Альтернативные выборы: что это такое, описание и особенности

Альтернативность выборов

Альтернативность выборов означает, что на один мандат претендуют как минимум два кандидата. По мнению авторов учебника «Конституционное (государственное) право зарубежных стран», сам термин «выборы» несет в себе элемент альтернативности.

Этот принцип вытекает из ст. 32 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», в соответствии с которой в случае, если ко дню голосования в избирательном округе не останется ни одного кандидата либо число зарегистрированных кандидатов останется меньше установленного числа мандатов или равным ему, либо будет зарегистрирован только один список кандидатов, то выборы в данном избирательном округе по решению соответствующей избирательной комиссии откладываются на срок не более четырех месяцев для дополнительного выдвижения кандидатов (списков кандидатов) и осуществления последующих избирательных действий. Вместе с тем в порядке исключения Закон допускает проведение голосования по одной кандидатуре на выборах депутатов органов местного самоуправления (ст. 32), а также предусматривает такую возможность при повторном голосовании на федеральных и региональных выборах (ст. 59). Такой подход к правовому регулированию выдвижения и регистрации кандидатов призван обеспечить благоприятные предпосылки для реальной состязательности граждан на выборах. Кроме того, предотвращается возможность безальтернативных выборов, при которых они легко могут превратиться в пустую формальность, как это уже имело место в условиях бывшей советской организации избирательных кампаний различного уровня.

Вместе с тем вряд ли можно признать приемлемым то обстоятельство, что принцип альтернативной основы проведения выборов прямо не зафиксирован ни в федеральном законодательстве, ни в законодательстве большинства субъектов Российской Федерации. Это позволяет далеко не однозначно трактовать условия проведения выборов, предусмотренные в ст. 32 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». В юридической литературе, в частности, уже высказываются мнения о том, что данная норма не регламентирует всех последствий проблемы, которая может возникнуть во время общих выборов и при повторном голосовании в случае выбытия кандидатов или снятия ими своих кандидатур после регистрации, если в округе после этого остается лишь один зарегистрированный кандидат.[7] На основании этого делается вывод, что Федеральный закон не содержит исчерпывающего ответа на вопрос, можно ли и при

каких условиях проводить выборы на безальтернативной основе, а тем самым допускается голосование в условиях отсутствия в избирательных бюллетенях альтернативных кандидатур, как на общих выборах, так и при повторном голосовании не только на муниципальном, но и на федеральном и региональном уровнях.

Безальтернативная основа выборов прямо признается и законодательством целого ряда субъектов Российской Федерации (Кабардино-Балкария, Калмыкия, Татарстан, Курганская область, Ленинградская область и др.). И такие выборы уже имели место. Думается, однако, что безальтернативные выборы идут вразрез с современными представлениями о природе демократических и легитимных выборов и не согласуются с общей концепцией российского избирательного права. С юридической точки зрения их вполне можно было избежать, если бы федеральное законодательство прямо и недвусмысленно закрепляло альтернативность как императивное условие организации и проведения выборов различного уровня,

В этой связи заслуживает внимания прямое указание Устава — Основного Закона Читинской области (ст. 66) на альтернативную основу выборов как обязательное условие правомерности их организации и проведения. Представляется, что такой законотворческий опыт вполне может быть воспринят как федеральным законодательством, так и законодательством других субъектов Российской Федерации. Это снимет любые вопросы об обязательности альтернативной основы выборов и исключит всякую возможность их проведения с единственным кандидатом, когда избиратель при голосовании фактически лишается права выбора, что, несомненно, не способствует действительно свободной реализации его волеизъявления.

Открытость и гласность выборов

Основные стадии избирательного процесса, обеспечивающиеся деятельностью избирательных комиссий, должны проводиться открыто и гласно. Данный принцип весьма важен, ибо гарантирует прозрачность всего хода процесса народного голосования, включая установление его результатов и возможную последующую их корректировку в результате судебных решений. Этот принцип получил свое развитие и конкретизацию в статьях 30 и 72 Федерального закона «Об основных гарантиях. » и в других законах.

Принцип открытости означает, что избирательные комиссии не могут принимать свои решения, связанные с подготовкой и проведением народных голосований, за «закрытыми дверями». Принцип гласности же требует обязательного опубликования решений избирательных комиссий и факультативного опубликования отчетов о заседаниях и действиях избирательных комиссий и их должностных лиц. Комиссии и их Должностные лица не вправе запрещать опубликование таких отчетов, препятствовать получению информации одеятельности комиссий и распространению этой информации. Все нормативные акты избирательных комиссий, комиссий референдума, органов государственной власти и органов местного самоуправления, связанные с подготовкой и проведением выборов или референдума, подлежат официальному опубликованию, другие решения, относящиеся к подготовке и проведению выборов или референдума, публикуются либо доводятся до всеобщего сведения иным путем.

Читайте также:
Нужно ли платить налог при сдаче квартиры на 11 месяцев

О содержании принципа альтернативности выборов Текст научной статьи по специальности « Право»

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — И. В. Минникес

Текст научной работы на тему «О содержании принципа альтернативности выборов»

О СОДЕРЖАНИИ ПРИНЦИПА АЛЬТЕРНАТИВНОСТИ ВЫБОРОВ

И.В. Минникес, доктор юридических наук, профессор

Важное место в политической деятельности современных властей отведено вопросам совершенствования законодательства, регламентирующего избирательные права граждан. Однако совершенное законодательство не должно становиться единственным критерием, самоцелью деятельности законодателя. Огромное значение имеет такой фактор, как реальность права на выбор для любого лица, имеющего статус избирателя.

Реальность права избирать лиц, от которых зависит качество и характер законодательной деятельности, исполнительного и контролирующего аппарата, — один из важнейших признаков демократичности общества. Как обеспечить жизненность, реальность права на выбор?

Не секрет, что одно лишь декларирование избирательного права в конституционном акте еще не гарантирует действенности права на выбор. В частности, принятие в 1936 г. по тем временам самой демократичной Конституции совершенно не означало, как свидетельствуют многочисленные документы, что в СССР проводились самые демократические в мире выборы. Многочисленные «лишенцы» (лишенные избирательных прав по суду), номинальное участие общественности и строгий партийный отбор кандидатур, множество других факторов – все это позволяет говорить о том, что при всей демократичности избирательного права его нельзя назвать реальным, воплощенным в практику выборов.

В реальности необходим сложный и многоуровневый механизм, который воплотит в жизнь веления конституции. Этот механизм включает самые разноплановые явления -нормы, партии, документы, идеологию, выбор граждан и т.п. Движение данного механизма объединяется понятием «избирательный процесс».

Единство движения механизма обеспечивается с помощью принципов избирательного процесса. Одной из важнейших целей уста-

новления принципов избирательного процесса в правовом государстве состоит в обеспечении демократичности выборов.

В частности, принцип периодичности выборов требует, чтобы выборы проводились в определенные сроки в обязательном порядке. Этот принцип обеспечивает возможность гражданам реагировать на изменения политической и экономической ситуации в стране, сменить ненадежного избранника, предотвращает узурпацию власти.

Принцип обязательности выборов тоже является гарантом демократии – никакие другие варианты, кроме предусмотренного законом избрания, не являются юридически гарантированными и легитимными.

Открытость и гласность, свобода выборов и выделяемые многими авторами иные принципы избирательного процесса направлены на обеспечение демократической природы выборов и широкого участия населения в процессе.

Но как связаны демократия и принцип альтернативности (конкурентности) выборов?

В учебной и научной литературе сказано, что принцип альтернативности (конкурентности) выборов занимает важное место в избирательном процессе: «Принцип альтернативности составляет исходную предпосылку организации и проведения демократического конкурентного избирательного процесса» [1].

Этот принцип воплощен прежде всего в требовании законодателя, чтобы число зарегистрированных кандидатов (или списков кандидатов) не было меньше или равно числу мандатов.

В п. 33 ст. 38 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (далее – Федеральный закон об основных гарантиях избирательных прав) указывается: «Если ко дню голосования в одномандатном (многомандатном) избирательном округе число зареги- 4 4 стрированных кандидатов окажется меньше

установленного числа депутатских мандатов или равным ему либо если в едином избирательном округе будет зарегистрирован только один кандидат, список кандидатов или не будет ни одного зарегистрированного кандидата, списка кандидатов, голосование в таком избирательном округе по решению соответствующей избирательной комиссии откладывается для дополнительного выдвижения кандидатов, списков кандидатов и осуществления последующих избирательных действий, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 35 настоящей статьи. В этом случае голосование проводится в ближайший установленный статьей 10 настоящего Федерального закона день, на который могут назначаться выборы».

На первый взгляд все выглядит весьма демократично – люди должны иметь возможность выбирать из нескольких кандидатур. Но гарантирует ли конкурентность выборов их демократичность?

Читайте также:
Авторское свидетельство: что это такое, описание и особенности

В практике некоторых государств возможна довольно парадоксальная ситуация – выборы без демократии.

В частности, это можно наблюдать тогда, когда к власти путем переворота приходит диктатор, но чтобы выглядеть благопристойно в глазах мировой общественности, он проводит выборы. При этом все кандидатуры – его ставленники, но в каждом округе их два – три на одно место. Выборы альтернативны? Конечно. Демократичны? Однозначно – нет.

Для сравнения приведем обратную ситуацию. В советском государстве в 30-е гг. XX в. установилась практика выдвижения на каждое место по одному кандидату. Естественно, это означало неконкурентность выборов. Однако при этом любому избирателю давалось право зачеркнуть фамилию предложенного кандидата. В данном случае отсутствие конкурентных кандидатур не помешало избирателям высказать свои предпочтения. А в настоящее время законодатель не всегда следует принципу альтернативности даже в его ограниченном понимании, допуская неконкурентные выборы при отсутствии возмож-1П ности отвергнуть единственного кандидата. Так, в п. 35 ст. 38 Федерального закона об

основных гарантиях избирательных прав сказано: «Если в связи с обстоятельствами, предусмотренными пунктом 33 настоящей статьи, в одномандатном или едином избирательном округе окажется зарегистрированным один кандидат, голосование по одной кандидатуре допускается при проведении повторного голосования, а также (если это предусмотрено законом субъекта Российской Федерации) на выборах депутатов представительных органов муниципальных образований. При этом кандидат считается избранным, если за него проголосовало не менее 50 процентов от числа избирателей, принявших участие в голосовании».

На основании приведенных ситуаций можно сделать вывод, что понимание альтернативности как конкурентности не гарантирует демократизма выборов. Наличие даже десятка альтернативных, но непопулярных, навязанных избирателю кандидатур не исправит ситуацию, поскольку в данном случае голосующие зачастую вынуждены выбирать не по принципу предпочтения наиболее желаемых кандидатов, а по иным соображениям.

Обратимся к самому понятию выборов. В юридической литературе выборы трактуются как институт непосредственной демократии, в бытовом смысле – это возможность альтернативного решения. Но и в той и в другой трактовке в полном смысле слова выбор – это право. Поэтому закон не требует от человека, например, обязательно купить какие-то продукты: если выбирать придется между плохими и очень плохими, то лицо вправе отказаться и от тех, и от других. Это – реальное право выбора. Почему же в столь важном деле, как решение собственной судьбы и судьбы близких, избирателя принуждают ограничить свои желания только теми, кто предложен, даже если они не соответствуют предпочтениям избирателя?

На основании данных соображений можно произвести переоценку содержания принципа альтернативности выборов. Представляется, что принцип альтернативности в избирательном процессе имеет более глубокое содержание, чем признано в современных источниках.

Сейчас альтернативность сводится только к конкурентности, т.е., как показано выше, фактически к обязанности выбрать между предложенными кандидатами.

Следует отметить и тот факт, что сфера распространения данного принципа обычно ограничена лишь определенной частью избирательного процесса: «Принцип альтернативности выборов является нормативным начальным и конечным условием проведения избирательных кампаний и юридического признания их результатов» [2].

Можно полагать, что альтернативность -это не только и не столько конкурентность. Принцип альтернативности в широком смысле требует, чтобы у избирателя была возможность принять решение, имея несколько вариантов поведения (а не только несколько кандидатур). В такой трактовке принцип альтернативности не нарушается даже при наличии одного зарегистрированного кандидата, если у избирателя есть возможность его отвергнуть.

Именно таким образом были сформулированы нормы в советском избирательном праве, о чем упоминалось выше. Следует, конечно, оговориться, что этим правом в период «застоя» пользовались крайне редко, но сам факт законодательного разрешения альтернативного поведения весьма примечателен. Тем более, что ранее, в предвоенное время, отказ избирателей поддерживать навязанную партией и профсоюзами кандидатуру не был чем-то из ряда вон выходящим.

Первые выборы сельских, поселковых, районных, окружных, городских, областных и краевых Советов депутатов трудящихся на основе новой Конституции СССР и РСФСР состоялись в декабре 1939 г. Согласно установленному порядку выдвинутые первичными парторганизациями кандидатуры проходили тщательную проверку в райкомах, и лишь после этого следовало «официальное» выдвижение кандидатуры на собрании трудового коллектива. Попытки же выдвижения кандидатов в депутаты местных Советов не общественными (пар-

Читайте также:
Коммерческое право: что это такое, описание и особенности

тийными) организациями, а самими собраниями трудовых коллективов рассматривались как серьезные нарушения избирательного процесса. Тем не менее, нельзя считать упомянутые выборы безальтернативными, хотя они проводились по принципу: один кандидат на одно место.

Следует отметить, что принцип альтернативности в этот период означал еще и право отвода партийных креатур на стадии их обсуждения. На собраниях трудовых коллективов мнения работников нередко расходились с предложениями райкомов.

Таким образом, принцип альтернативности нельзя сводить, как это сейчас предусмотрено, к конкурентности. Более верным является подход к альтернативности в одном из двух нижеперечисленных вариантов:

во-первых, альтернативность можно понимать как самостоятельный принцип избирательного процесса, который предусматривает возможность альтернативного поведения избирателя. В такой трактовке конкурентность выборов также выступает самостоятельным принципом процесса;

во-вторых, как комплексный принцип избирательного процесса, предусматривающий возможность как выбора между несколькими кандидатурами, так и голосования «против всех», если ни одна из предложенных кандидатур не является приемлемой для избирателя.

И в том и в другом случае возникает необходимость внесения соответствующих изменений в законодательство, в частности, возвращения в бюллетени графы «против всех». Без этого избиратель будет располагать лишь одной из двух гарантий реальности своего права – возможностью предпочесть одну из нескольких кандидатур, а ведь в связке альтернативность – конкурентность выборов именно альтернативность является ведущим принципом обеспечения демократичности выборов.

1. Избирательное право и избирательный процесс в Российской Федерации. М., 1999. С. 19.

Чем отличаются эти примеры выборов? альтернативные, непрямые, формальные и неравные

u041du0435u0440u0430u0432u043du044bu0435 u0432u044bu0431u043eu0440u044b u2013 u0441u0438u0441u0442u0435u043cu0430, u0432 u043au043eu0442u043eu0440u043eu0439 u043eu0434u0438u043d u0438u0437u0431u0438u0440u0430u0442u0435u043bu044c u0438u043cu0435u0435u0442 u043du0435u0441u043au043eu043bu044cu043au043e u0433u043eu043bu043eu0441u043eu0432 (u043du0430u043fu0440u0438u043cu0435u0440, u0442u0430u043a u0431u044bu043bu043e / u0438u0437u0431u0438u0440u0430u0442u0435u043bu044cu043du044bu0435 u043eu043au0440u0443u0433u0430 u0438u043cu0435u044eu0442 u043du0435u0440u0430u0432u043du043eu0435 u043au043eu043bu0438u0447u0435u0441u0442u0432u043e u0438u0437u0431u0438u0440u0430u0442u0435u043bu0435u0439 u0438 u043fu043eu0441u044bu043bu0430u044eu0442 u043eu0434u0438u043du0430u043au043eu0432u043eu0435 u043au043eu043bu0438u0447u0435u0441u0442u0432u043e u0434u0435u043fu0443u0442u0430u0442u043eu0432 u0432 u043fu0440u0435u0434u0441u0442u0430u0432u0438u0442u0435u043bu044cu043du044bu0435 u043eu0440u0433u0430u043du044b. u00a0

u0424u043eu0440u043cu0430u043bu044cu043du044bu0435 u0432u044bu0431u043eu0440u044b u2013 u0432u044bu0431u043eu0440u044b, u043au043eu0442u043eu0440u044bu0435 u043eu0441u043eu0431u0435u043du043du043e u043du0438u0447u0435u0433u043e u043du0435 u043cu0435u043du044fu044eu0442, u043eu043du0438 u0431u0435u0437u0430u043bu044cu0442u0435u0440u043du0430u0442u0438u0432u043du044bu0435, u0438 u043fu0440u043eu0445u043eu0434u044fu0442, u043au0430u043a u0433u043eu0432u043eu0440u0438u0442u0441u044f, u00abu0434u043bu044f u0432u0438u0434u0430u00bb. u00a0

u0410u043bu044cu0442u0435u0440u043du0430u0442u0438u0432u043du044bu0435 u2013 u0432u044bu0431u043eu0440u044b, u0432 u043au043eu0442u043eu0440u044bu0445 u0443u0447u0430u0441u0442u0432u0443u044eu0442 u043du0435u0441u043au043eu043bu044cu043au043e u043au0430u043du0434u0438u0434u0430u0442u043eu0432, u0438u043cu0435u044eu0449u0438u0435 u043eu0434u0438u043du0430u043au043eu0432u044bu0435 u0448u0430u043du0441u044b u043du0430 u043fu043eu0431u0435u0434u0443, u043eu043du0438 u0440u0430u0432u043du043eu043fu0440u0430u0432u043du044b. u0410u043bu044cu0442u0435u0440u043du0430u0442u0438u0432u043du044bu0435 u0432u044bu0431u043eu0440u044b u0438 u0434u043eu043bu0436u043du044b u0431u044bu0442u044c, u043fu043eu0442u043eu043cu0443 u0447u0442u043e u0432u0430u0436u043du044bu0439 u0434u0435u043cu043eu043au0440u0430u0442u0438u0447u0435u0441u043au0438u0439 u0441u0442u0430u043du0434u0430u0440u0442. u00a0

u0418u0442u0430u043a, u0447u0435u043c u0436u0435 u0432u0441u0435 u044du0442u0438 u0432u0438u0434u044b (u043fu0440u0438u043cu0435u0440u044b) u0432u044bu0431u043eu0440u043eu0432 u043eu0442u043bu0438u0447u0430u044eu0442u0441u044f u043cu0435u0436u0434u0443 u0441u043eu0431u043eu0439? u00a0

u0410u043bu044cu0442u0435u0440u043du0430u0442u0438u0432u043du044bu0435 u043eu0442u043bu0438u0447u0430u044eu0442u0441u044f u043eu0442 u0434u0440u0443u0433u0438u0445 u0442u0435u043c, u0447u0442u043e u044du0442u043e u0441u0442u0430u043du0434u0430u0440u0442, u043eu0431u044fu0437u0430u0442u0435u043bu044cu043du0430u044f u0434u0435u043cu043eu043au0440u0430u0442u0438u0447u0435u0441u043au0430u044f u0433u0430u0440u0430u043du0442u0438u044f. u00a0

u041du0435u043fu0440u044fu043cu044bu0435 u0432u044bu0431u043eu0440u044b u2013 u043eu0441u043eu0431u0435u043du043du0430u044f u0438u0437u0431u0438u0440u0430u0442u0435u043bu044cu043du0430u044f u0441u0438u0441u0442u0435u043cu0430. u00a0

u0424u043eu0440u043cu0430u043bu044cu043du044bu0435 u0432u044bu0431u043eu0440u044b u0438 u043du0435u0440u0430u0432u043du044bu0435 u0432u044bu0431u043eu0440u044b u043fu043eu0445u043eu0436u0438, u043du043e u0434u0430u0436u0435 u0432 u043du0435u0440u0430u0432u043du044bu0445 u0432u044bu0431u043eu0440u0430u0445 u0435u0441u0442u044c u0438u043du0442u0440u0438u0433u0430, u0435u0441u0442u044c u0433u043eu043du043au0430 u043au0430u043du0434u0438u0434u0430u0442u043eu0432, u0444u043eu0440u043cu0430u043bu044cu043du044bu0435 u0436u0435 u0432u044bu0431u043eu0440u044b u043fu0440u043eu0432u043eu0434u044fu0442u0441u044f u00abu0434u043bu044f u0431u0443u043cu0430u0433u0438u00bb. u00a0

u041du043e, u0444u0430u043au0442u0438u0447u0435u0441u043au0438, u0432u0441u0435 u044du0442u0438 u0432u0438u0434u044b u0432u044bu0431u043eu0440u043eu0432 u0441u0440u0430u0432u043du0438u0432u0430u0442u044c u043du0435u0432u043eu0437u043cu043eu0436u043du043e, u0443 u043du0438u0445 u043du0435u0442 u043eu0431u0449u0435u0433u043e. u00a0 “>]” data-test=”answer-box-list”>

30 лет альтернативным выборам в России: Тайга.инфо вспоминает их эволюцию

Руководитель аналитического отдела Тайги.инфо Алексей Мазур оценивает эволюцию альтернативных выборов в России с 1989 года. В 1990 году автор принимал участие в выборах в новосибирский облсовет, о чем с удовольствием и вспоминает.

9 сентября во многих регионах России пройдут выборы. Но в большинстве кампаний нет ни реального выбора, ни реальной конкуренции, и Новосибирская область тут скорее правило, чем исключение.

Между тем, буквально на днях мы пропустили знаменательный юбилей. Первые в СССР альтернативные выборы депутата прошли ровно 30 лет назад — 29 августа 1988 года. Это случилось в Иркутске. В них участвовал не только кандидат парткома и администрации, но и «альтернативный» кандидат Владимир Наумов, который в итоге и победил.

Вообще, Иркутск в то время был первым во многом. Там прошли первые массовые антикоммунистические митинг и демонстрация (тоже летом 1988). Я был на том митинге, помню, как выступали писатель-диссидент, отсидевший в советской тюрьме, и старичок, представившийся полковником КГБ, который говорил о том, что в 1930-х годах коммунистической партией совершались страшные преступления, и он сам (!) в них участвовал. Ратовали, кстати, за многопартийность и альтернативные выборы.

«Заметьте, однопартийные системы только в фашистских режимах!», — сказал с трибуны ветеран КГБ-НКВД. «Это что же получается, мы в фашистском режиме живем?» — спросила случайно оказавшаяся на митинге тетенька. «Так получается», — ответили ей молодые люди.
Тогда мы еще не знали, что может быть и много партий, и альтернативное голосование, а реального выбора все же не будет.

Помню, что когда шли вдоль Маркса, во дворах были видны пожарные машины, подогнанные для разгона демонстрации

Читайте также:
Банковская система: что это такое, описание и особенности

Согласован тогда был только митинг, но в ходе него кто-то из ораторов предложил пройти демонстрацией до обкома партии. Представитель горисполкома пытался отговорить протестующих, ссылался, что не сможет перекрыть улицы, но кто-то из толпы закричал, что как только приезжает начальство из Москвы, так сразу всё перекрывают. В общем, люди пошли от рынка, по Урицкого, потом по Карла Маркса, по улице Ленина до «серого дома», в котором тогда был обком. Помню, что когда шли вдоль Маркса, во дворах были видны пожарные машины, собранные для разгона демонстрации. Но разгонять нас все же никто не стал.
Улица Ленина шла прямо на обком, и, когда демонстрация была далеко, мы видели, как окна в обкоме облепили наблюдавшие за происходящим люди. Но когда мы подошли, в окнах не осталось никого. Наверное, всё здание на всякий случай эвакуировали.

Опасения были напрасны, на штурм никто не пошел, да и не собирался. Народ еще помитинговал немного и разошелся.

В Новосибирске массовые митинги случились только год спустя — в 1989-м. Помню, как я приехал из бурлящего Иркутска и удивлялся тому заболоченному спокойствию, в которое был погружен Новосибирск. Для этого нашлись и вполне себе материальные причины: нормы, выдаваемые по талонам, существенно превышали аналогичные в Иркутске. Даже много позже, когда Новосибирск прочно вошел в «красный пояс», Иркутск не голосовал за КПРФ. Но в Академгородке тоже образовалось «Демократическое движение», и в начале 1989 года мы решили выставить кандидата на выборах в горсовет. Округ освободился по каким-то причинам, и кандидатом от одного из подразделений научного института выдвинули Анатолия Манохина.

В городском совете Новосибирска тогда было 700 депутатов, а округ — всего несколько многоквартирных домов. Райком КПСС Советского района возглавлял Владимир Миндолин (позже он стал первым секретарем обкома, но его стремительное восхождение по партийной лестнице прервал провал ГКЧП). Миндолин мудро решил никого от райкома на этих выборах не выдвигать. Таким образом, получился казус — первые демократические выборы в Новосибирске тоже оказались безальтернативными. Помню, как я ходил по квартирам и объяснял, что кандидат на выборах будет один, но это — все же не так как раньше.

Представляете, если каждый из 700 депутатов что-нибудь предложит — во что превратится сессия?

Городской совет в те годы собирался раз в полгода, чтобы единогласно утвердить отчет горисполкома и планы на следующий период, а также затариться в буфете дефицитными продуктами. Уже после избрания Манохин вверг своих коллег по совету в шок, вынеся по какому-то вопросу альтернативное предложение. Представляете, если каждый из 700 депутатов что-нибудь предложит — во что превратится сессия?

В советское время выборы депутатов проходили раз в четыре года. В 1989-м пришло время избирать Верховный Совет СССР. И это были первые большие альтернативные выборы, которые допустила КПСС за долгие десятилетия. Впрочем, тогда же придумали фильтр для кандидатов. Большое собрание представителей трудовых коллективов (причем с нескольких областей сразу) решало, кто достоин быть кандидатом, а кто нет. Ничто не ново под Луной — нынешний «муниципальный фильтр» создан для тех же целей, отсеивая неугодных власти соперников. Тот «фильтр», кстати, вызвал такое возмущение, что был отменен.

В 1990 году прошли выборы депутатов районных, городских, областных и республиканских (РСФСР) советов.

Выдвинуть кандидатов тогда мог любой трудовой коллектив (или коллектив его подразделения, за исключением вузов), общественные организации и граждане по месту жительства. Для этого было нужно собрать 150 человек с паспортами в одной точке.

Меня, как одного из немногих студентов — активистов, собирались выдвинуть по округу в областной совет Новосибирской области (а заодно и в районный). В избирательный округ тогда входили и общежития НГУ. Это был чуть ли не самый маленький округ в регионе — всего 4 тыс. избирателей (в среднем было 10 тыс., а в облсовете тогда сделали 250 мест). Говорят, что его «нарезали» специально под ректора, уважаемого Юрия Леонидовича Ершова, которому я, будучи студентом, испортил много крови.

Так как трудовые коллективы вузов могли выдвигать кандидатов только общим собранием коллектива (а не только кафедры), у меня были некоторые сложности. На всякий случай, я выдвинулся дважды. Первый раз меня поддержал «Мемориал», который как раз накануне получил официальный статус общественной организации. Тогда это было объединение людей, пострадавших от сталинских репрессий. И среди них, кстати, было немало коммунистов. Один из них проголосовал против моего выдвижения, когда я сказал, что вышел из комсомола, так как не верю в коммунистическую идею.

Читайте также:
Аренда предприятий: что это такое, описание и особенности

Другой способ — выдвижение на собрании по месту жительства. После того, как Юрий Ершов не стал выдвигаться, моим основным конкурентом оказался представитель комитета комсомола НГУ Евгений Сагайдак. Ему тоже нужно было выдвинуться, и мы договорились объединить усилия, чтобы собрать 150 студентов в холле одного из общежитий — чтобы выдвинули нас обоих. Помню, облизбирком какое-то время пытался не признавать это собрание, так как, якобы, 150 студентов — лишь часть трудового коллектива НГУ, а трудовой коллектив НГУ может выдвигать кандидатов только целиком.

По нынешним временам эти попытки сопротивления выглядят просто смешно, сегодня придрались бы к запятой в протоколе и все.

Мой друг в день голосования ходил по общагам с мегафоном, призывая всех придти на выборы, а мы шли за ним и следили, чтобы он не занимался агитацией.

Надо сказать, что наша борьба с Евгением Сагайдаком выглядит сегодня как образец корректности. Во втором туре (да, тогда депутатов выбирали в два тура) у нас стояла задача обеспечить явку в 50%. Тогда был такой порог явки, при котором выборы признавались действительными. Мой друг в день голосования ходил по общагам с мегафоном, призывая всех придти на выборы, а мы с Сагайдаком следили, чтобы он не занимался агитацией.

Наверное, те выборы были самыми свободными в смысле выдвижения. Что же касается агитации, то плакаты мы рисовали сами (чернилами, с помощью больших перьев). Листовки мы сами печатали на игольчатых принтерах и расклеивали тоже сами. И их читали.

Следующие крупные выборы были уже после небольшой гражданской войны в центре Москвы, по итогам которой Ельцин разогнал не только Верховный Совет РСФСР (который ранее его же и сделал президентом), но и все остальные местные советы.

Выборы депутатов стали в один тур, и появились партийные списки, порвавшие всякую связь между избирателями и их избранниками. Выдвигаться стало возможно от партий, общественных организаций, по подписям и по залогу (внес деньги — попал в бюллетень).
Потом наша «суверенная демократия» пошла по пути сворачивания возможностей выдвинуться кандидатом.

Сначала из таких возможностей пропали общественные организации. Потом исчез избирательный залог под демагогическим предлогом равенства «бедных» и «богатых». В результате, всех уравняли в бесправии, ведь по подписям неугодных кандидатов «режут» без зазрения совести. Затем существенно проредили партии, оставив десяток «системных».

И вишенка на торте — муниципальный фильтр, благодаря которому в двух десятках регионов России сейчас идут губернаторские кампании, на которых нет реальной конкуренции.

Сущность избирательного права как выбор степени свободы

Всегда трудно делать работу теоретическую, гораздо проще находиться в системе координат своей отрасли права, исследовать не абстрактные модели человеческих отношений, а конкретные предметы. Между тем, не выяснив предмет исследования, не выстроив в строгой правовой логике юридическую конструкцию, неискушённый читатель не сможет до конца понять ни красоту и плюрализм, а порой и цинизм, и даже волюнтаризм избирательного права, ни юридическую компаративистику как внутри отдельных стран, так и в сравнении с Российской Федерацией. Ежегодно в России публикуется более четырёхсот работ по избирательному праву, из них заслуживают внимания, не более двадцати. Но даже оставшиеся исследования зачастую не выходят за рамки методологического, технического и узкокорпоративного анализа. Ведущиеся дискуссии скорее уводят здравомыслящих людей от существующих проблем института избирательного права, подменяя логический системный анализ калейдоскопом малосвязанных между собой частностей. Порой складывается впечатление, что российские и зарубежные государствоведы, занимающиеся разработкой правовых концепций в области конституционного и избирательного права, права референдума, просто не желают или не видят смысла довести до марксового логического конца имеющиеся правовые доктрины и правовые позиции – и делают это сознательно. Не ставим себе целью делать такой анализ и в настоящей колонке, но мы вынуждены подробно на этом остановиться как на юридическом инструментарии, который мы предлагаем применять читателям при любом соприкосновении с избирательным правом и выборами.

Читайте также:
Договорная грамота: что это такое, описание и особенности

Доктрина необходимости

Настоящая колонка предваряет цикл заметок и состоит из подробного обзора предлагаемого автором инструментария – адаптированной психологической теории права Л. И. Петражицкого и юридической конструкции выборов, построенной на идеях юридической техники, высказанных А. Ф. Черданцевым и Т. В. Кашаниной. Следуя юридической логике, доведём до разумного завершения теорию Л. И. Петражицкого. Таким разумным завершением может стать тезис об инстинкте самосохранения как первоисточнике естественного права, о чём прямо указал в 1235 г. автор юридической Доктрины необходимости (Doctrine of Necessity) английский юрист и учёный Генри Де Брактон: «Естественное право это то, чему все живые существа учатся по природе, т. е. по естественному инстинкту» («Ius naturale, quod docuit omnia animalia natura, id est per instinctum naturæ»). Инстинкт, в свою очередь, состоит из следующих элементов:

По Брактону, юридические действия, вытекающие из инстинкта самосохранения, следует относить к правовым, хотя легистами они могут признаваться незаконными с позиции позитивного и развитого права. Это очень сильный тезис именно в связи с его строгостью. Он позволяет обосновывать с позиций права практически любые действия человека и государства на применение насилия либо свержение власти, считающиеся законными в рамках системы позитивного права. Выдвинутый тезис о примате инстинкта самосохранения в естественном праве – это ни в коем случае не путь к вседозволенности и неправовому поведению, исходящему из ничем не ограниченной воли. Он обусловлен, в первую очередь, границами необходимости, которые в своё время были определены Э. Кантом и положили начало кантианской Доктрине справедливости («Право, как цель»). Указанная диспозиция предполагает, что лишение жизни одного субъекта (носителя естественных прав) другим ради простого удовольствия – это пример неправового поведения, также как ограничение государством свобод людей должно рассматриваться как неправовое поведение с последующими санкциями в отношении государства от лица граждан в виде восстания и права на него.

Между тем более подробный анализ предлагаемого выше тезиса о феномене дуализма естественного права («права необходимости» и «права цели») выходит за рамки нашей колонки и будет представлен автором в отдельном эссе. Отметим только, что особенностью авторской интерпретации психологической теории права Л. И. Петражицкого и Доктрины необходимости Г. Де Брактона является их универсальность. С позиций приводимого тезиса об инстинкте как первоисточнике естественного права концептуальные различия между такими юридическими действиями, как «выборы», «референдум», «война» и «революция», отсутствуют. Указанные юридические акты процедурно могут быть вписаны в юридическую конструкцию «выборы» («референдум») в рамках адаптированной психологической теории права, представляя собой ничто иное как «ордалии». По сути, здесь мы имеем дело со столкновением прав, когда обе стороны имеют равные права на один и тот же объект и единственным способом разрешения такого конфликта права является «поединок» («Божий суд»).

Аналогичным образом обстоит дело и с кандидатами на выборные должности органов власти, за каждым из которых стоят политические силы, даже если это личная уния политической силы в лице самого кандидата. Логический анализ показывает наличие глубокой внутренней и непротиворечивой связи между «электоральной ордалией» как более цивилизованной формой испытания и формой реализации естественного права на самосохранение. Политическая сила, прошедшая «ордалию», получает, таким образом, высшую легитимацию и, перефразируя Ф. Лассаля, описывает новую иллюзию как форму государства и правила социальных игр, как конституционно-правовое устройство, действуя исключительно в парадигме рассматриваемого нами тезиса и не выходя за рамки «юридической молекулы», как её называл С. С. Алексеев.

К вопросу о теории избирательного права и необходимости электоральной юстиции

В российской и зарубежной научной литературе можно встретить большое количество определений понятия «выборы», обобщённо сводимых к следующей формуле: «Выборы – это такой демократический по своей природе и сущности способ формирования органов государства и органов местного самоуправления, при котором сам народ или его представители имеют возможность решать вопрос о том, кого поставить у власти, а кого отстранить от неё путём установленной процедуры голосования», делающей акцент на технической, методологической стороне дела, выстраивая лемму «выборы – метод». При этом в российской науке и правоприменительной практике упор делается на правовую позицию, поддерживающую «выборы», как метод формирования органов власти, тогда как в англо-саксонской традиции «выборы» представляют собой метод отстранения от власти. Это принципиальное расхождение в правопонимании избирательного права, а интегративное правопонимание невозможно и видится только через разрушение существующего конституционно-правового порядка. Правовая конструкция «выборы», как и любая юридическая конструкция, самодостаточна, имеет жёсткий характер связей и относительно изолирована, обладая входом, выходом и неким правовым давлением внутри и снаружи. Юридическая конструкция, настроенная неверно, может вызвать закупорку всей правовой системы, неминуемо ведущую к её слому.

Читайте также:
Готовый причал: что это такое, описание и особенности

Указанные выше правовые позиции не возникли случайно. К примеру, российская традиция максимального усложнения либо полной отмены процедуры отзыва выборных должностных лиц как метода отстранения от власти была сформирована Конституционным Судом России, в частности Постановлением Конституционного Суда РФ от 24.12.1996 № 21-П, которым Закон Московской области об отзыве депутата областной Думы был признан не соответствующим Конституции РФ, а Председатель Конституционного Суда М. Баглай в своём Особом мнении сравнил процедуру отзыва выборных должностных лиц с пережитком тоталитарного государства. Англо-саксонская правовая традиция, напротив, пошла по пути максимального усложнения процедуры реализации пассивного избирательного права как метода формирования органов власти (кокусы, праймериз, собственно выборы и пр.) при сохранении либеральной процедуры отзыва выборных должностных лиц. Попытка в России провести законодательные изменения по институционализации усложнённой процедуры реализации пассивного избирательного права при отсутствии либерализации законодательства в части процедуры отзыва выборных должностных лиц должна вызывать настороженность. Между тем идея настоящего исследования предполагает акцентуацию на снятии противоречия в правопонимании и логики избирательного процесса в России и за рубежом, путём применения авторского инструментария для анализа. Юридическая логика подсказывает, что «выборы» и «референдум» – это не что иное, как «ордалии» политических сил, претендующих на главенство, атрибутирующие наличие испытуемого и испытания какой-либо средой. Правосубъектность «среды» определяет возникновение правоотношений между испытуемым и «средой», где кандидаты на выборные должности являются испытуемыми, а избирательный корпус – средой.

Следование строгой логике построения юридической конструкции «ордалии» приводит нас к мысли о каркасе юридических связей, состоящем из следующих элементов: испытуемых, среды, суда и исполнителей. Т. В. Кашанина отмечала: «юридическая конструкция – это создаваемая с помощью абстрактного мышления модель общественных отношений (его типовая схема), элементы которой жёстко увязаны между собой». Отсюда модель общественных отношений выборов будет состоять из следующих «несущих частей», каждая из которых выполняет только ей свойственную нагрузку и задачу:

− института кандидатов на выборные должности государственных и муниципальных органов («испытуемых»);

− института избирательного корпуса («среды»);

− института организаторов выборов («технических исполнителей»);

− института суда (электоральной юстиции).

В такой конструкции априорно присутствуют лица правоотношений, предмет правоотношений, права и обязанности лиц, санкции за невыполнение обязательств, а отсутствие любого элемента полностью разрушает конструкцию. Завершая эту часть нашего обзора и делая акцент на адаптированном естественно-правовом подходе и построенной юридической конструкции, предложим читателям для последующего анализа такое определение выборам: Выборы (референдум) – это альтернативная войне либо революции реализация естественного и неотчуждаемого права людей и их групп на самосохранение посредством регулярных испытаний. Указанная дефиниция предопределяет сущность избирательного права и права референдума как права выбора количества степеней свободы, призванное обеспечить баланс между рефлексом свободы и другими рефлексами человека (например, рефлексом безопасности). Логика организации поддержания этого баланса требует наличия специального органа и должностных лиц, функционирующих на основе принципа разделения труда, на основе понятных и одобряемых регулярных практик, т. е. действительно независимого правосудия, стоящего даже над Основным законом – электоральной юстиции. Отсюда логическая инверсия: регулярные одобряемые практики поддержания баланса между рефлексом свободы и другими рефлексами человека суть избирательное право (право референдума) и избирательный процесс. Следовательно, избирательный закон должен описывать регулярные практики поддержания этого баланса независимо от мнения превалирующей политической силы и специальный орган охраны этого закона – независимый электоральный суд, что согласуется с предложенной нами юридической конструкцией, в ходе реализации которой становится очевидным, что существующая модель организации выборов и референдумов в России в виде системы избирательных комиссии во главе с Центральной избирательной комиссией себя изжила, как осколок советской античности, требуется её существенное усиление и наделение конституционным статусом высшего суда – Суда Демократии, а члены избирательных комиссий должны получить статус судей.

Читайте также:
Двухпалатный парламент: что это такое, описание и особенности

Выборы: что это такое, их виды и правила, а также регламент избирательного процесса

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Даже те, кто не ходит на выборы (из принципа или «просто так получилось»), в общих чертах знают об их назначении.

Сегодня мы разберемся в этой теме более подробно, узнаем, что такое выборы, кто может принимать в них участие, для чего нужно кого-то выбирать и каков алгоритм проведения избирательного процесса.

Немного истории

Истоки выборов, как мероприятия по избранию «главного», лежат в далеком прошлом, когда человечество спустилось с деревьев на землю (если, конечно, Дарвин был прав, и мы действительно произошли от обезьян).

Человек, как один из видов млекопитающих — стадное животное. А в стаде (стае) обязательно должен быть вожак, который будет направлять и координировать действия остальных.

Первые выборы вожака выглядели как силовые поединки, в которых побеждал сильнейший. Но спустя тысячелетия сила перестала быть главным мерилом достоинств лидера. Возникла необходимость в избрании «продвинутых» людей, способных вести свой народ к процветанию.

Процедура выборов, схожая с современной, возникла в Древнем Риме. Представьте: римлянин, желающий быть выбранным на какой-либо пост, заявлял об этом властям, затем надевал белую тогу (одежда, напоминающая платье) и шел на площадь агитировать жителей голосовать за него.

Кстати, эта белая тога называлась кандида, а тот, кто ее носил — кандидатом. Затем жители в обозначенный день на дощечке писали имя своего избранника и опускали его в специальный сосуд. Не правда ли, знакомая картина?

Выборы — это .

С самого детства мы постоянно что-то выбираем: игрушки, ВУЗ, профессию и т. д. Поэтому само понятие для нас не ново.

А вот процедура выбора кандидатов на какой-либо пост сопряжена с рядом специальных (процессуальных) действий.

Чтобы все стало понятным, разберем, что означают термины, принятые в процедуре выборов:

  1. кандидат — физическое лицо, которое заявило о своем желании быть выбранным на определенный пост;
  2. избиратели — люди, которые потенциально будут принимать участие в выборах. Избирателями в РФ могут быть дееспособные (это какие?) совершеннолетние граждане РФ (более подробно об этом — в статье далее);
  3. избирательная комиссия — граждане, назначенные для проведения процедуры выборов. Они ответственны за мероприятие по голосованию: обеспечивают соблюдение порядка на пунктах голосования, следят за «чистотой» выборов, по завершении процедуры — подсчитывают суммарное количество голосов;
  4. бюллетень — официальный бланк единого образца для проведения конкретных выборов;
  5. урна для голосования — емкость для сбора бюллетеней. Вскрывается для подсчета голосов только после завершения выборов избирательной комиссией;
  6. голосование — подача голосов (выражение согласия) за того или иного кандидата. Итог голосования проводится методом подсчета голосов (подробней о процедуре голосования — в статье далее):
    1. открытое голосование — граждане открыто высказывают свое решение (например, на собрании поднимают руки «за» или «против» сформулированного предложения),
    2. тайное голосование — избиратели выражают свое мнение втайне от всех (анонимно) с помощью бюллетеней, опущенных в урну для голосований;
  7. баллотирование — определение количества “баллов ” за того или иного кандидата при тайном голосовании. Баллотироваться — значит, быть выбранным методом тайного голосования;
  8. избирательный округ — территория, от которой избираются кандидаты. Состоит из избирательных участков с определенным местом голосования.

Вывод: выборы — это процедура, в ходе которой избиратели выбирают кого-либо методом открытого или тайного голосования.

Виды выборов

Существует 2 варианта проведения выборов:

  1. Непрямые:
    1. косвенные — в этом случае выборы представляют собой цепочку: граждане выбирают выборщиков → те, в свою очередь, выбирают органы власти;
    2. многостепенные — выборы похожи на ступени: граждане выбирают членов власти нижнего уровня → власть этого уровня выбирает представителей на более высокий уровень и т.д. Пример: выборы в СССР. Граждане выбирали Советы низшего уровня (сельский совет, городской и т.д.) → те выбирали Советы следующей ступени иерархии (областной совет, краевой) → всесоюзный съезд Советов.
  2. Прямые выборы подразумевают, что граждане сами голосуют за конечного кандидата.

Также выборы классифицируются и по другим критериям:

Кто может быть избирателем и избираемым в РФ

Статус избирателя и кандидата регламентируется Федеральным Законом (ФЗ) № 67-ФЗ от 12.06.2002 г. В нем прописано, что избирателем или избираемым может быть гражданин РФ, достигший 18 лет на день голосования.

Читайте также:
Аналитические счета: что это такое, описание и особенности

Кто не вправе участвовать в качестве избирателя:

  1. люди, которых суд признал недееспособными;
  2. граждане, отбывающие срок наказания в местах лишения свободы в момент выборов.

Кто не может быть избранным:

  1. недееспособные граждане;
  2. граждане других государств;
  3. отбывающие наказание в местах лишения свободы или имеющие срок административного наказания;
  4. лица, совершившие тяжкие преступления, в течение срока наказания и 10 лет после его окончания (и 15 лет, если преступление квалифицировалось как особо тяжкое).

Возрастной ценз на избираемые должности:

  1. на должность высшего должностного лица РФ — не менее 30 лет;
  2. на должность депутата органов власти субъекта РФ — старше 21 года.

Иностранные граждане, постоянно проживающие в РФ, имеют право голосовать и быть избранными только в органы местного самоуправления (это что?).

Алгоритм выборного процесса

Избирательный процесс в РФ регламентируется законодательством, материально обеспечивается из государственных ресурсов и организуется гос.властью.

Выборы — это поэтапный процесс:

  1. назначение даты. Выборы в парламент (что это?) инициируются Президентом РФ или правительством;
  2. формирование избирательных округов и избирательных участков;
  3. создание избирательных комиссий;
  4. формирование списков избирателей;
  5. выдвижение и регистрация кандидатов:
    1. самовыдвижение,
    2. через инициативную группу избирателей,
    3. от политических партий и общественных движений;
  6. предвыборная агитация (призыв голосовать за определенного кандидата разрешенными законодательством способами);
  7. голосование (в назначенную дату на избирательных участках);
  8. подсчет голосов, определение результатов, оглашение итогов выборов.

Виды оценки большинства голосов

В зависимости от формы голосования, принято различать несколько видов оценки большинства голосов:

  1. абсолютное — это количество голосов = (50 % + 1) и более от общего числа избирателей. Пример: общее количество избирателей = 100 человек, следовательно, абсолютным большинством является 51 голос избирателей;
  2. простое — количество голосов = (50 % + 1) и более от числа проголосовавших, т.е. = (25 % + 1) и более от общего числа избирателей. При этом выборы считаются состоявшимися, если в них приняло участие свыше 50 % от общего количества избирателей.

Пример: общее число избирателей = 100 человек, на выборах проголосовал 51 человек (т.е. они считаются состоявшимися). В этом случае простое большинство голосов = (50 % + 1) от 51 человека = 26 человек или же (25 % + 1) от 100 человек, что также = 26.

Голосование с такой формой подсчета голосов применяется, например, при выборе Президента РФ;

относительное — количество проголосовавших за кандидатов сравнивается между собой (но выборы могут считаться состоявшимися, если превышен порог явки в 25 % от всех списочных избирателей). Например, за Иванова проголосовало 25 избирателей, а за Сидорова — 30. Это значит, что Сидоров получил относительное большинство голосов;

Краткое резюме

Выборы — это не только процедура избрания «кого-то куда-то», но и выражение собственного мнения о том или ином кандидате и, в его лице — о той структуре (политической партии, общественном движении и т.д.), которое он представляет.

Избитая фраза о том, что участие в выборах — это выражение гражданской позиции, имеет глубокий смысл. Каждый человек индивидуален, поэтому сколько людей, столько и мнений.

Но только совокупность этих мнений может дать по-настоящему положительный результат при решении вопроса о перспективах жизни каждого человека, государства и мирового сообщества в целом.

Так и хочется патетически воскликнуть: «Все на выборы!», но решение об этом каждый должен принимать самостоятельно и осознанно.

Читайте наш блог, это интересно!

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Эта статья относится к рубрикам:

Комментарии и отзывы (4)

Пустая формальность. Результаты формируются с помощью телеящика. Кого надо, того и выберут.

В ответ на Александр. Ну, хорошо, что не с помощью Ютуба или Фейсбука, а то бы во всех странах у власти были бы марионетки Запад. ИМХО.

Чтоб люди ходили на выборы, к ним должно быть доверие, а чтобы было доверие, нужно, чтобы выборы были максимально прозрачны.

Вообще, подтасовки результатов крайне важная проблема, не решив её, не будет той легитимности на какую рассчитывает власть.

Олег: согласен. В США, например, подтасовать результаты раз плюнуть (система выборов не прямая). В странах, где запрещены экзит-полы (опросы на выходе с избирательных участков), тоже не так сложно нарисовать нужные цифры.

Радуете, что в России очень высокая явка (есть доверие) — прогнозы и экзит-полы еще ни разу не расходились с реальными результатами. Чего не скажешь о многих странах бывшего СССР и Европы.

Очень понравилось, что на последних выборах в ГосДуму в Единой России были проведены праймериз (предварительные голосования, для выбора будущих кандидатов в депутаты). Это дало понять партии, каких именно ее кандидатов народ хочет видеть в Думе. В результате, это первый состав Думы, за который не стыдно (люди на своем месте).

Альтернативное обязательство

Это предусмотренная законом или договором возможность должника или кредитора самостоятельно выбрать предмет его исполнения, последствием чего является утрата прав становиться на ином предмете.

Считается, что действующие правовые нормы должны отражать современные реалии. Руководствуясь этим принципом, законодатель вес существенные изменения в ГК. Одно из новшеств коснулось легализации института, известного в гражданском праве как альтернативное обязательство. Иначе оно называется разделительным.

Общие правила его применения изложены в ст. 308.1 ГК.

Понятие альтернативного обязательства

В нормах ГК понятие, описывающее альтернативное обязательство, изложено весьма кратко. Однако это не мешает воспользоваться другими источниками. Этот институт был детально разработан в гражданском праве как науке. Специалисты выделяют следующие особенности альтернативного обязательства:

  • наличие нескольких предметов исполнения. Это подразумевает возможность выбора сторонами среди них. Они могут быть предусмотрены как в договоре, так и в тексте закона;
  • равнозначность предметов исполнения. Ни закон, ни договор не устанавливают приоритет одного над другим или ограничение сторон при выборе. Надлежащим будет любое принятое решение;
  • единство самого обязательства. Оно подразумевает наличие правил, по которым стороны определят его окончательное содержимое;
  • право выбора предмета исполнения может принадлежать обеим сторонам обязательства;
  • выбор предмета исполнения носит взаимоисключающий характер. Если уполномоченное лицо делает его, альтернатива перестает быть возможной.

Учитывая изложенные признаки можно получить следующее определение.

Альтернативное обязательство – это предусмотренная законом или договором возможность должника или кредитора самостоятельно выбрать предмет его исполнения, последствием чего является утрата прав становиться на ином предмете.

Примеры и исполнение альтернативного обязательства

Если стороны или закон не предусматривают иного, приоритетное право выбирать предмет исполнения передается должнику.

Правила, регулирующие исполнение альтернативного обязательства, изложены в ст. 320 ГК. Согласно этим нормам, приоритетное право выбора может принадлежать как должнику, так и кредитору. Соответствующие условия должен предусматривать закон или договор.

Если сторона, обладающая приоритетным правом выбора, не реализует его в указанный в соглашении или в правовых нормах срок, такая возможность переходит к ее контрагенту.

Подходящий пример можно отыскать в любых сферах экономики. В рамках договора поставки это может быть право поставщика направлять покупателю товар, производимый на той или иной фабрике.

Весьма распространенный пример установления в законе права кредитора самостоятельно выбрать предмет исполнения относится к отношениям, связанным с розничными продажами. Обнаружив некачественный товар, потребитель может выбрать один из имеющихся в законе вариантов действий.

Пример, когда стороны могут предусмотреть договором особый порядок, согласно которому исполнение альтернативного обязательства происходит по выбору кредитора, можно привести из области подряда. Стороны могут предусмотреть право заказчика потребовать снижения цены работ ввиду недостатков или их устранения.

Момент прекращения альтернативного обязательства

Согласно положениям закона, это происходит в момент выбора уполномоченной стороной предмета исполнения. Указанное действие является основанием для существования единственного обязательства.

Альтернативные и факультативные обязательства: в чем отличия?

Существуют 2 основных отличия между этими видами обязательств:

  • если при альтернативных обязательствах право выбора предмета исполнения может принадлежать как одной, так и другой стороне, то в случае с факультативными – эта возможность предоставлена исключительно должнику;
  • другим отличием выступает статус обязательства. Если при альтернативном варианте они равные, то, в случае с факультативным, подменный предмет исполнения носит полностью производный характер. Если одно из альтернативных исполнений становится невозможным, это не влияет на остальные правоотношения сторон. В ситуации, когда основное обязательство перестает быть актуальным, его судьбе следует и факультативное.
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: