Челобитный приказ: что это такое, описание и особенности

Московское государство

Сайт является сборником научных статей и книг по истории Московского государства в XV-XVII веках.

Челобитный приказ в Московском государстве в XVI-XVII вв. (функции, полномочия, правовая основа деятельности)

Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 1: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология

Челобитный приказ занимал особое место в системе приказов Московского государства и не входит ни в один отраслевой приказ. С точки зрения административного управления Челобитный приказ являлся универсальным приказом. Одним из исследователей этого приказа являлся С.О. Шмидт, который считал, что Челобитный приказ начал функционировать с 1549 года, действовал с перерывами до 1685 года [1] .

Множество точек зрения существует по поводу функционального назначения Челобитного приказа. Например, Т.Г. Бородинова полагает, что основной функцией приказа был контроль за выполнением работы судебных коллегий по рассмотрению челобитных, иначе говоря, обращений и жалоб. Автор полагала, что Челобитный приказ являлся кассационным органом [2] . По мнению А.С. Хацкилова, Челобитный приказ был своего рода посредником между гражданами и государем. Он подчеркивает, что жалобы, направленные на имя царя, приказ передавал соответствующим компетентным органам или же самому царю [3] . Л.В. Карнаушенко придерживался этого же мнения.

Он полагал, что предназначение Челобитного приказа заключалось в следующем: жители Московского государства могли подавать жалобы на действия местных чиновников, а затем Челобитный приказ распределял полученные жалобы в соответствующие приказы [4] . Анализируя вышеперечисленное, можно сделать вывод, что все челобитные адресовывались царю, но государь физически был не в состоянии рассматривать все жалобы.

По мнению автора статьи, нельзя полностью согласиться с Т.Г. Бородиновой, которая относит данный приказ к кассационному органу, т.к. Челобитный приказ, как и все приказы, исполнял судебную функцию, но это не являлось его основной задачей. Приказы являлись прежде всего органами исполнительной власти, исключением не является и Челобитный приказ. Основной его деятельностью была административно-распределительная функция.

Челобитный приказ можно отнести к промежуточной инстанции. Данный приказ не рассматривал жалобы по существу дела, а отправлял их в соответствующие компетентные органы, параллельно выясняя суть дела, наводил справки, предлагал рекомендации по устранению проблемы, по которой была подана жалоба. Предлагаемые рекомендации адресовывались боярам, руководителям приказов, а также государю.

Целью создания Челобитного приказа являлось предварительное рассмотрение челобитных. К.Г. Котошихин писал: «А ведомы в нем челобитные, что подают люди царю в походех и на праздники». Таким образом, К.Г. Котошихин подчеркивает, что жалобы отправлялись царю через Челобитный приказ, когда тот был «на праздниках» и «в походах». Данное утверждение подтверждает мнение К.Ф. Хартулари, что вышеуказанный приказ являлся канцелярией царя [5] . По мнению автора данной статьи, Челобитный приказ выполнял функции царской канцелярии только в части принятия и обработки жалоб от граждан Московского государства. В то же время «И тех челобитен царь сам слушает и бояре, и по которой доведется челобитной быти и указу или отказу, ., царь отсылает в тот
приказ, а ис него посылают те челобитные с подьячими, да велят им несть их перед царским двором на площадь, и отдавати тем людем, чья та челобитная будет.» [6] .Из вышесказанного следует, что все рассмотренные царем и боярами жалобы, и думные дьяки подписывают жалобы, отказывая или же направляя в следующий приказ полученные жалобы, а затем эти челобитные подьячие раздают на площади гражданам, которые эти жалобы подавали. А граждане, в чьих жалобах не отказали, по направлению дьяков отправляются в указанный Приказ. Таким образом, Челобитный приказ являлся координирующим органом и столь решающего значения не имел.

По мнению таких исследователей, как В.П. Беляева и О.Г. Ларина, Челобитный приказ можно отнести к надзорной инстанции. Т.к. он имел черты надзорного органа [7] , а именно: рассматривал полученную жалобу, одновременно анализируя действия органа или должностного лица, на которое и направлена челобитная; проверял решения и действия на соответствие действующему законодательству; давал некоторые рекомендации для бояр, руководителей ведомств и приказов, в которые будет направлена данная жалоба а также царю; проверял решения не только местных органов власти, на которые поступали жалобы.

Исследователями теории государства и права не уделено должного внимания Челобитному приказу именно как органу исполнительно-распорядительного характера. Прежде всего следует упомянуть о предложениях данного приказа принимать решения, которые связаны с принудительными мерами имущественного характера, при наступлении случаев, когда принудительное исполнение решений не предполагает передачу собственности, состоит в взыскании имущества путем его публичной продажи. Перед продажей необходимо было провести экспертизу выборных оценщиков [8] .

Ценовщики должны были нести ответственность за правильность оценки. В случаях, когда реализуемая стоимость собственности оказывалась ниже стоимости, оцененной ценовщиком, недостающую сумму необходимо было взыскать с ценовщика [9] . В данных делах присутствовала неопределенность с продажей недвижимости. На основании доклада Челобитного приказа в 1628 году для погашения данной суммы можно было продавать «дворы, лавки и другие строения» [10] .

Таким же образом можно было решать сделки с землей. Примером может послужить жалованная грамота Челобитного приказа, находящаяся в Актах Археологической комиссии от 1571 года, в которой отмечается, что решением царя по челобитной, взыскателям перешла вотчина должника. Исходя из вышесказанного можно сделать вывод, что Челобитный приказ в случае большого имущественного спора, когда возникала нехватка движимого имущества, мог разрешать взыскание вотчины [11] .

Основными нормативно-правовыми актами, которыми регулировалась деятельность Челобитного приказа в Московском государстве XVI-XVII вв. были Судебник 1550 года и Соборное уложение 1649 года.

Рассматривая Судебник 1550 года, следует отметить, что в этом нормативном акте дается полное определение приказа как государственного учреждения. На основании положений Судебника 1550 года можно сделать вывод, что приказы имели свою сформировавшуюся структуру, делопроизводство, ответственность служащих. Судебник 1550 года не только давал понятие «приказ», но и закреплял основные принципы деятельности приказов. Здесь отмечалось, что жалоба, которая придет в приказ, должна быть рассмотрена должностным лицом, а именно дьяком или боярином, по существу. Дьяк или боярин не может перенаправить жалобу в иной приказ, который не компетентен по вопросам челобитной. В случае нарушения этого принципа, должностное лицо несет наказание.

Соборное уложение 1649 года обобщило и расширило нормы Судебника 1550 года. Таким образом, делопроизводство, которое велось в Челобитном приказе, было аналогично с процедурой делопроизводства в других приказах Московского государства. Анализируя ст. 11 Соборного уложения, следует отметить, что основным принципом ведения делопроизводства являлось строгое протоколирование дел, то есть письменный порядок дел являлся обязательным [12] . Также в Соборном уложении 1649 года подчеркивается, что основой всех приказов, в частности Челобитного приказа, являлись дьяки. В целом Соборное уложение раскрывает ответственность за нарушения своих обязанностей как дьяков и подьячих, так и бояр, а также распорядок дня служивых людей.

Читайте также:
Страховой кооператив: что это такое, описание и особенности

Таким образом, Челобитный приказ занимал уникальное место в системе приказов в Московском государстве XVI-XVII вв. Он как и все приказы осуществлял судебные функции, но основная его задача заключалась в исполнительно-распорядительной деятельности. Челобитный приказ был распределительным органом. Также он был своего рода посредником между государем и подданными московского государства. Такое положение Челобитного приказа и осуществление им роли посредника помогало царю управлять государством.

1 Дмитриев Ф.М. Два слова по поводу 4 книги «Русской беседы» // Московские ведомости. М.: Московский университет, 1857. 3 января.

2 Хацкилов А.С. Развитие государственного аппарата и государственной службы при Иване IV // История государства и права. М.: Юрист, 2008. № 4. С. 73-77.

3 Пихно Д. Исторический очерк мер гражданских взысканий по русскому праву. Киев: Унив. тип., 1874. С. 30.

4 Котошихин Г.К. О России в царствование царя Алексея Михайловича. 4-е изд., доп. М.: Книга по требованию, 2011. 260 с.

5 Акты, относящиеся до юридического быта древней России, выявленные Археологической комиссией / под ред. Н. Калачева. СПб.: Изд-во Археографии, 1857. Т. I, № 55.

6 Беляев В.П., Ларина О.Г. Образование института государственного контроля и надзора в России // История государства и права. М.: Юрист, 2012. № 17. С. 33-37.

7 Бородинова Т.Г. Возникновение и развитие института пересмотра приговоров в России до Судебной реформы 1864 года // Российский судья. М.: Юрист, 2011. № 2. С. 24-28; 80 лет Верховному Суду Российской Федерации / под общ. ред. В.М. Лебедева. М.: Изографика, 2003. С. 15.

8 Хартулари К.Ф. Право суда и помилования, как прерогативы Российской держав-ности: в 2 т. СПб.: Тип. МВД, 1899. С. 275.

9 Шмидт С.О. Челобитенный приказ в середине XVI столетия // Известия АН СССР. Сер. история и философия. М.: Юрист, 1950. № 5. С. 447-449.

10 Захаров В.В. Способы принудительного исполнения судебных решений в России в XIV-XVII вв. // Исполнительное право. М.: Юрист, 2010. № 4. С. 20-30.

11 Карнаушенко Л.В. Институт фискалитета в контексте механизма взаимоотношений монарха и его подданных // История государства и права. М.: Юристъ-правоведъ, 2007. № 8. С. 44.

12 Чебанова Н.С. Особенности регулирования деятельности приказов Московского государства при отправлении судебных функций по нормам Соборного уложения 1649 года // Сер. Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. Майкоп, 2013. Вып. 1 (113). С. 182.

Челобитный приказ в Московском государстве в XVI-XVII вв. (функции, полномочия, правовая основа деятельности) Текст научной статьи по специальности « История и археология»

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Чебанова Наталья Сергеевна

В статье рассматривается приказная система в Московском государстве в XVI-XVII вв., а именно Челобитный приказ , учрежденный в 1549 году с целью направления жалоб подданных государства царю. Этот приказ осуществлял функции царской канцелярии в периоды отсутствия государя. Челобитный приказ являлся уникальным, т.к. не входил ни в одну систему отраслевых приказов Московского государства XVI-XVII вв.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Чебанова Наталья Сергеевна

The Supreme Service dealing with petitions in the Moscow state in the 16-17th centuries (functions, competence, legal basis of activity)

The article considers mandatory system in the Moscow state in the 16-17th centuries, namely the Supreme Service, established in 1549 to direct complaints of survicemen of state to the tsar. This office carried out functions of the Tsar’s Chancellery in the periods of absence of the sovereign. The Supreme Service dealing with petitions was unique because it was not included in any branch system of the Moscow State Services of the 16-17th centuries.

Текст научной работы на тему «Челобитный приказ в Московском государстве в XVI-XVII вв. (функции, полномочия, правовая основа деятельности)»

УДК 34(091)(470) ББК 67.3(2)4 Ч 34

ассистент кафедры теории и истории государства и права Государственного морского университета им. адмирала Ф. Ф. Ушакова, г. Новороссийск, е-mail: Natashache bano va90@gmail. com

Челобитный приказ в Московском государстве в XVI-XVII вв. (функции, полномочия, правовая основа деятельности)

Аннотация. В статье рассматривается приказная система в Московском государстве в XVI-XVII вв., а именно Челобитный приказ, учрежденный в 1549 году с целью направления жалоб подданных государства царю. Этот приказ осуществлял функции царской канцелярии в периоды отсутствия государя. Челобитный приказ являлся уникальным, т.к. не входил ни в одну систему отраслевых приказов Московского государства XVI-XVII вв.

Ключевые слова: Челобитный приказ, Судебник, Соборное уложение, полномочия, правовой статус, жалоба.

Lecturer Assistant of the Department of Theory and History of State and Law of the Admiral F.F. Ushakov State Maritime University, Novorossiysk, e -mail: Natashachebanova90@gmail.com

The Supreme Service dealing with petitions in the Moscow state in the 16-17th centuries (functions, competence, legal basis of activity)

Abstract. The article considers mandatory system in the Moscow state in the 16-17th centuries, namely the Supreme Service, established in 1549 to direct complaints of survicemen of state to the tsar. This office carried out functions of the Tsar’s Chancellery in the periods of absence of the sovereign. The Supreme Service dealing with petitions was unique because it was not included in any branch system of the Moscow State Services of the 16-17th centuries.

Keywords: the Supreme Service dealing with petitions, Code of laws, Synod’s code, authority, legal status, the complaint.

Челобитный приказ занимал особое место в системе приказов Московского государства и не входит ни в один отраслевой приказ. С точки зрения административного управления Челобитный приказ являлся универсальным приказом. Одним из исследователей этого приказа являлся С.О. Шмидт, который считал, что Челобитный приказ начал функционировать с 1549 года, действовал с перерывами до 1685 года [1].

Множество точек зрения существует по поводу функционального назначения Челобитного приказа. Например, Т.Г. Бородинова полагает, что основной функцией приказа был контроль за выполнением работы судебных коллегий по рассмотрению челобитных, иначе говоря, обращений и жалоб. Автор полагала, что Челобитный приказ являлся кассационным органом [2]. По мнению А.С. Хацкилова, Челобитный приказ был своего рода посредником между гражданами и государем. Он подчеркивает, что жалобы, направленные на имя царя, приказ передавал соответствующим компетентным органам или же самому царю [3]. Л.В. Карнаушенко придерживался этого же мнения.

Читайте также:
Сельскохозяйственная кооперация: что это такое, описание и особенности

Он полагал, что предназначение Челобитного приказа заключалось в следующем: жители Московского государства могли подавать жалобы на действия местных чиновников, а затем Челобитный приказ распределял полученные жалобы в соответствующие приказы [4].

Анализируя вышеперечисленное, можно сделать вывод, что все челобитные адресовывались царю, но государь физически был не в состоянии рассматривать все жалобы.

По мнению автора статьи, нельзя полностью согласиться с Т.Г. Бородиновой, которая относит данный приказ к кассационному органу, т.к. Челобитный приказ, как и все приказы, исполнял судебную функцию, но это не являлось его основной задачей. Приказы являлись прежде всего органами исполнительной власти, исключением не является и Челобитный приказ. Основной его деятельностью была административно-распределительная функция.

Челобитный приказ можно отнести к промежуточной инстанции. Данный приказ не рассматривал жалобы по существу дела, а отправлял их в соответствующие компетентные органы, параллельно выясняя суть дела, наводил справки, предлагал рекомендации по устранению проблемы, по которой была подана жалоба. Предлагаемые рекомендации адресовывались боярам, руководителям приказов, а также государю.

Целью создания Челобитного приказа являлось предварительное рассмотрение челобитных. К.Г. Котошихин писал: «А ведомы в нем челобитные, что подают люди царю в походех и на праздники». Таким образом, К.Г. Котошихин подчеркивает, что жалобы отправлялись царю через Челобитный приказ, когда тот был «на праздниках» и «в походах». Данное утверждение подтверждает мнение К.Ф. Хартулари, что вышеуказанный приказ являлся канцелярией царя [5]. По мнению автора данной статьи, Челобитный приказ выполнял функции царской канцелярии только в части принятия и обработки жалоб от граждан Московского государства. В то же время «И тех челобитен царь сам слушает и

бояре, и по которой доведется челобитной быти и указу или отказу, ., царь отсылает в тот

приказ, а ис него посылают те челобитные с подьячими, да велят им несть их перед царским двором на площадь, и отдавати тем людем, чья та челобитная будет.» [6].Из вышесказанного следует, что все рассмотренные царем и боярами жалобы, и думные дьяки подписывают жалобы, отказывая или же направляя в следующий приказ полученные жалобы, а затем эти челобитные подьячие раздают на площади гражданам, которые эти жалобы подавали. А граждане, в чьих жалобах не отказали, по направлению дьяков отправляются в указанный Приказ. Таким образом, Челобитный приказ являлся координирующим органом и столь решающего значения не имел.

По мнению таких исследователей, как В.П. Беляева и О.Г. Ларина, Челобитный приказ можно отнести к надзорной инстанции. Т.к. он имел черты надзорного органа [7], а именно: рассматривал полученную жалобу, одновременно анализируя действия органа или должностного лица, на которое и направлена челобитная; проверял решения и действия на соответствие действующему законодательству; давал некоторые рекомендации для бояр, руководителей ведомств и приказов, в которые будет направлена данная жалоба а также царю; проверял решения не только местных органов власти, на которые поступали жалобы.

Исследователями теории государства и права не уделено должного внимания Челобитному приказу именно как органу исполнительно-распорядительного характера. Прежде всего следует упомянуть о предложениях данного приказа принимать решения, которые связаны с принудительными мерами имущественного характера, при наступлении случаев, когда принудительное исполнение решений не предполагает передачу собственности, состоит в взыскании имущества путем его публичной продажи. Перед продажей необходимо было провести экспертизу выборных оценщиков [8].

Ценовщики должны были нести ответственность за правильность оценки. В случаях, когда реализуемая стоимость собственности оказывалась ниже стоимости, оцененной ценовщиком, недостающую сумму необходимо было взыскать с ценовщика [9]. В данных делах присутствовала неопределенность с продажей недвижимости. На основании доклада Челобитного приказа в 1628 году для погашения данной суммы можно было продавать «дворы, лавки и другие строения» [10].

Таким же образом можно было решать сделки с землей. Примером может послужить жалованная грамота Челобитного приказа, находящаяся в Актах Археологической комиссии от 1571 года, в которой отмечается, что решением царя по челобитной, взыскателям перешла

вотчина должника. Исходя из вышесказанного можно сделать вывод, что Челобитный приказ в случае большого имущественного спора, когда возникала нехватка движимого имущества, мог разрешать взыскание вотчины [11].

Основными нормативно-правовыми актами, которыми регулировалась деятельность Челобитного приказа в Московском государстве XVI-XVII вв. были Судебник 1550 года и Соборное уложение 1649 года.

Рассматривая Судебник 1550 года, следует отметить, что в этом нормативном акте дается полное определение приказа как государственного учреждения. На основании положений Судебника 1550 года можно сделать вывод, что приказы имели свою сформировавшуюся структуру, делопроизводство, ответственность служащих. Судебник 1550 года не только давал понятие «приказ», но и закреплял основные принципы деятельности приказов. Здесь отмечалось, что жалоба, которая придет в приказ, должна быть рассмотрена должностным лицом, а именно дьяком или боярином, по существу. Дьяк или боярин не может перенаправить жалобу в иной приказ, который не компетентен по вопросам челобитной. В случае нарушения этого принципа, должностное лицо несет наказание.

Соборное уложение 1649 года обобщило и расширило нормы Судебника 1550 года. Таким образом, делопроизводство, которое велось в Челобитном приказе, было аналогично с процедурой делопроизводства в других приказах Московского государства. Анализируя ст. 11 Соборного уложения, следует отметить, что основным принципом ведения делопроизводства являлось строгое протоколирование дел, то есть письменный порядок дел являлся обязательным [12]. Также в Соборном уложении 1649 года подчеркивается, что основой всех приказов, в частности Челобитного приказа, являлись дьяки. В целом Соборное уложение раскрывает ответственность за нарушения своих обязанностей как дьяков и подьячих, так и бояр, а также распорядок дня служивых людей.

Таким образом, Челобитный приказ занимал уникальное место в системе приказов в Московском государстве XVI-XVII вв. Он как и все приказы осуществлял судебные функции, но основная его задача заключалась в исполнительно-распорядительной деятельности. Челобитный приказ был распределительным органом. Также он был своего рода посредником между государем и подданными московского государства. Такое положение Челобитного приказа и осуществление им роли посредника помогало царю управлять государством.

1. Дмитриев Ф.М. Два слова по поводу 4 книги «Русской беседы» // Московские ведомости. М.: Московский университет, 1857. 3 января.

Читайте также:
Счет ностро: что это такое, описание и особенности

2. Хацкилов А.С. Развитие государственного аппарата и государственной службы при Иване IV // История государства и права. М.: Юрист, 2008. № 4. С. 73-77.

3. Пихно Д. Исторический очерк мер гражданских взысканий по русскому праву. Киев: Унив. тип., 1874. С. 30.

4. Котошихин Г.К. О России в царствование царя Алексея Михайловича. 4-е изд., доп. М.: Книга по требованию, 2011. 260 с.

5. Акты, относящиеся до юридического быта древней России, выявленные Археологической комиссией / под ред. Н. Калачева. СПб.: Изд-во Археографии, 1857. Т. I, № 55.

6. Беляев В.П., Ларина О.Г. Образование института государственного контроля и надзора в России // История государства и права. М.: Юрист, 2012. № 17. С. 33-37.

7. Бородинова Т.Г. Возникновение и развитие института пересмотра приговоров в России до Судебной реформы 1864 года // Российский судья. М.: Юрист, 2011. № 2. С. 24-28; 80 лет Верховному Суду Российской Федерации / под общ. ред. В.М. Лебедева. М.: Изографика, 2003. С. 15.

8. Хартулари К.Ф. Право суда и помилования, как прерогативы Российской держав-ности: в 2 т. СПб.: Тип. МВД, 1899. С. 275.

9. Шмидт С.О. Челобитенный приказ в середине XVI столетия // Известия АН СССР.

Сер. история и философия. М.: Юрист, 1950. № 5. С. 447-449.

10. Захаров В.В. Способы принудительного исполнения судебных решений в России в XIV-XVII вв. // Исполнительное право. М.: Юрист, 2010. № 4. С. 20-30.

11. Карнаушенко Л.В. Институт фискалитета в контексте механизма взаимоотношений монарха и его подданных // История государства и права. М.: Юристъ-правоведъ, 2007. № 8. С. 44.

12. Чебанова Н.С. Особенности регулирования деятельности приказов Московского государства при отправлении судебных функций по нормам Соборного уложения 1649 года // Сер. Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. Майкоп, 2013. Вып. 1 (113). С. 182.

1. Dmitriev F.M. Two words about the 4th book “Russian Conversation” // Moscow News . Moscow: Moscow University, 1857. Jan. 3.

2. Khatskilov A.S. Development of the state apparatus and civil service under Ivan IV // History of State and Law . M.: Lawyer, 2008. № 4. P. 73-77.

3. Pikhno D. Historical Review of measures of civil penalties by Russian law. Kiev: Univ . type. 1874. P. 30 .

4. Kotoshikhin G.K. About Russia during the reign of Tsar Alexei Mikhailovich. 4th ed., Ext. Moscow: Book on demand , 2011. 260 p.

5. Acts relating to the legal life of the ancient Russian identified by Archaeological Commission. St. Petersburg. Archaeography Publishing House. Ed. N. Kalachev, 1857 . V. I, № 55.

Челобитный приказ

Порядок обращения – государственное учреждение в России XVI – XVII века, занимающиеся приемом заявлений. появление его К. А. Неволин относятся ко времени Ивана IV, в котором в новостях от 1571 года передала петицию в дом.
В начале XVII века, того, несомненно, существовали. во время Котошихин он сидел окольничий и два дьяка.
Предметные кабинеты этого приказа было распределение по соответствующим приказам тех челобитных, которые подавались царю во время праздников и в походах, а также объявление решений на них, если царь с боярами их поставить.
В целях ходатайство Веда секретарей судебного заседания, секретарей, сторожей и курьеров разных порядков.
Историк Степан Веселовский:
В общих трудах по истории Московского государства обычно упоминается только одно из мероприятий, дворян и приказных ходатайство порядке ходатайства заказ. сравнить как с личной канцелярии царя, которая занималась принятие, рассмотрение и решение жалоб, которые подавали царю во время его выездов из дворца. На самом деле, клерк ходатайство тем, всегда сопровождал царя на выходах, принимая челобитные, писал на спине Милостивого королевского указа, который никогда не был предназначен, чтобы решить этот вопрос. Deacestea примечания на обороте ходатайства были рассмотрены в установленном порядке, и сохранили заповедь царя, чтобы удовлетворить просителя, “и если вопрос не может быть решен, то сообщите об этом, в частности, императора”. таким образом, первая цель петицию, чтобы призвать все другие заказы, в зависимости от вещей, чтобы рассмотреть и удовлетворить личное обращение к царю. эта особенность дворяне и чиновники, в обязанности петиции заказ был в тесной связи с другой важной компетенцией. тот факт, что юрисдикция в отношении лиц и дел в Московском государстве были распределены очень сложно между многочисленных ведомственных или территориальных заказов. все чиновники, начиная с самого верха и до низу, были вне компетенции Генеральной заказов и, как говорили, “судом и управой” повелись только в петиции на заказ. таким образом, дворян и приказных ходатайство того, по самому характеру своих служебных обязанностей находились в постоянной близости к царю, петиция и правопорядка в государственном механизме Московия контроля тела и очень важный рычаг.
19 декабря 1677 года того, это было связано с тем суд Владимира в январе 1683 восстановлена а 9 февраля 1685 полностью отменены, и дела его снова перевели во Владимир, Судный приказ.

Приказ немецких кормов – упоминается в записных книгах 1636 – 1638 гг. по другим данным в 1632 – 1640 гг. О ведомстве его ничего не известно: вероятно, на
Панский приказ – одно из центральных приказов Русского государства конца XVI – первой четверти XVII века, ведавший иностранцами на русской службе. В 1623 24
ворота и от Сретенских до Фроловских ворот. В 1618 г. ему был поручен Челобитный приказ В 1619 г. Пушкин был послан в Вязьму встречать возвращавшегося из
Онисимов. Александр Онисимов был дьяком в Литовском приказе с 1663 по 1666 год и в Челобитном приказе в 1667 года, воевода в Казани в 1670 году и в Свияжске
воевода, приближённый царя Ивана Грозного. Также являлся начальником Челобитного приказа постельничим и хранителем личного архива царя вместе с печатью для
Введенское – вотчина жены окольничего, князя Петра Фёдоровича Волконского Челобитный приказ Пелагеи Григорьевны 1662 год, на старом церковном месте строится
Паюсова из представителей этого рода в XVII в. известны: Василий, дьяк Челобитного приказа 1626 – 27 г. Рахманин, в 1610 – 1625 г. упоминаемый как подьячий, в
XVII в. Степан Борисович Кудрявцев 1646 был дьяком Посольского и Челобитного приказов Никифор Семёнович, дьяк при посольстве в Царьграде 1676 был там
году упоминается в звании окольничего. В 1671 году – 1 – й судья в Челобитном приказе В 1675 году князь Василий Богданович Любка Волконский – Веригин скончался
челядь. Келемет Черкасский сам отправился в Москву, где передал челобитную в Посольский приказ В мае 1626 года русское правительство приказало терскому воеводе
Сборник документов по истории Бурятии. XVII век. Улан – Удэ, 1960 Челобитные в Сибирский приказ енисейского сына боярского Петра Бекетова пожаловать его головством

Читайте также:
Страховой агент: что это такое, описание и особенности

Что такое челобитная грамота?

Право на жалобу

Понятие «челобитная» возникло от словосочетания «бить челом». С незапамятных времен на Руси существовало представление о князе или царе как о «батюшке». Как ребенок может пожаловаться своему отцу или попросить его о чем-либо, так и любой подданный мог прийти к правителю с обращением. Чтобы показать свое почтение к князю и подчеркнуть зависимое положение просящего, надлежало во время просьб низко кланяться, касаясь пола лбом. Это и называлось «бить челом».

С течением времени распространились берестяные грамоты. Жалобы стали подаваться в письменном виде, их называли «слезницы». Любой подданный, какое бы сословное положение он не занимал, имел право лично прийти к князю со своей нуждой. Именно поэтому в народном сознании правитель был гарантом справедливости.

Челобитный приказ

Именно через представителей этого органа можно было подать челобитную царю. Его возникновение относят ко времени правления Ивана IV. Вначале в нем числился один окольничий и два дьяка. Этот приказ распределял те челобитные, что передавались царю во время проведения праздников и нахождения в походах. А также его служащие оглашали решения по ним, если они принимались царем единолично или с боярами.

По свидетельству историка Степана Веселовского, в сочинениях, касающихся истории Московского государства, как правило, находятся упоминания исключительно об одной из сторон деятельности дьяков и дворян, приписанных к Челобитному приказу. В них он приравнивался к учреждению, представлявшему собой собственную канцелярию царя. Она занималась тем, что принимала, изучала и давала дальнейший ход челобитным грамотам, которые подавались царю при его выходах из дворца.

На самом деле, царь не принимал в руки бумагу, это делал дьяк Челобитного приказа, который обязательно сопровождал царя во время его выходов. Получив челобитную, дьяк на обороте писал указание царя, которое не касалось непосредственно сути дела.

Это указание адресовалось другому приказу, профиль которого соответствовал изложенной в документе просьбе. Его содержанием было царское приказание об удовлетворении чаяний просителя. А на случай невозможности такого удовлетворения приписывалось доложить об этом государю в особом порядке. Таким образом, главным предназначением Челобитного приказа являлось побуждение всех прочих приказов, причастных к области рассматриваемых дел, разбирать их и удовлетворять просьбы, обращенные лично к царю, если это возможно.

Деловой характер

Место челобитной находилось между теми актами, что носили официально-деловой характер, и теми, что были частно-деловыми. Официальный аспект этого документа обусловлен законами того времени, по которым любое обращение в органы управления направлялось на имя самодержца – царя. Такие челобитные составляли в земских избах, в которых было сосредоточено управление посадской общиной.

В то же время челобитные царю носили также и оттенок частных актов, так как в большинстве своем в них выражались интересы конкретного лица, касающиеся отношений между отдельно взятыми членами общества. В соответствии с этими двумя аспектами челобитные делились на две группы.

К первой относятся:

  • Исковые.
  • Повинные.
  • Изветные.
  • Ставочные.
  • Повинные.
  • Мировые.
  • Отсрочные.

Ко второй принадлежат:

  • Также исковые.
  • Просьбы о проведении судебного заседания.
  • О пересуде.
  • О перенесении рассмотрения дела в другой орган.
  • О приеме на службу.
  • О предоставлении льгот и откупов.
  • О разрешении произвести обмен поместьями.

Порядок рассмотрения челобитных

Все подданные вне зависимости от сословий могли подавать челобитные любому должностному лицу вплоть до государя. Количество прошений нигде не ограничивалось. Первоначально челобитные принимались и рассматривались боярами. Если они не могли самостоятельно принять решение, то отправляли просителя к царю

За невнимание к челобитчикам боярам грозила опала

Со временем челобитных на Руси подавалось все больше. Возникали специальные институты, в обязанности которых входило их рассмотрение. При Иване Грозном это были Челобитенные избы, в 16-17-м веках сформировалась система приказов. Прошения принимали думные дьяки, затем их рассматривали судьи приказа, на местах решение принимал воевода. Самые сложные дела передавались в Боярскую думу. Царь был высшей инстанцией, к нему обращались после того, как проблему не смогли решить на местах.

Что такое челобитные? Это первые официальные заявления, подаваемые в органы власти. Именно традиция «бить челом» во многом способствовала развитию бюрократических институтов в нашей стране.

Четкая структура

Разбираясь в вопросе о том, что такое челобитная, нужно отметить, что она отличалась от множества других документов, так как имела четко закрепленную форму. По всей стране она была одинаковой и долгое время не претерпевала почти никаких изменений.

Выглядела она следующим образом:

  1. Как, правило, челобитная начиналась обращением к государю с обязательным присутствием в нем фразы «челом бью» (кланяюсь).
  2. После этого давалась информация о просителе.
  3. За ней следовали данные об имевшемся инциденте.
  4. Далее шла просьба о решении вопроса с употреблением таких формул, как, например, «принять и записать» или же «решение учинить».
  5. В заключение ставилась личная подпись и обязательная надпись «руку приложил».

На оборотной стороне челобитной грамоты дьяком проставлялась дата ее подачи, а также отметка «доложить». Еще там же кратко записывалось приказание по данной челобитной, исходившее либо от самого царя, либо от главы приказа.

Что такое челобитная

Слово «челобитная» встречается в письменных памятниках 15-го века. Оно имеет более широкое значение, чем «слезница». Что такое челобитная, становится понятно из анализа деловой письменности времен Ивана III и Ивана Грозного, а также более поздних источников. По сути, это аналог современных заявлений, которые охватывают все стороны жизни: прием и освобождение от службы, просьбы о перемещениях и помощи в расследовании краж, доносы, жалобы на нарушение договоров, невыплату долгов.

Челобитная имела строго определенную форму. Она писалась на имя адресата, затем шло сказуемое «челом бью» и указывалась информация об обращающемся лице. Ниже подробно описывался произошедший инцидент. Заканчивалась грамота просьбой «учинить решение» и подписью. На обратной стороне ставилась дата приема документа и записывались отданные по нему приказы.

Читайте также:
Синтетический учет: что это такое, описание и особенности

Габитоскопия – это криминалистическое учение о внешних признаках человека. Средства и методы габитоскопии

Габитоскопия – это наука, которая служит инструментом в криминалистике для идентификации личности по ее внешности. Описание преступника, свидетеля преступления или потерпевшего составляется произвольным методом или с использованием систематизированных методик (специальная терминология, композиции из типовых элементов лица и другие). В настоящее время также широко применяются компьютерные способы моделирования внешности.

Общее описание

Вам будет интересно: Врачевать — это избавлять от боли

Габитоскопия – это один из разделов криминалистики, который использует внешние признаки человека для борьбы с преступностью. Название данного термина произошло от двух латинских слов: habitus – «внешность» и skopeo – «изучать».

В основе криминалистической габитоскопии лежат два важнейших свойства – индивидуальность и относительная устойчивость. Каждый из людей обладает своей уникальной внешностью. Даже в случаях значительного сходства всегда можно найти отличительные черты. Абсолютно тождественных объектов в окружающем мире не существует. Различия во внешности присутствуют и у монозиготных близнецов при оплодотворении одной и той же яйцеклетки.

Под относительной устойчивостью внешности понимают свойство сохранения характеристик облика человека в течение определенного периода времени. Изменение облика происходит на протяжении всей человеческой жизни в результате роста организма, в процессе старения и после болезней. Однако такие закономерности трансформации достаточно хорошо изучены и не препятствуют применению этих данных в криминалистике. Расследование преступлений чаще всего ограничивается процессуальными сроками, в течение которых внешность изменяется несущественно (за исключением случаев ее умышленного переделывания с помощью средств косметологии и хирургии).

Предмет габитоскопии

Вам будет интересно: Втуне — это синоним напрасных усилий

К предметам габитоскопии в криминалистике относят следующие:

  • признаки и свойства внешности и строения тела, которые можно использовать при расследовании преступления;
  • физиологические принципы формирования и внешнего выражения индивидуальных признаков;
  • способы и средства сбора, обработки и применения этих признаков в криминалистике;
  • методики портретной экспертизы.

Задачи

Все задачи габитоскопии классифицируют на 3 группы:

  • Главная цель – разработка и совершенствование методов и приемов по использованию признаков и свойств внешности при расследовании преступлений.
  • Общие задачи – разработка теории, терминологии и практических методик, внедрение последних достижений науки, улучшение тактики следственных действий, создание компьютерных способов обработки данных для их дальнейшего применения, обобщение и систематизация опыта, накопленного в габитоскопии.
  • Конкретные задачи (например, сравнительное сопоставление фотоснимков путем их оптического наложения с применением компьютерных технологий).

    Вам будет интересно: Полковник Карягин: биография, личная жизнь, подвиги, фото

    Габитоскопия применяется также для решения следующих узких задач:

    • розыск людей, присутствовавших на месте преступления, по имеющейся об их внешности информации;
    • поиск лиц, скрывающихся от следствия, бежавших из мест заключения;
    • розыск людей, пропавших без вести;
    • опознание живых или мертвых лиц.

    История развития

    Габитоскопия – это наука, корни которой уходят в глубину веков. Еще в Древнем Египте существовала практика словесного изображения внешности человека, которая включала в себя 2 вида характеристик:

    • краткое описание: возраст и особые признаки;
    • подробное описание: рост, фигура, форма лица, мелкие особенности (шрамы, родинки, бородавки), цвет волос, глаз и другие характеристики.

    Во многих странах вплоть до XX века для опознания преступников применялось намеренное нанесение телесных повреждений – им отрубали пальцы, кисти рук, отрезали носы, уши, ставили клейма на видном месте тела. Так, в России практиковалось нанесение знаков в виде прямоугольника с буквой «В» или «Б» для воров и бунтовщиков соответственно, а убийц клеймили изображением герба страны. Описание внешности преступников заносили также в реестровые книги.

    Первые попытки систематизации в истории габитоскопии были предприняты в начале XIX века во Франции. На каждого известного полиции преступника была заведена специальная карточка, в которой указывали их приметы. Они систематизировались по десятилетиям и в алфавитном порядке. В 40-е гг. XIX в. такие карточки стали пополняться фотографиями, что значительно облегчило работу в опознании преступников, которые при задержании часто называли себя другими именами для того, чтобы избежать правосудия.

    Главные принципы антропометрии были заложены А. Бертильоном. Его разработки стали основой габитоскопии в современной криминалистике. В 1879 г. им была предложена методика идентификации преступников, которая заключалась в измерении нескольких параметров скелета (рост стоя и сидя, размах рук, размеры головы и правого уха, длина стопы, среднего пальца руки, мизинца, предплечья и расстояния между скулами, а также другие характеристики). Такая система стала надежным инструментом для идентификации личности. Им же был разработан метод словесного портрета, который в 30-е гг. XX в. стал одним из обязательных методов уголовно-регистрационной работы. Описание внешности преступника теперь должно было производиться не произвольным способом, а с использованием специальных терминов, облегчающих систематизацию данных.

    Дальнейшее развитие габитоскопии связано с началом применения методики композиционных портретов, разработанной в 1956 г. Она заключалась в составлении изображения лица из отдельных наиболее похожих фотофрагментов. Общая композиция получила название фоторобота. В розыске преступников это была первая попытка повышения эффективности использования признаков внешности, полученных путем опроса свидетелей и потерпевших.

    Вам будет интересно: Машина Гитлера: марка авто, описание с фото и исторические факты

    В дальнейшем были разработаны специальные приборы для составления таких портретов, которые послойно рисовали на прозрачных пленках, а затем, при необходимости, вручную ретушировали. С развитием компьютерной техники в габитоскопии и криминалистике эта процедура значительно упростилась благодаря графическому программному обеспечению. В настоящее время для идентификации преступников все шире используются видеозаписи, которые получают из систем видеоконтроля.

    Система признаков

    Габитоскопия – это раздел криминалистики, в котором все внешние признаки делят на 2 большие группы – собственные (строение тела человека) и сопутствующие. Собственные элементы, в свою очередь, подразделяются на 3 категории:

    • общефизические;
    • анатомические;
    • функциональные.

    Сопутствующие признаки дополняют собственные и не являются проявлениями его жизнедеятельности. К ним относятся элементы одежды и аксессуаров, другие предметы, которые помогают полностью оформить образ человека. Все эти признаки являются криминалистически значимыми.

    Общефизические признаки

    К общефизическому описанию внешности человека в габитоскопии относятся:

    • женский или мужской пол;
    • возраст, который определяется свидетелями «на вид»;
    • антропологический тип, принадлежность к расе или этнической группе с характерными специфическими особенностями внешности (азиатская, кавказская, негроидная и другие).

    Анатомические элементы

    Выделяют следующие анатомические признаки-элементы внешнего облика:

    • Высота человека в стоячем и сидячем положении. Рост характеризуется обычно семью степенями градации.
    • Пропорции и особенности частей тела (варианты телосложения).
    • Состояние и цвет кожи, наличие складок, отличительных особенностей.
    • Общая форма и высота головы.
    • Лицо. Форма, размеры всего лица и взаимное расположение отдельных его элементов – лба, носа, скул, бровей, рта, подбородка. Наличие выраженных морщин, кожных складок.
    • Глаза. Длина, степень раскрытия и форма глазной щели, взаимное расположение, цвет, выступание из орбит, густота ресниц, степень нависания век.
    • Зубы. Взаимоотношение зубных рядов, их размер, различные дефекты, наличие коронок, протезов, окраска эмали.
    • Размер и форма ушных раковин, степень их оттопыренности.
    • Размеры шеи.
    • Форма и ширина плеч, таза, груди и спины.
    • Руки и ноги. Длина и толщина полностью, а также отдельно кистей, стоп, пальцев, характеристики ногтей).
    • Волосяной покров. Густота, цвет, жесткость, форма, конфигурация, наличие, расположение и форма залысин, усов, бороды, бакенбардов.
    • Особые признаки – морщины, пятна, шрамы и другие.
    Читайте также:
    Посредническая деятельность. Что для нее нужно?

    Функциональные признаки

    К функциональным элементам в криминалистической габитоскопии относятся:

    • Характерная привычная поза.
    • Походка (быстрая или медленная, широкие или короткие шаги, степень поднятия стоп, размахивание руками и другие особенности).
    • Мимика (движения мышц лица в различных эмоциональных состояниях).
    • Артикуляция губами во время речи.
    • Жестикуляция (чрезмерные движения головой, конечностями при разговоре).
    • Особые приметы – болезненные движения мышц шеи, лица и других частей тела (подергивание век, тик головы, тремор рук и пр.), бытовые привычки, рабочие навыки при использовании каких-либо инструментов.

    В данном случае значение имеют не случайные, а устойчивые движения.

    Методы отображения

    Габитоскопия – это раздел криминалистики, который описывает внешний облик при помощи двух основных методов – субъективных и объективных. К первому типу отображения относится мысленный образ, который фиксируется при помощи словесного описания или рисунка. Их достоверность сильно зависит от внешних условий и индивидуальных особенностей восприятия.

    Объективные отображения получают инструментальным путем. К ним относятся фото- и видеоизображения, натурные слепки и следы, рентгеновские снимки. Они гораздо более достоверны.

    Виды субъективных описаний

    В практике криминалистической габитоскопии используют следующие типы субъективных описаний:

    • Произвольное. Оно производится с помощью слов и выражений, используемых в повседневной речи. Для уточнения такого описания применяют наглядные альбомы, чтобы охарактеризовать нормальные значения признаков.
    • Систематизированное (метод словесного портрета). Производится по определенной методике с применением специальной терминологии.

    Словесный портрет составляют с выполнением следующих правил:

    • описание делают по отношению к нормальному положению тела;
    • признаки характеризуют в нескольких ракурсах;
    • соблюдаются последовательности: от общего к частному (от общефизических элементов к анатомическим), сверху вниз;
    • в завершение фиксируют броские, особые приметы.

    Субъективный портрет

    В современной габитоскопии насчитывают 4 вида субъективных портретов:

    • рисованный;
    • составленный с помощью типизированных рисунков (композиционно-рисованный);
    • сформированный из фрагментов фотоснимков (композиционно-фотографический, фоторобот);
    • «живой», при котором по описанию очевидцев гримируется человек, которого затем фотографируют или снимают на видео.

    В любом случае разработка портрета проходит через 3 этапа:

    • Подготовительный. Изучаются характеристики самого очевидца и условия, в которых он контактировал с преступником. Создаются оптимальные условия для работы, составляется произвольное описание.
    • Изготовление первоначального варианта. Уточнение деталей, доработка, согласование окончательного изображения с очевидцами.
    • Оформление. Составление утвержденной справки к портрету, оформление фототаблицы с промежуточными вариантами.

    Субъективные портреты применяются также для опознания погибших людей и для реконструкции внешности по черепу.

    Портретная экспертиза

    Вам будет интересно: Список вузов Ульяновска: факультеты и направления подготовки

    Портретная экспертиза и габитоскопия изучаются в рамках одного направления криминалистической техники, так как для них характерен один и тот же объект исследования – внешность человека и закономерности его отображения. Портретная экспертиза – это один из видов экспертизы, которая проводится для установления личности по признакам внешнего облика, запечатленного на фото, видео или с помощью других способов. Основанием для ее проведения является постановление следователя или решение суда. Экспертиза проводится в период времени от возбуждения уголовного дела до того момента, когда судебный приговор вступит в полную законную силу.

    Исследователи насчитывают более 50 крупных элементов лица, а всего их более 850. Если учесть, что каждый признак описания внешности в габитоскопии характеризуется не менее чем тремя способами (большой, нормальный, маленький или по другим критериям), то совокупность всех вариантов по численности превышает 9 000. Данный факт и позволяет выделить каждого человека из массы других людей.

    Портретная экспертиза имеет важное значение при расследовании уголовных дел. Она позволяет решить следующие задачи:

    • розыск по фотороботу;
    • установление личности преступников, свидетелей, подозреваемых, погибших по неопознанным трупам;
    • решение вопроса принадлежности документов, удостоверяющих личность их владельца;
    • определение по визуальным признакам хронических заболеваний для дальнейшего использования этой информации в следственных целях.

    При наличии особых элементов внешности в некоторых случаях идентификацию удается сделать по изображению части лица или другой области тела.

    Идентификационные периоды

    Понятие габитоскопии тесно связано с идентификационными периодами, под которыми понимают этапы в жизни человека, когда его признаки внешности обладают относительной устойчивостью. Скорость их изменения неодинакова. В более старшем возрасте продолжительность таких периодов возрастает и достигает 20 лет. В первые годы жизни происходит существенная трансформация облика из-за ускоренного развития лицевого отдела черепа. Некоторые элементы при этом сохраняются неизменными (например, строение ушной раковины, контур глазной щели и другие).

    В упрощенной схеме идентификационных периодов выделяют следующие этапы:

    • Раннее детство (младше 7 лет). Динамика изменений внешности очень велика. Особенно это касается размеров лица и мозгового отдела черепа.
    • Период второго детства (8-12 лет). Темп изменений внешних признаков становится менее интенсивным.
    • Подростковый период (12-17 лет) и юношество (17-20 лет). В это время наблюдаются наиболее резко выраженные трансформации внешности, закладываются основные черты, которые сохраняются вплоть до наступления старости. Нижняя челюсть увеличивается быстрее остальных отделов лица. Также быстро растут нос и верхняя челюсть, снижается выраженность складки верхнего века. Изменяются размеры и оттопыренность ушной раковины.
    • Молодой возраст (20-25 лет). Признаки внешности становятся относительно устойчивыми. Наиболее подвержены изменениям кожа лица и волосы.
    • Зрелость (25-45 лет). Происходит огрубление черт лица, сладки кожи становятся более глубокими, также меняются его мягкие части. Лицо начинает выглядеть более массивным. Такие изменения особенно ярко проявляются у людей, которые сильно полнеют.
    • Пожилой возраст (45-60 лет). После 50 лет начинается период увядания и предыдущие изменения протекают быстрее.
    • Старость (60-75 лет).
    • Преклонный возраст (75-80 лет).
    • Дряхлость (старше 80 лет).

    Изменение элементов лица

    Черты лица и волосяной покров головы с возрастом претерпевают следующие трансформации:

    • В 20-25 лет происходит изменение положение линии волос около лба, а с 35 лет появляется проседь, волосы редеют и истончаются.
    • Брови с возрастом становятся густыми и лохматыми, но их положение постоянно.
    • Начиная с периода полового созревания и до 40 лет у мужчин усиливается рельеф лба над переносицей, он становится более покатым. После 60 лет происходит западение висков.
    • Нос к 30 годам достигает максимального размера, увеличивается его высота, а кончик постепенно опускается. Из-за разрастания хрящей он также становится шире.
    • Глазная щель постепенно сужается за счет нависания верхних век, после 50 лет они прикрывают наружный угол глаза. В старости происходит западение глазных яблок и увеличение глазниц. Радужка глаз светлеет.
    • Длина ротовой щели постепенно возрастает, а в старости уменьшается. После начала потери зубов губы истончаются из-за атрофирования жевательных мышц, подбородок приподнимается. При наличии зубных протезов это явление замедляется.
    Читайте также:
    Тайна исповеди: что это такое, описание и особенности

    Знание этих особенностей позволяет идентифицировать личность человека по фотографиям или видеозаписям, которые были сделаны через большой промежуток времени.

    Челобитный приказ: что это такое, описание и особенности

    С. В. Иванов В приказе Московских времен

    Приказы – это органы центрального управления, существовавшие в России в XVI – начале XVIII вв. Приказы являлись постоянно действующими учреждениями и в основу их деятельности был положен (хотя и не полностью выдержан) функциональный принцип. Сам термин произошел от слова “приказ”, подразумеваемого как поручение. В удельную эпоху князь поручал – “приказывал” определенный круг дел “боярину введенному”. Со временем вокруг единоличного исполнителя возник целый штат помощников. Прообразами приказов были так называемые “пути”, “избы” и т.п., а первое упоминание о приказах относится к 1512 г. Приказная система складывалась постепенно. В 1534 г. возник Приказ Большого дворца, в 1549 г. – Посольский, в 1554 – Приказ Большого прихода и т.д. Административные, судебные и финансовые функции в приказах не была разделена. Приказы являлись типичными феодальными учреждениями, которым для обеспечения их деятельности давались в управления отдельные города и местности. Поэтому даже Посольский приказ, являвшийся дипломатическим ведомством, одновременно с этим управлял четырьмя городами внутри страны и собирал с них налоги. Приказы непосредственно подчинялись царю и Боярской думе.

    Классификация приказов

    Число приказов постоянно увеличивалось: от тридцати в конце XVI в. до восьмидесяти в конце XVII в. Приказная система, формировавшаяся на протяжении длительного времени без определенного плана и последовательности, была чрезвычайно громоздкой и запутанной. В. О. Ключевский метко сравнил ее с хаотичной дворцовой застройкой: “Московское управление складывалось, как строились государевы московские дворцы: вместе с ростом царской семьи и хозяйства к основному корпусу прибавлялись пристройки и надстройки, терема, светлицы, новые крыльца и переходы.” Хотя каждый приказ ведал определенным кругом вопросов, строгого разграничения компетенции между ними не существовало. Насчитывалось до 15 приказов по военному управлению, не менее 10 по государственному хозяйству и до 13 по дворцовому ведомству. Поскольку сфера деятельности многих приказов совпадали, ни одному исследователю еще не удалось составить удовлетворительную классификацию этих учреждений. С большой дозой условности можно подразделить приказы на 1) отраслевые, 2) территориальные и 3) дворцовые. В свою очередь отраслевые приказы можно подразделить на а) сословные, б)военные, в) судебно-полицейские и г)финансовые. Общегосударственными приказами в полном смысле слова являлись всего несколько приказов, и в их числе Посольский, который «ведал дела всех окрестных государств», Ямской, ведавший почтовой службой на территории всего государства. Посольский приказ поначалу являлся всего лишь исполнительным органом или своего рода канцелярией, оформлявший решения Боярской думы по делам, связанным с дипломатическими отношениями. В дальнейшем этот приказ превратился в самостоятельное и влиятельное учреждение. Приказу был подведомственен дипломатический состав: великие послы, легкие послы, посланцы, гонцы. В штате Посольского приказа состояли толмачи (переводчики), приставы, золотописцы для украшения дипломатических грамот.
    Ряд приказов занимался делами отдельных сословий. Важнейшими считались Разрядный приказ, заведовал распределением и назначением служилых людей “по отечеству” и Поместный приказ, наделявший дворян поместьями. Разрядный приказ был самым большим, здесь ведали комплектованием личного состава армии, администрации, приказов, составляли “смотренные списки” служилых людей, отмечая, кто из них в “естях” (присутствует), а кто – в “нетях” (отсутствует). Под контроль Монастырского приказа, созданного после упорного сопротивления церковных властей, были поставлены монастырские земли и монастырские крестьяне. Холопий приказ разбирал все дела, связанные с кабальными людьми и кабальными записями. Земский приказ ведал посадскими людьми – московскими черными сотнями и слободами и посадским населением небольших городов. Этот приказ также занимался городским благоустройством: мостил дороги и чистил улицы перед царским выездом, для чего содержалось около пятидесяти “земских метельщиков”.
    К группе приказов, занимавшихся военными делами, относились Стрелецкий, Пушкарский, Казачий. После создания регулярных “полков иноземного строя” появились Рейтарский и Иноземный приказы, вооружением занималась Оружейная палата и Ствольный приказ, в период войны создавались временные приказы Сбора ратных людей и Сбора даточных людей, выкуп пленных был обязанностью Полоняничного приказа.
    Судебно-полицейские функции выполняли Московский и Владимирский судные приказы, Приказ сыскных дел и Разбойный приказ, при котором, по словам Г. Котошихина, были “мастеры заплечные; а будет тех мастеров на Москве с 50 человек, и даетца им годовое жалованье.” Впрочем, как уже отмечалось, поскольку В Московском государстве не существовало разделения административных и судебных функций, то на практике суд и расправа производилась в самых различных приказах. Например, стрелец судился и наказывался в Стрелецком приказе, кабальный человек – в Холопьем и так далее. При многих приказах были свои застенки и свой штат заплечных мастеров, пусть и не столь многочисленных и квалифицированных, как в Разбойном приказе. Жалобы на должностных лиц принимались в Челобитном приказе, а на высших сановников – в Приказе, что на сильных бьют челом. Впрочем это учреждение просуществовало недолго (1619-1639 гг.)
    Торговлей и финансами ведал приказ Большой казны. Этот приказ управлял казенными мануфактурами, Денежным двором, внешней и внутренней торговлей, людьми гостиной и суконной сотен. Приказ Большого прихода ведал сборами с лавок, гостиных дворов, с погребов, с меры, таможенными пошлинами. Сбором прямых и косвенных налогов в отдельных районах ведали так называемые “чети” или “четверти”. Несмотря на свое возникновение в середине XVI в. на этапе укрепления централизованного государства, эти учреждения носили черты эпохи феодальной раздробленности. Даже их названия напоминали о некогда независимых княжествах и республиках: Новгородская, Ярославская и Костромская, Владимирская, Устюжская, Галицкая четверти. Сборами отдельных видов налогов занимались приказы Сбора стрелецких денег и Сбора запросных и пятинных денег и т.д. Впрочем, взыскание различного рода денежных и натуральных повинностей входил в обязанность практически всех административных органов, разница состояла только в масштабах. Приказ Большого прихода собирал более полумиллиона рублей, а сборы некоторых приказов не превышали нескольких тысяч рублей, из которых покрывались собственные административные расходы. Учетом денежных поступлений из всех источников, а также контролем за расходами занимался Счетный приказ.
    Отдельную группу составляли территориальные приказы. Собственно говоря, территориальный принцип прослеживался даже в деятельности “четей”, или “четвертей”, которые обладали не только финансовыми, но и административными правами по отношению к тяглому населению подведомственных им областей. Пограничные, отдаленные и сравнительно недавно присоединенные территории управлялись из Москвы особыми приказами: Сибирским приказом, Малороссийским приказом, приказом Великого княжества Смоленского, приказом Великого княжества Литовского, приказом Казанского дворца. Все они являлись центральными учреждениями.
    Большую группу приказов составляли дворцовые приказы. Поскольку власть в Московском государстве во многом носила личный характер, не существовало четкой границы между общегосударственными приказами и учреждениями, обслуживавшими потребности царя и придворных. В Казенном дворе хранилась царская казна, неотделимая от казны государственной. И знатным людям, и духовенству, и царской прислуге с этого двора ежегодно выдавались меха, сукно, сафьян на сапоги и так далее. Царскими доходами и расходами ведал приказ Большого дворца, собиравший на нужды царского двора подати с 8 московских слобод и 40 российских городов. Приказу Большого дворца подчинялись дворы: Сытенный, на котором выдавали вино, мед и пиво, Кормовой, на котором готовилась еда для царского стола и послов, и Житный, на который свозился хлеб и другие продовольственные припасы из дворцовых сел, Хлебенный, на котором пекли хлебы и калачи, Коровий, на котором доили царское стадо и готовили молочные продукты. В Конюшенном считалось более 40 тысяч лошадей.
    Кроме царских приказов были и приказы, подчинявшиеся главе русской православной церкви: патриарший дворцовый приказ, патриарший казенный приказ и патриарший судный приказ.

    Читайте также:
    Текущие затраты: что это такое, описание и особенности

    Приказная бюрократия

    Создание приказной системы привело к формированию особого слоя приказной бюрократии. Приказной люд наполнял палаты в Кремле в царском дворце и избы на площади. Начальниками важнейших приказов (их называли “судьями”, поскольку в большинстве случаев выполняли и судебные функции)назначались бояре, окольничии или думные дворяне. Некоторые из руководителей Посольского приказа, например А. Л. Ордин-Нащокин, носили титулы «великих государственных посольских дел и государственной печати оберегателя» и в донесениях иностранных послов назывались на западный лад канцлерами. В большинстве случаев начальникам приказов давались “в товарищи” помощники из стольников, спальников и других служилых людей. На практике приказами чаще всего управляли не высокородные бояре, а дьяки – профессиональные чиновники, выходцы из различных сословий. Несмотря на худородство, они имели большое влияние и в небольших приказах управляли самостоятельно. Несколько дьяков, представлявших важнейшие приказы имели чин думных дьяков. “Московское дьячество”, являвшееся сплоченной и стяжавшей большие богатства чиновной корпорацией, всегда было объектом зависти и неприязни со стороны провинциального дворянства. Большинство приказов располагалось за кремлевскими стенами, при Борисе Годунове между Архангельским собором и Спасскими воротами было выстроено двухэтажное П-образное здание, к 80-м гг. XVII в. оно обветшало, и на его месте было построено новое, гораздо более обширное.

    Каждому приказу отводилось несколько палат. Одна из них именовалась “казенкой”, поскольку в ней хранились казенные суммы, там же сидели судья, товарищ судьи и главный дьяк. Остальные дьяки ведали “столами”, то есть отделением. В крупных приказах “столы” делились на “повытья”. Делопроизводство в приказах велось подьячими. Современники писали о том, что подьячие трудились с утра до ночи. По словам голштинского посла А. Олеария, эту работу никогда не удавалось выполнить в присутственные часы. Случалось, дьяки привязывали нерадивых подьячих за ноги к скамьям, чтобы они отлынивали от переписывания бумаг. Англичанину Коллинзу, побывавшему в Москве, показалось, что в приказах изводится такое количество бумаги, которого хватило бы, чтобы полностью покрыть всю территорию Московского царства.

    По замечанию В. О. Ключевского витиеватая каллиграфия московских подьячих только с первого взгляда кажется трудной, даже при небольшом навыке их очерк читается легко и быстро; совсем другое дело неудобочитаемые резолюции и пометки начальников: главных дьяков и судей. Историк Н. П. Ерошкин описывал делопроизводство той эпохи: “Обычно текст документа писался на узкой бумажной ленте, а оборотная сторона использовалась для разного рода заметок: адресов, подписей (“рукоприкладств”), резолюций. Несколько таких документов (“столбцов”) оформлялись в “дело” путем склеивания листов друг с другом в длинную ленту: к нижнему концу челобитной подклеивалась запись показаний челобитчика, книзу этого документа – объяснения, далее – справки, решения по делу, указная грамота. Дело иногда передавалось в другое учреждение, где дополнялось новыми документами. Получалась длинная лента – “столп”. На месте склейки (“сставах”) стояла подпись дьяка или подьячего “с приписью”, исполняющего обязанность дьяка, по слову или слогу на каждой “сставе”, что затрудняло изъятие документа из дела или его фальсификацию.

    Среди приказов были совсем небольшие, насчитывавшие всего несколько подьячих, например, Панафидный приказ, ведавший поминовение по усопшим особам царской крови, а рядом были учреждения с обширным штатом, например, Разрядный приказ, насчитывавший более четырехсот человек. Подьячие в приказах в зависимости от выслуги лет делились на “старых”, “середней статьи” и “молодых”. Подъячие получали денежное жалование от одного рубля в год до шестидесяти, а некоторые подъячие, как и дворяне, получали также поместные оклады по 350 и 250 четвертей земли. Получавшие жалования подьячие именовались “верстанными”, не получавшие жалования – “неверстанными”. Интересно, что иной раз неверстанных подъячих было не меньше, чем верстанных. Кормились они за счет просителей. Без взятки – “посула” нельзя было и надеяться преодолеть печально знаменитую “московскую волокиту”. Кроме приказных подъячих, были площадные подъячие, сидевшие в Москве в палатке на Ивановской площади, а в других городах – на торговой площади. Они не являлись государственными служащими, но, по выражению того времени, “кормились пером”, то есть сочиняли челобитные и выступали ходатаями по частным делам.

    Приказ тайных дел

    Среди московских приказов особое место занимал Приказ великого государя тайных дел, созданный царем Алексеем Михайловичем в 1654 г. По поводу этого учреждения историки высказывали различные суждения. В. Н. Татищев видел в нем подобие испанской инквизиции, Н. И. Костомаров считал его прообразом тайной полиции. Но уже Н. М. Карамзин, С. М. Соловьев и В. О. Ключевский писали о том, что, несмотря на грозное название, Приказ тайных дел представлял собой всего лишь личную царскую канцелярию с элементами надзора над административными органами. Специальное исследование И. Я. Гурлянда показало, что это учреждение было создано для разбора челобитных на царское имя. Вопреки сложившемуся мнению, Приказ тайных дел не занимался непосредственно государственными преступлениями – “словом и делом государевым” и даже, как с некоторым удивлением, отмечал И. Я. Гурлянд “не имел своего застенка, этой непременной принадлежности розыска того времени, особенно по государственным преступлениям.

    Читайте также:
    Подводные камни при ликвидации ООО

    Вместе с тем Приказ тайных дел был одним из важнейших правительственных учреждений. Приказом руководил лично царь, а бояре к тайным делам не допускались. Как писал Г. Котошихин, “А устроен тот Приказ при нынешнем царе, для того чтоб его царская мысль и дела исполнилися все по его хотению, а бояре б и думные люди о том ни о чем не ведали”.Тайный дьяк носил титул “дьяка в государевом имени”, что означало право подписывать указы от имени царя. При тайном дьяке состояло десять подьячих. Главной задачей Приказа тайных дел являлся негласный контроль над высшими должностными лицами. Подьячие Приказа тайных дел присматривали за воеводами во время войны и посылались с посольствами за границу: “и те подьячие над послы и над воеводами подсмтривают и царю приехав сказывают: и которые послы, или воеводы, ведая в делах неисправление свое и страшась царского гневу, и они тех подьячих дарят и почитают выше их меры, чтоб они будучи при царе их послов выславляли, а худым не поносили”. Приказ тайных дел ведал некоторыми отраслями, по разным причинам требовавших особого внимания со стороны царя, например, гранатным делом и гранатными мастерами. Кроме того, будучи личным царским учреждением, Приказ тайных дел занимался второстепенными с нашей точки зрения, но любимой “царской потехой” – соколиной охотой. После смерти царя Алексея Михайловича Приказ тайных дел был упразднен.

    Развитие приказной системы

    Во второй половине XVII в. неоднократно предпринимались попытки преобразовать громоздкую приказную систему. В 80-х годах часть второстепенных учреждений была подчинена важнейшим приказом. Нередко, руководство несколькими приказами передавалось одному боярину. Однако такое соединение во многом было механическим, например, в ведение Посольского приказа передавался не только Малороссийский приказ, что по условиям того времени можно было бы назвать логичным, но и Новгородская, Владимирская и Устюжская четверти, занимавшиеся в основном сбором податей. В целом приказная система оказалась плохо реформируемой, и при Петре I была заменена коллегиями. В XVIII в. сохранились лишь немногие приказы, например, Сибирский приказ, просуществовавший до 1763 г.

    ЧЕЛОБИТНЫЕ КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК ПО САМОИДЕНТИФИКАЦИИ СЛУЖИЛЫХ ЛЮДЕЙ В РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVII ВЕКА Накишова М.Т.

    Уральский федеральный университет им. первого Президента России Б.Н. Ельцина

    ISSN (печатный вариант): 2073-0071

    Ключевые слова

    служилые люди, челобитные, социальная самоидентификация, идентификация, маркеры, service class of people, petitions, social self-identification, identification, markers

    Просмотр статьи

    ⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

    Ваш браузер не поддерживает фреймы

    Аннотация к статье

    В данной статье рассматриваются челобитные как возможный источник для исследования социальной самоидентификации служилых людей. Автор подробно обращается к структуре челобитной и анализирует маркеры, употребленные в ней. Также поднимается вопрос о достоверности идентификаций, изложенных в прошении, и роли приказных служащих.

    Текст научной статьи

    Обращаясь к вопросам социальной идентификации и самоидентификации, исследователь неизменно сталкивается с проблемой выбора эмпирического материала, исторических источников – основы будущего исследования. Для России XVII в. характерно отсутствие богатой мемуарной литературы, большого количества художественных произведений, эпистолярного массива, которые в дальнейшие периоды дают обширный материал для рассуждений и научных построений. Немногие существующих образчики источников такого рода вышли из элитарных кругов, содержат отрывочный, трудно приводимый в систему материал и, соответственно, не могут объективно отразить более или менее полную картину социальной действительности служилого мира. Самым массовым источником в фондах Московских приказов являются делопроизводственные материалы, в частности, челобитные. Исследователями давно подчеркивался их богатый научный потенциал для изучения различных сторон жизни общества. Многие из ведущих отечественных и зарубежных историков успешно используют делопроизводственные материалы в своих трудах, посвященных социальной структуре разных стран и разных периодов. Так, Е. В. Бородина, обращаясь к сословной самоидентификации населения Сибири в 1720-е гг., отмечает, что челобитные с наибольшей долей достоверности дают информацию о социальной принадлежности истцов и ответчиков [2, С. 26]. Они составлялись в связи с конфликтной ситуацией, произошедшей или из-за невыполнения гражданско-правовых обязательств, или из-за прямых межличностных столкновений по разнообразным вопросам быта, соседского существования, экономических отношений. Конфликт ставил служилого человека в чрезвычайную ситуацию, когда он должен был защитить себя и извлечь максимальную выгоду. Поэтому «несмотря на то, что большая часть данных источников была составлена в судебных канцеляриях местными делопроизводителями в лице подьячих младших рангов и, таким образом, содержит в себе наряду с голосом обиженного голос представителя государственного аппарата, челобитья прекрасно отражают социальную архитектонику любого региона» [2, С. 27]. Вопрос о возможности использования челобитных для исследования сознания и самосознания просителя является одним из самых актуальных и дискуссионных. Его поднимает не только Бородина, но и другие ведущие российские исследователи. П. Ю. Уваров, подробно исследовав социальные именования парижан в эпоху старого режима, заключает, что контора нотариуса была основным местом, где человек мог предъявить и юридически закрепить свой социальный статус, а нотариус выступал главным адаптером живого языка в официальный, деловой. Нотариус тщательно работал с клиентами, вносил многочисленные исправление в их формулировки, пользовался установленными клише и формулами, но при этом клиенты всегда имели право вносить уточнения в текст, подготовленный клерком. Таким образом, социальные именования не были чем-то изначально заданным, а «изменялась благодаря активному воздействию людей, иногда законно, иногда не вполне законно игравших на множественности своей социальной идентичности» [7, С. 191]. Серьезную, практически неразрешимую проблему достоверности актового языка видит и А.Б. Каменский. В своей монографии, посвященной повседневной жизни обывателей города Бежецка, он рассуждает о возможном характере взаимоотношений между писцом и челобитчиком. В некоторых случаях челобитчик мог практически полностью продиктовать текст челобитной писцу, которому оставалось формализировать текст согласно формуляру. В других – челобитчик излагал лишь канву, основную проблему, а писец, дабы зафиксировать ее документально, вынужден был задавать наводящие вопросы [4, C.44]. Вряд ли чиновник, лично заинтересованный в грамотном выполнении своей работы, решался на то, чтобы вставить в излагаемый текст какие-то собственные сведения и представления без согласия просителя. И даже, если он это делал, то сам являлся представителем служилого сословия и, следовательно, выражал представления служилого человека о своей собственной социальной группе. Таким образом, мы, конечно, не можем исключать или уменьшать роль приказных служащих, писавших челобитные по формуляру: у них была возможность руководствоваться терминами законодательства, делопроизводственными клише, традицией, собственными представлениями мире и социальной иерархии. Но все же приказные-канцеляристы не могли исказить ни общей достоверности содержания челобитных, ни их тональности, ни индивидуальности их авторов. Челобитные, как любой массовый источник, обладают достаточно четкой структурой, которая позволяет использовать широкий арсенал методов исследования, в том числе и количественные. Так, Бродников выделяет четыре содержательные части челобитной: адресат (инициальная формула – царский титул: «Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичу всея Руси…»), адресант («…бьет челом холоп твой»), информативно-обосновательная часть и изложение просьбы [3, C. 136-137]. Для нашего же исследования самоидентификаций логичней выделить в челобитной три части, первая из которых представляет собой вступление, где проситель обращается к царю и называет себя в уничижительной форме1, вторая несет основную смысловую нагрузку, а третья заключает всю челобитную, содержит просьбу и иногда повторное самоименование. С этой точки зрения посмотрим на несколько челобитных. В 1660 г. бил челом государю «полоняник ливенец сын боярской Фомка Самойлов сын Черной» [1, С. 17]. Во вступительной части челобитчик использует несколько маркеров, с помощью которой идентифицирует свое социальное положение: «полоняник» – маркер, передающий его биографию, «ливенец» – его происхождение и пространственную привязку, «сын боярский» – социальную группу, «Фомка Самойлов сын Черной» – имя челобитчика. Дальше следует основное содержание, сущность прошения: «Был я в полону в Турской земле на каторге 28 лет, и из полону Бог меня свободил, и прибрел к Москве в нынешнем во 168 г. ноября в 4 д., и ты за выход меня пожаловал: дано мне жалования денежного 2 руб. да сукно да за рану дано 3 руб., как меня взяли в бою крымские люди в полон, и в ту пору меня в бою ранили, и по твоему указу отдан я с того числа, как пришел к Москве, из Монастырского приказу в твое царское богомолье, в Знаменский монастырь, под начал, и под началом был 6 недель, и из под начала вышел» [1, С. 17]. Как мы видим, отдельные факты из биографии просителя подтверждают или уточняют маркеры, использованные в начале. В заключение излагается, пожалуй, самое главное, ради чего вся челобитная писалась: «Милосердный государь, царь …, пожалуй меня своим государским жалованьем против моей братии полоняников, которые бывают под началом и из под началу выходят, как тебе обо мне Бог известит» [1, С. 13]. Тут, с одной стороны, мы видим целый набор делопроизводственных штампов и формул, с другой – указана конкретная группа, с которой челобитчик себя сравнивает и которой себя противопоставляет. В следующей челобитной акторами является не один человек, а группа лиц, объединенная местом пребывания и общностью проблем. Так, Алексею Михайловичу в 1662 г. писали «из Сибири тюменского города литва, и конные казаки, и пешие стрельцы, и казаки ж пятидесятники и десятники, и все рядовые» [5, Л. 286]. Они сообщали, что «служили мы, холопи твои, всякие твои великого государя службы степные, полевые, и по слободам, и по острогам, городовые, и месячные, и по городу беспрестанно и днем, и ночью, а твоим денежным государевым жалованием, порохом и свинцом на нынешний на 7172 год не пожалованы по тобольской отписке боярина и воеводы князя Ивана Андреевича Хилкова, а город Томск стал окраиной степной, и нам, холопем твоим, без твоего великого государева жалования, пороху и свинцу для твоей великого государя степной, и полковой службы и для проезжих дел, и иных ближних станичных, и караулов, и слобоцких, городовых и месячных служб, и города Тюмени от твоих великого государя воровских людей, и непослушников, и изменников оберегаться впредь нечем». И поэтому просили пожаловать «нас, холопей своих, своим великого государя жалованием, порохом и свинцом на нынешний на 7172 год впредь в оклады наши по-прежнему вся год, чтоб нам, холопам твоим, впредь твоей великого государя службы не отбыть» [5, Л. 286]. Таким образом, мы видим, что все части челобитной несут в себе элементы самоидентификации служилого человека. Проситель использовал всевозможные маркеры для того, чтобы определить и занять достойное, по своему мнению, место в социальной структуре русского общества и использовать все его преимущества. Кроме того, челобитная дает представление не только о том, как человек сам себя ощущал, понимал свое место в той или иной социальной структуре, но и о том, как он хотел, чтобы его понимали и видели. Она всегда подавалась с какой-либо целью – просьбой, и проситель был заинтересован в непосредственном ее удовлетворении. Ему необходимо было подчеркнуть в себе самое лучшее и значительное, иногда используя устоявшиеся фразы, клише, иногда преувеличивая объективные факты или степень своего бедствия. Поэтому челобитных прекрасно видно, что являлось самым важным для служилого человека XVII в.: был ли это социальный статус, или региональная принадлежность, или вообще что-то другое, индивидуальное. _ 1Как отмечает Д. Г. Полонский, челобитные предполагали употребление личного имени челобитчика в уничижительно-пренебрежительной форме – полуимени, которое употреблялось всеми вне зависимости от их социального положения. Если в бытовом общении такая форма воспринималась как оскорбление, то в официальном актовом языке она представляла собой «регламентированное эпистолярным этикетом самоуничижение адресанта перед адресатом, подчеркивавшее превосходство последнего».

  • Рейтинг
    ( Пока оценок нет )
    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: