Недобросовестное владение: что это такое, описание и особенности

2.1 Понятие и особенности добросовестного и недобросовестного незаконного владения

В правилах о виндикации по действующему законодательству (ст. 301 – 303 ГК РФ) недобросовестность приобретателя выступает основанием для изъятия у него спорной вещи, тогда как добросовестность вместе с другими условиями позволяет отразить виндикационные притязания собственника, а также служит разграничением в расчетах при возврате собственнику имущества из незаконного владения.

Наряду с этим в новом ГК РФ официально провозглашена презумпция добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений (ст. 10 ГК РФ). Кроме того, добросовестность рассматривается как одно из оснований приобретения права собственности по давности владения (ст. 234 ГК РФ).

Как видим, законодатель задействовал термин “добросовестность” в различных правовых ситуациях. Надо полагать, значение и пределы применения этой юридической категории также различны для каждой ситуации. Очевидно, возникает необходимость более подробного изучения добросовестности при исследовании виндикации.

Содержащееся в ст. 302 ГК РФ определение добросовестного приобретателя дает представление о добросовестности как о неосведомленности приобретателя об отсутствии у контрагента правомочий на отчуждение вещи, о чем свидетельствует формулировка “не знал и не мог знать”. Более детально законодатель не раскрывает данное понятие. Вместе с тем обращение к основополагающим понятиям гражданского законодательства об осуществлении и защите гражданских прав (гл. 1 и 2 ГК РФ) показывает, что действия участников гражданских правоотношений исключительно с намерением причинить вред другому лицу находятся за пределами осуществления гражданских прав.

Намерение совершить действия во вред другому лицу с необходимостью включает в себя знание этим лицом незаконности своих действий, так же как и знание незаконности наступивших последствий. Вот это знание и будет означать недобросовестность данного участника гражданского оборота.

Примером недобросовестного завладения чужим имуществом может служить конкретный спор, рассмотренный в Арбитражном суде.

Акционерное общество и общество с ограниченной ответственностью состояли в договорных арендных отношениях, где последнее выступало в качестве арендодателя помещения для размещения авиакассы. Длительное неисполнение арендатором договорного условия по оплате привело к приостановлению работы авиакассы, хотя действие арендного договора продолжалось. Ссылаясь на данное обстоятельство, арендодатель в одностороннем порядке с участием представителя налоговой инспекции вскрыл офис и изъял по акту находящееся там имущество, принадлежащее арендатору (компьютер, ксерокс, кондиционер, холодильник и др.). Правомерность своих действий арендодатель обосновал нормами ст. 359 ГК РФ, считая, что таким способом он обеспечивает исполнение арендатором обязательств по перечислению арендной платы.

В данном случае очевидно, что действия общества с ограниченной ответственностью по изъятию чужого имущества не соответствуют юридической квалификации правил ст. 359 ГК РФ об удержании вещи как способе обеспечения обязательства, так как изъятое имущество не является объектом обязательств, существующих между сторонами арендных отношений. Здесь налицо осознанное противоправное завладение чужим имуществом, т.е. недобросовестность [28].

Отсюда следует, что в правилах о виндикации отсутствие у приобретателя подобного знания, вернее сказать, неосведомленность об отсутствии у отчуждателя права на вещь будут означать его добросовестность.

Как и большинство юридических понятий в гражданском праве, понятие “добросовестность” обязано своим возникновением Древнему Риму. Римские юристы разделяли незнание факта и незнание права, причем различие проводилось по юридическим последствиям. Уже в то время незнание права не носило оправдательного характера: «. во всяком случае заблуждение в праве не должно занимать того же места, как незнание факта, так как право может и должно быть определенным, а объяснение фактов часто смущает и мудрейших людей. » [12. С. 263].

Как видно, уже в римском праве добросовестность служила неким разграничителем в споре по поводу принадлежности вещи между собственником и незаконным владельцем.

В российском дореволюционном законодательстве и юридической литературе посредством добросовестности и недобросовестности характеризовалось владение несобственников. Кроме того, эти два явления служили основаниями для применения различных правовых последствий в спорах между собственниками и незаконными владельцами. Например, Г.Ф. Шершеневич указывал, что «при определении объема ответственности владельца необходимо различать добросовестное и недобросовестное владение»

С принятием нового ГК РФ определение добросовестного приобретателя при виндикации несколько изменилось. Теперь законодатель считает добросовестным того приобретателя, который не знал и не мог знать о неуправомоченности отчуждателя (ст. 302 ГК РФ). С освобождением права собственности от политических издержек советского периода и закреплением в гражданском праве регистрационного принципа оборота недвижимостей и части движимого имущества добросовестность не утратила своего значения в виндикационном процессе как пограничный критерий соотношения интересов собственника и добросовестного приобретателя, тем более что в новом Кодексе впервые по сравнению с предшествующими кодификациями гражданского законодательства добросовестность официально определена в качестве одного из условий защиты гражданских прав (ст. 10 ГК РФ). В этой связи исследование добросовестности, в том числе ее значения при виндикации, по-прежнему представляет как теоретический, так и практический интерес.

Читайте также:
Относительное право: что это такое, описание и особенности

Так, Е. Богданов, анализируя соотношение добросовестности и виновности, указывает, что они характеризуют поведение субъекта гражданского права в плане его отношения к своим действиям и их последствиям, а потому обе эти презумпции одновременно существовать не могут, взаимно исключая друг друга [7. С. 13].

По мнению К.И. Скловского, в отношении добросовестности имеет место ее строгое понимание, которое сводится к требованию наличия у владельца основательной уверенности в том, что вещь принадлежит ему на праве собственности, а также существует и более умеренное толкование добросовестности как убеждение приобретателя, что вещь получена им “без неправды” [23. С. 261].

В ст. 302 ГК РФ вообще ничего не говорится о приобретении права на вещь. Данная законодательная норма посвящена охране вещных прав собственника и не более того. Приобретение собственности этой статьей не регулируется. На наш взгляд, право собственности достойно того, чтобы его возникновение не основывалось на предположениях, к чему приходят те цивилисты, которые не видят необходимости в появлении указанного способа приобретения собственности.

Добросовестное приобретение движимого имущества в собственность от лица, не имеющего права на его отчуждение, допустимо только в силу прямого указания закона, причем такая норма должна быть расположена в одном ряду с другими основаниями приобретения права собственности (гл. 14 ГК РФ), а не содержаться в завуалированном виде в правилах о виндикации.

Двойственный характер этих формулировок свидетельствует о боязни признать, что надобность в виндикации в этом случае отпадет. Но отсутствие виндикации отнюдь не исключает возможность собственника, утратившего собственность, компенсировать имущественные потери иными гражданско-правовыми средствами обращения к лицу, которому он вверил имущество, или к лицу, которое неправомерно распорядилось его имуществом. Поэтому еще раз необходимо акцентировать внимание на том, что законоположения о добросовестном приобретении в собственность имущества от несобственника представляют собой исключение из общего правила, под которым, однако, не следует понимать добросовестное приобретение в собственность имущества от собственника. В случае приобретения вещи от собственника ни позитивным правом, ни (если угодно) нравственными нормами (куда может быть причислена презумпция о доброй совести) не мыслится добросовестность приобретателя. В этой ситуации последний становится собственником без всяких оговорок, так как приобретение права состоялось посредством совершения соответствующей закону сделки с лицом, которое имело правомочие на отчуждение имущества.

Только с введением в действующее законодательство подобной нормы может сузиться круг рассуждений о разъединении собственности и владения в существующих правилах о виндикации.

В ГК РФ с 1 января 2005 г. введена норма, допускающая возникновение права собственности на недвижимое имущество у добросовестного приобретателя. Какие изменения может привнести эта законодательная новелла в правила о виндикации?

Обращает на себя внимание тесная взаимосвязь нового основания приобретения собственности с добросовестностью по ст. 302 ГК РФ. Данная связь свидетельствует об исключительном характере указанного способа возникновения права собственности. Причем добросовестность имеет ключевое значение для возникновения субъективного права.

Какие-либо изменения в толкование сущности добросовестности при виндикации эта норма не вносит. Добросовестность по-прежнему остается презумпцией, которая может быть опровергнута или подтверждена в ходе рассмотрения виндикационного иска. Содержание абз. 2 п. 2 ст. 223 ГК РФ не оставляет сомнения в наличии права собственника, утратившего владение, на предъявление виндикационного иска даже после государственной регистрации, что в свою очередь свидетельствует о порочности сделки, совершенной лицом, не имеющим правомочий на отчуждение имущества. Процесс доказывания добросовестности либо ее опровержения станет более сложным и громоздким по доказательственной базе, так как нарушения в сфере оборота недвижимого имущества даже с учетом системы регистрации становятся на редкость искусными.

Нужно сказать, что на пути восстановления нарушенного владения собственника возврат имущества по виндикационному иску предстает как завершающий этап. Поскольку зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке (ст. 2 Федерального закона “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним”), то при системном толковании этой нормы с правилами о виндикации и положениями абз. 2 п. 2 ст. 223 ГК РФ приходим к выводу о том, что виндикация должна следовать за иском об оспаривании зарегистрированного права или во всяком случае его сопровождать. Тождества между этими притязаниями быть не может. При рассмотрении первого из них могут быть установлены обстоятельства перехода имущества к приобретателю, в том числе добросовестность или ее отсутствие. Тогда перспективы виндикации будут более определенными как в ту, так и в другую сторону.

8.109 Добросовестное и недобросовестное владение вещью, его гражданско-правовое значение.

При наличии названных условий собственник вправе истребовать свою вещь, обнаруженную им у непосредственного нарушителя. Но дело осложняется в тех практически наиболее значимых случаях, когда выбывшая из владения собственника вещь впоследствии обнаруживается у иного владельца, который сам приобрел ее у третьих лиц. Например, в период расторжения брака между супругами бывший муж без согласия жены продал через комиссионный магазин автомобиль, являвшийся объектом их совместной собственности. Предъявленное бывшей женой требование о возврате автомобиля новый владелец, понесший к тому же расходы по его ремонту, отклонил. Чьи интересы – собственника или приобретателя – заслуживают здесь предпочтения?При ответе на этот вопрос следует иметь в виду, что истребование имущества собственником во всех без исключения случаях могло бы серьезно осложнить гражданский оборот, ибо тогда любой приобретатель оказался бы под угрозой лишения полученного имущества и потому нуждался бы в дополнительных гарантиях. Вместе с тем не могут быть оставлены без гражданско-правовой защиты и законные интересы собственника, нередко заключающиеся в получении конкретного имущества, а не в денежной компенсации за него.Поэтому закон традиционно различает два вида незаконного (беститульного, т.е. фактического) владения чужой вещью, порождающих различные гражданско-правовые последствия. При добросовестном владении фактический владелец вещи не знает и не должен знать о незаконности своего владения (а по сути, чаще всего о том, что передавший ему вещь отчуждатель был не управомочен на ее отчуждение). Такое возможно, например, при приобретении вещи в комиссионном магазине или на аукционной распродаже, когда продавец умышленно или по незнанию скрыл от покупателя отсутствие требуемых правомочий. При этом в силу п. 3 ст. 10 ГК действует презумпция добросовестности приобретателя. При недобросовестном владении фактический владелец знает либо по обстоятельствам дела должен знать об отсутствии у него прав на имущество (например, похититель или приобретатель вещи “с рук” по заведомо низкой цене), причем “к знанию приравнивается незнание по грубой небрежности” .

Читайте также:
Порча земли: что это такое, описание и особенности

Понятно, что у недобросовестного приобретателя имущество может быть истребовано собственником во всех случаях без каких бы то ни было ограничений. У добросовестного приобретателя, напротив, невозможно истребовать деньги и предъявительские ценные бумаги (п. 3 ст. 302 ГК), во-первых, из-за практических сложностей теоретически возможного доказывания их индивидуальной определенности, во-вторых, по причине возможности получения однородной по характеру (денежной) компенсации от непосредственного причинителя имущественного вреда.От добросовестного приобретателя имущество можно истребовать в двух случаях. Во-первых, если такое имущество было им получено безвозмездно (по договору дарения, в порядке наследования и т.п.), поскольку такое изъятие не нанесет ему имущественных убытков, но будет способствовать восстановлению нарушенного права собственности (п. 2 ст. 302 ГК). Во-вторых, в случае возмездного приобретения вещи добросовестным приобретателем имеет значение способ выбытия вещи у собственника.Если имущество первоначально выбыло у собственника по его воле (например, отдано им в аренду, а затем незаконно продано арендатором третьему лицу), он не вправе истребовать его у добросовестного приобретателя. Ведь последний действовал субъективно безупречно в отличие от самого собственника, допустившего неосмотрительность в выборе контрагента. Собственник не лишается при этом возможности требовать возмещения убытков, причиненных ему таким недобросовестным партнером. В связи с этим, в частности, при разбирательстве в суде упомянутого выше спора о продаже автомобиля бывшим супругом без согласия другого супруга (сособственника) было учтено, что автомашина находилась в управлении одного из них с согласия другого и, следовательно, первоначально вышла из его владения по его воле . В указанных случаях принято говорить об ограничении виндикации в отношении добросовестного приобретателя чужого имущества.Правила об ограничении виндикации вещи от добросовестного приобретателя исторически сложились в германском праве на основе выработанного еще в средние века принципа “Hand muss Hand wahren” (“рука должна поддерживать руку”, а не противоречить ей). Иначе говоря, если собственник “одной рукой” передал свою вещь какому-либо лицу в пользование, на хранение и т.п., а этот владелец затем неправомерно произвел ее отчуждение третьему лицу, то последующий иск (“другой рукой”) он может предъявлять не к приобретателю, а только к своему первоначальному контрагенту . Очевидно, что такое правило способствовало защите интересов участников развивающегося имущественного оборота.Возможность истребования вещи у ее добросовестного возмездного приобретателя закон теперь распространяет также и на случаи, когда вещь выбыла не только от собственника, но и от лица, которому имущество было передано собственником во владение (например, от субъекта ограниченного вещного права или от арендатора) помимо его воли (но первоначально, следовательно, выбыло от самого собственника по его воле) (п. 1 ст. 302 ГК). Этим в большей мере защищаются интересы не только собственников, но и добросовестных субъектов права хозяйственного ведения и оперативного управления, а также арендаторов. Ведь они заинтересованы в использовании конкретного имущества, которое собственник при отсутствии указанного правила не смог бы сам истребовать от добросовестного возмездного приобретателя.Но если вещь выбыла из владения собственника помимо его воли (утеряна собственником или лицом, которому она была передана собственником во владение, например арендатором, хранителем или перевозчиком; похищена у того или другого; выбыла из их владения иным путем помимо их воли), она может быть истребована даже и у добросовестного приобретателя. Ведь здесь субъективно безупречно поведение как приобретателя, так и собственника. Но приобретатель является хотя и добросовестным, но все же незаконным владельцем, поэтому предпочтительны интересы собственника. В этой ситуации за добросовестным приобретателем сохраняется право на возмещение убытков, причиненных ему отчуждателем вещи.Закон различает два вида незаконного владения чужой вещью, порождающие различные гражданско-правовые последствия. При добросовестном владении фактический владелец вещи не знает и не должен знать о незаконности своего владения. При недобросовестном владении фактический владелец знает либо по обстоятельствам дела должен знать об отсутствии у него прав на имущество. У недобросовестного приобретателя имущество может быть истребовано собственником во всех случаях без каких-либо ограничений. У добросовестного приобретателя невозможно истребовать деньги и предъявительские ценные бумаги. От добросовестного приобретателя имущество можно истребовать в двух случаях: если такое имущество было им получено безвозмездно (дарение, наследование и т.п.), так как такое изъятие не несет ему имуще­ственных убытков, но будет способствовать восстановлению нарушенного права собственности; в случае возмездного приобретения вещи добросовестным при­обретателем имеет значение способ выбытия вещи у собственника.

Читайте также:
Прескриптивный брак: что это такое, описание и особенности

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Владение законное, незаконное, юридическое и физическое // Анализ в определении Верховного суда об источнике повышенной опасности

Недавно гражданская коллегия Верховного суда (ВС) выпустила любопытное определение, в котором довольно подробно разобрала варианты владельческих ситуаций. Вопрос о том, кто является владельцем, встал в контексте правил об источнике повышенной опасности. За рулем чужого автомобиля был человек, которому собственник дал ключи и регистрационные документы. Является ли он владельцем? Если да, то отвечать за ущерб должен именно он.

Нижестоящие суды разошлись во мнениях. С одной стороны, была высказана позиция, что при таких обстоятельствах водитель является владельцем. Так посчитали первая и кассационная инстанции. С другой стороны, апелляция сочла, что для признания водителя владельцем необходимы еще доказательства наделения правом на владение, в качестве которых может выступать, например, доверенность. Так как ее не было, то владельцем продолжает быть собственник.

Верховный суд не поддержал полностью ни один из вариантов. Он аккуратно обошел вопрос о праве на владение. Действительно, чтобы признать кого-либо владельцем, совсем не обязательно, чтобы у него было право на владение. Это очевидный тезис, который не учла апелляция. При этом ВС не согласился и с выводом о том, что владение как факт было передано водителю. В определении довольно подробно изложено то, какие бывают виды владения. Это описание заслуживает цитирования (выделение полужирным мое).

«Под владением в гражданском праве понимается фактическое господство лица над вещью. Такое господство может быть владением собственника, а также обладателя иного вещного права, дающего владение; владением по воле собственника или для собственника (законное владение, которое всегда срочное и ограничено в своем объёме условиями договора с собственником или законом в интересах собственника); владением не по воле собственника (незаконное владение, которое возникает в результате хищения, насилия, а также вследствие недействительной сделки).

При рассмотрении настоящего спора стороны не ссылались на то, что автомобиль «Toyota Avensis» находился в чьём-то незаконном владении. Соответственно, суду следовало разрешить вопрос, находился ли он во владении собственника либо во владении другого лица по воле собственника, имея в виду, что для признания того или иного субъекта владельцем источника повышенной опасности необходимо установить наличие одновременно как факта юридического владения, так и факта физического владения вещью.

При этом необходимо учитывать, что письменная доверенность не является единственным доказательством наделения лица, не являющегося собственником, правом владения транспортным средством, а факт управления транспортным средством, в том числе и по воле его собственника, не всегда свидетельствует о законном владении лицом, управлявшим им, данным транспортным средством.

В связи с этим передача транспортного средства другому лицу в техническое управление без надлежащего юридического оформления такой передачи не освобождает собственника от ответственности за причинённый вред».

Итак, для протокола отметим, какие виды владения выделяет ВС.

Владение законное и незаконное, на первый взгляд, разделяются по критерию воли собственника. Однако в тексте определения этот критерий не выдержан последовательно. Например, законным может быть владение «по воле собственника или для собственника». Видимо, бывают случаи, когда владение для собственника бывает не по его воле. В свою очередь, к владению незаконному отнесено владение вследствие недействительной сделки. Известно, однако, что бывают недействительные сделки без пороков воли. В таком случае владение все же следует считать полученным по воле собственника, но незаконным.

Читайте также:
Национальное собрание: что это такое, описание и особенности

Наконец, ВС прямо пишет, что «факт управления транспортным средством, в том числе и по воле его собственника, не всегда свидетельствует о законном владении». На этой фразе я ниже остановлюсь подробнее.

Есть еще владение юридическое и физическое. Что понимается под каждым из них, понять не менее сложно, чем разобраться в критерии разделения законного и незаконного владения. Очевидно только, что под юридическим владением понимается не само право на владение, так как ВС написал, что владение — это «фактическое господство». Вероятно, что это владение, основанное на праве. Главное — оно может отличаться от физического владения. Иными словами, у вещи могут быть два разных владельца — юридический и физический.

На самом же деле здесь, мне кажется, смешиваются две классификации владения. «Юридическое и неюридическое» владение — это владение, основанное и не основанное на праве на владение. Я склоняюсь к мысли, что такое разделение совпадает с законным и незаконным владением. «Нефизическое и физическое» владение — это владение опосредованное и непосредственное. Выделение «физического» владения в таком контексте подразумевает, что у вещи могут быть два владельца. Иными словами, ВС, кажется, признает возможность хорошо известного двойного владения в российском праве, однако не ясно, насколько это признание осознанно. Впрочем, едва ли стоит спорить с тем, что двойное владение есть в российском праве.

Наконец, есть еще некое «техническое управление» — фраза, использованная для иллюстрации ситуации, когда кто-то контролирует вещь, но не является ее владельцем. Такое положение тоже хорошо известно теории владения в виде фигуры так называемого владеющего слуги (от Besitzdiener в немецком праве): кто-то получает власть над вещью, но находится под контролем ее владельца. В таком случае последний продолжает быть владельцем в глазах права.

Верховный суд, очевидно, связывает ситуацию «технического управления» с упоминаемым им фактом управления по воле собственника, который «не всегда свидетельствует о законном владении». Надо признать, что фраза построена крайне неудачно. Может показаться, что тот, кто «технически» управляет машиной, является в таком случае ее незаконным владельцем. В действительности же он просто не является владельцем.

В итоге рассуждения ВС, мне кажется, довольно сильно запутали ситуацию для нижестоящих судов. Достаточно четкой характеристики различных видов владения в определении нет. Суды, я боюсь, при новом рассмотрении этого дела увязнут в рассуждениях о том, каковы критерии «технического» управления и в чем его отличие, например, от «юридического» (?) управления.

На мой взгляд, в этом споре можно было дать более простое указание: выяснить, был ли водитель нанят собственником. Если был, то его можно признать «владеющим слугой», а реальным владельцем будет собственник. Если же водитель не был работником, то он являлся владельцем. У кого были «регистрационные документы», была ли «доверенность на управление» — не важно. Важно, кто фактически контролировал движение автомобиля и каковы были его юридические отношения с собственником.

Понятие и особенности добросовестного и недобросовестного незаконного владения

В правилах о виндикации по действующему законодательству (ст. 301 – 303 ГК РФ) недобросовестность приобретателя выступает основанием для изъятия у него спорной вещи, тогда как добросовестность вместе с другими условиями позволяет отразить виндикационные притязания собственника, а также служит разграничением в расчетах при возврате собственнику имущества из незаконного владения.

Наряду с этим в новом ГК РФ официально провозглашена презумпция добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений (ст. 10 ГК РФ). Кроме того, добросовестность рассматривается как одно из оснований приобретения права собственности по давности владения (ст. 234 ГК РФ).

Как видим, законодатель задействовал термин “добросовестность” в различных правовых ситуациях. Надо полагать, значение и пределы применения этой юридической категории также различны для каждой ситуации. Очевидно, возникает необходимость более подробного изучения добросовестности при исследовании виндикации.

Содержащееся в ст. 302 ГК РФ определение добросовестного приобретателя дает представление о добросовестности как о неосведомленности приобретателя об отсутствии у контрагента правомочий на отчуждение вещи, о чем свидетельствует формулировка “не знал и не мог знать”. Более детально законодатель не раскрывает данное понятие. Вместе с тем обращение к основополагающим понятиям гражданского законодательства об осуществлении и защите гражданских прав (гл. 1 и 2 ГК РФ) показывает, что действия участников гражданских правоотношений исключительно с намерением причинить вред другому лицу находятся за пределами осуществления гражданских прав.

Намерение совершить действия во вред другому лицу с необходимостью включает в себя знание этим лицом незаконности своих действий, так же как и знание незаконности наступивших последствий. Вот это знание и будет означать недобросовестность данного участника гражданского оборота.

Читайте также:
Разделительный баланс: что это такое, описание и особенности

Примером недобросовестного завладения чужим имуществом может служить конкретный спор, рассмотренный в Арбитражном суде.

Акционерное общество и общество с ограниченной ответственностью состояли в договорных арендных отношениях, где последнее выступало в качестве арендодателя помещения для размещения авиакассы. Длительное неисполнение арендатором договорного условия по оплате привело к приостановлению работы авиакассы, хотя действие арендного договора продолжалось. Ссылаясь на данное обстоятельство, арендодатель в одностороннем порядке с участием представителя налоговой инспекции вскрыл офис и изъял по акту находящееся там имущество, принадлежащее арендатору (компьютер, ксерокс, кондиционер, холодильник и др.). Правомерность своих действий арендодатель обосновал нормами ст. 359 ГК РФ, считая, что таким способом он обеспечивает исполнение арендатором обязательств по перечислению арендной платы.

В данном случае очевидно, что действия общества с ограниченной ответственностью по изъятию чужого имущества не соответствуют юридической квалификации правил ст. 359 ГК РФ об удержании вещи как способе обеспечения обязательства, так как изъятое имущество не является объектом обязательств, существующих между сторонами арендных отношений. Здесь налицо осознанное противоправное завладение чужим имуществом, т.е. недобросовестность [28].

Отсюда следует, что в правилах о виндикации отсутствие у приобретателя подобного знания, вернее сказать, неосведомленность об отсутствии у отчуждателя права на вещь будут означать его добросовестность.

Как и большинство юридических понятий в гражданском праве, понятие “добросовестность” обязано своим возникновением Древнему Риму. Римские юристы разделяли незнание факта и незнание права, причем различие проводилось по юридическим последствиям. Уже в то время незнание права не носило оправдательного характера: «. во всяком случае заблуждение в праве не должно занимать того же места, как незнание факта, так как право может и должно быть определенным, а объяснение фактов часто смущает и мудрейших людей. » [12. С. 263].

Как видно, уже в римском праве добросовестность служила неким разграничителем в споре по поводу принадлежности вещи между собственником и незаконным владельцем.

В российском дореволюционном законодательстве и юридической литературе посредством добросовестности и недобросовестности характеризовалось владение несобственников. Кроме того, эти два явления служили основаниями для применения различных правовых последствий в спорах между собственниками и незаконными владельцами. Например, Г.Ф. Шершеневич указывал, что «при определении объема ответственности владельца необходимо различать добросовестное и недобросовестное владение»

С принятием нового ГК РФ определение добросовестного приобретателя при виндикации несколько изменилось. Теперь законодатель считает добросовестным того приобретателя, который не знал и не мог знать о неуправомоченности отчуждателя (ст. 302 ГК РФ). С освобождением права собственности от политических издержек советского периода и закреплением в гражданском праве регистрационного принципа оборота недвижимостей и части движимого имущества добросовестность не утратила своего значения в виндикационном процессе как пограничный критерий соотношения интересов собственника и добросовестного приобретателя, тем более что в новом Кодексе впервые по сравнению с предшествующими кодификациями гражданского законодательства добросовестность официально определена в качестве одного из условий защиты гражданских прав (ст. 10 ГК РФ). В этой связи исследование добросовестности, в том числе ее значения при виндикации, по-прежнему представляет как теоретический, так и практический интерес.

Так, Е. Богданов, анализируя соотношение добросовестности и виновности, указывает, что они характеризуют поведение субъекта гражданского права в плане его отношения к своим действиям и их последствиям, а потому обе эти презумпции одновременно существовать не могут, взаимно исключая друг друга [7. С. 13].

По мнению К.И. Скловского, в отношении добросовестности имеет место ее строгое понимание, которое сводится к требованию наличия у владельца основательной уверенности в том, что вещь принадлежит ему на праве собственности, а также существует и более умеренное толкование добросовестности как убеждение приобретателя, что вещь получена им “без неправды” [23. С. 261].

В ст. 302 ГК РФ вообще ничего не говорится о приобретении права на вещь. Данная законодательная норма посвящена охране вещных прав собственника и не более того. Приобретение собственности этой статьей не регулируется. На наш взгляд, право собственности достойно того, чтобы его возникновение не основывалось на предположениях, к чему приходят те цивилисты, которые не видят необходимости в появлении указанного способа приобретения собственности.

Добросовестное приобретение движимого имущества в собственность от лица, не имеющего права на его отчуждение, допустимо только в силу прямого указания закона, причем такая норма должна быть расположена в одном ряду с другими основаниями приобретения права собственности (гл. 14 ГК РФ), а не содержаться в завуалированном виде в правилах о виндикации.

Двойственный характер этих формулировок свидетельствует о боязни признать, что надобность в виндикации в этом случае отпадет. Но отсутствие виндикации отнюдь не исключает возможность собственника, утратившего собственность, компенсировать имущественные потери иными гражданско-правовыми средствами обращения к лицу, которому он вверил имущество, или к лицу, которое неправомерно распорядилось его имуществом. Поэтому еще раз необходимо акцентировать внимание на том, что законоположения о добросовестном приобретении в собственность имущества от несобственника представляют собой исключение из общего правила, под которым, однако, не следует понимать добросовестное приобретение в собственность имущества от собственника. В случае приобретения вещи от собственника ни позитивным правом, ни (если угодно) нравственными нормами (куда может быть причислена презумпция о доброй совести) не мыслится добросовестность приобретателя. В этой ситуации последний становится собственником без всяких оговорок, так как приобретение права состоялось посредством совершения соответствующей закону сделки с лицом, которое имело правомочие на отчуждение имущества.

Читайте также:
Присяжные заседатели: что это такое, описание и особенности

Только с введением в действующее законодательство подобной нормы может сузиться круг рассуждений о разъединении собственности и владения в существующих правилах о виндикации.

В ГК РФ с 1 января 2005 г. введена норма, допускающая возникновение права собственности на недвижимое имущество у добросовестного приобретателя. Какие изменения может привнести эта законодательная новелла в правила о виндикации?

Обращает на себя внимание тесная взаимосвязь нового основания приобретения собственности с добросовестностью по ст. 302 ГК РФ. Данная связь свидетельствует об исключительном характере указанного способа возникновения права собственности. Причем добросовестность имеет ключевое значение для возникновения субъективного права.

Какие-либо изменения в толкование сущности добросовестности при виндикации эта норма не вносит. Добросовестность по-прежнему остается презумпцией, которая может быть опровергнута или подтверждена в ходе рассмотрения виндикационного иска. Содержание абз. 2 п. 2 ст. 223 ГК РФ не оставляет сомнения в наличии права собственника, утратившего владение, на предъявление виндикационного иска даже после государственной регистрации, что в свою очередь свидетельствует о порочности сделки, совершенной лицом, не имеющим правомочий на отчуждение имущества. Процесс доказывания добросовестности либо ее опровержения станет более сложным и громоздким по доказательственной базе, так как нарушения в сфере оборота недвижимого имущества даже с учетом системы регистрации становятся на редкость искусными.

Нужно сказать, что на пути восстановления нарушенного владения собственника возврат имущества по виндикационному иску предстает как завершающий этап. Поскольку зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке (ст. 2 Федерального закона “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним”), то при системном толковании этой нормы с правилами о виндикации и положениями абз. 2 п. 2 ст. 223 ГК РФ приходим к выводу о том, что виндикация должна следовать за иском об оспаривании зарегистрированного права или во всяком случае его сопровождать. Тождества между этими притязаниями быть не может. При рассмотрении первого из них могут быть установлены обстоятельства перехода имущества к приобретателю, в том числе добросовестность или ее отсутствие. Тогда перспективы виндикации будут более определенными как в ту, так и в другую сторону.

Статья 15.17 КоАП РФ. Недобросовестная эмиссия ценных бумаг

Нарушение эмитентом установленного федеральными законами и принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами порядка (процедуры) эмиссии ценных бумаг, если это действие не содержит уголовно наказуемого деяния, –

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц эмитента в размере от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц – от пятисот тысяч до семисот тысяч рублей.

Комментарии к ст. 15.17 КОАП РФ

1. Федеральным законом от 9 февраля 2009 г. N 9-ФЗ ст. 15.17 КоАП РФ изложена в новой редакции. Целью данной статьи является обеспечение соблюдения процедуры выпуска ценных бумаг. В комментируемой статье подчеркивается необходимость строгого соблюдения федеральных законов и принятых в соответствии с ними подзаконных нормативных правовых актов, регламентирующих процедуру эмиссии (выпуска) ценных бумаг.

2. В соответствии со ст. 142 ГК РФ ценная бумага – это документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении.

3. Ценные бумаги являются важнейшим способом мобилизации свободных денежных средств для развития экономики. Наиболее распространенным видом ценных бумаг являются: акция, т.е. эмиссионная ценная бумага, удостоверяющая право ее владельца (акционера) на получение части прибыли в виде дивидендов, на участие в управлении делами акционерного общества и на часть имущества, оставшегося после его ликвидации; облигация, т.е. эмиссионная ценная бумага, удостоверяющая право ее владельца либо на получение от эмитента в предусмотренный в ней срок ее номинальной стоимости, либо на получение иного имущественного эквивалента. Облигация может также предусматривать право ее владельца на получение фиксированного процента от номинальной стоимости облигации либо иные имущественные права. Доходом по облигации являются процент и (или) дисконт; чеки, т.е. ценные бумаги, содержащие письменное распоряжение чекодателя банку уплатить держателю чека указанную в нем сумму; вексель, т.е. ценная бумага, удостоверяющая обязательство по наступлении предусмотренного векселем срока уплатить держателю векселя определенную сумму. В современной российской практике используются и другие виды ценных бумаг (депозитарный и сберегательный сертификаты, банковская сберегательная книжка на предъявителя, коносамент и др.).

Читайте также:
Перевод долга: что это такое, описание и особенности

4. Эмитентами ценных бумаг являются юридические лица, органы исполнительной власти либо органы местного самоуправления, несущие от своего имени обязательства перед владельцами ценных бумаг по осуществлению прав, закрепленных ими (см. ст. 2 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ “О рынке ценных бумаг” (с изм. и доп.)).

5. Федеральный закон “О рынке ценных бумаг” определил последовательность действий по размещению эмиссионных ценных бумаг. Основным документом, регулирующим процедуру эмиссии ценных бумаг, являются Стандарты эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг, утвержденные Приказом Федеральной службы по финансовым рынкам от 25 января 2007 г. N 07-4/пз-н “Об утверждении Стандартов эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг” (БНА ФОИВ. 2007. N 25).

Указанный Стандарт устанавливает формы обращений по вопросам о государственной регистрации выпусков и проспектов ценных бумаг, формы принятия решений о выпусках ценных бумаг, регламентирует этапы эмиссии, порядок принятия и утверждения решений о выпусках ценных бумаг, правила государственной регистрации выпусков и процедуру размещения ценных бумаг, порядок государственной регистрации отчетов об итогах выпусков ценных бумаг и представления в регистрирующий орган уведомления об итогах выпуска ценных бумаг.

Особенности эмиссии ценных бумаг кредитных организаций регулируются также Инструкцией Центрального банка России от 10 марта 2006 г. N 128-И “О правилах выпуска и регистрации ценных бумаг кредитными организациями на территории Российской Федерации” (с изм. и доп.) (Вестник Банка России. 2006. N 25).

Нарушение эмитентом указанного порядка (процедуры) эмиссии ценных бумаг представляет объективную сторону состава комментируемого административного правонарушения.

6. Объектом указанного состава правонарушения являются общественные отношения, возникающие в сфере эмиссии ценных бумаг.

7. Субъектом комментируемого правонарушения могут быть как должностные лица, так и юридические лица, а также совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители и другие работники коммерческих и некоммерческих организаций, лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, которые несут административную ответственность как должностные лица (примечание к ст. 2.4 КоАП РФ). Наиболее многочисленные группы эмитентов составляют акционерные общества, а также другие хозяйствующие субъекты вне зависимости от организационно-правовой формы.

8. Что касается государственных ценных бумаг РФ, то их эмитентом выступает Министерство финансов РФ, его генеральным агентом по размещению и обслуживанию выпусков – Банк России. Особенности эмиссии и обращения государственных и муниципальных ценных бумаг регламентируются Федеральным законом от 29 июля 1998 г. N 136-ФЗ “Об особенностях эмиссии и обращения государственных и муниципальных ценных бумаг”, а также утвержденными Правительством РФ, органами исполнительной власти субъекта РФ, органами местного самоуправления генеральными условиями эмиссии и обращения государственных или муниципальных ценных бумаг (см., например, Генеральные условия эмиссии и обращения государственных краткосрочных бескупонных облигаций, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 16 октября 2000 г. N 790, с изменениями, внесенными Постановлением Правительства РФ от 27 августа 2004 г. N 433 “Об изменении и признании утратившими силу некоторых актов Правительства РФ в связи с Федеральным законом “О валютном регулировании и валютном контроле”).

9. С субъективной стороны данное правонарушение может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности.

10. Дела о комментируемом правонарушении рассматривают должностные лица органов, уполномоченных в области финансовых рынков (ст. 23.47). По данной категории дел предусмотрена возможность проведения административного расследования (ст. 28.7).

Протоколы об административных правонарушениях составляют должностные лица указанных выше органов (ч. 1 ст. 28.3).

11. Внесение в проспект эмиссии ценных бумаг РФ заведомо недостоверной информации, утверждение либо подтверждение содержащего заведомо недостоверную информацию проспекта эмиссии или отчета (уведомления) об итогах выпуска ценных бумаг, размещение эмиссионных ценных бумаг, выпуск которых не прошел государственную регистрацию, за исключением случаев, когда законодательством РФ о ценных бумагах не предусмотрена государственная регистрация выпуска эмиссионных ценных бумаг, влекут уголовную ответственность для виновных физических лиц по ст. 185 УК РФ, если эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству. Крупным ущербом признается ущерб, превышающий один миллион рублей. Если же ущерб от указанных деяний не превышает одного миллиона рублей, то за их совершение к виновным должностным лицам применяется административная ответственность по комментируемой статье.

Приостановление и запрещение эмиссии ценных бумаг

Действующее законодательство содержит основные положения о недобросовестной эмиссии ценных бумаг, приостановлении и запрещении эмиссии (ст. 20 Закона о рынке ценных бумаг).
Данные правила детализированы в постановлении Минфина, которое вступает в силу с 25.08.2018.

Читайте также:
Легочная проба: что это такое, описание и особенности

Недобросовестная эмиссия и ее последствия

Эмиссию ценных бумаг (далее — эмиссия) Минфин по-прежнему будет признавать недобросовестной, а их выпуск недействительным при наличии предусмотренных законодательством оснований . К ним, в частности, относятся :
— нарушение порядка эмиссии;
— осуществление эмиссии на основании документов, содержащих неполную и (или) недостоверную информацию.

Обратите внимание!
Недостоверной информацией являются сведения, не соответствующие действительности .

Такое признание станет поводом для приостановления или запрещения Минфином эмиссии . По общему правилу это будет возможно в течение года с даты начала размещения эмиссионных ценных бумаг .

Таким образом, при наличии определенных нарушений порядка эмиссии Минфин вправе принять решение о:
— признании эмиссии недобросовестной, а выпуска ценных бумаг недействительным;
— приостановлении эмиссии;
— запрещении эмиссии.

Информацию об этом Минфин раскроет не позднее рабочего дня, следующего за датой принятия решения.
Она будет размещена на официальном сайте Минфина и на Едином портале финансового рынка .

В день принятия указанных решений Минфин или Департамент по ценным бумагам вынесет предписание
о приостановлении торгов или обращения в отношении :
— определенного выпуска ценных бумаг;
— всех ценных бумаг эмитента.

Признание выпуска ценных бумаг недействительным и запрещение эмиссии влекут изъятие ценных бумаг из обращения и возврат инвесторам средств от размещения данных ценных бумаг .

Приостановление эмиссии

Эмиссия может быть приостановлена в пределах срока размещения ценных бумаг до тех пор, пока эмитент
не устранит допущенные нарушения . Процесс приостановления эмиссии можно изложить в виде пошагового алгоритма.

Шаг 1. Выявив соответствующее нарушение, Минфин принимает решение о приостановлении эмиссии .
В тот же день он письменно уведомляет об этом :
— эмитента;
— фондовую биржу, зарегистрировавшую выпуск биржевых облигаций, эмиссия которых приостанавливается.

Установлен перечень сведений, обязательных для данного уведомления . В частности, оно должно содержать:
— идентификацию выпуска ценных бумаг, эмиссия которого приостанавливается (вид, номинальная стоимость ценных бумаг, номер госрегистрации выпуска и пр.);
— дату, с которой эмиссия приостанавливается;
— причину (основание) приостановления с подробным описанием нарушения;
— срок для устранения нарушений. Он не должен быть позднее последнего дня размещения ценных бумаг, эмиссия которых приостановлена.

Шаг 2. Эмитент раскрывает информацию о приостановлении эмиссии. Это необходимо будет сделать не позднее двух рабочих дней, следующих за днем получения уведомления Минфина.

Данную информацию следует раскрывать теми же способами и в том же порядке, что и информацию об эмиссии.
Как это должно происходить, определено в решении о выпуске ценных бумаг и проспекте эмиссии .

Шаг 3. Эмитент устраняет допущенные нарушения и письменно уведомляет об этом Минфин. К уведомлению необходимо приложить документы, подтверждающие факт устранения нарушений. Оно должно быть направлено не позднее последнего дня срока, установленного Минфином для устранения нарушений . С этого момента запускается процесс по возобновлению эмиссии.

Шаг 4. Минфин принимает решение о возобновлении эмиссии. Это произойдет в течение пяти рабочих дней с даты получения от эмитента уведомления об устранении нарушений .

В день принятия указанного решения:

1. Минфин или Департамент по ценным бумагам принимает решение о возобновлении торгов ценными бумагами или обращения ценных бумаг , которые были приостановлены ранее .

2. Минфин уведомляет эмитента (фондовую биржу) о решении с указанием в том числе даты, с которой возобновляется эмиссия .

Шаг 5. Эмитент раскрывает информацию о возобновлении эмиссии в том же порядке, что и информацию об эмиссии. Срок для раскрытия данной информации — не позднее двух рабочих дней, следующих за датой получения уведомления Минфина .

Запрещение эмиссии

Алгоритм запрещения эмиссии во многом схож с процессом ее приостановления.

Шаг 1. Минфин примет решение о запрещении эмиссии в следующих случаях :

1) она осуществляется на основании документов, содержащих недостоверную и (или) неполную информацию;

2) выявленные нарушения порядка эмиссии носят неустранимый характер;

3) в срок, установленный Минфином, эмитент не устранил нарушения, послужившие основанием для приостановления эмиссии, и (или) не представил уведомление об их устранении. Таким образом, даже если нарушения устранены, но уведомление не направлено или направлено не вовремя, Минфин запретит эмиссию.
При этом эмиссия будет запрещена с даты, следующей за последним днем срока для устранения нарушений .

Шаг 2. В день принятия указанного решения Минфин письменно уведомляет об этом фондовую биржу и (или) эмитента . В уведомлении помимо иных обязательных сведений указывается дата, с которой запрещается эмиссия, и основания для данного решения .

Шаг 3. Эмитент раскрывает информацию о запрещении эмиссии аналогично тому, как это происходит в случае ее приостановления .

Читайте также:
Производственная инфраструктура: что это такое, описание и особенности

Шаг 4. Эмитент возвращает инвесторам средства, полученные от размещения запрещенных к эмиссии ценных бумаг. Для этого установлен месячный срок с даты запрещения эмиссии .

Шаг 5. В течение рабочего дня после поступления к инвестору указанных средств бездокументарные ценные бумаги переводятся на счет «депо» эмитента . Если речь идет о запрещении эмиссии документарных облигаций, инвестор передает их эмитенту.

Шаг 6. Эмитент письменно уведомляет Минфин о возврате средств инвесторам. Это необходимо сделать в течение пяти рабочих дней со дня окончания месячного срока для расчета с последними .

Что такое ненадлежащая реклама

Больше материалов по теме «Ведение бизнеса» вы можете получить в системе КонсультантПлюс .

В борьбе за покупателя рекламодатели нередко забывают, что существуют законодательные ограничители для продвижения товара путем рекламирования. Здоровая конкуренция – это замечательно, но когда она недобросовестна, от этого могут пострадать потребители. В защиту их интересов и прав в законодательных актах содержатся довольно строгие требования к «двигателю торговли», несоблюдение которых грозит компании серьезной ответственностью.

Вопрос: Банк при рекламировании депозитов не указывает фиксированную ставку процентов годовых на вносимую вкладчиком сумму, а приводит ссылку на начисление процентов до определенной величины, не раскрывая подробно информацию о том, что средняя ставка будет ниже за весь период открытия депозита. Например, банк указывает ставку до 8% годовых, но она действует только на несколько месяцев, а в остальные периоды действует меньшая ставка, в итоге средний размер ставки за весь период будет не 8%, а меньше. Можно ли такую рекламу считать ненадлежащей, какая ответственность за нее предусмотрена?
Посмотреть ответ

  • Какой должна быть реклама, чтобы закон не счел ее ненадлежащей?
  • На какие нормативные акты опирается регламентирование рекламы?
  • Какая именно ненадлежащая реклама может встречаться среди не вполне честных конкурентов?
  • Что ждет рекламодателя, попытавшегося обойти таким образом закон?

Просвещаемся из материалов статьи.

Закон о надлежащей и ненадлежащей рекламе

Положения нормативной базы, регулирующей конкуренцию и рекламу, имеют много общего, потому что у этих бизнес-процессов есть общая цель: развитие рынка, объединение экономического пространства, усовершенствование экономической деятельности на принципах свободы. Реклама и конкуренция связаны между собой: первая формирует и поддерживает вторую.

КСТАТИ! Любая ненадлежащая реклама – акт недобросовестной конкуренции.

Однако как в требованиях о добросовестности конкуренции, так и в определении надлежащей рекламы четкого определения закон не дает. Подразумевается, что их толкование основано на оценочном суждении по принципам порядочности и здравого смысла.

Права потребителя, а также обязанности рекламодателя декларирует Федеральный закон «О рекламе» №108 – ФЗ от 18 июля 1995 года. В нем приводятся основные признаки рекламы, которая не соответствует законодательным требованиям.

Виды и признаки ненадлежащей рекламы

Определение, которое можно дать ненадлежащей рекламе, – это такой вид рекламного продукта, который вступает в противоречие с законодательными требованиями. Ненадлежащей по сути является реклама:

  • некорректная;
  • лживая;
  • скрытая;
  • запрещенная (по предмету, месту или времени продвижения);
  • иная, не соответствующая нормам закона.

По основным признакам, которые приведены в законодательстве, ненадлежащую рекламу можно разделить на три большие группы, каждая из которых недопустима с точки зрения законодательства (ст. 5 Федерального закона «О рекламе»).

Недостоверная реклама

Случается, что информация в рекламе не соответствует действительности: данные искажены, подменены, приукрашены и т.д. На самом деле такой рекламный продукт не должен быть предоставлен потребителю. Узнать его можно по ряду признаков (достаточно даже одного):

    «Мы лучше, чем вы». Рекламодатель несправедливо утверждает, что его продукт имеет преимущества перед товарами других торговых марок или производителей.

НАПРИМЕР. Запрещается констатировать, что рекламируемый стиральный порошок отстирывает лучше, чем другие конкретные средства, названные «без купюр». Наверняка вы замечали, что в телевизионной рекламе название порошка конкурентов спрятано либо употребляется выражение «другая популярная марка».

  • Неточность, вранье, недоговаривание. Рекламодатель должен быть достоверным в любых характеристиках объекта рекламы:
    • составе;
    • свойствах;
    • способе изготовления;
    • сроках службы и годности;
    • назначении;
    • наличии документов, подтверждающих качество;
    • условиях и способах применения;
    • продавце или изготовителе.

    НАПРИМЕР. Рекламируя безалкогольное пиво, нельзя упускать информацию, что на самом деле в нем содержится 0,5% алкоголя.

    «А нету, закончилось!» Нельзя включать в рекламу не соответствующие правде данные о возможности купить данный товар в представленной комплектации, в определенное время или в указанном месте, а также об объеме его производства и/или реализации.

    НАПРИМЕР. Чтобы обезопасить себя по этому пункту, рекламщики часто вставляют в текст формулировку по типу «количество товара ограничено».

    «Подорожало!» Нельзя указывать в рекламе недействующую на момент продажи цену товара, неправдивую информацию о дисконте, возможности льготного приобретения, оплаты частями или в кредит, проведении конкурсов, лотерей, розыгрышей и т.п.

    Читайте также:
    Прямой умысел: что это такое, описание и особенности

    НАПРИМЕР. Если требуется указать конкретную цифру, для снижения рисков недостоверности часто употребляется клише «рекомендованная цена».

  • «Фирма гарантирует». Все обязательства, указываемые в рекламе, должны быть правдивыми и актуальными: доставка, ремонт, замена, обслуживание товара, гарантийный срок обращения и др.
  • «Проверено!» Если объект рекламы проходил официальные испытания и исследования, о чем сообщается в рекламном месседже, то рекламодатель обязан подтвердить такие сведения действительными протоколами.

    ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ! Привычные в рекламе публичная стирка специально запачканных футболок и скатертей или отмывание грязной посуды двумя типами моющих средств исследованием не является.

  • Авторское право. Не допускается несанкционированное использование объектов исключительной интеллектуальной собственности.
  • «Я так не говорил или говорил, но не так». Для рекламы товаров или услуг нередко привлекаются публичные люди или значимые организации, это допустимо и законно. Но выражать мнение от их лица без их на то согласия или даже ведома либо искажать его – нарушение закона.

    НАПРИМЕР. Нельзя вырезать фразу, к примеру, политика из другого контекста и включать ее в текст рекламного ролика.

  • Награды. Если объявляется, что продукт награжден какими-либо поощрениями или знаками отличия, они должны быть действительно присвоены объекту рекламы.
  • Истинные цифры. Недопустимо лгать относительно размеров спроса на объект рекламы.
  • НАПРИМЕР. Если вы в рекламе услышите утверждение по образцу «90% мамочек выбирают «Хаггис», присмотритесь, мелким шрифтом наверняка будет указано нечто вроде (из 10 опрошенных), иначе реклама может быть признана недостоверной.

    Вариантом недостоверной рекламы может быть заведомо ложная – умышленный ввод потребителя в заблуждение.

    Признаки неэтичной рекламы

    Неэтичная реклама – это вид ненадлежащей рекламы, оскорбляющей чувства части целевой аудитории, содержащей противоречащую общей морали информацию (ст. 8 ФЗ «О рекламе»). К признакам неэтичности в рекламе относятся содержащиеся в ней оскорбления в виде слов, образов, сравнений относительно:

    • расы, национальности;
    • пола, возраста, здоровья;
    • социального положения;
    • профессии;
    • вероисповедания;
    • политических воззрений;
    • философских убеждений.

    Также неэтичной будет признана реклама, в той или иной мере порочащая:

    • объекты культурного достояния (отечественные и общемировые);
    • государственную символику, валюту;
    • религиозные атрибуты, символы и образы.

    Критерий этичности является оценочным, то есть зависимым от субъекта: что для одного приемлемо, для другого может оказаться оскорблением, поэтому оценивается в каждом спорном случае отдельно.

    НАПРИМЕР. Компания «Ливиз», производящая спиртные напитки, создала рекламный плакат со слоганом: «На том стояла и стоять будет земля русская». На плакате фоном изображался Санкт-Петербург, над которым вздымались три бутылки с водкой, а рядом стояли люди со стаканами. Плакат был признан неэтичным.

    Недобросовестная реклама

    Такой считается рекламная продукция, дискредитирующая партнеров, конкурентов, граждан, не пользующихся рекламируемой продукцией, злоупотребляющая доверием или недостаточной осведомленностью. Признаки недобросовестной рекламы указаны в ст. 5 ФЗ «О рекламе».

      Некорректное сравнение рекламного образца с товарами конкурентов или просто аналогичной продукцией, даже без указания названия торговой марки или производителя.

    НАПРИМЕР. Недобросовестной была признана реклама автохолдинга «На голову выше», где машина взлетала над другими, стоящими в ряд авто.

    Порочащие честь и достоинство либо деловую репутацию конкурента сведения.

    Сложно доказать недобросовестность, если такие сравнения поданы в завуалированной, но узнаваемой форме, в виде пародии. НАПРИМЕР. В ролике производителя пельменей хозяйка прогоняла кошку, утащившую пельмень, словами «Дашка, брысь!» – это был намек на конкурента, ­ торговую марку пельменей «Дарья». Признать рекламу недобросовестной не получилось, несмотря на прозрачность намека, так как формальных оскорблений и отсылок к деловой репутации «Дарьи» нет.

    Рекламируется товар, который запрещено продвигать в это время, в этом месте, этим способом.

    НАПРИМЕР. Реклама ряда товаров для неподходящей аудитории, когда детский мультфильм прерывается на рекламу эротического издания.

  • Используются слоган, товарный знак, название, сходные с другими зарегистрированными копирайтами.
  • Ответственность за ненадлежащее рекламирование

    Рекламодатель будет нести ответственность за нарушения, если не удалось доказать отсутствие его вины. Его правомочия распространяются на:

    • оформление;
    • содержание;
    • подготовку рекламы.

    Контролируют законность рекламы, в том числе и «надлежащее» содержание и оформление, антимонопольные территориальные органы. Ответственность может быть 3 видов:

    • административная – штраф по ст. 14.3 КоАп РФ.
    • уголовная (ст. 182 УК РФ – за умышленную заведомо ложную рекламу из корыстных побуждений, причинившую значительный ущерб).
    • гражданско-правовая (пострадавшие от ненадлежащей рекламы вправе подать иск на возмещение убытков, упущенной выгоды, морального вреда).

    Последствием ненадлежащей рекламы может стать не только предписание ее убрать, но и требование к выпуску за счет нарушителя контррекламы, призванной убрать последствия вреда, причиненного ненадлежащим рекламным продуктом.

    Рейтинг
    ( Пока оценок нет )
    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: