Как доказать, что договор дарения поддельный?

Один из супругов представил в суд договор займа (дарственную). Как доказать подделку?

Как признать недействительным дарственную

Дарственную от родственника представляют не так часто, как долговые расписки, однако такие случаи встречаются в судебной практике. Этот способ имеет ряд особенностей, которые делают невозможным составление «задним» числом, однако, не все об этом знают.

В силу п. 2 ч. 1 ст. 161 ГК РФ должны совершаться в простой письменной форме, за исключением сделок, требующих нотариального удостоверения сделки граждан между собой на сумму, превышающую десять тысяч рублей, а в случаях, предусмотренных законом, — независимо от суммы сделки.

Согласно ч. 1 ст. 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания

Утверждения истца относительно дарения ею матерью денежных средств, на которые была приобретена спорная квартира, оспариваются стороной ответчика, в связи с чем в отсутствие доказательств заключения договора дарения в установленной законом форме не могут быть признаны обоснованными.

Простыми словами, дарение не было оформлено в нотариальном порядке, соответственно суд не признал простую письменную форму надлежащим доказательством личных средств истца.

Помимо этого, даже если договор дарения был оформлен нотариально, для исключения имущества из списка совместно нажитого, требуется чтобы дарственная была целевая, т.е. с указанием, какая именно квартира будет куплена на эти средства.

Соответственно, районный суд правильно исходил из того, что сам факт перечисления денежных средств на приобретение спорной квартиры С. не свидетельствует о том, что квартира приобреталась на подаренные исключительно сыну средства, данный факт можно расценивать как предоставление денежных средств семье С-вых.

При установленных обстоятельствах суд сделал правильный вывод, что С.А. не доказано существенное по делу обстоятельство, а именно, приобретение объекта недвижимости за счет личных денежных средств.

Как оспорить договор займа (долговую расписку)

Самый частый документ в бракоразводном процессе — долговая расписка. Ее не редко составляют «задним» числом, при этом получение по ней денег также признаются личными средствами. Но вариантов оспорить такой документ куда больше, чем дарственную.

Наиболее популярный метод — ходатайство о фальсификации доказательств. Данное заявление имеет ряд обязательных процедур, которые необходимо произвести для проверки доводов заявителя.

Например, если вы считаете, что договор займа или долговая расписка была составлена позднее той даты, которая указана в договоре, то стоит заявить о экспертизе давности составления.

В этом случае, судья предупреждает стороны об уголовной ответственности за фальсификацию доказательств, если доводы подтвердятся, и о заведомо ложных показаниях, если не подтвердятся. Но в последнем случае дело редко переходит в уголовно-процессуальную плоскость.

Более того, перед запуском данной процедуры судья дает право стороне, которая представила спорные документы, исключить их из материалов дела и тогда никто не будет наказан. И такие случаи не редкость.

Финансовая возможность заимодавца и должника

Если сторона ссылается на то, что получила денежные средства от третьего лица (например, родственника), то другая сторона не лишена права истребовать доказательства происхождения денег для возможности дать их в долг.

Также можно проверить и доходы должника по расписке — мог ли он исполнить его в те сроки, которые указаны либо сделка была мнимая, чтобы исключить имущество из списка совместно нажитого.

Оценивая доводы истица, полагавшей, что Т.В. не имел финансовой возможности передачи в долг ответчику крупной суммы, поскольку сам приобрел земельный участок в Раменском районе Московской области, площадью 2147 кв. м, для дачного строительства, с правом возведения жилого дома, что подтверждается выпиской из ЕГРП.

Т.В. после приобретения земельного участка был построен дом, площадью около 200 кв. м, при этом среднемесячный доход Т.В. составлял не более 20 000 рублей в месяц, суд признал их состоятельными.

Причинно-следственная связь и даты

Также стоит обратить внимание на суммы по договору займа и даты. Например, если дата договора займа была ранее, чем договор купли-продажи имущества, то стороне, претендующий на признание средств личными, требуется доказать, что именно эти деньги были внесены по спорным договорам

Каждый из методов защиты имеет свои особенности и нюансы. Не всегда суд удовлетворит ходатайство о фальсификации, а значит, не будет никакой экспертизы. Также не всегда он согласиться на истребование документов о финансовой состоятельности заимодавца или должника по расписке. Это тема для самостоятельных статей, которые, возможно, будут написаны позднее, так как в рамках одной страницы это не рассказать.

Пять ситуаций, в которых дарственная точно будет аннулирована в суде

Бывают ситуации, при которых граждане, подарившие ту или иную вещь, начинают задумываться, можно ли аннулировать дарственную. Да, гражданское законодательство предусматривает случаи отмены/аннулирования дарственных. Однако отозвать дарственную возможно лишь только в судебном порядке!

Причем важно отметить, что подобный вопрос должен беспокоить не только бывших владельцев подарков (дарителей), но и одаряемых лиц. Ведь при аннулировании соглашения придется вернуть то, что перешло новому собственнику. Дает ли договор дарения 100% уверенность в том, что вещь не вернут назад? Давайте разбираться.

Читайте также:
Иностранные инвестиции: что это такое, описание и особенности

1. Отсутствие государственной регистрации перехода права

Если переход права на объект дарения требует государственной регистрации (в случае дарения, например, недвижимого имущества — квартиры), то при отсутствии регистрационных действий такая сделка юридически будет считаться не заключенной.

2. Сделка, совершенная под принуждением

Если у вас имеются доказательства того, что дарственная была написана под давлением, сделка будет считаться недействительной. Сюда же можно отнести случаи заблуждения/обмана. Далеко не всегда граждане могут оценить юридические последствия своих действий. Такие люди, к сожалению, очень манипулируемые, и легко поддаются обману или вводятся в заблуждение более ловкими гражданами. Однако если этот факт доказать в суде, дарственная будет аннулирована.

К сожалению, судебная практика полна столь печальными примерами. Возьмем, к примеру, такой случай. Гражданин отбывал наказание в местах лишения свободы, сидеть предстояло еще долго, но на волю хотелось нестерпимо. Сокамерники, воспользовавшись неустойчивым эмоциональным состоянием, предложили «выгодную» сделку, пообещав в кратчайшие сроки помочь выйти на свободу взамен на квартиру. Но подобного рода сделка будет считаться недействительной, поскольку сокамерники не в состоянии повлиять на судьбу осужденного. Более того, они добровольно вынудили гражданина пойти на сделку.

3. Сомнения в дееспособности дарителя

Если есть возможность подтвердить, что в момент написания дарственной даритель не был в состоянии понимать значение своих действий и руководить ими, то договор дарения будет признан недействительным.

Для наглядности приведу интересный пример из практики. В момент совершения сделки была скрыта информация о том, что даритель состоит на учете в психоневрологическом диспансере. Возникает вопрос: каковы последствия совершения данной сделки?

Ответ прост: данное основание является безусловным для признания договора дарения недействительным в соответствии с пунктом 2 статьи 177 Гражданского кодекса. Однако необходимо будет провести судебно-медицинскую экспертизу для того, чтобы доказать, что на момент совершения сделки даритель не понимал значения своих действий.

Близкие родственники имеют право при жизни дарителя в судебном порядке оспорить правомерность договора дарения в ряде случаев:

  • Даритель лишен дееспособности на момент совершения сделки;
  • На дарителя оказывалось давление со стороны третьих лиц;
  • На момент совершения сделки даритель находился в состоянии алкогольного/наркотического опьянения.

4. Отсутствие согласия супруга

Еще один из наиболее часто встречающихся случаев на практике. Согласно семейному законодательству все имущество, нажитое супругами в период их брака, является общей собственностью. Дарение без согласия супруга возможно, но только в случаях, если даритель является единоличным владельцем передаваемого, например, получил его в дар или по наследству. В данном случае при совершении сделки согласие супруга спрашивать необязательно.

Во всех остальных случаях это невозможно (ст. 35 Семейного кодекса). В противном случае, если супруг совершил щедрый жест и заведомо скрыл этот факт от супруги перед совладельцем — она может обратиться в суд и оспорить дарственную.

5. Какие условия лучше не прописывать в дарственной?

  • Ни в коем случае нельзя прописывать в договоре условие, согласно которому даритель будет иметь право проживать в одариваемой квартире до момента смерти.

В регистрирующем органе такой договор «не пропустят», поскольку такое право для одной из сторон может быть предусмотрено в договоре ренты, но никак не в дарственной.

Сюда же относится также обязанность одаряемого пожизненно материально обеспечивать дарителя, осуществлять пожизненный уход и прочее. Все это составные элемент договора ренты и пожизненного содержания с иждивением.

  • Не стоит указывать в дарственной условие о том, что недвижимость переходит к одаряемому сразу после смерти дарителя.

В данном случае дарственная будет недействительна, поскольку в отношении передаваемого объекта будут действовать нормы, касающиеся наследственных вопросов.

СРОЧНО!

Успейте разобраться в ФСБУ 5/2019 «Запасы», пока вас не оштрафовали. Самый простой способ – короткий, но полный курс повышения квалификации от гуру бухгалтерского учета Сергея Верещагина

  • Длительность 25 часов за 1 месяц
  • Ваше удостоверение в реестре Рособрнадзора (ФИС ФРДО)
  • Выдаем удостоверение о повышении квалификации
  • Курс соответствует профстандарту «Бухгалтер»

Как доказать, что договор дарения поддельный?

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа разработана совместно с АО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 19 марта 2015 г. по делу N 33-2632/2015 (ключевые темы: договор дарения – притворная сделка – дарение – договор дарения доли – последствия недействительности сделки)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 19 марта 2015 г. по делу N 33-2632/2015

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан в составе:

Читайте также:
Могут ли у нас отобрать участок земли рядом с нашим двором?

председательствующего Науширбановой З.А.

судей Голубевой И.В.

при секретаре Гафуровой Е.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Синяковой Л.Р. на решение Калининского районного суда адрес Республики Башкортостан от дата, которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований Синяковой Л.Р., действующей в интересах несовершеннолетнего ФИО2 к Галиной Г.Ф., Имамутдиновой Р.П. о признании договора дарения заключенного между Галиной Г.Ф. и Имамутдиновой Р.П. ничтожным в силу притворности и применении последствий недействительности сделки отказать за необоснованностью.

Заслушав доклад судьи Голубевой И.В., судебная коллегия

Синякова Л.Р., действующая в интересах несовершеннолетнего ФИО2, обратилась в суд с иском к Галиной Г.Ф., Имамутдиновой Р.П. о признании ничтожным договора дарения. В обоснование иска указала, что собственником квартиры, расположенной по адресу: адрес являлась Сорокоумова Р.М., которая умерла дата После смерти Сорокоумовой Р.М. наследниками по . доли имущества являлись: мать умершей – Имамутдинова Р.П. и супруг – Сорокоумов В.И., который умер дата. После смерти Сорокоумова В.И. право собственности на . доли в квартире приобрел его сын Сорокоумов Н.Д., что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от дата В дата г. истица обнаружила в квартире по адресу: адрес посторонних людей, которые ей пояснили, что Имамутдинова Р.П. подарила принадлежащую ей долю в квартире Галиной Г.Ф. Однако данные обстоятельства вызывают сомнение, так как Имамутдинова Р.П. неоднократно высказывала мысли, что долю в квартире она подарит правнуку, то есть сыну истицы – Сорокоумову Н.Д., но в последнее время отношения между ними испортились. У Имамутдиновой Р.П. помимо правнука, также имеется внук, в связи, с чем подарить квартиру постороннему человеку она не могла. Данную квартиру она продала, при этом оформив договор дарения, чтобы не предлагать истице преимущественное право покупки. В связи с изложенным считает, что спорный договор дарения является недействительным в силу ничтожности, и не влечет юридических последствий с момента его заключения. На основании вышеизложенного, истица просила признать договор дарения заключенный между Галиной Г.Ф. и Имамутдиновой Р.П., ничтожным, применить последствия недействительности сделки.

Судом вынесено вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе Синякова Л.Р. просит отменить решение суда, считая его незаконным и необоснованным. В обоснование жалобы указала, что в судебном заседании Имамутдинова Р.П. фактически признала иск, указав, о передаче ей денежных средств; из открытого счета в ОАО “Сбербанк России” видно, что дата Имамутдинова Р.П. внесла на счет . , после на ее счет поступали еще денежные средства по . руб.; Галина Г.Ф. подтвердила в суде, что перечисляла денежные средства Имамутдиновой Р.П. в размере . руб. за квартплату; считает что сделка является притворной.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела. Судебная коллегия, руководствуясь ст.ст.167 , 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив материалы дела, выслушав Синякову Л.Р., ее представителей Белякову Э.А., Хисамова В.Р., поддержавших доводы жалобы, представителя Имамутдиновой Р.П. – Окишеву М.П., полагавшую решение подлежащем отмене, Галину Г.Ф., полагавшую решение законным и обоснованным, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со статьей 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным. Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ “О судебном решении” законным является решение, принятое судом в точном соответствии с действующими нормами материального и процессуального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона и аналогии права.

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права ( часть 1 статьи 1 , часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании ( статьи 55 , 59 – 61 , 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Оспариваемое решение указанным требованиям отвечает не в полной мере.

Отказывая в удовлетворении иска Синяковой Л.Р., суд первой инстанции исходил из того, что стороны заключили договор дарения, доказательств заключения сторонами договора купли-продажи указанной доли квартиры, не имеется.

Судебная коллегия не может согласиться с указанным выводом суда.

В соответствии со ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом; собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам, в том числе – отчуждать свое имущество в собственность другим лицам.

Читайте также:
Исковая давность: что это такое, описание и особенности

Согласно п. 2 ст. 244 ГК РФ имущество может находиться в общей собственности с определением доли каждого из собственников в праве собственности (долевая собственность) или без определения таких долей (совместная собственность).

В соответствии с п. 2 ст. 246 ГК РФ участник долевой собственности вправе по своему усмотрению продать, подарить, завещать, отдать в залог свою долю либо распорядиться ею иным образом с соблюдением при ее возмездном отчуждении правил, предусмотренных статьей 250 данного Кодекса .

Согласно п. 1 ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением. К такому договору применяются правила, предусмотренные пунктом 2 статьи 170 данного Кодекса.Таким образом, названными нормами установлен обязательный признак договора дарения -безвозмездный характер передачи имущества, заключающийся в отсутствии встречного предоставления. Если же дарение формально обусловлено совершением каких-либо действий другой стороной, то оно квалифицируется как притворная (ничтожная) сделка.

Согласно ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах – если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом ( ст. 167 ГК РФ).

В соответствии со ст. 170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Из материалов дела следует, что Имамутдиновой Р.П. на праве собственности ранее принадлежала . доли однокомнатной квартиры расположенной по адресу: адрес (оборот л.д. 24).

Согласно свидетельства о праве на наследство по закону от дата года, Сорокоумов Н.Д. является собственником другой . доли в однокомнатной квартире расположенной по адресу: адрес (л.д. 7).

дата между Имамутдиновой Р.П. и Галиной Г.Ф. был заключен договор дарения, по условиям которого Имамутдинова Р.П. подарила Галиной Г.Ф. принадлежащую ей на праве собственности . доли однокомнатной квартиры, расположенной по адресу: адрес, общей площадью . кв.м., который зарегистрирован в установленном законом порядке (л.д. 53).

В обоснование доводов жалобы Синякова Л.Р. указывает, что между Имамутдиновой Р.П. и Галиной Г.Ф. фактически был заключен договор купли-продажи . доли в спорной квартире.

Судебная коллегия находит заслуживающим внимание указанный довод апелляционной жалобы, поскольку из представленной суду выписки по счету из ОАО “Сбербанк России” за период с дата по дата года, усматривается, что в день совершения сделки – дата Имамутдиновой Р.П. был открыт в ОАО “Сбербанк России” счет, на который была перечислена денежная сумма в размере . рублей (л.д. 98).

Какие-либо сведения об источнике происхождения значительной суммы денежных средств, принадлежащих Имамутдиновой Р.П., судебной коллегии не были представлены.

Учитывая, что денежные средства в размере . руб. поступили на счет Имамутдиновой Р.П. именно в день оформления сделки, судебная коллегия приходит к выводу о том, что денежные средства были предназначены за . долю спорной квартиры.

При этом, судебная коллегия также исходит из того, что Имамутдинова Р.П. проживала в спорном жилом помещении длительное время, какие-либо родственные отношения, связывающие Имамутдинову Р.П., как дарителя и Галину Г.Ф. одаряемого, отсутствовали. Кроме того, в апелляционной инстанции установлено, что Имамутдинова Р.П. является пожилым человеком, ей . лет, она плохо слышит, в силу возраста нуждается в уходе посторонних лиц.

Из объяснений представителя Имамутдиновой Р.П. – Окишевой М.П., данных в суде апелляционной инстанции также усматривается, что Имамутдинова Р.П. в силу своего возраста не понимает что ей говорят, она плохо говорит, фактически была совершена купля-продажа доли в квартире. Денежные средства в размере . руб. Имамутдинова Р.П. перечислила дочери в адрес.

Таким образом, показания представителя ответчика подтверждают доводы истицы о том, что договор дарения не был безвозмездным, заключался под условием материальной выгоды.

Суд первой инстанции не учел, что в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 572 ГК РФ при наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением. К такому договору применяются правила, предусмотренные пунктом 2 статьи 170 настоящего Кодекса, согласно которому притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна.

Читайте также:
Как ликвидировать ИП, которое не работало?

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что требования Синяковой Л.Р. о признании договора дарения от дата недействительным, подлежат удовлетворению, поскольку сделка по дарению, совершенная между Имамутдиновой Р.П. и Галиной Г.Ф. является мнимой.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что заключенный между Имамутдиновой Р.П. и Галиной Г.Ф. договор дарения . доли в праве собственности на жилое помещение является притворной сделкой, прикрывающей действительные намерения сторон, направленные на заключение договора купли-продажи данного имущества и создание соответствующих последствий, указанный договор купли-продажи был реально сторонами исполнен, денежные средства покупателем переданы продавцу, а приобретенное имущество – покупателю, в связи с чем решение суда подлежит отмене, с вынесением нового решения о частичном удовлетворении исковых требований Синяковой Л.Р., действующей в интересах несовершеннолетнего ФИО2, к Галиной Г.Ф., Имамутдиновой Р.П. о признании договора дарения . доли адрес, заключенного дата между Имамутдиновой Р.П. и Галиной Г.Р. ничтожным и признании заключенным договора купли-продажи . доли спорной квартиры.

Вместе с тем, исковые требования Синяковой Л.Р. о применении последствий недействительности сделки, не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Последствием недействительности притворной сделки является применение к отношениям сторон не правил о реституции, а правил той сделки, которую они имели в виду. Реституция в соответствии с пунктом 2 статьи 167 ГК РФ может быть применена в этом случае, когда сделка, которую прикрывает притворная, также недействительна.

Поэтому при притворном характере договора дарения, заключенного между Имамутдиновой Р.П. и Галиной Г.Ф., прикрывающего собой договор купли-продажи, применение последствий в виде реституции невозможно, поскольку ничтожность притворной сделки не свидетельствует о ничтожности прикрываемой сделки. Если прикрываемая сделка является действительной, то к ней не могут применяться последствия недействительности сделки, предусмотренные статьей 167 ГК РФ.

Руководствуясь ст.ст. 328-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

решение Калининского районного суда адрес Республики Башкортостан от дата отменить.

Принять по делу новое решение.

Исковые требования Синяковой Л.Р., действующей в интересах несовершеннолетнего ФИО2 к Галиной Г.Ф., Имамутдиновой Р.П. удовлетворить частично.

Признать договор дарения . доли адрес, заключенный дата между Имамутдиновой Р.П. и Галиной Г.Ф. – ничтожным.

Признать заключенным договор купли-продажи . доли адрес, между Имамутдиновой Р.П. и Галиной Г.Ф..

В удовлетворении исковых требований Синяковой Л.Р., действующей в интересах несовершеннолетнего ФИО2 к Галиной Г.Ф., Имамутдиновой Р.П. о применении последствий недействительности сделки – отказать.

ВС: Сделки между близкими родственниками не всегда можно рассматривать как злоупотребление в банкротном деле

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение от 17 декабря № 305-ЭС20-12206 по делу об оспаривании финансовым управляющим физлица-банкрота сделки по продаже недвижимого имущества брату должника и последующего расторжения договора купли-продажи.

В ноябре 2012 г. Светлана Генералова продала жилой дом с земельным участком родному брату Михаилу Ивочкину по договору за 60 млн руб. Покупатель обязался оплатить треть стоимости недвижимости в течение одного календарного дня с момента регистрации договора купли-продажи и перехода права собственности на указанные объекты. Оставшуюся сумму он должен был уплатить до конца ноября 2022 г. Переход права собственности к покупателю был зарегистрирован 14 декабря 2012 г.

В апреле 2017 г. стороны заключили соглашение о расторжении договора и переоформили право собственности на дом и участок обратно на Светлану Генералову. По условиям соглашения женщина должна была вернуть брату полученные от него в счет платы за недвижимость 690 тыс. евро в течение одного календарного дня со дня регистрации перехода права собственности к ней.

Впоследствии в отношении Светланы Генераловой была инициирована процедура банкротства, а ее финансовый управляющий оспорил указанные сделки в арбитражном суде. По его мнению, договор купли-продажи и соглашение о его расторжении были заключены аффилированными лицами в преддверии банкротства должника с целью создания искусственной задолженности и во вред кредиторам.

Суд первой инстанции удовлетворил заявление, исходя из того, что договор и соглашение являются единой сделкой, совершенной заинтересованными лицами (родными братом и сестрой) для создания на стороне должника фиктивной задолженности. Суд также указал на недобросовестность сторон и отсутствие доказательств как оплаты Ивочкиным приобретенного имущества, так и наличия у него финансовой возможности внести необходимые денежные средства.

В дальнейшем апелляция отменила определение первой судебной инстанции, отказав в удовлетворении заявления финансового управляющего. Апелляционный суд пришел к выводу, что первая сделка купли-продажи недвижимости, заключенная сторонами за 7 лет до банкротства Светланы Генераловой, преследовала цель причинения вреда кредиторам должника. Суд также указал на наличие между Генераловой и Ивочкиным судебных споров, касающихся недвижимости (в частности, иск сестры к брату о взыскании причиненного жилому дому ущерба), а также противоположность их правовых позиций в рассматриваемом обособленном споре, свидетельствующих об отсутствии общности интересов и целей, скоординированности и направленности действий на вывод имущества из конкурсной массы.

Читайте также:
Закон субъекта РФ: что это значит

Поскольку окружной суд отменил постановление апелляции, оставив в силе определение первой инстанции, Михаил Ивочкин направил кассационную жалобу в Верховный Суд РФ со ссылкой на существенные нарушения судом округа норм права.

Изучив материалы дела № А40-61522/2019, Судебная коллегия по экономическим спорам отметила, что в преддверии банкротства должник, осознавая наличие у него кредиторов, может предпринимать действия по выводу имущества или принятию фиктивных долговых обязательств перед доверенными лицами в целях их последующего включения в реестр. Такие действия объективно причиняют вред реальным кредиторам, снижая вероятность погашения их требований, поэтому конкурсное оспаривание служит эффективным средством для восстановления конкурсной массы.

«Следовательно, конкурсное оспаривание может осуществляться в интересах только тех кредиторов, требования которых существовали к моменту совершения должником предполагаемого противоправного действия либо с большой долей вероятности могли возникнуть в обозримом будущем. При отсутствии кредиторов как таковых намерение причинить им вред у должника возникнуть не может. Иное поведение в такой ситуации абсурдно», – отмечается в определении.

Как пояснил ВС, в рассматриваемом обособленном споре позиция финансового управляющего заключалась в том, что договор купли-продажи прикрывал сделку дарения имущества Ивочкину, в то время как соглашение о расторжении договора заключено с целью создания искусственной задолженности для контроля возможной процедуры банкротства должника. «Действительно, связанность с лицом, перед которым до банкротства у должника возникли обязательства, усиливает подозрения в том, что соответствующие требования могут быть фиктивными, однако не исключает и реальный характер задолженности. В таком случае, проверяя обоснованность требования либо действительность сделки, на которой оно основано, суду надлежит исследовать историю возникновения долга, а также фактическое движение имущественных благ между сторонами обязательств, во внимание может быть принято также и процессуальное поведение самого должника», – заключил Суд.

ВС добавил, что Михаил Ивочкин на протяжении всего спора обращал внимание судов, что приобрел недвижимость сестры в связи с ее отъездом на постоянное место жительства за рубеж и произвел частичную оплату в соответствии с условиями договора. По его словам, далее сестра вернулась в Россию, и они договорились о встречном возврате имущества и денег. Все сделки исполнялись, недвижимость по договору была передана Ивочкину, он проживал там с семьей, затем дом был возвращен сестре по соглашению с ней. Поскольку сестра не исполнила встречного обязательства по возврату уплаченных по договору денежных средств, брат инициировал судебное разбирательство в суде общей юрисдикции, который в итоге удовлетворил его исковые требования.

При рассмотрении данного обособленного спора, подчеркнул ВС, должник поддерживала позицию финансового управляющего, ссылаясь на фиктивность долга перед братом, а также обжаловала апелляционное постановление. «Вопреки выводам судов первой инстанции и округа, подобное поведение сторон спора скорее свидетельствовало о наличии внутрисемейного конфликта, нежели о неблагонамеренных договоренностях аффилированных лиц. Поведение же Светланы Генераловой явно направлено на попытку различными способами (в том числе посредством инициирования процедуры собственного банкротства) освободиться от обязательств перед братом, принятых по соглашению о расторжении договора купли-продажи, а не на размытие реестра в пользу связанного лица и в ущерб независимым кредиторам», – заключил Верховный Суд.

Кроме того, отмечается в определении, кредиторами должника, помимо Михаила Ивочкина, являются еще две женщины, а на момент возникновения задолженности перед братом (21 апреля 2017 г.) не удовлетворенные требования кредиторов к должнику отсутствовали. В итоге ВС отменил судебные акты первой и кассационной инстанций, оставив в силе постановление апелляции.

Адвокат, арбитражный управляющий юридической фирмы INTELLECT Сергей Гуляев в комментарии «АГ» назвал выводы, изложенные в определении, верными и обоснованными. «Действительно, совершение действий по сокрытию имущества должника и создание “дружественной” задолженности для проведения контролируемого банкротства обычно происходят при возникновении требований кредиторов к должнику и, как правило, за два-три года до возбуждения дела о банкротстве. В дальнейшем при рассмотрении заявлений о признании сделок недействительными должник и заинтересованное лицо занимают консолидированную позицию, противоположную позиции финансового управляющего и кредиторов», – отметил он.

Адвокат добавил, что в рассматриваемом случае спорные сделки совершались за 7 лет до возбуждения дела о банкротстве в отсутствие иных требований к должнику, при этом обособленному спору в рамках дела о банкротстве предшествовали разбирательства в суде общей юрисдикции. «Стороны в каждом случае занимали противоположные позиции, в связи с чем ВС сделал верный вывод о реальности сделок и наличии задолженности по договору», – считает Сергей Гуляев.

В то же время он выразил опасения, что такая позиция ВС может быть воспринята нижестоящими судами как понижение стандарта доказывания, установленного для заинтересованных лиц в рамках дела о банкротстве, а недобросовестными должниками – как новый способ защититься от требований финансового управляющего и кредиторов о признании сделок недействительными. «То есть недобросовестные стороны могут искусственно инициировать споры о правах на имущество, занимать противоположные позиции, при этом преследуя единую цель – не допустить возврата имущества в конкурсную массу и создать “дружественную” кредиторскую задолженность», – резюмировал он.

Читайте также:
Как добиться списания просроченных транспортных налогов?

Адвокат, руководитель практик разрешения споров и международного арбитража ART DE LEX Артур Зурабян добавил, что ВС еще раз подчеркнул: совершение сделки между аффилированными лицами далеко не всегда означает ее порочность, особенно если речь идет о сделке между физлицами. «В данном случае, что было важно, между формально аффилированными лицами – родными братом и сестрой – имел место конфликт, связанный с нежеланием сестры исполнять принятые на себя обязательства. И персональное банкротство с выработанной практикой презумпцией порочности сделки между аффилированными лицами было использовано ею в целях ухода от обязательств перед братом. Этому способствовало и не очень удачное представление интересов брата в первой инстанции, когда его представитель не смог представить платежное поручение в подтверждение безналичного платежа в отношении существенной части цены сделки (договор купли-продажи недвижимости)», – пояснил он.

По мнению адвоката, вопросы Экономколлегии ВС были связаны прежде всего с тем, почему сестра, если действительно намеревалась подарить брату недвижимость, не оформила именно договор дарения? Внятного ответа на данный вопрос Коллегия не получила. «Следует учитывать, что такой спор между братом и сестрой, когда одна из сторон пытается использовать формальную аффилированность для целей оспаривания сделок, не является беспрецедентным в российской практике. Достаточно вспомнить спор Виктора Батурина с Еленой Батуриной, когда истец пытался использовать все средства – от своего персонального банкротства (дело № А22-1431/2016) до отдельных корпоративных исков (дело № А40-4966/2020), чтобы оспорить сделки с сестрой в отношении акций компании “ИНТЕКО”», – заключил Артур Зурабян.

О заблуждениях, рисках и порядке дарения недвижимости

Что следует принять в расчёт перед оформлением дарения недвижимости? Для Вашего удобства приводим краткую информацию на примере самой распространённой сделки – дарение квартиры.

Распространённые заблуждения

Заблуждение №1 – об обязательном оформлении договора дарения у нотариуса.
Обязательному нотариальному удостоверению подлежат только специально оговоренные законом виды договоров, среди которых:

КОНСУЛЬТАЦИЯ БЕСПЛАТНО

ПОЛЕЗНАЯ СТАТЬЯ?

Поделитесь ссылкой с друзьями!

  • договоры дарения недвижимости, принадлежащей нескольким собственникам на праве общей долевой собственности, в независимости от того, будет ли дариться доля или объект целиком (исключения – сделки с земельными долями и сделки с участием паевого инвестиционного фонда);
  • сделки, в которых дарителем выступает несовершеннолетний, недееспособное либо ограниченно дееспособное лицо.

Все прочие договоры дарения, специально не оговоренные в законодательстве, не нужно заверять у нотариуса. Это не даст Вам ничего кроме дополнительных расходов. Для успешного прохождения государственной регистрации достаточно грамотно составленного договора дарения в простой письменной форме.

Заблуждение №2 – о передаче квартиры в дар после смерти дарителя. Договор дарения, предусматривающий передачу квартиры одаряемому после смерти дарителя, не имеет юридической силы (ничтожен). Такое условие предполагает передачу квартиры в порядке наследования по завещанию. Дарение и наследование по завещанию – две разных юридических процедуры, у каждой из которых есть свои плюсы и минусы.

Основные преимущества дарения:

  • не нужно ждать полгода, в квартиру можно сразу же заселиться или продать, не нужно оплачивать коммунальные услуги за 6 месяцев ожидания;
  • меньшие расходы на услуги нотариуса и оформление документов;
  • позволяет дарителю лишить наследства неугодных ему лиц, имеющих по закону право на обязательную долю в наследстве.

Основные преимущества наследования по завещанию:

  • право собственности переходит к наследнику только после смерти наследодателя, соответственно, исключается вариант, при котором из-за испортившихся отношений даритель лишается права на проживание в более не принадлежащей ему квартире. Такое нередко происходит в случае, когда одаряемый продаёт полученную в дар квартиру третьему лицу, которое нисколько не заинтересовано в том, чтобы в его новой квартире проживал посторонний ему человек;
  • передумать, изменить либо отменить завещание можно сколько угодно раз.

Заблуждение №3 – о встречных обязательствах со стороны одаряемого. Договор дарения не может содержать каких-либо условий о встречных обязательствах со стороны одаряемого, в том числе – о периодической выплате денег, об уходе за дарителем, обеспечении его продуктами питания, лекарствами, одеждой и т.п. Перечисленные условия подразумевают заключение договора ренты.

Заблуждение №4 – о праве на имущественный налоговый вычет. Лицо, получившее квартиру в дар, не имеет права на имущественный налоговый вычет, которым вправе единожды воспользоваться покупатель жилья.

Риски

Риск №1 – приостановление или отказ в государственной регистрации сделки. Возможные причины:

  • низкая квалификация юриста, составляющего договор дарения и оформляющего сделку;
  • непроработанность, противоречивость и несовершенство законодательства, которое может проявиться в разном толковании его положений юристом, оформляющим сделку, государственным регистратором, нотариусом, судьёй.

В нестандартных ситуациях, при наличии ошибок в документах, их “солидном возрасте” и некорректном оформлении, свойственном началу 1990-х годов, либо при полном или частичном отсутствии документов на недвижимость правильным решением будет обратиться к юристам с большой практикой в области оформления прав на недвижимое имущество, т.к. их опыт поможет Вам решить задачу с минимальными затратами.

Читайте также:
Уголовно-исполнительный кодекс: что это такое, описание и особенности

Риск №2 – признание судом сделки недействительной ввиду недееспособности дарителя в момент заключения договора. Довольно распространена ситуация, когда после смерти дарителя наследники оспаривают договор дарения в суде, представляют в качестве доказательства недееспособности историю болезни умершего, оплачивают независимые экспертизы и т.п. На консультации мы предлагаем дополнительную услугу, которая практически полностью нивелирует указанный риск.

Риск №3 – признание судом сделки недействительной по причине её фиктивности. Дарение – безвозмездная сделка, может быть признана судом притворной в случае доказательства факта передачи денег. То есть, если Вы сопровождаете сделку дарения “неофициальными взаиморасчётами”, для одаряемого всегда существует риск потери и квартиры, и уплаченных за неё денег.
Иные основания для признания сделки недействительной:

  • совершение одаряемым покушения на жизнь дарителя, членов его семьи или близких родственников, причинение дарителю телесных повреждений;
  • ненадлежащее с точки зрения дарителя и суда обращение одаряемого с подаренной квартирой, создающее угрозу её безвозвратной утраты;
  • заключение договора под влиянием обмана, заблуждения, насилия, угрозы либо вследствие стечения тяжелых обстоятельств;
  • ряд других предусмотренных законом оснований.

Риск №4 – формление договора дарения в случаях, когда согласно закону необходимо заключать соглашение о разделе имущества. Такие договоры могут быть зарегистрированы Росреестром, но впоследствии при обращении заинтересованных лиц в суд легко признаются недействительными.

Риск №5 – нарушение прав третьих лиц при передаче квартиры в дар. Такое происходит, например, при дарении совместно нажитой квартиры одним супругом без корректно оформленного согласия другого супруга, а также в ряде иных случаев.

Риск №6 – выселение дарителя из ранее подаренной им квартиры. К сожалению, судебная практика неумолимо свидетельствует о том, что добавлением в договор дарения условия о сохранении за дарителем права пожизненного пользования квартирой проблема не решается. На консультации мы предложим Вам вариант, который полностью исключает данный риск.

Стоит иметь в виду:

  • сделка дарения недвижимости, заключённая между близкими родственниками, не облагается налогом;
  • в случаях когда дарение квартиры происходит НЕ между близкими родственниками, одаряемый обязан уплатить налог 13% от кадастровой стоимости квартиры;
  • для дарения доли квартиры, находящейся в долевой собственности, согласие собственников других долей не требуется;
  • для дарения квартиры, находящейся в общей совместной собственности, необходимо согласие всех собственников;
  • дарение квартиры в новостройке, на которую ещё не зарегистрировано право собственности, оформляется договором уступки прав требования;
  • дарение может быть оформлено и зарегистрировано в виде письменного обещания дарителя подарить квартиру одаряемому при наступлении определённых условий или по прошествии определённого времени;
  • договором дарения может быть предусмотрено право дарителя отменить дарение, если он переживет одаряемого.

Остались вопросы?
Воспользуйтесь бесплатной консультацией по телефону +7(495)9999-012, задайте вопрос или приезжайте на консультацию к нам в офис (по предварительной записи). Мы подробно расскажем Вам обо всех “подводных камнях” процедуры дарения, о плюсах и минусах альтернативных вариантов передачи недвижимости (договор купли-продажи, ренты, завещание) и порекомендуем оптимальное решение для Вашей ситуации.

Мы гарантируем одно из лучших ценовых предложений в Москве и Области

Приобретательная давность не применима к самовольно занятой государственной земле

Конституционный Суд вынес Определение № 186-О/2022 по делу о проверке конституционности абз. 1 п. 1 ст. 234 Гражданского кодекса о возникновении права собственности на объект в силу приобретательной давности.

Ранее заявитель жалобы Владимир Афанасьев обращался в суд с иском к администрации Дмитровского городского округа Московской области о признании права собственности на земельный участок с жилым домом по давности владения. В обоснование своих требований истец сослался на то, что земельный участок в существующих границах фактически используется им и его правопредшественником более 15 лет, собственниками смежных участков являются физические лица и споров с соседями о границах этого участка не имеется.

Три судебные инстанции отказались удовлетворять иск, отметив, что большая часть спорного земельного участка находится в муниципальной собственности, сам он не был поставлен на государственный кадастровый учет, а его границы на местности не установлены. При этом первая инстанция сочла, что приобретательная давность может применяться только в отношении тех земельных участков, которые находятся в частной собственности, а все иные земельные участки нельзя считать бесхозяйным имуществом, так как такие земли являются государственной или муниципальной собственностью. Кроме того, суд отметил, что сам по себе факт добросовестного, открытого и непрерывного владения спорным земельным участком с 1990 г. не может являться достаточным основанием для признания права собственности заявителя согласно ст. 234 ГК РФ, поскольку он не порождает право собственности на землю.

В жалобе в КС Владимир Афанасьев указал, что спорная норма неконституционна в той мере, в какой она в контексте правоприменительной практики не допускает возможности приобретения гражданами в порядке приобретательной давности муниципальных земельных участков.

Читайте также:
Женевские конвенции по морскому праву

Изучив жалобу заявителя, Суд отказался рассматривать ее по существу. При этом он напомнил, что добросовестность выступает одним из условий приобретения права собственности по давности владения имуществом. В свою очередь, добросовестность давностного владельца применительно к конкретным обстоятельствам соответствующих судебных дел предполагает, что его вступление во владение не было противоправным и было совершено внешне правомерными действиями.

Конституционный Суд также упомянул презумпцию государственной собственности на землю, в рамках которой при наличии в России значительного количества нераспределенной земли сама по себе несформированность земельного участка и отсутствие государственной регистрации права собственности публичного образования на него не означают, что последнее фактически отказалось от своего права собственности или проявляет безразличие к правовой судьбе этого земельного участка. «Соответственно, для любого добросовестного и разумного участника гражданских правоотношений должно быть очевидным, что земли, на которых земельные участки не сформированы и не поставлены на кадастровый учет, относятся к государственной собственности и что само по себе отсутствие такого учета не свидетельствует о том, что они являются бесхозяйными», – отмечено в определении

При этом Суд также отметил, что действующее законодательство запрещает любое самовольное, совершенное без каких-либо правовых оснований занятие земельного участка или его части (ст. 7.1 «Самовольное занятие земельного участка» КоАП РФ). Таким образом, занятие без каких-либо правовых оснований несформированного земельного участка, заведомо для владельца относящегося к публичной собственности, не может расцениваться как не противоправное, совершенное внешне правомерными действиями, т.е. добросовестное и соответствующее требованиям абз. 1 п. 1 ст. 234 ГК РФ. Следовательно, заключил КС, оспариваемая норма сама по себе не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя и в указанном им аспекте.

Комментируя выводы Суда, младший юрист Содружества земельных юристов Анна Андреева отметила, что самовольное занятие земельного участка без наличия правовых оснований является правонарушением, а значит, исключает добросовестность: «Обратное позволило бы превратить самовольный захват земли в давностное владение, а, соответственно, правонарушение явилось бы впоследствии основанием для приобретения права собственности».

Она отметила, что КС конкретизировал уже сложившуюся позицию, закрепленную в п. 16 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22. «Позиция Конституционного Суда не изменит сложившуюся отказную судебную практику по приобретательной давности, а лишь усложнит доказывание добросовестности. Дело в том, что Суд в своем Постановлении № 48-П уже рассматривал вопрос добросовестности при приобретательной давности. Тогда он указывал, что добросовестный владелец может знать об отсутствии у него права на объект недвижимости, но, если владение не нарушает чьи-либо права, у лица должна быть возможность вернуть имущество в гражданский оборот и оформить право на него», – отметила Анна Андреева.

Эксперт добавила: может показаться, что толкование ст. 234 ГК РФ в постановлении КС противоречит Определению № 186-О, однако такой вывод преждевременный. «Сложно согласиться, что одинаково добросовестны лицо, которое заведомо не знало, что купило участок у продавца, не имеющего права его отчуждать, и собственник, который решил увеличить площадь своего участка, самовольно заняв часть чьей-то земли. Кроме того, владение землей, государственная собственность на которую не разграничена, без правовых оснований нарушает права публичного собственника. Следовательно, такое владение по смыслу также не может считаться добросовестным, в свою очередь, чтобы доказать добросовестность при приобретательной давности, необходимо установить, что владение не нарушает чьи-либо права», – подытожила эксперт.

Директор юридической компании «КОНУС» Алексей Силиванов отметил, что институт приобретательной давности – достаточно непростой и неоднозначный механизм приобретения права собственности. «Ему посвящена всего одна статья Гражданского кодекса РФ, но правила применения этой нормы до сих пор до конца не понятны. Классическая история – самозахват земель, которые не переданы в частную собственность и вроде бы “ничьи”. Государство и органы местного самоуправления далеко не всегда могут отследить незаконность занятия земли и отреагировать, а по истечении 15 лет ее владелец идет в суд признавать право собственности. Типичная реакция суда на такой иск – отказать, так как суд здесь стоит на страже государственных интересов и запрещает вне установленных процедур бесплатно забирать государственное имущество», – пояснил он.

Эксперт обратил внимание на формулировку Суда о том, что несформированный участок земли заведомо для владельца должен относиться к публичной собственности, поэтому его занятие «не может расцениваться как не противоправное». «Немного странно видеть оборот с таким количеством “не”, здесь можно усмотреть некоторую неуверенность, но сигнал судам подан вполне однозначный: самовольное занятие неразграниченной и несформированной земли будет восприниматься как противоправное и не соответствующее признаку добросовестности», – резюмировал Алексей Силиванов.

Партнер АБ «КРП» Виктор Глушаков указал: КС в очередной раз напомнил, что недобросовестное поведение стороны не может быть подвергнуто судебной защите: «По сути, был разобран конкретный случай с описанием поведения стороны по необоснованному завладению земельным участком. Не могу сказать, что КС РФ часто подобным образом подробно разбирает отдельные элементы предмета доказывания конкретного дела».

Читайте также:
Дизайнеры не хотят переделывать работу. Как решить вопрос?

Эксперт выделил важный вывод Суда: добросовестное и законное завладение объектом недвижимости, которое очевидно для приобретателя не должно быть обременено правом публичной собственности, является важным элементом предмета доказывания по данной категории дел. «Единственный вопрос, который возникает после изучения судебного акта: был бы подход КС РФ аналогичным в ситуации, когда спорные земли формально принадлежали бы не государству, а частному лицу?» – задался вопросом Виктор Глушаков.

Признание права собственности на земельный участок в суде

Признание права собственности на землю, если Вы – истец

Простота или сложность судебного процесса зависят от того, кто по делу является ответчиком и от наличия доказательственных документов позитивного характера (в Вашу пользу – пример 1).

Ответчиком по делу могут быть государственные органы, граждане или юридические лица. Доказательственная база – это самое важное в процессе доказывания вашего права собственности или иного права на землю.

Судье важно увидеть в представленных документах бесспорные доказательства Ваших прав. Если же документы носят спорный характер или доказательств не хватает, судебное заседание могут перенести для получения дополнительной информации; а могут – отказать в исковых требованиях. Поэтому важно до подачи искового заявления подумать – как доказать свое право на земельный участок?

Право собственности, аренды, пользования в некоторых случаях может доказываться разными путями, и от того, какой путь наиболее целесообразен и удобен для судебной защиты, зависят применяемые нормы права. Заранее посоветуйтесь с адвокатом.

К отдельной категории дел относятся споры по наследованию земельных участков. В них многое зависит от того, пользовался ли наследник земельным участком, разрабатывал ли его, был ли сособственником, на чьи деньги покупалась недвижимость и пр. Часть ответов вы можете почитать ниже в разделе судебной практики, иные ответы найдете на других страницах нашего сайта.

Признание права собственности на землю, если Вы – ответчик

Чаще всего в ответчики попадают граждане, по незнанию нарушившие права истца (например, купили земельный участок по документам, не соответствующим действительности- пример 1) или умышленно совершающие действия, в законности которых были уверены, или надеящиеся на лояльность второй стороны (например, истцами в таких ситуациях могут выступать государственные органы по вопросам самовольного захвата участков, обременения сервитутами, изъятий земельных участков для государственных нужд или в связи с окончанием срока предоставления.

В связи с состязательностью процесса, доказывание правоты каждой из сторон лежит конкретно на представителях этих сторон. Еще раз хочется повториться, что результаты дела зависят от доказательственной базы, эрудированности и опыта адвоката в данном вопросе.

Судебная практика по признанию права собственности на земельный участок.

Судебное дело о разделе совместно нажитого имущества

На деньги отца и сына был куплен земельный участок 24 сотки. Но оформлен по документам был только на сына. В это время сын находился в браке. По истечении 2х лет совместной жизни, супруга решила развестись и подала в суд заявление на расторжение брака и раздел имущества. Женщина надеялась, что купленный в браке участок должен быть поделен поровну между мужем и женой.

Действия нашего юриста были направлены на сбор доказательственной базы того факта, что участок был куплен и на деньги отца тоже. Из личных бумаг отца нашли договор с агентством недвижимости, по которому отец продает дачу в Тосно и в качестве встречной покупки вкладывает деньги в данный земельный участок.

Кроме того, акт приема-передачи земельного участка подтверждал, что куплен не какой-то участок, а именно этот. Это важное обстоятельство доказывает, что при покупке спорного участка, подлежащего разделу между супругами, использовались именно деньги отца.

Эти документальные доказательства дали возможность в суде получить решение о том, что истице достается в собственность при разделе совместно нажитого имущества 1/4 доля земельного участка.

Судебная практика по установлению порядка пользования земельным участком

Судебное дело о признании права на наследство в виде долей в праве собственности на дом и определении порядка пользования земельным участком.

С 1948 года семье из 7 человек был предоставлен дом на участке мерою 18 соток для проживания. С годами дети выростали и женились, родители старели и умирали, шла обычная смена поколений.

Но в 2010 году гражданин С. зарегистрировал брак с гражданкой В. Его жена сразу же поставила вопрос о разделе всего имущества. Возник судебный спор. Наш адвокат поднял всю имеющуюся документацию в архивах по земле и учетных делах по инвентаризации дома. Выяснилось, что имеются несколько соглашений о том, кто какими комнатами в доме пользовался, кто какие площади уступил и на каких основаниях. Нашлось документальное подтверждение уже установленного порядка пользования частями земельного участка, организованы отдельные въезды для автомобилей, произведены согласования в соответствующих организациях.

Читайте также:
Земельный кредит: что это такое, описание и особенности

В результате судебного дела были признаны наследство в виде долей в праве собственности на дом всех сособственников, призванных для участия в данном судебном деле, и установлен (подтвержден) порядок пользования земельным участком.

Судебная практика по признанию права собственности на землю в порядке наследования

Судебное дело о признании праве собственности на садовый участок в порядке наследования.

К нам обратился гражданин С., являющийся наследником после отца, в пользовании которого находился земельный участок (без дома и строений) в размере 16 соток. При жизни отец не успел до конца приватизировать землю. Гражданину С. нотариус отказал в заведении наследственного дела и выдаче в дальнейшем свидетельства о праве на наследство по закону, так как у наследодателя не было документов о праве собственности (или ином праве) на земельный участок.

Наш юрист разобрался в ситуации, собрал вместе с гражданином С. важные и необходимые для судебного дела документы. В суд было подано исковое заявление к Администрации района о признании права собственности на земельный участок в порядке наследования за гражданином С.

Суд внимательно исследовал доказательственную базу и удовлетворил требование истца, признал за ним право собственности на землю.

Судебная практика путем заключения мирового соглашения о разделе наследственного имущества.

В садоводстве был земельный участок 11 соток и построенный на нем супругами дом. Кроме садовой книжки, иных документов о правах на недвижимость не было. С годами супруги умерли, и пользоваться хозяйством продолжал круглогодично их сын, гражданин Б. Он подал заявление о вступлении в члены СНТ, и получил садовую книжку. В дальнейшем приватизировал садовый участок.

Сестра гражданина Б через 5 лет после смерти второго родителя подала в суд на раздел дома и земли. Мы защищали интересы гражданина Б. В результате изучения документов давних лет оказалось, что сестра вступила в наследство на квартиру, объявив нотариусу, что иных наследников, кроме нее, после смерти родителей – нет.

Предоставив в суд имеющеюся информацию и истребовав материалы нотариального дела, наш защитник (по желанию гражданина Б) помог заключить мировое соглашение о том, что земельный участок и дом после смерти родителей будут частной собственностью гражданина Б, а квартира не подлежит долевому разделу и остается у его сестры.

По опыту многих лет работы, у нас есть накопленная судебная практика по делам, в которых наследники признаются недостойными быть призванными к наследованию и не получают в собственность никакого имущества после смерти наследодателей. Чаще всего – это дети, причинившие вред здоровью родителей или убившие мать или отца, после которых могли бы принимать наследство, а также незаконно препятствовавшие принятию наследства другими наследниками.

В суде правомерно ставится требование о том, чтобы такие граждане были исключены из круга наследников и были признаны недостойными наследниками, то есть не имели права наследовать после родителей. Исковые заявления подают иные наследники или заинтересованные лица, предоставляя необходимые доказательства.

Судебное дело о признании преимущественного права при наследовании земельного участка. К нам обратился гражданин П. после смерти своего отца. Он с отцом были сособственниками земельного участка 5,5 соток – в равных долях, пользовались им и вели круглогодичное хозяйство: выращивали ранние тюльпаны и разводили кроликов.

После смерти отца дочь тоже потребовала выделения доли в земельном участке и его раздела для ее личного пользования. Наш юрист, подготовил доказательственную базу, применил нормы закона о том, что наследник-сособственник имеет преимущественное право при наследовании земельного участка, и выиграл судебное дело в пользу гражданина П.

Что Вы получите при судебной защите нашими специалистами:

1. Получение результата

3. Во время действия договора по судебной защите стоимость услуг, указанных в предмете договора, остается неизменной.

Стоимость услуг по судебным делам, связанным с земельными спорами

Стоимость услуг по земельным спорам зависит от сложности дела.

Юридическая консультация – от 3000 руб.

Ведение судебного дела – согласно смете работ.

Ориентировочный расчет стоимости услуг Вы можете узнать в разделе “стоимость услуг по защите в суде”.

Наши гарантии

Мы занимаемся судебной защитой более 20 лет. Юридические услуги ЮЦ “АДВЕКОН” прошли аттестацию Санкт-Петербургским Центром сертификации “Петербургская марка качества”. Юридический Центр “Адвекон” получил знак качества услуг.

Обращайтесь к нам. Мы готовы Вам помочь.

Запишитесь на прием! Получите квалифицированную помощь.

Автор текста: Генералова Н.Б.
Генеральный директор, управляющий партнер

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: