований суд привлекает лиц, выдавших обеспечение, в качестве ответчиков и проверяет существование юридических связей между ними и истцом на момент разрешения спора, то есть, проверяет основания возникновения обеспечительных обязательств (в том числе при наличии соответствующих возражений – на предмет их действительности), а также устанавливает, имелись ли условия для их прекращения с учетом того, что осуществленное ранее и признанное недействительным исполнение не может считаться надлежащим. Аналогичные вопросы должен разрешить суд при рассмотрении таких требований, заявленных напрямую к поручителю.

Читайте также:
Индекс цен: что это такое, описание и особенности

К сожалению, Верховный Суд в определении не дал разъяснений, касающихся возможности понижения очередности удовлетворения требований, вытекающих из восстановленных акцессорных обязательств, если такое требование предъявляется к лицу, находящемуся в процессе банкротства.

Логика, согласно которой восстановленные в результате признания недействительными сделками акцессорные обязательства подлежат субординации, следует из системного толкования п. 2 ст. 61.6 Закона о банкротстве с учетом, разъяснений, изложенных в пункте 27 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

По смыслу пункта 27 Постановления № 63 понижение очередности восстановленного требования на основании пункта 2 статьи 61.6 Закона о банкротстве является ответственностью особой природы, которая применяется по отношению к кредитору, чья недобросовестность установлена в ходе рассмотрения вопроса о недействительности сделки.

Учитывая наличие тесной юридической взаимосвязи между основным и обеспечивающим его исполнение обязательствами, представляется разумным сохранение указанных правил о понижении очередности не только к самому восстановленному требованию в рамках дела о банкротстве основного должника, но и по отношению к восстановленным требованиям, вытекающим из обеспечительных обязательств, в деле о банкротстве предоставившего поручительство лица.

Исходным положением для данного вывода является то факт, что субординация требований обладает свойством общей превенции, характерным для всех типов юридической ответственности, то есть, имеет целью предупреждение нарушения установленных законодательством запретов для широкого круга лиц.

Однако в случае допущения удовлетворения восстановленных требований по акцессорным обязательствам недобросовестных кредиторов наравне с требованиями независимых кредиторов, цель общей превенции не будет достигнута в полной мере, так как при таком подходе недобросовестный кредитор сохранит за собой право на удовлетворение своих требований за счет конкурсной массы лиц, предоставивших обеспечение в счет недействительной сделки, то есть, не претерпит должных негативных последствий из своего недобросовестного поведения.

Особенно следует обратить внимание, что неприменение правил о понижении очередности удовлетворения восстановленных требований кредиторов за счет конкурсной массы лица, предоставившего обеспечение, прежде всего нарушит права других независимых кредиторов, которые не участвовали как в совершении и исполнении недействительной сделки, ставшей причиной восстановления требований по акцессорным обязательствам, так и не могли повлиять на ход рассмотрения вопроса о признании такой сделки недействительной.

Вместе с тем, независимые и добросовестные кредиторы, тем не менее, несут неблагоприятные последствия в виде уменьшения размера удовлетворения своих требований в результате притязаний недобросовестного кредитора на часть конкурсной массы лица, предоставившего обеспечение.

Также вопрос о субординации восстановленных прав требования по обеспечительным обязательствам имеет смысл в контексте банкротства группы лиц, когда одним из кредиторов предоставившего обеспечение лица, является основной должник.

В практике делового оборота лица, выдающие обеспечение, как правило. входят в одну группу лиц с должником или являются его контролирующими лицами, и эти же лица, как правило, имеют задолженность перед основным должником, вытекающую из ординарных гражданско-правовых отношений или возникающую в результате признания недействительных сделок с основным должником. Иными словами, такая ситуация имеет широкое распространение и не является исключением из правила.

При таких обстоятельствах на удовлетворение от конкурсной массы предоставившего обеспечение лица претендует как кредитор по восстановленным обеспечительным обязательствам, так и основной должник.

Особенность подобного положения заключается в том, что в рамках дела о банкротстве основного должника кредиторы имеют право на защиту своих имущественных интересов по отношению к конкурсной массе путем реализации механизма субординации требований, восстановленных в результате признания сделки недействительной, но аналогичные притязания кредиторов основного должника на конкурсную массу выдавшего обеспечение лица по указанной недействительной сделке от восстановленных требований недобросовестного кредитора прямо в законе не защищаются, хотя справедливо сделать утверждение, что несмотря на наличие двух различных дел о банкротстве, тем не менее, существует единая конкурсная масса, из которой будут удовлетворяться требования кредиторов основного должника.

Таким образом, в контексте взаимосвязанных банкротств основного должника и поручителя представляется недопустимым существование двух различных правовых подходов к очередности удовлетворения требований, восстановленных в результате признания недействительной сделки, так как это по существу является непоследовательным применением правил о субординации, которые в деле о банкротстве основного должника ограничивают недобросовестного кредитора в его притязаниях на конкурсную массу, однако в деле о банкротстве лица, предоставившего поручительство по недействительной сделке, допускают равную с основным должником очередность удовлетворения требований недобросовестного кредитора.

Ранее вопрос о возможности субординации восстановленных акцессорных требований широко в юридической науке не обсуждался, однако Сайфуллин Р.И. в своей статье «Восстановление обязательства из поручительства как последствие оспаривания сделки в деле о банкротстве»[1] поддерживает вышеизложенную позицию автора:

«Как известно, по смыслу п. 2 ст. 61.6 Закона такие требования подлежат удовлетворению после удовлетворения кредиторов третьей очереди, включенных в реестр требований кредиторов. Это своего рода санкция, которая применяется в отношении кредитора. Возникает вопрос: восстанавливается ли в этом случае требование в первоначальном виде, в том числе в части требований к поручителям? Думаем, что этого не должно быть. Кредитор должен сам претерпевать указанные неблагоприятные последствия, а не делить их с обеспечителями. Почему если кредитор был осведомлен о наличии признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества у должника в момент совершения с ним сделки, отвечающей признакам п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве, то поручитель должен от этого страдать? Мы же прекрасно понимаем, что после удовлетворения восстановленных притязаний поручителем последний займет место кредитора. Иными словами, все неприятные последствия действий (бездействия) первоначального правообладателя будут перенесены на него. Это несправедливо».

Читайте также:
Готовый причал: что это такое, описание и особенности

Судебная практика до настоящего момента не выработала подхода к вопросу о возможности субординации восстановленных требований по обеспечительным сделкам в результате признания недействительным основного обязательства или его исполнения.

Анализ судебных актов по данной тематике позволил выявить лишь один судебный акт, в котором суд понизил в очередности восстановленные в результате признания недействительной сделкой требования кредитора по договору поручительства.

В постановлении Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 18.07.2019 № Ф02-3178/2019 по делу № А33-13518/2016 кассация оставила без изменения судебные акты нижестоящих инстанций, в соответствии с которыми требования АО «Альфа-банк» признаны подлежащими удовлетворению за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов.

Субординируя требования АО «Альфа-банк» к поручителю, находящемуся в процедуре банкротства, суды в данном споре руководствовались тем, что в деле о банкротстве основного должника в прядке п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве признаны недействительными сделки по перечислению денежных средств, направленные на досрочное погашение обязательств, вытекающих из кредитного договора, что является основанием для применения правил о субординации, установленных п. 2 ст. 616 Закона о банкротстве.

Неполнота мотивировки данных судебных актов характеризуется тем, что суды не разъяснили и не обосновали причины, по которым они применили правила о понижении очередности по отношению к требованиям к поручителю, восстановленным в результате признания недействительным исполнения основного обязательства в рамках дела о банкротстве основного должника, что позволяет, с одной стороны, говорить о том, что судебная практика, позволяющая субординировать восстановленные требования по обеспечительным сделкам, начинает появляться в арбитражных судах, с другой стороны, отсутствие прецедентов на уровне Верховного Суда указывает на ее нестабильность и возможность появления принципиально другого подхода к разрешению аналогичных споров.

[1] Вестник ВАС РФ. 2012. N 11. С. 18 – 31.

Акцессорное обязательство. Акцессорные и неакцессорные обязательства

Стоит для начала определиться с таким понятием, как обязательства. В рамках российского гражданского права это важнейшая, самая обширная подотрасль, ее нормы предназначены обслуживать весь рыночный оборот, они повседневно используются и предпринимателями, и некоммерческими организациями, и отдельными гражданами.

Большая часть имущественных споров, которые рассматриваются государственными третейскими судами, сопряжена с исполнением обязательств. Именно это обуславливает достаточно весомую и теоретическую, и практическую значимость существующих институтов обязательственного права, важность процесса их изучения.

В нашем Гражданском кодексе обязательства интерпретируются в качестве обязанности 1-го лица (должника) осуществлять в пользу другого (кредитора) конкретные действия: передать имущество, уплатить деньги, выполнить работу или же воздержаться от совершения действия, а также как право 2-го требовать от 1-го исполнения возложенной на него обязанности.

Акцессорное обязательство: определения, основные черты

Чаще всего его синонимом выступает обеспечительное. Акцессорное обязательство – дополнительное, придаточное к основному. Если исчезнет второе, то пропадет и первое.

Акцессорное обязательство (ГК РФ) – то, которое связано с основным и носит относительно него производный, зависимый, вспомогательный характер. Реализация интереса (обеспечительного) достигается особенным путем: контрагенты образуют так называемый внешний резерв, за счет него в случае неисправности должника исполняется основное обязательство. Можно говорить о том, что это самое важное из свойств обеспечительных мер.

Значит, акцессорное обязательство может быть выражено:

  • зависимостью от основного;
  • базированностью на обеспечительном интересе;
  • созданием внешнего (относительно основного обязательства) резервного источника исполнения.

Свойство акцессорности

Оно заключается в следующем:

  1. Прекращение действия основного обязательства приводит к завершению и акцессорного (невозможно обеспечить то, чего нет).
  2. Корректировка основного обязательства также приводит к исчезновению акцессорного (исключение – согласие должника продолжать нести обязанность).
  3. Недействительность основного обязательства свидетельствует и об отсутствии правовой силы акцессорного.
  4. Переход прав на основании основного обязательства приводит к тому же и на базе акцессорного.
  5. По завершении срока исковой давности, согласно требованиям основного обязательства, истекает срок и по акцессорному.

Правовая природа рассматриваемых обязательств

В отсутствии легального определения обеспечительного обязательства специалисты в этой области предлагают несколько его трактовок. Так, обеспечение понимают в качестве имущественных, предварительных, специальных, дополнительных, акцессорных мер, установленных в ситуации несоблюдения требуемых обязательств, выступающих гарантом их исполнения, выполняющих защитную функцию касательно кредитора, стимулирующую – со стороны должника.

Но все же вышеперечисленные признаки не могут в полной мере отнести какую-либо гарантийную меру к обеспечению, так как некоторые из них присущи и другим понятиям. Трактовка рассматриваемого термина в качестве дополнительного права кредитора в ситуации неисполнения должником своих обязательств не дает возможности отличить его от санкции. А акцессорный характер обеспечивающих обязательств – не определяющий признак ввиду того, что данное свойство не является причиной, оно выступает следствием. Если обязательство приравнивается к обеспечению, то за ним признается и акцессорное свойство.

МЧП: акцессорные обязательства

Они рассматриваются в данном праве в исключительном порядке. Акцессорные обязательства в МЧП, которые сопутствуют внешнеэкономическим сделкам, исключены из особого обязательственного статуса. Коллизионные привязки в рамках договоров залога, поручительства имеют автономный характер. Ответственность поручителя, права, обязанности залогодателя подчинены правопорядку, самостоятельно устанавливающемуся, независимо от статуса основного долга. Но содержание последнего оказывает влияние на обязательства и залогодателя, и поручителя.

В данной ситуации наблюдается расщепление существующей коллизионной привязки: взаимоотношения по основному обязательству подчинены 1-му правопорядку, а по акцессорному – другому. Те, которые связаны с уступкой процентов требованием, неустойкой, задатком, попадают под тот же закон, что и капитальная составляющая долга. Обязательственный статус не покрывает требования, не попадающие под исковую давность (касаемо возмещения вреда, личностных неимущественных прав, пр.). Согласно общему правилу, к таковым должен быть применен закон суда на основании общей конституции деликтных обязательств.

Читайте также:
Законы РФ: что это такое, описание и особенности

Также под вышеупомянутый статус не попадают вопросы, связанные с общей дее- и правоспособностью контрагентов при осуществлении внешнеторговых сделок. Здесь применяется сочетание материально-правового принципа нацрежима для иностранцев и личного закона.

Акцессорные способы обеспечения исполнения обязательств

Обеспечительные меры допустимо применять в отношении всех существующих обязательств, ввиду отсутствия законов касательно этого. Так, обеспечить можно и те, которые возникли из любых сделок, а также договорные, внедоговорные, денежные, предполагающие предоставление услуг (вещей). Даже сами обеспечительные обязательства могут быть обеспечены. К примеру, обеспечить исполнение договора поручительства можно посредством залога. Совсем другое дело то, что возможность применения конкретного способа предопределена его сутью, она может быть ограничена и законом.

Акцессорным способом исполнения обязательства является один из дополнительных: поручительство, удержание, задаток, залог. Соглашение касаемо установления 1-го из них создает принадлежностное обязательство, предназначенное обеспечить исполнение именно основного обязательства. Как уже упоминалось ранее, недействительность последнего приводит к отсутствию правомочности и первого. Что касается недействительности соглашения по поводу обеспечения исполнения прописанных обязательств, то она никак не влияет на само обязательство.

В ситуации перехода права требования к другому кредитору права, которые обеспечивают исполнение главного обязательства, тоже переходят.

Неустойка в качестве разновидности акцессорных обязательств

Это наиболее распространенный способ в рамках рассматриваемой темы. Главное назначение – освобождение кредитора от требуемого доказательства величины убытков, подлежащих возмещению. Это приводит к возможности компенсации нарушенного неисполнением обязательства (ненадлежащим его исполнением) интереса со стороны кредитора при недоступности (затруднительности) его денежной оценки. Обоснование этого заключено в сути неустойки, а именно в определении конкретной суммы, подлежащей выплате вне зависимости ни от размера убытков, ни даже от их наличия (в ситуации неисполнения обязательств, их ненадлежащего исполнения, включая случаи с просрочкой).

Согласно нашему гражданскому законодательству, неустойка – это естественный способ, при котором обеспечивается акцессорное обязательство. Это форма имущественной ответственности за его нарушение.

Что представляет собой залог?

Ему посвящен 3-й параграф 23 главы российского Гражданского кодекса. Залог – акцессорное обязательство, согласно которому залогодержатель (кредитор по обязательству, обеспеченному залогом) вправе в ситуации его невыполнения удовлетвориться за счет стоимости имущества, которое было заложено, непосредственно перед остальными кредиторами субъекта, владеющего заложенным имуществом (залогодателя), за установленными законом изъятиями.

Если сопоставить данное определение с ранее рассмотренным понятием обязательства, то залог можно трактовать как гражданское правоотношение. Он может возникнуть в следующих ситуациях:

  • из договора;
  • при наступлении обстоятельств, указанных в законе.

Целью залогодержателя является получение преимущества перед остальными кредиторами должника. Заключение договора о залоге сразу не образует данное преимущество ввиду того, что договор с момента визирования становится обязательным только для его контрагентов. Для защиты от 3-их лиц залогодержателю особо важно установить в свою пользу вменение дополнительных обязательств относительно предмета залога (его обременение).

Виды залога

Существуют следующие особые виды рассматриваемого понятия:

  • ипотека;
  • залог вещей в рамках ломбарда;
  • залог товаров в рамках оборота.

Принципы регулирования существующих залоговых отношений

1. Залог не предоставляет залогодержателю право на саму вещь. Собственник все так же залогодатель. Со стоимостью основного долга сопоставляется стоимость вещи, но не она сама. В ситуации нарушения обязательства, обеспеченного залогом, кредитор не может овладеть самим предметом, а только получить деньги от продажи имущества.

2. Залогодержатель имеет привилегию перед остальными кредиторами залогодателя.

3. Исходя из того, что существует вероятность отчуждения предмета залога в ходе развития залогового правоотношения, можно говорить о наличии ограничений на передачу вещи в залог при присутствии ограничений на его отчуждение. В случае существования запрета на имущественное отчуждение договор о его залоге признается недействительным.

Неакцессорные обязательства

Они не зависят от главного обязательства, обеспечить которое они призваны (к примеру, банковская гарантия). Такого рода обязательства тесно взаимосвязаны с основными. В этом случае обеспечительное обязательство остается действительным даже при условии недействительности основного.

Банковская гарантия – с точки зрения гражданского законодательства достаточно новый способ обеспечения исполнения обязательства. Это обеспечительная мера, которая гарантирует исполнение главного обязательства. Она достаточно независима от него и не имеет акцессорного характера. Законодателем не употребляется такой термин, как ответственность гаранта перед кредитором принципала – бенефициаром. Присутствует четкое обозначение гаранта как не ответственного лица, а обязательного по отношению к бенефициару в случае неисполнения принципалом (должником) обязанности. Однако при нарушении гарантом своей обязанности сразу наступает ответственность уже перед бенефициаром. Она не ограничивается той суммой, на которую была выдана гарантия (при условии отсутствия иного).

Напоследок стоит напомнить, что в статье были рассмотрены такие понятия, как акцессорные и неакцессорные обязательства, их свойства и виды.

Понятие и признаки обеспечения исполнения обязательств. Свойство акцессорности

Обеспечение исполнения обязательств

Способы обеспечения исполнения обязательств – это правовой институт, предназначенный для того, чтобы предоставить кредитору дополнительные гарантии удовлетворения его интересов в рамках гражданско-правового обязательства. Это дополнительный источник погашения долга. Только в случае нарушения обязательства. ЭТО ИХ СМЫСЛ. Если обязательство будет исполнено надлежащим образом, у кредитора нет возможности ими воспользоваться.

Особые ГПО, как правило, обязательственные, которые возникают и существуют наряду с основным, обеспечиваемым обязательством. Когда мы говорим об обеспечении обязательства, мы имеем в виду, что у нас есть основное обязательство и наряду с ним возникает обеспечительное правоотношение.

Свойство акцессорности (от лат. придаток) – обеспечительное обязательство неразрывно связано с основным обязательством. Это свойство имеет ряд проявлений:

1) Недействительность основного обязательства влечет недействительность обеспечительного обязательства. Например, заключена крупная сделка – договор займа, генеральному директору необходимо одобрение. Если его нет, сделка может быть признана недействительной. Как только вступает в силу решение суда о признании недействительности, прекращается обеспечительное обязательство.

2) Прекращение основного обязательства влечет прекращение обеспечительного правоотношения – по любым причинам: надлежащее исполнение, прощение долга, зачет, смерть кредитора или должника. Причем основное обязательство не всегда прекращается в силу правомерных обстоятельств – например, при невозможности исполнения – убытки. Несмотря на то, что у должника остаются обязанности перед должником.

Читайте также:
Кодексы РФ: что это такое, описание и особенности

3) Переход прав по основному обязательству влечет переход прав по обеспечительному обязательству. Переход прав – особая ситуация, когда в правоотношении изменяется субъектный состав. Дело в том, что акцессорные обязательства предназначены для достижения одной цели – предоставить кредитору дополнительный источник погашения долга. Если право обеспечения принадлежит не тому лицу, которое является кредитором обязательства, это означает, что цель обеспечения недостижима. Законодатель за этим строго следит, судебная практика также последовательно следует этому принципу.

4) Изменение основного обязательства по общему правилу ведет прекращение обеспечительного обязательства за исключением случаев, когда должник по обеспечительному обязательству дал согласие нести свою обязанность и дальше. Изменение обязательства – ситуация, когда права и обязанности сторон в чем-то изменяются, может измениться порядок осуществления прав, дополнительные условия. Например, при изменении срока обязательства, обеспеченного поручительством. изменении срока. Позже возникнет момент необходимого исполнения, потенциальный риск отодвинут, вроде бы хорошо. Однако, это примитивный взгляд, поручителю невыгодна просрочка. Если продлевается срок исполнения обязательства, период готовности фирмы вытащить из своего кармана необходимую сумму денег продлевается, увеличивается бремя поручителя. Что уж говорить о предмете долга. Мы должны исходить из того, что при установлении обеспечения лицо, которое принимает на себя обязанность, оценивает риски на случай, если обязательство будет нарушено. Если условия обязательства изменяются, его расчеты оказываются бесполезными. В качестве обязанного лица может быть как сам должник, так и третье лицо. Когда сам должник, ситуация не так критична – в том же соглашении написать о сохранении обеспечительного обязательства. Другое дело с третьим лицом – например, поручительство, залог, предоставленный третьим лицом.

5) Более частный характер – с истечением срока исковой давности по основному обязательству автоматически истекает срок исковой давности по обеспечительному правоотношению. Договор займа заключен 15 января, заключен на 1 год. 15 января 2011 года – срок исполнения. Обязательство нарушено, начинает течь срок исковой давности до 15 января 2014 года. 15 июля 2010 – залог ввели. Исковая давность истекает по всем обеспечительным правам.

Обеспечительное обязательство зависимо от основного. Обратная зависимость отсутствует.

Понятие гражданского правоотношения и его состав

1. Гражданское правоотношение представляет собой основанное на нормах гражданского права юридическое отношение, складывающееся по поводу материальных и нематериальных благ, участники которого, обладая правовой автономией, выступают в качестве юридически равных носителей прав и обязанностей.

В элементарном виде гражданское правоотношение есть связь правами и обязанностями (права и обязанности именуют содержанием правоотношения). Это связь субъектов. Связь по поводу материальных и нематериальных благ — связь объектов гражданских прав и обязанностей (правоотношений).

Субъекты, объекты и содержание образуют состав правоотношения. Например, правоотношение из договора купли-продажи имеет такой состав: субъекты — продавец и покупатель; объект — товар; права и обязанности (основные) — продавец должен передать товар, покупатель обязан принять и оплатить товар.

Значение. Благодаря правоотношению осуществляется реализация правовых норм; абстрактные указания правовых норм трансформируются в юридическую связь конкретных субъектов правами и обязанностями.

При изучении гражданского права уяснение того, что представляет собой гражданское правоотношение, чрезвычайно важно. В частности, потому, что использование данной категории позволяет понять, что такое гражданское субъективное право и в чем суть гражданской субъективной обязанности, кто может быть носителем таких прав и обязанностей, по поводу чего могут возникать такие права и обязанности, каковы основания динамики (возникновения, изменения и прекращения) этих прав и обязанностей и т.д. При изучении же отдельных видов гражданских правоотношений (собственности, купли-продажи, аренды, подряда и др.) использование общего учения о правоотношении позволяет выработать единообразный подход к упорядочению знаний: нужно в первую очередь определить субъектов, объект, содержание и основания динамики того или иного — любого — правоотношения. При достижении этой цели появляются основополагающие знания о любом конкретном правоотношении.

2. Гражданскому правоотношению присущи черты, свойственные любому юридическому отношению. Так, как и любое другое правоотношение, гражданское правоотношение обеспечивается принудительной силой государства. Как и любое другое юридическое отношение, гражданское правоотношение возникает и развивается на основе норм права. Но происходит это на основании норм гражданского права. Значит, характеризуя гражданское правоотношение, кроме прочего, необходимо учитывать специфику гражданско-правовых норм.

В решающей степени особенности гражданского правоотношения (как и специфика гражданско-правовых норм) обусловлены особенностями предмета, метода, функций и принципов гражданского права. Поэтому участники гражданских правоотношений юридически равны — нет отношений власти и подчинения. Поэтому участники гражданских правоотношений обладают диспозитивностью — могут выбирать варианты поведения. Теми же особенностями предопределены судебный порядок защиты прав участников гражданских правоотношений, восстановительный характер мер защиты, имущественный характер мер защиты и т.д. .

См. гл. 1 настоящего учебника.

3. Для того чтобы быть участником юридического отношения, лицо должно быть правосубъектным.

Все участники гражданских правоотношений в той или иной мере правосубъектны.

Сущность гражданской правосубъектности может быть охарактеризована как основанная на нормах гражданского права юридическая способность лица быть участником гражданско-правовых отношений. Это не право, не сумма прав и не суммарное выражение полномочий, но социально-правовая способность . Правосубъектность есть предпосылка субъективного права; субъективное право появляется в результате осуществления правосубъектности.

См.: Красавчиков О.А. Гражданская правосубъектность как правовая форма // Красавчиков О.А. Категории науки гражданского права: Избранные труды: В 2 т. М., 2005. Т. 2. С. 31 — 32.

Гражданская правосубъектность включает в себя несколько элементов.

Во-первых, правоспособность — способность иметь гражданские права и нести обязанности ( ст. 17 ГК).

Во-вторых, дееспособность — способность своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их ( ст. 21 ГК).

Читайте также:
Избирательные права: что это такое, описание и особенности

В составе дееспособности, а иногда и наряду с ней выделяется сделкоспособность — способность самостоятельно совершать сделки — действия, направленные на возникновение, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей ( ст. 153 ГК).

В-третьих, деликтоспособность — способность нести ответственность за правонарушение (см., например, п. 3 ст. 26 , п. 3 ст. 28 ГК).

В-четвертых, трансдееспособность — способность лица своими действиями создавать для других лиц права и обязанности и его способность принимать на себя права и обязанности в результате действий других субъектов (прежде всего ст. ст. 182 — 184 ГК).

Выделять в составе правосубъектности трансдееспособность предложил О.А. Красавчиков (см.: Советское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Под ред. О.А. Красавчикова. 3-е изд., испр. и доп. М., 1985. Т. 1. С. 72).

4. В гражданских правоотношениях участвуют следующие субъекты:

1) физические лица (граждане Российской Федерации, иностранцы, лица без гражданства); 2) юридические лица; 3) Российская Федерация; 4) субъекты Российской Федерации; 5) муниципальные образования (последние три субъекта нередко именуются публично-правовыми образованиями).

У названных лиц гражданская правосубъектность по объему и содержанию различается, т.е. у разных субъектов способность быть участниками гражданских правоотношений неодинакова. Более того, в таких группах участников, как граждане и юридические лица, возможны модификации правосубъектности. Так, в зависимости от наличия или отсутствия дееспособности, а также при ее наличии в зависимости от ее объема все граждане делятся на несколько групп. Правосубъектность граждан принято именовать общей, имея в виду, что граждане могут иметь любые субъективные права и нести любые субъективные обязанности, если это не противоречит закону (можно все, что не запрещено). Правосубъектность юридических лиц по общему правилу носит специальный характер (определяется целями деятельности, предусмотренными в учредительных документах, но из этого правила есть исключения). Правоспособность субъектов Российской Федерации и муниципальных образований обычно квалифицируется как специальная или функциональная (предопределена функциями соответствующих образований), а правосубъектность Российской Федерации чаще всего признается универсальной (или общей), нередко — специальной .

Гражданское право: Учебник для вузов. М., 1998. Ч. 1. С. 140 — 141 (автор главы — В.А. Плетнев).

Учебник «Российское гражданское право: В 2 т. Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права» (отв. ред. Е.А. Суханов) (том 1) включен в информационный банк согласно публикации — Статут, 2011 (2-е издание, стереотипное).

См., например: Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2010. Т. 1. С. 286 — 287 (автор главы — Е.А. Суханов).

5. Участники гражданских правоотношений обладают правовой автономией. Это означает, что участником юридического отношения может быть лишь тот, кто признается лицом. Таким образом, участниками правоотношений могут быть граждане, юридические лица и публично-правовые образования. Такой подход вполне может быть назван формально-юридическим, поскольку уже в абз. 2 п. 1 ст. 2 ГК перечислены участники гражданских правоотношений. Другое дело, что соответствующие нормы права базируются не на произволе, но на том положении, что субъекты гражданского права должны быть обособлены друг от друга (чтобы быть лицами). Существуют различные формы (способы, меры) обособления. В обобщенном виде обычно называются организационное и имущественное обособление. Организационное и имущественное обособление граждан (физических лиц) вполне естественно. В отношении же различных образований выработаны критерии, которые воплощаются в правовых нормах. Так, юридическим лицом признается (а) организация, (б) имеющая обособленное имущество, (в) отвечающая этим имуществом по своим обязательствам, (г) могущая от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести обязанности, (д) могущая быть истцом и ответчиком в суде ( ст. 48 ГК). Такая организация становится субъектом права лишь после государственной регистрации в качестве юридического лица. Таким образом, организационное и имущественное обособление приобретает юридическое признание (потому и говорится о правовой автономии).

6. Объектом правоотношения является то, по поводу чего складываются правоотношения (права и обязанности) . Такими объектами являются материальные блага (вещи, имущественные права, результаты работ, услуги и т.д.), а также нематериальные блага (жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность и т.д.).

Вопрос о понятии объекта является дискуссионным. Иногда им считают то, на что направлены права и обязанности, то, на что направлено правоотношение, поведение участников и т.д.

7. Содержание правоотношения образуют субъективные права и обязанности участников.

Субъективное право представляет собой обеспеченную законом меру возможного поведения управомоченного лица. Оно включает в себя три правомочия. Во-первых, управомоченный субъект может (имеет правомочие) сам совершать определенные действия. Например, собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом ( п. 1 ст. 209 ГК). Во-вторых, субъективное право дает возможность управомоченному лицу требовать совершения определенных действий лицом обязанным и (или) воздержания от определенных действий. Например, собственник, кроме права на указанные собственные действия, может требовать от всех (от «всякого и каждого») воздерживаться от нарушения его права собственности (не препятствовать осуществлению права). В силу обязательства кредитор вправе требовать от должника передачи имущества, выполнения работ, оказания услуг, уплаты денег и т.д. ( п. 1 ст. 307 ГК). Например, по договору купли-продажи продавец вправе требовать от покупателя уплаты определенной денежной суммы (цены), а покупатель вправе требовать передачи товара ( п. 1 ст. 454 ГК). В-третьих, управомоченное лицо имеет правомочие на защиту: в случае нарушения права (например, при неисполнении продавцом обязанности передать вещь покупателю) управомоченное лицо (в приведенном примере покупатель) может обратиться к суду, и к нарушителю могут быть применены меры государственного принуждения (в примере — передача вещи произойдет принудительно на основании решения суда). Потому и говорится, что субъективное право обеспечено законом.

Субъективная обязанность представляет собой обеспеченную законом меру должного поведения обязанного лица.

Эта мера заключается в том, что, во-первых, обязанное лицо должно совершать определенные действия (например, наниматель жилого помещения обязан своевременно вносить плату за жилое помещение). Во-вторых, обязанность может состоять в необходимости воздерживаться от определенных действий (например, наниматель не вправе производить переустройство и реконструкцию жилого помещения без согласия наймодателя ( ст. 678 ГК)).

Читайте также:
Балансовый отчет: что это такое, описание и особенности

8. Под структурой содержания гражданского правоотношения принято понимать способ связи (субъектов) правами и обязанностями.

Если одна сторона управомочена, а другая сторона несет обязанность, то такое правоотношение является простым по своей структуре (на одной стороне право, на другой — обязанность). Хрестоматийным примером простого по структуре правоотношения является договор займа: одна сторона (заимодавец) вправе требовать возврата денег или иных вещей, определенных родовыми признаками, а другая сторона (заемщик) обязуется передать заимодавцу соответствующий предмет займа ( ст. 807 ГК). Простым является также обязательство вследствие причинения вреда (деликтное обязательство): потерпевший вправе требовать от причинителя вреда его возмещения, а лицо, причинившее вред, несет корреспондирующую с данным правом обязанность — оно должно возместить вред.

Подавляющее большинство гражданских правоотношений по своей структуре являются сложными — каждый из участников имеет и права, и обязанности. Так, по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязан передать имущество арендатору (нанимателю), а арендатор имеет соответствующее право — требовать передачи ему предмета аренды. Но арендатор обязан вносить арендную плату. У арендодателя есть корреспондирующее право — требовать внесения арендной платы. (У сторон этого договора есть и другие права и обязанности.)

Любое сложное правоотношение в аналитических целях может быть представлено как некая совокупность простых правоотношений. Так, в приведенном примере о договоре аренды одно простое правоотношение заключается в праве арендатора требовать передачи имущества и корреспондирующей обязанности арендодателя передать предмет аренды, другое простое правоотношение состоит из права арендодателя требовать внесения арендной платы и обязанности арендатора вносить плату. Но дело, конечно, не только в аналитике. Идея о простых и сложных по структуре правоотношениях находит отражение в законодательстве и практике его применения.

Так, в силу правила, включенного в п. 2 ст. 308 ГК, если каждая из сторон по договору несет обязанность в пользу другой стороны, она считается должником другой стороны в том, что обязана сделать в ее пользу, и одновременно ее кредитором в том, что имеет право от нее требовать.

Вместе с тем, очевидно, нельзя считать, что сложное правоотношение есть механическое объединение простых правоотношений. Будучи объединенными в сложные правоотношения, простые правоотношения переплетаются друг с другом, становятся зависимыми друг от друга, не могущими существовать друг без друга. Например, эта зависимость хорошо видна при рассмотрении правил о встречном исполнении обязательств ( ст. 328 ГК). В приведенном примере о договоре аренды второе простое правоотношение (об арендной плате) зависимо от первого из указанных простых правоотношений (о передаче имущества). И если не будет первого (имущество не передано арендатору), то не будет второго (не будет платы).

Концессионное соглашение

Концессия (концессионное соглашение) – это форма государственно-частного партнёрства, в ходе которого происходит вовлечение частного сектора в целях повышения эффективности использования государственной собственности или привлечение бизнеса в сферу оказания услуг, которые обычно оказываемых государством, на взаимовыгодных условиях.

При такой форме сотрудничества происходит создание или осуществляется реконструкция за счет средств инвестора (или — совместно с концедентом) объектов, как правило, недвижимого имущества находящихся в государственной собственности

В ходе осуществления такого партнерства чего инвестор получает возможность эксплуатировать объект недвижимости на возмездной основе, получая доход в свою пользу.

Объекты концессионного соглашения

Объектами концессионного соглашения в первую очередь являются социально значимые объекты, которые не могут быть приватизированы, такие как аэродромы, железные дороги, объекты ЖКХ и другие инфраструктурные сооружения, а также системы общественного транспорта, объекты здравоохранения, образования, культуры и спорта.

Отметим, что вопреки распространенному заблуждению, объекты исключительных прав не могут являться объектом концессионного соглашения.

Типы концессионных соглашений

В международной практике выделяются следующие типы концессионных соглашений:

BTO (Build — Transfer — Operate) — «Строительство — передача — управление». При такой форме партнерства концессионер сначала строит объект, который потом передаётся государству (концеденту) в собственность сразу после завершения строительства. Далее происходит передача построенного объекта концендентом в эксплуатацию концессионеру;

BOT (Build — Operate — Transfer) — «Строительство — управление — передача». При такой форме концессионного соглашения концессионер осуществляет строительство и эксплуатацию объекта, в основном на праве собственности, в течение установленного срока действия соглашения. По истечении срока действия договоренностей объект передаётся концессионером государству;

ВООТ (Build — Own — Operate — Transfer) — «Строительство — владение — управление — передача». При такой форме сотрудничества осуществляется владение и пользование концессионером построенным им объектом на праве частной собственности в течение определённого срока действия соглашения. По истечении срока действия соглашения объект переходит в собственность государства;

ВОО (Build — Own — Operate) — «Строительство — владение — управление». В такой ситуации концессионер сначала строит объект и затем осуществляет последующую эксплуатацию, владея им на праве собственности. При этом срок действия владения и управления не ограничивается;

BBO (Buy — Build — Operate) — «Покупка — строительство — управление». При такой форме партнерства государство продаёт объект частному сектору, который делает необходимые усовершенствования для эффективного управления. Таким образом, продажа объекта проводится в целях восстановления или расширения существующего объекта..

Законодательное регулирование концессионных соглашений в Российской Федерации

В соответствии с федеральным законом «О концессионных соглашениях», по концессионному соглашению одна сторона (концессионер) обязуется за свой счёт создать и (или) реконструировать определённое этим соглашением недвижимое имущество, право собственности на которое принадлежит или будет принадлежать другой стороне (концеденту), и осуществлять деятельность с использованием объекта концессионного соглашения.

В свою очередь, концедент обязуется предоставить концессионеру права владения и пользования объектом соглашения на срок, установленный этим соглашением. Концедентом выступает Российская Федерация, либо субъект федерации, либо муниципальное образование. Концессионером может быть индивидуальный предприниматель либо юридическое лицо.

Читайте также:
Взаимное страхование: что это такое, описание и особенности

Концессионер вкладывая средства в проект по концессионному договору, получает объект договора после его ввода в эксплуатацию и регистрации на него прав в качестве недвижимого имущества в управление (эксплуатацию) на платной основе с целью возмещения инвестиций. Доход от эксплуатации объекта соглашения, в зависимости от договоренности сторон, получает либо концессионер, либо концедент.

В первом случае инвестиции инвестора окупаются за счет эксплуатации объекта на платной основе, во втором — за счет платы концедента (бюджетных субсидий).

Отметим, что из перечисленных выше типов концессионных соглашений закон «О концессионных соглашениях» предусматривает только тип — BOT («Строительство — управление — передача»). При этом фактически используется тип — BTO («Строительство — передача — управление»).

Таким образом, в соответствии с условиями концессионного соглашения, концессионер – концессионер (хозяйствующий субъект) принимает на себя обязательство за собственные средства построить или реконструировать объект недвижимого имущества.

При этом в результате осуществления таких работ, когда определенный концессионным соглашением объект недвижимости будет построен или реконструирован, концессионер получает такое недвижимое имущество на определенный срок во владение и пользование от концедента с условием выплаты концеденту соответствующих платежей – концессионной платы.

Юридическая природа концессионного соглашения

Отметим, что данный договор считается смешанным договором, так как концессионное соглашение включает в себя элементы других договоров, такие как элементы договора строительного подряда и элементы договора аренды.

Таким образом, концессионное соглашение предполагает наличие нескольких сделок, которые осуществляются в строго определенной последовательности.

На первом этапе концедент предоставляет концессионеру недвижимое имущество. Таким имуществом может быть: земельный участок или объект строительства (здание или сооружение).

В зависимости от вида предоставленного недвижимого имущества и условий концессионного соглашения, концессионер принимает на себя обязательство построить на земельном участке здание или сооружение либо осуществить реконструкцию уже имеющегося объект недвижимого имущества.

На следующем этапе концессионер в своих целях использует построенный или реконструированный объект недвижимого имущества в течение всего срока, установленного договором.

По своей юридической природе концессионное соглашение является:

Консенсуальным договором. То есть концессионное соглашение вступает в силу с момента заключения, а исполняется уже после подписания договора.

Срочным договором. То есть концессионное соглашение всегда заключается на определенный срок.

Взаимным договором. Согласно условиям концессионного соглашения обе стороны договора имеют права и несут обязанности.

Возмездным договором. Условия сделки предполагают наличие материальной выгоды в результате исполнения концессионного соглашения у каждой из сторон.

Двусторонним договором. Условия сделки предполагают необходимость выражения согласованной воли обеих сторон для заключения договора, а также наличие прав и обязанностей двух равноправных сторон.

Существенные условия концессионного соглашения

Для концессионных соглашений законодательством предусмотрены определенные условия, по которым должно быть достигнуто согласие сторон, при отсутствии которых договор не может считаться заключенным. Федеральный закон «О концессионных соглашениях» называет такие условия существенными и относит к ним следующие условия:

Предмет концессионного соглашения;

Объект концессионного соглашения (его описание и состав);

Цели и срок использования объекта соглашения;

Порядок предоставления концессионеру недвижимого имущества, которое предназначено для осуществления деятельности, определенной соглашением сторон;

Обязанности сторон по осуществлению деятельности, которая предусмотрена соглашением;

Срок концессионного соглашения;

Иные существенные условия, предусмотренные законодательством.

Отметим, что перечень существенных условий является открытым.

Кроме существенных условий договора действующее законодательство устанавливает другие условия концессионного соглашения, которые в большинстве случаев предусматриваются в концессионном соглашении.

Такой перечень условий не является исчерпывающим, это означает, что стороны концессионного соглашения по своей воле могут включить в концессионное соглашение и иные условия. К ним относятся:

Порядок установления и изменения цен за выполненные работы, оказанные услуги и произведенную продукцию.

Объемы выполнения работ, оказания услуг, производства продукции при осуществлении деятельности, которая предусмотрена концессионным соглашением.

Обязанности концессионера по реализации выполненных работ, оказанных услуг, произведенных товаров на внутреннем рынке в течение срока, предусмотренного соглашением сторон.

Объем денежных средств, который подлежит инвестированию со стороны концессионера в процесс создания либо реконструкции объекта недвижимого имущества согласно условиям концессионного соглашения.

Срок сдачи в эксплуатацию объекта недвижимого имущества согласно условиям концессионного соглашения, с предусмотренными в договоре техническими и экономическими показателями.

Срок концессионного соглашения

Концессионное соглашение является срочным договором.

Срок действия концессионного соглашения устанавливается соглашением сторон, с учетом срока возведения или реконструкции объекта недвижимого имущества согласно условиям концессионного соглашения, а также с учетом суммы денежных средств, инвестируемых в создание или реконструкцию такого объекта недвижимости.

Кроме этого, учитывается срок окупаемости инвестированных денежных средств и другие обязательства сторон по договору.

Ответственность сторон концессионного соглашения

Концессионер несет ответственность перед концедентом при возведении либо реконструкции объекта недвижимого имущества согласно условиям концессионного соглашения за допущенное нарушение:

требований, предусмотренных договором;

требований проектной документации;

иных обязательных требований.

При нарушении установленных концессионным соглашением требований концедент вправе требовать от концессионера устранения такого нарушения безвозмездно и в сроки, установленные концедентом.

Концедент также вправе потребовать от концессионера возмещения причиненных убытков, если:

такие нарушения являются существенными;

или нарушение установленных требований не было устранено в установленный концедентом разумный срок.

Отметим, что за качество возведенного или реконструированного объекта недвижимого объекта концессионер несет ответственность перед концедентом в течение срока, предусмотренного концессионным соглашением.

Если же такой срок не установлен, то в этом случае концессионер несет ответственность перед концедентом в течение 5 лет с момента передачи объекта недвижимости.

Остались еще вопросы по бухучету и налогам? Задайте их на бухгалтерском форуме.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: