Магистратское право: что это такое, описание и особенности

(I.4.4) Магистратское право.

В традициях римского государственного политического строя не существовало чисто административных функций должностных лиц государства; большинство из них имели и судебные, и собственно правительственные полномочия. Из этого права магистратов сформировалась вариация римского гражданского права, основанная на этом своеобразном источнике нормообразования, — магистратское право, или jus honorarium. Выраженный в наличии этой формы права, наряду с законом, дуализм права составил одну из важнейших черт всей римской юридической культуры, особенно существенную для исторического приспособления формализовано-консервативных норм законов к обновляющимся условиям других времен.

Полномочия по изданию правоформирующих эдиктов имели только некоторые из римских должностных лиц— магистратов.* Полномочия вытекали из (a) jurisdictio — права лично отправлять правосудие в определенной сфере, и из (б) imperium собственно специального уполномочия высшего магистрата, согласно которому ему предоставлялась власть как судебная, так и административно-принудительная в целях общего блага, в том числе и «поддерживать, дополнять и улучшать jus civile». Только jurisdictio в чистом виде обладали т.н. курульные эдилы, в обязанность которых входило поддержание общественного порядка в узком смысле; вторым видом полномочий, помимо консулов, обладали начальники провинций (правители) и преторы. Соответственно важнейшими видами магистратских указов (edicta), формировавших магистратское, или должностное, право, стали: эдикты эдилов, провинциальные эдикты, пре-торские эдикты. (Первоначально распоряжения магистратов давались устно, откуда происходило и название e-dicta, затем они выставлялись на форуме написанными на досках.)

* О системе римских магистратов см. § 11.5.

Эдикты эдилов касались преимущественно вопросов правового регулирования торговли, прав и обязанностей участников гражданских сделок, исковых требований, вытекавших из рыночного оборота. Провинциальные эдикты заключали в себе, как правило, предписания троякого рода: утверждение местных узаконений и правовых обычаев, нововведения собственно начальников провинций— главным образом в административной и финансовой сфере, заимствования из преторских эдиктов, пригодные для того или другого города или провинции по усмотрению начальника.

Важнейшими для формирования jus honorarium стали преторские эдикты. Право издания указов претором появляется одновременно с учреждением в 366 г. до н.э. самой преторской магистратуры. По-скольку в обязанности и полномочия городского претора входила «охрана мира и порядка» в городе, а тем самым и общий контроль за правоприменением, постольку в его функции вошли не только собственно личное отправление правосудия, но и дача рекомендательных указаний назначаемым судьям по вопросам применения права. При назначении на должность претор издавал указ, в котором декларировал те правоположения и принципы, которых будет держаться в течение года (срок преторских полномочий). Различались (а) новые и (б) перенесенные эдикты: в первых указывались новшества правоприменения и юридической практики, провозглашаемые претором в осуществление принципов законов; во вторых претор только заявлял, что будет держаться воззрений и практики своего предшественника. В другом отношении эдикты подразделялись на: (1) постоянные, где указывались правоположения, обязательные для юридической практики на протяжении всего срока полномочий, и (2) непредвиденные, касавшиеся казусных обстоятельств, либо правоприменения в отношении отдельных личностей. Законом Корнелия (67 г. до н.э.) преторам было строго предписано держаться деклараций постоянного эдикта.

Читайте также:
Радиационная безопасность: что это такое, описание и особенности

Постоянный эдикт (edictum perpetuum) приобрел особое значение в истории магистратского права. Вследствие особой роли претора в судебном процессе, особенно по частноправовым делам, его содержание постепенно включило рекомендации по очень многим вопросам не только процессуального, но и собственно материального права. Их объем со временем превысил правоположения отправных законов, обновление становилось практически невозможным. В 131 г. н.э. римский правовед Савелий Юлиан по поручению императора кодифицировал все постановления предыдущих преторских эдиктов в единый и неподвижный Edictum perpetuum. Этот акт был утвержден Сенатом и санкционирован императором. Кодифицированный «непременный эдикт» обобщил постановления по: а) подготовке процесса, подаче исков, вызову ответчика; б) своду указаний по определению существа спора; в) исполнению судебного решения; г) особым формам преторской охраны. Содержание «непременного эдикта» показывает в том числе, что вопросы уголовного права не входили в компетенцию претора и что особенности jus honorarium в наибольшей мере проявлялись в сфере частного права.

Вопрос 6. Преторское право. Эдикты магистратов как источник римского права

Преторское право (jus honorarium или jus praetorium) – совокупность правил и формул, созданных претором. Источники преторского права: эдикты преторов.

Преторское право представляло из себя наиболее динамично развивающуюся часть римского частного права.

Преторское право действовало не только в отношении римских граждан. Магистраты, обладавшие высшей властью, – преторы, правители провинций, а в пределах своей компетенции курульные эдилы – издавали эдикты, программные заявления, общеобязательные на год службы издавшего эдикт магистрата. Затем преемники стали переписывать из эдиктов предшественников все, имевшее жизненное значение, – постоянные эдикты (edictum perpetuum).

Влияние преторского права определялось тем, что претор не только издавал эдикты, но и предварительно решал вопросы о судебной защите по конкретным делам.

Преторский эдикт, не отменяя формально норм цивильного права, указывал пути для признания новых отношений и этим становился формой правообразования. В качестве руководителя судебной деятельности претор мог придать закону практическое значение или, наоборот, лишить силы положения права. Давая иск или возражение против иска вопреки цивильному праву или в дополнение цивильного права, преторский эдикт создавал новые формы права.

Одной из форм правообразования, являются эдикты магистратов. Термин “эдикт” происходит от слова dico (говорю) и в соответствии с этим первоначально обозначал устное объявление магистрата по тому или иному вопросу.

Правом издавать эдикты пользовались преторы (городской и перегринский), и правители провинций.

В своих эдиктах магистраты объявляли, какие правила будут лежать в основе их деятельности, в каких случаях будут даваться иски, в каких нет и т.д. Эдикт, содержавший подобного рода годовую программу деятельности магистрата, называли постоянным в отличие от разовых объявлений по отдельным случайным поводам. Формально эдикт был обязателен только для того магистрата, которым он был издан, и, следовательно, только на тот год, в течение которого магистрат находился у власти.

Читайте также:
Почтовое отправление: что это такое, описание и особенности

Ни претор, ни другие магистраты, издававшие эдикты, не были компетентны отменять или изменять законы, издавать новые законы и т.п.

Эдикт – процессуальный документ, единственный кодифицированный акт классического периода.

Вопрос 7. Деятельность римских юристов как источник римского права.

Формирование юриспруденции как самостоятельного и важного источника права началось примерно в III в. до н. э.

В период республики деятельность юристов сводилась к:

– консультации граждан, обратившихся за юридической помощью (presponsa);

– даче образцов и редактированию договоров и судебных исков (cavere);

– руководству юридическими действиями сторон без их защиты в суде (agere).

Результат деятельности юристов – появление в Риме наряду с цивильным правом права, созданного толкованием юристов. Именно путем толкования развивалась большая часть институтов римского права.

Римские юристы составляли многочисленные юридические трактаты, монографии и учебные руководства.

Первые республиканские юристы – основатели цивильного права. Деятельность римских юристов достигла расцвета в период принципата – классический период. В классическую эпоху частное право достигло наивысшего развития.

В эпоху республики юристы толковали закон буквально. В классический период появляется свободное толкование, основанное на выявлении воли сторон или законодателя. Прокульянцы:

Занятия юриспруденцией – один из почетнейших и благородных видов деятельности в Риме. Труд юристов был в правовом отношении бесплатным, однако они имели право претендовать на honorarium (благодарственный подарок) за их услуги.

Юристами в древнейшую эпоху были жрецы (понтифы), которые толковали закон (interpretatio), причем не посвящали массы в свои юридические тайны.

Римские юристы благодаря выдающемуся качеству их консультаций имели большой авторитет и влияние. Римские юристы своей консультационной практикой непосредственно влияли на развитие права.

Деятельность юристов, по существу имевшая назначение помогать применению действующих норм права, фактически получила значение самостоятельной формы правообразования.

Глава 3. Магистратское право (Эдикты магистратов)

Одной из форм правообразования, специфичной именно для римского права, являются эдикты магистратов.

Термин «эдикт» происходит от слова dico (говорю) и в соответствии с этим первоначально обозначал устное объявление магистрата по тому или иному вопросу. С течением времени эдикт получил специальное значение программного объявления, какое по установившейся практике делали (уже в письменной форме) республиканские магистры при вступлении в должность. Юрист Гай писал, что особенно важное значение имели эдикты:

1) преторов (как городского, ведавшего гражданской юрисдикцией в отношениях между римскими гражданами, так и перегринского, ведавшего гражданской юрисдикцией по спорам между перегринами, а также между римскими гражданами и перегринами) и (соответственно в провинциях) правителей провинций, а также

2) курульных эдилов, ведавших гражданской юрисдикцией по торговым делам (в провинциях – соответственно квесторов).

В своих эдиктах, обязательных для издававших их магистратов, эти последние объявляли, какие правила будут лежать в основе их деятельности, в каких случаях будут даваться иски, в каких нет и т.д. Эдикт, содержавший подобного рода годовую программу деятельности магистрата, называли постоянным в отличие от разовых объявлений по отдельным случайным поводам Черниловский З. М. Лекции по римскому частному праву. М.: Юрид. литература, 1991. – с. 19 .

Читайте также:
Нотариальная палата: что это такое, описание и особенности

Формально эдикт был обязателен только для того магистра, которым он был издан, и, следовательно, только на тот год, в течение которого магистрат находился у власти (отсюда принадлежащее Цицерону название эдикта lex annua, закон на год). Однако фактически те пункты эдикта, которые оказывались удачным выражением интересов господствующего класса, повторялись и в эдикте вновь избранного магистрата и преобретали устойчивое значение (часть эдикта данного магистрата, переходившая в эдикты его преемников, называется edictum tralaticium).

В традициях римского государственного политического строя не существовало чисто административных функций должностных лиц государства; большинство из них имели и судебные, и собственно правительственные полномочия. Из этого права магистратов сформировалась вариация римского гражданского права, основанная на этом своеобразном источнике нормообразования, – магистратское право, или jus honorarium.

Выраженный в наличии этой формы права, наряду с законом, дуализм права составил одну из важнейших черт всей римской юридической культуры, особенно существенную для исторического приспособления формализовано-консервативных норм законов к обновляющимся условиям других времен Римское частное право / Под ред. И. С. Перетерского и И. Б. Новицкого. М.: Новый Юрист, 1997. – с. 21. .

Полномочия по изданию правоформирующих эдиктов имели только некоторые из римских должностных лиц – магистратов. Полномочия вытекали из:

– jurisdictio – права лично отправлять правосудие в определенной сфере,

– imperium собственно специального уполномочия высшего магистрата, согласно которому ему предоставлялась власть как судебная, так и административно-принудительная в целях общего блага, в том числе и “поддерживать, дополнять и улучшать jus civile”.

Только jurisdictio в чистом виде обладали курульные эдилы, в обязанность которых входило поддержание общественного порядка в узком смысле; вторым видом полномочий, помимо консулов, обладали начальники провинций (правители) и преторы. Соответственно важнейшими видами магистратских указов (edicta), формировавших магистратское, или должностное, право, стали: эдикты эдилов, провинциальные эдикты, преторские эдикты. (Первоначально распоряжения магистратов давались устно, откуда происходило и название e-dicta, затем они выставлялись на форуме, написанными на досках.)

Эдикты эдилов касались преимущественно вопросов правового регулирования торговли, прав и обязанностей участников гражданских сделок, исковых требований, вытекавших из рыночного оборота.

Провинциальные эдикты заключали в себе, как правило, предписания троякого рода: утверждение местных узаконений и правовых обычаев, нововведения собственно начальников провинций – главным образом в административной, и финансовой сфере, заимствования из преторских эдиктов, пригодные для того или другого города или 1гровииции по усмотрению начальника Омельченко О.А. Римское право: Учебник. Издание второе, исправленное и допол-ненное. — М.: ТОН — Остожье, 2000 — с.16 .

Важнейшими для формирования jus honorarium стали преторские эдикты. Право издания указов претором появляется одновременно с учреждением в 366 г. до н.э. самой преторской магистратуры. Поскольку в обязанности и полномочия городского претора входила “охрана мира и порядка” в городе, а тем самым и общий контроль за правоприменением, постольку в его функции вошли не только собственно личное отправление правосудия, но и дача рекомендательных указаний назначаемым судьям по вопросам применения права.

Читайте также:
Общий режим: что это такое, описание и особенности

При назначении на должность претор издавал указ, в котором декларировал те правоположения и принципы, которых будет держаться в течение года (срок преторских полномочий).

Различались новые и перенесенные эдикты: в первых указывались новшества правоприменения и юридической практики, провозглашаемые претором в осуществление принципов законов; во вторых претор только заявлял, что будет держаться воззрений и практики своего предшественника, в другом отношении эдикты подразделялись на:

1) постоянные, где указывались правоположения, обязательные для юридической практики на протяжении всего срока полномочий;

2) непредвиденные, касавшиеся казусных обстоятельств, либо правоприменения в отношении отдельных личностей. Законом Корнелия (67 г. до н.э.) преторам было строго предписано держаться деклараций постоянного эдикта Новицкий И.Б. Римское право.– Изд. 7-е стереотип-ное. – М., 2002. – с 27. .

Магистратское право

Магистратское право – раздел Право, Римское право В Традициях Римского Государственного Политического Строя Не Существовало Чис.

В традициях римского государственного политического строя не существовало чисто административных функций должностных лиц государства; большинство из них имели и судебные, и собственно правительственные полномочия. Из этого пра­ва магистратов сформировалась вариация римского гражданского права, основанная на этом своеобразном источнике нормообразования, — магистратское право, или jus honorarium. Выраженный в наличии этой формы права, наряду с законом, дуализм права составил одну из важней­ших черт всей римской юридической культуры, особенно существенную для исторического приспособления формализовано-консервативных норм законов к обновляющимся условиям других времен.

Полномочия по изданию правоформирующих эдиктов имели толь­ко некоторые из римских должностных лиц— магистратов.* Полномо­чия вытекали из (a) jurisdictio — права лично отправлять правосудие в определенной сфере, и из (б) imperium собственно специального уполно­мочия высшего магистрата, согласно которому ему предоставлялась власть как судебная, так и административно-принудительная в целях общего блага, в том числе и «поддерживать, дополнять и улучшать jus civile». Только jurisdictio в чистом виде обладали т.н. курульные эдилы, в обязан­ность которых входило поддержание общественного порядка в узком смысле; вторым видом полномочий, помимо консулов, обладали началь­ники провинций (правители) и преторы. Соответственно важнейшими видами магистратских указов (edicta), формировавших магистратское, или должностное, право, стали: эдикты эдилов, провинциальные эдикты, пре-торские эдикты. (Первоначально распоряжения магистратов давались устно, откуда происходило и название e-dicta, затем они выставлялись на форуме написанными на досках.)

* О системе римских магистратов см. § 11.5.

Эдикты эдилов касались преимущественно вопросов правового регулирования торговли, прав и обязанностей участников гражданских сделок, исковых требований, вытекавших из рыночного оборота. Про­винциальные эдикты заключали в себе, как правило, предписания троякого рода: утверждение местных узаконений и правовых обычаев, ново­введения собственно начальников провинций— главным образом в административной и финансовой сфере, заимствования из преторских эдиктов, пригодные для того или другого города или провинции по ус­мотрению начальника.

Читайте также:
Неподходящая работа: что это такое, описание и особенности

Важнейшими для формирования jus honorarium стали преторские эдикты. Право издания указов претором появляется одновремен­но с учреждением в 366 г. до н.э. самой преторской магистратуры. По-скольку в обязанности и полномочия городского претора входила «охрана мира и порядка» в городе, а тем самым и общий контроль за пра­воприменением, постольку в его функции вошли не только собственно личное отправление правосудия, но и дача рекомендательных указаний назначаемым судьям по вопросам применения права. При назначении на должность претор издавал указ, в котором декларировал те правоположения и принципы, которых будет держаться в течение года (срок преторских полномочий). Различались (а) новые и (б) перенесенные эдикты: в первых указывались новшества правоприменения и юриди­ческой практики, провозглашаемые претором в осуществление прин­ципов законов; во вторых претор только заявлял, что будет держаться воззрений и практики своего предшественника. В другом отношении эдикты подразделялись на: (1) постоянные, где указывались правоположения, обязательные для юридической практики на протяжении все­го срока полномочий, и (2) непредвиденные, касавшиеся казусных об­стоятельств, либо правоприменения в отношении отдельных личностей. Законом Корнелия (67 г. до н.э.) преторам было строго предписано держаться деклараций постоянного эдикта.

Постоянный эдикт (edictum perpetuum) приобрел особое зна­чение в истории магистратского права. Вследствие особой роли пре­тора в судебном процессе, особенно по частноправовым делам, его содержание постепенно включило рекомендации по очень многим воп­росам не только процессуального, но и собственно материального права. Их объем со временем превысил правоположения отправных законов, обновление становилось практически невозможным. В 131 г. н.э. римский правовед Савелий Юлиан по поручению императора ко­дифицировал все постановления предыдущих преторских эдиктов в единый и неподвижный Edictum perpetuum. Этот акт был утвержден Сенатом и санкционирован императором. Кодифицированный «непре­менный эдикт» обобщил постановления по: а) подготовке процесса, подаче исков, вызову ответчика; б) своду указаний по определению существа спора; в) исполнению судебного решения; г) особым формам преторской охраны. Содержание «непременного эдикта» показывает в том числе, что вопросы уголовного права не входили в компетенцию претора и что особенности jus honorarium в наибольшей мере прояв­лялись в сфере частного права.

РИМСКОЕ ПРАВО

Общая организация уголовной юстиции в рамках римской юридической культуры определялась двумя обстоятельствами, представляющими как итог исторического развития римского права, так и изначальные особенности отношения римского пра­вопорядка к предмету уголовного преследования. Уголовному преследова­нию (т.е. правовому осуждению с предполагаемым последующим уголов­ным же наказанием*) подлежали только правонарушения, которые рассматривались как колеблющие порядок «публичных дел». Значительный ряд безусловно опасных по своим последствиям правонарушений (которые со­временное право однозначно относит к числу уголовных преступлений — кража личного имущества, оскорбления словом или действием личности, причинение телесных повреждений т.п.) рассматривался в римской юсти­ции как вопрос частного права и поэтому подлежащих разбирательству не в порядке уголовного, а чисто гражданского судопроизводства, образуя спе­циальную сферу деликгного права (см. VII .3). В итоге сложилось так, что собственно факт уголовного судебного разбирательства и тем более его правовая форма определялись совокупностью обстоятельств: и правовым содержанием предполагаемого дела, и качеством субъекта преступления, и наличием особой подсудности, и предполагаемым возможным наказанием, и другими условиями. Единой и всеобщеобязательной формы уголовного судопроизводства римская юстиция не выработала и не предполагала. .

Читайте также:
Основные средства: что это такое, описание и особенности

* Вопрос о критерии—что считать как уголовное наказание, что нет, соответственно, что есть по природе своей уголовное преступление, а что нет, есть ли в этом правовые ос­нования или только конкретная воля законодателя — принадлежит к числу самых глобальных и нерешенных в общей форме вопросов юриспруденции, и не только римской.

В зависимости от разного рода обстоятельств сложились пять бо­лее-менее типичных и общераспространенных, опирающихся на соответ­ствующие указания римских законов форм уголовного судебного разби­рательства:

1) Чисто магистратский публичный процесс — который вел­ся единолично уполномоченным должностным лицом (курульным магистратом) в случае специальных обвинений против особых категорий лиц. В правовом смысле судебная власть магистрата опиралась на полномо­чия в рамках imperium . В этой форме велись дела по воинским преступ­лениям, т.е. совершенным римскими гражданами как специальными субъектами и в особых обстоятельствах, рассматривались обвинения про­тив женщин-римлянок (если это не находилось в пределах администра­тивно-полицейских полномочий эдила), против иностранцев и вообще неримских граждан, в этой же форме шел процесс по уголовным обвине­ниям рабов и вообще (в феодальную эпоху) сословие неполноправных лиц. При рассмотрении дел единолично магистратом допускалась только самозащита обвиняемого, порядок разбора дела не регулировался ника­кими формальными поцедурами. Сохранялись также различия в юрис­дикции магистрата вне и внутри городских стен (выражающие различия в объеме полномочий imperium — см. II .5.3).

2) Магистратно-комициальный процесс — который велся выс­шим магистратом (на основе полномочий imperium ) с участием народного собрания в качестве обязательной апелляционной инстанции. В правовом отношении судебное решение, принятое в ходе такого разбирательства, опиралось на верховные публично-правовые полномочия римского народа. В этой форме велись дела по наиболее важным преступлениям, совершен­ным римскими гражданами, в особенности тем, которые могли повлечь в качестве наказания смертную казнь. Эта форма разбирательства предпола­гала несколько обязательных стадий судебного хода дела: приглашение к суду, изыскание обстоятельств содеянного, приговор магистрата, обраще­ние к общинному суду за утверждением приговора, решение народного со­брания; все стадии проходили в точно регламентированных формальных процедурах. Позднее апелляцию к народу заменило право обжалования ма­гистратского (судейского) приговора монарху как главе государства.

3) Частный процесс по частным правонарушениям (в рамках деликтного права) в суде претора — который не различался от разбира­тельства других дел на основе частного права вещного или обязательствен­ного содержания (см. ниже, раздел IV).

Читайте также:
Проба жизнеспособности: что это такое, описание и особенности

4) Процесс коллегии присяжных — который производился специально организованными коллегиями присяжных судей под пред­седательством магистрата (как правило, претора). В правовом отноше­нии судебное решение опиралось на делегированные полномочия пред­ставителям народа, в основном высшего сословия. В этой форме велись разбирательства должностных обвинений, тяжких уголовных преступле­ний, преступлений против публичного правопорядка, совершенных рим­скими гражданами. В классический период эта форма процесса стала наи­более распространенной, а впоследствии из нее развился вообще суд с участием присяжных заседателей из числа равноправных граждан. Рим­ская юриспруденция разработала также некоторые общие нормы разби­рательства с участием присяжных: суд должен происходить там, где при­сяжные могут получить лучшее сведение о деле, т.е. по месту совершения преступления, а не по месту происхождения или жительства обвиняемо­го; суд решает вопросы права, присяжные — вопросы факта, т.е. событие преступления и виновность в нем обвиняемого решаются присяжными на основе рассказанного в суде, закон же (посредством судьи) только оп­ределяет правовые последствия решения присяжных.

5) Муниципальный процесс — который велся единолично ма­гистратом в провинции на основе его специальных там полномочий как в отношении римских граждан, так в отношении вообще всех жителей про­винции и сводился, как правило, к утверждению решений и приговоров существовавших там своих органов общинной юстиции.

К содержанию книги: Римское право

Магистратская система местного управления

Классический вариант этой системы управления напоминает американскую модель “сильный совет – слабый мэр”. Другими словами, классическая магистратская модель является континентальным аналогом системы верховенства представительного органа. Следовательно, в магистратской модели традиционного типа председатель совета является лишь primus inter pares, вся власть сосредоточена в самом совете. Отличие от американской модели “сильный совет – слабый мэр” заключается лишь в том, что магистратская система является бикамеральной и следовательно имеет двух председателей. [7]

Помимо городского собрания (=”большого совета”) действует еще и магистрат (=”малый совет”), которому и принадлежат основные полномочия действительной власти. С теоретической точки зрения классическая магистратская модель представляет собой попытку совмещения двух элементов управления:

1) Демократического (=городское представительное собрание) и 2) олигократического (=”совет патрициев”). При этом монократический орган (председатель соответствующего совета) играл второстепенную роль, т.е. выполнял в основном координирующие и представительные функции.

Основной недостаток классической магистратской модели заключается в том, что рано или поздно она по инерции трансформируется и приобретает квази-монистический характер. Образно говоря, монократический элемент управления (председатель большого или малого совета) может “мстить” за свое неполноценное присутствие двояким образом:

(1) поскольку магистратская система предусматривает для каждого совета особого председателя, то они, будучи ограничены во власти внутри соответствующего коллегиального органа, могут направлять свою энергию вовне. Как персонифицированные политические антиподы они в отношении друг друга могут избрать стратегию постоянного конфликта;

(2) ввиду необходимости смягчения указанного персонифицированного конфликта, магистратская система объективно тяготеет к рецепции института персональной унии. Другими словами, рано или поздно вместо двух примерно равнозначных “слабых председателей” появляется один “сильный бургомистр”, который и сочетает функции председателя магистрата с полномочиями главы местной администрации. При этом “большой совет” сохраняет своего отдельного председателя в его прежнем качестве простого координатора заседаний. Бургомистр (он же председатель “малого совета”) со временем объективно приобретает малопрозрачные и неподконтрольные полномочия, которыми в классической магистратской системе не обладал ни один из двух председателей;

Читайте также:
Открытие наследства: что это такое, описание и особенности

В настоящее время классическая магистратская модель в чистом виде уже нигде не существует. В современной Германии, а именно в землях Гессен, Бремен и в городских общинах земли Шлезвиг-Гольштейн, действует т. н. квази-магистратская система (unechte Magistratsverfassung). Так же, как и в классической магистратской системе, современный немецкий магистрат (“малый совет”, “верхняя палата”) является важнейшим органом местного управления. Магистрат в основном состоит из сотрудников, работающих на профессиональной основе, которые возглавляются бургомистром. Последний является председателем магистрата и в качестве главы местной исполнительной власти избирается из состава “большого совета”. Таким образом, глава местной администрации одновременно является главой магистрата и собрания городских представителей (=”большой совет”). В последнем избирается особый председатель, наделенный церемониальными функциями. [7]

Среди достоинств современной квази-магистратской системы следует назвать:

(1) механизм т. н. двойного сита, или двухступенчатого отбора членов магистрата, которые сначала избираются населением в городское собрание (=”большой совет”), а затем уже в магистрат. Если первый уровень отбора является чисто политическим, то при выборах магистрата очень большое значение приобретают деловые и профессиональные качества претендента в “малый совет” (=”городское правительство”);

(2) принцип двухступенчатого положительного конфликта, а именно (1) между “большим советом” и “малым советом”; (2) между председателем “большого совета”, с одной стороны, и бургомистром в качестве главы магистрата, с другой;

(3) механизм многоступенчатого непосредственного контроля за: (1) деятельностью бургомистра со стороны магистрата; (2) деятельностью магистрата со стороны городского собрания (“большого совета”); (3) деятельностью городского собрания со стороны местного населения;

Среди недостатков магистратской системы следует отметить:

(1) присущий магистрату технократический стиль управления, т.е. определенный иммунитет (и, в тенденции, безразличие) членов “городского правительства” по отношению к политическим требованиям местного населения, поскольку магистрат не несет непосредственной солидарной, ни персональной ответственности перед гражданами;

(2) возможность негативного (деструктивного) конфликта между главными органами магистратской системы, особенно “большим советом” и “малым советом”.

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ – конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой.

Папиллярные узоры пальцев рук – маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни.

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим.

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций.

Что такое публичный договор и можно ли от него отказаться

Публичный договор — это документ, в котором одна сторона, осуществляющая предпринимательскую деятельность, предлагает неограниченному кругу лиц заключение сделки на равных для всех условиях.

Читайте также:
Неналоговые доходы: что это такое, описание и особенности

Признаки

Правоотношения из публичного договора регулируются ст. 426 Гражданского кодекса РФ. Законодательство не содержит определения, что такое публичный договор на оказание услуг, а раскрывает понятие таких соглашений в общем. Кроме общих норм права, применяются специальные, регулирующие конкретные правоотношения, например: в сфере гостиничных услуг — постановление Правительства РФ от 09.10.2015 № 1085; поставка газа — постановление Правительства РФ от 25.11.2016 № 1245; телевизионное вещание — постановление Правительства РФ от 22.12.2006 № 785; теплоснабжение — постановление Правительства РФ от 08.08.2012 № 808; ЖКХ — постановление Правительства РФ от 14.02.2012 № 124. Они устанавливают требования к публичному договору с одним предметом сделки. Отличительные особенности соглашений этого вида:

  • субъектный состав и обязательство заключить соглашение с каждым обратившимся, одной из сторон публичного договора обязательно будет выступать организация или ИП, имеющая в качестве основной цели извлечение прибыли;
  • продавец или лицо не вправе отказать в заключении соглашения гражданам, которые обратились к нему. Помимо граждан, в качестве второй стороны выступают юридические лица;
  • отсутствие преимуществ для определенных категорий покупателей (заказчиков), что значит — публичный договор может заключаться с обширным количеством контрагентов.

Если в предложении о заключении сделки содержатся преимущества для отдельных групп потребителей, то, в силу п. 5 ст. 426 ГК РФ, она признается ничтожной. Не противоречат закону соглашения, условия которых меняются в зависимости от группы потребителей, если такая информация общедоступна для всех. Например, использование программы лояльности с предоставлением скидки студентам и размещение таких условий на официальном сайте. Соответствующая позиция закреплена в п. 17 постановления пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 № 49. Из анализа норм ГК РФ приходим к выводу, что к публичным договорам относится:

  • медицинское обслуживание;
  • продажа товаров в розницу;
  • гостиничные услуги;
  • энергоснабжение;
  • перевозка транспортом общего пользования;
  • прокат;
  • перевозка пассажиров в такси.

Обстоятельства, из-за которых исполнитель не исполняет обязательства, становятся причиной для отказа другой стороне. Например, отсутствие мест в гостинице вызвало отказ коммерческой организации от заключения публичного договора, то же самое с занесением пассажира самолета в «черный список». В этом случае отказ в заключении сделки правомерен.

Порядок заключения

Соглашение заключается в форме присоединения или публичной оферты. По сделкам в виде присоединения одна сторона излагает условия в стандартном для всех виде, вторая рассматривает их и в случае согласия подписывает. Публичная оферта — это предложение к заключению сделки неограниченному числу лиц. Оно выражается, например, в виде буклета с указанием цены, наименования и основных характеристик товара. По порядку заключения определяют, какой из договоров является публичным и на кого распространяются отношения. Если рассматривать в совокупности все правила, то они устанавливают, какую информацию обязан передать исполнитель покупателю и какими действиями или документами это подтверждается. От покупателя требуется принятие сделки (акцепт). Ввиду разных предметов сделки заключение публичного договора имеет особенности. На основании п. 2 информационного письма президиума ВАС РФ от 05.05.1997 № 14, акцептом является фактическое пользование предоставляемыми услугами, даже если соглашение в письменном виде не оформлено, например, при использовании электроэнергии.

Читайте также:
Общеобразовательное учреждение: что это такое, описание и особенности

При продаже товаров дистанционным образом сделка признается заключенной с момента выдачи документа, подтверждающего оплату (п. 20 постановления Правительства РФ от 27.09.2007 № 612). Конклюдентными действиями (с момента соединения с сетью передачи данных) заключается срочное соглашение по оказанию услуг передачи данных в коллективном доступе (п. 24 постановления Правительства РФ от 23.01.2006 № 32).

Если продавец или исполнитель отказали в заключении сделки, вы можете использовать меры защиты для восстановления своего нарушенного права. Это производится с помощью обращения в суд. В результате рассмотрения дела суд определит условия соглашения, которые надлежит исполнить продавцу или исполнителю. Еще одним из вариантов воздействия является обращение в Федеральную антимонопольную службу или Роспотребнадзор (в случае обращения физического лица). В результате рассмотрения государственный орган выдает предписание об устранении нарушений с возможным наложением штрафа. В качестве основания для обращения в ФАС ссылайтесь на п. 5 ч. 1 ст. 10, п. 2 ч. 2 ст. 39 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ. Если отказ в оказании услуги или продажи товара имел не единичный случай и связан с состоянием здоровья или ограничением жизнедеятельности, то административная ответственность устанавливается за каждый случай отказа. Для обращения от физических лиц, помимо письменных обращений, используются электронные, например официальные сайты ФАС России и Роспотребнадзора. Обращение производится через заполнение соответствующей формы.

Можно ли расторгнуть

Лицо, оказывающее услугу или продающее товар, не имеет права отказать в заключении публичной сделки, если есть реальная возможность исполнить обязательства. Если такой отказ совершен, другая сторона обращается в суд с понуждением о заключении сделки. Регулирование порядка расторжения отличается в зависимости от правил, которые регулируют предмет сделки. Расторжение со стороны продавца возможно в одностороннем порядке, если покупателем были нарушены условия соглашения, например при неоплате стоимости услуг хранения хранитель требует забрать вещь. Возможность одностороннего отказа устанавливается в тексте соглашения для стороны, которой предоставлена свобода выбора. В этом отличие публичного договора от договора простого. В качестве сторон, которые заявляют о таком отказе, выступают покупатель или заказчик услуги.

Если соглашение заключалось давно и за период его действия произошли изменения, которые значительно повлияли на обстоятельства и возможность исполнения продавцом (исполнителем) своих обязательств, возможно расторжение соглашения. Такая позиция подтверждается определением Конституционного суда РФ от 14.10.2004 № 391-О.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: