Обязанность доказывания: что это такое, описание и особенности

Аналитика Публикации

Сложности доказывания: обеспечение доказательств в сети Интернет

Нормальное функционирование современного общества невозможно без применения информационных технологий, которые связаны с максимально быстрой передачей информации и ее доступностью. Бурное развитие информационных технологий, особенно в последнее десятилетие, охватило все сферы жизни современного человека.

Естественно, данные тенденции не могли не повлиять и на предпринимательскую сферу. Причем не только на бизнес, непосредственно связанный с информационными технологиями, но на рынок в целом. В настоящее время невозможно представить себе ведение переговоров, контакты с клиентом, заключение договоров без электронных способов обмена информацией. Все большую популярность приобретает интернет-торговля, когда покупатель самостоятельно заказывает товар, сведения о котором размещены на интернет-сайте продавца.

Пожалуй, главным связующим звеном в заданном векторе развития современного общества является сеть Интернет. Все более актуальной проблемой в судебной практике становится формирование доказательственной базы из электронных доказательств, что характерно как для арбитражного, так и для гражданского процессов. В данном случае мы не рассматриваем иные виды судопроизводств, так как они обладают существенной спецификой, в том числе и по доказыванию.

Для того чтобы разобраться в специфике и возможных сложностях представления доказательств, связанных с размещенной в Интернете информацией, необходимо сделать краткий экскурс в потенциально возможные споры, по которым возможно представление таких доказательств.

Когда может понадобится доказывать наличие информации, размещенной в сети Интернет?

Из анализа споров, в которых стороны используют электронные источники в качестве доказательств, можно сделать вывод, что наиболее часто встречается необходимость предоставления электронной переписки (например, в случае согласования сторонами условий договора), информации, содержащейся на интернет-сайтах (такая необходимость возникает, например, в делах по спорам о защите чести и достоинства, деловой репутации; спорах по защите интеллектуальной собственности и авторских прав).

Статьями 71 ГПК РФ и 75 АПК РФ предусматривается возможность предоставления любых видов документов в качестве доказательств по делу, в том числе полученных через сеть Интернет.

Как правило, сложности возникают с электронной перепиской и особенно с информацией, размещенной на интернет-сайтах. Они не содержат цифровой подписи, поэтому необходимо получать подтверждение их подлинности. В случае если сторона предоставит суду простую распечатку электронной переписки либо интернет-страницы, данные документы не будут приняты в качестве доказательств, так как они не могут быть признаны допустимыми без подтверждения их подлинности. Данный подход является разумным и обоснованным, так как распечатки с легкостью можно подделать, например, можно внести ложный адрес электронной почты либо заменить часть изображения интернет-сайта. Более того, суд не может достоверно установить дату такого доказательства, что для некоторых дел имеет существенное значение.

Электронная переписка

Если говорить об электронной переписке, то она является наиболее распространенным в настоящее время электронным доказательством, передаваемым через сеть Интернет.

В соответствии с пунктом 2 статьи 434 ГК РФ электронным документом признается информация, подготовленная, отправленная, полученная или хранимая с помощью электронных, магнитных, оптических либо аналогичных средств, включая обмен информацией в электронной форме и электронную почту.

Как указано в абзаце 1 пункта 2 статьи 434 ГК РФ, договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами, в том числе электронными документами, передаваемыми по каналам связи, позволяющими достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Таким образом, исходя из толкования ГК РФ, подтверждением заключения договора может являться обмен любыми видами электронных сообщений. Главным условием выступает возможность достоверно установить, что документ исходил именно от контрагента.

Судебная практика исходит при этом из обстоятельств дела, а именно из того была ли предусмотрена сторонами договора возможность обмениваться электронными сообщениями, указаны ли адреса электронной почты в самом договоре.

Если такая возможность предусмотрена, то необходимо лишь подтвердить содержание и реквизиты (дату, адресанта) письма, а также то, что письмо действительно приходило. В данном случае сторона по делу может самостоятельно заверить доказательства. Однако для уменьшения вероятности ссылок оппонентов на недостоверность подобных доказательств (например, внесение правок) целесообразнее все же воспользоваться иными способами, которые более подробно раскрыты далее в настоящей статье.

В случае если стороны не согласовали обмен электронными письмами, то в такой ситуации достаточно сложно будет использовать переписку в качестве доказательств. В данном случае, помимо содержания самого письма, необходимо доказать, что такое письмо исходило именно от контрагента, если только сам оппонент в суде не подтвердит факт ведения переписки, что снимает вопрос о допустимости доказательств.

Если переписка велась с адреса, зарегистрированного на общедоступных почтовых ресурсах, то доказать его принадлежность оппоненту будет невозможно, даже если в нем указана фамилия либо наименование стороны. Учитывая, что ресурсы, предоставляющие услуги почтового сервиса, как правило, не обладают подтвержденными персональными данными своих пользователей, даже судебный запрос не сможет подтвердить принадлежность почтового ящика тому или иному лицу.

В случае если переписка велась с корпоративного адреса, доказать отправку письма возможно, но сложно. Как правило, суды исходят при оценке такой переписки из совокупности обстоятельств: например, если ранее с адреса велась переписка и направлялись документы, которые впоследствии использовались сторонами[1], а также из принадлежности доменного имени стороне спора и т.д.

Информация с интернет-сайтов

Что касается информации, размещенной на интернет-сайтах, то здесь применяется тот же принцип, что и с электронной почтой. Невозможно просто сделать скрин-шот страницы сайта и предоставить ее суду. Так же, как и в случае с перепиской, лицу, предоставляющему в суд доказательство, необходимо подтвердить его допустимость. То есть необходимо подтвердить, что на интернет-сайте по состоянию на определенную дату была размещена информация. При этом требуется доказать, что данный сайт принадлежит именно стороне спора либо, если речь идет о публикации на странице в социальных сетях, что именно сторона спора разместила спорную запись.

Читайте также:
Муниципальная милиция: что это такое, описание и особенности

Для того чтобы выяснить, как все-таки предоставить в суд подтверждение информации с интернет-сайта, необходимо понять, что такое сайты, как именно они создаются, кому принадлежат. Основные понятия, связанные с функционированием сайтов, закреплены в Федеральном законе от 27.07.2006 № 149-ФЗ “Об информации, информационных технологиях и о защите информации”.

Так, согласно закону, сайт в сети Интернет – это совокупность программ для электронных вычислительных машин и иной информации, содержащейся в информационной системе, доступ к которой обеспечивается посредством информационно-телекоммуникационной сети Интернет по доменным именам, позволяющим идентифицировать сайты в сети Интернет.

Доменное имя – обозначение символами, предназначенное для адресации сайтов в сети Интернет в целях обеспечения доступа к информации, размещенной в сети Интернет.

Владелец сайта в сети Интернет – лицо, самостоятельно и по своему усмотрению определяющее порядок использования сайта в сети Интернет, в том числе порядок размещения информации на таком сайте.

Для того чтобы сайт стал функционировать, его владелец должен зарегистрировать его в сети Интернет под доменным именем, получив права администратора. При этом регистрация доменных имен в России производится аккредитованными регистраторами.

В соответствии с пунктом 9.1.5. Правил регистрации доменных имен в доменах .ru и .рф регистратор вправе сообщить информацию о полном наименовании (имени) администратора и его местонахождении (местожительстве) по письменному мотивированному запросу третьих лиц, содержащему обязательство использовать полученную информацию исключительно для целей предъявления судебного иска.

Таким образом, для целей подтверждения принадлежности сайта стороне по делу необходимо обратиться к регистратору доменного имени. Однако предоставление информации об администраторе доменного имени остается на усмотрение регистратора. В случае получения отказа в предоставлении таких сведений заинтересованному лицу необходимо будет обратиться в суд для получения такой информации.

Еще сложнее предоставить доказательства принадлежности страницы в социальной сети. Судебная практика по данному вопросу неоднозначна. Так, например, в судебных актах по делу № А56-52099/2009 указано, что истец не доказал принадлежность страницы в социальной сети ответчику, указание фамилии и имени ответчика на данной странице не может свидетельствовать о том, что право на администрирование принадлежит именно ответчику.

Существует также подход, который использовал Новосибирский областной суд в Определении от 04.09.2014 по делу № 33-7279/2014. В указанном деле рассматривался спор о нарушении авторских прав на фотоматериалы, размещенные на странице в социальной сети. Ответчик в качестве одного из доводов заявлял, что он является ненадлежащим ответчиком по делу, так как спорная страница ему не принадлежит. Суд, удовлетворяя требования истца, указал на то, что именно ответчик использует рассматриваемую страницу, так как на использованных фотографиях размещен его логотип, ответчик указан в качестве владельца страницы в социальной сети и использует указанную страницу в своей рекламе. То есть суд в данном деле проанализировал совокупность обстоятельств, в том числе и косвенно указывающих на принадлежность страницы ответчику.

Вопросы обеспечения доказательств

Как указывалось ранее, помимо установления автора письма, информации, размещенной на сайте, необходимо также обеспечить надлежащее подтверждение самого электронного доказательства.

В случае отсутствия у стороны опасений в сохранности электронных доказательств возможно предоставить в суд распечатку документов с последующим обозрением судом непосредственно сайта либо почтовой программы. Однако суд может отказать стороне в таком обозрении, так как он не обладает специальными знаниями, а электронный “оригинал” может быть намеренно изменен для предоставления суду. Для минимизации рисков стороны, как правило, обращаются за обеспечением доказательств. При этом у них есть выбор обратиться либо нотариусу, либо к суду.

Обеспечение доказательств нотариусом

Порядок обеспечения доказательств нотариусом регулируется главой XX Основ законодательства Российской Федерации о нотариате.

В соответствии со статьей 102 Основ по просьбе заинтересованных лиц нотариус обеспечивает доказательства, необходимые в случае возникновения дела в суде или административном органе, если имеются основания полагать, что представление доказательств впоследствии станет невозможным или затруднительным.

После изменений, внесенных в 2015 году, из Основ была убрана норма о невозможности обеспечения доказательств нотариусом в случае, если спор находится в производстве суда. В настоящее время обеспечение доказательств нотариусом возможно как до подачи искового заявления, так и на любой стадии рассмотрения дела судом без ограничений.

Таким образом, любое лицо, чьи права или обязанности нарушены либо потенциально могут быть нарушены или затронуты публикацией в сети Интернет, электронной перепиской, имеет право обратиться к нотариусу с заявлением об обеспечении доказательств. В заявлении необходимо указать:

причину такого обращения, в случае с фиксированием доказательств – сайт или информация на нем может быть удалена либо изменена без ведома обращающегося лица;

права заявителя, которые были нарушены или могут быть нарушены и которые подлежат защите.

Если заявителем выступает физическое лицо, то он должен предъявить паспорт для установления личности и внесения информации в протокол осмотра. Если осмотр производится в интересах юридического лица, то помимо паспорта уполномоченного на подачу заявления лица потребуется предъявление доверенности (если только заявителем не выступает лицо, уполномоченное выступать от имени юридического лица без доверенности), а также пакет корпоративных документов.

Читайте также:
Пассивы предприятия: что это такое, описание и особенности

По общему правилу, нотариус после получения такого заявления должен известить о времени и месте обеспечения доказательств стороны и заинтересованных лиц, однако их неявка не является препятствием для выполнения действий по обеспечению доказательств. Но данное требование неприменимо в случаях, не терпящих отлагательства, или когда нельзя определить, кто впоследствии будет участвовать в деле. Соответственно, для целей заверения страниц интернет-сайта нотариус имеет право не направлять уведомления и провести осмотр без вызова заинтересованных лиц, мотивируя это необходимостью немедленного осмотра.

По результатам осмотра нотариус составляет протокол осмотра, в котором подробно указывается последовательность действий при осмотре, использовавшиеся компьютерные программы и оборудование, описание непосредственно увиденного нотариусом. Также формируется приложение к протоколу со скрин-шотами сайта, возможно приложение видео-, аудиозаписей, графических объектов на материальном носителе, не позволяющем вносить изменения впоследствии, как правило на CD-диске с ограничением возможности дальнейшей записи.

Обеспечение доказательств судом

Что касается обеспечения доказательств судом, то важным обстоятельством является, принял ли суд к производству исковое заявление или нет, а также подсудно ли данное дело суду общей юрисдикции или арбитражному суду.

Согласно части 1 статьи 72 АПК РФ лица, участвующие в деле, имеющие основания опасаться, что представление в арбитражный суд необходимых доказательств станет невозможным или затруднительным, могут обратиться с заявлением об обеспечении этих доказательств.

На основании части 4 указанной статьи обеспечение может производиться не только после принятия иска к производству, но и до его предъявления, при этом такое обеспечение должно производиться по правилам принятия предварительных обеспечительных мер. То есть в арбитражном процессе возможно предварительное обеспечение доказательств судом.

По результатам рассмотрения заявления об обеспечении доказательств выносится соответствующее определение об обеспечении доказательств либо об отказе в таком обеспечении, которое согласно пункту 20 информационного письма Президиума ВАС РФ от 07.07.2004 № 78 может быть обжаловано.

В соответствии со статьей 64 ГПК РФ лица, участвующие в деле, имеющие основания опасаться, что представление необходимых для них доказательств окажется впоследствии невозможным или затруднительным, могут просить суд об обеспечении этих доказательств.

Как следует из текста статей АПК РФ и ГПК РФ, как в арбитражных судах, так и в судах общей юрисдикции обеспечение доказательств происходит при идентичных обстоятельствах. Однако ГПК РФ, в отличие АПК РФ, не предоставляет возможность подачи заявления о предварительных обеспечительных мерах.

Суды общей юрисдикции, так же как и арбитражные суды, выносят определение либо об обеспечении доказательств, либо об отказе в таком обеспечении. Определение об отказе может быть обжаловано путем подачи частной жалобы (ч. 2 ст. 65 ГПК РФ).

В случае удовлетворения заявлений осмотр интернет-страниц производится судебными приставами-исполнителями, как правило, с привлечением специалистов. Данное обстоятельство существенно усложняет процедуру, а также может занять достаточно долгое время.

Так как время является важнейшим фактором при сборе доказательств из сети Интернет, то данный способ обеспечения доказательств является менее предпочтительным, чем обеспечение доказательств нотариусом, который может произвести их осмотр непосредственно в день обращения. На это указывает и судебная статистика. Например, ВС РФ в пункте 3 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации указал, что лица, оспаривающие информацию диффамационного характера, размещенную в сети Интернет, до подачи иска в целях фиксации соответствующей интернет-страницы, как правило, обращаются к нотариусу за удостоверением ее содержания. В качестве предварительной обеспечительной меры это позволяет оперативно сохранить спорную информацию, которая в любой момент может быть удалена разместившим ее автором.

Таким образом, для надлежащего обеспечения доказательств, размещенных в сети Интернет, предпочтительным является обращение к нотариусу за получением соответствующего протокола осмотра. Помимо этого, потребуется проработать вопрос подтверждения авторства переписки или информации на странице социальной сети, а также принадлежности интернет-сайта.

[1] См, например, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 24.10.2014 по делу № А56-77438/2013.

Распределение бремени доказывания

В конце декабря Верховный Суд РФ опубликовал заключительный Обзор № 5 за 2017 г. В частности, в Обзоре представлены 32 дела, рассмотренные Судебной коллегией по экономическим спорам.

Согласно п. 20 Обзора, «если конкурсный кредитор обосновал существенные сомнения, подтверждающие наличие признаков мнимости у сделки, совершенной должником и другим конкурсным кредитором, на последних возлагается бремя доказывания действительности сделки». Исходя из этого тезиса, можно сделать вывод, что Определение СКЭС ВС РФ от 11 сентября 2017 г. № 301-ЭС17-4784 продолжает линию высшей судебной инстанции о повышенных требованиях к доказыванию обстоятельств, связанных с возникновением задолженности должника-банкрота.

Так, во-первых, при указании на такие повышенные требования есть ссылка на п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» и п. 13 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20 декабря 2016 г.). При этом обозначена цель сформулированного подхода – предотвращение нарушений прав кредиторов.

Во-вторых, правило о распределении бремени доказывания (последний абзац п. 20 Обзора) соответствует позиции, обозначенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 13 мая 2014 г. № 1446/14 по делу № А41-36402/12 (на это постановление есть ссылка и в тексте определения, но не в Обзоре) и Определение СКЭС ВС РФ от 9 октября 2015 г. № 305-КГ15-5805 по тому же делу. Эта правовая позиция касалась возможности конкурсных кредиторов в деле о банкротстве доказать необоснованность требования другого кредитора, подтвержденного решением третейского суда (т.е. относилась к более узкому кругу ситуаций). Тем не менее она прямо указывает на неприменимость к конкурирующему кредитору высокого стандарта доказывания, поскольку в условиях ограниченных возможностей для него доказать необоснованность требования другого кредитора подобное распределение бремени доказывания приводит к неравенству кредиторов. И далее излагалось правило, расширенный вариант которого можно наблюдать в комментируемом Обзоре:

Читайте также:
Оборот оружия: что это такое, описание и особенности

«При рассмотрении подобных споров конкурсному кредитору достаточно представить суду доказательства prima facie, подтвердив существенность сомнений в наличии долга. При этом другой стороне, настаивающей на наличии долга, присужденного третейским судом, не должно составлять затруднений опровергнуть указанные сомнения, поскольку именно она должна обладать всеми доказательствами своих правоотношений с несостоятельным должником».

Верховный Суд РФ уже использовал эту позицию в другом деле о принудительном исполнении решения третейского суда – она содержится также в Определении СКЭС ВС РФ от 28 апреля 2017 г. № 305-ЭС16-19572 как правовая позиция по вопросу доказывания нарушений публичного порядка по заявлениям третьих лиц – конкурсных кредиторов. Это определение вошло в Обзор судебной практики ВС РФ № 3 за 2017 г. (утв. 12 июля 2017 г.).

Пункт 13 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, на который есть ссылка в определении, также содержит описание последовательности в доказывании по модели «высказывание сомнений – их опровержение»: «При наличии возражений о невозможности исполнения договора (нереальности поставки) и представлении в материалы дела подтверждающих эти возражения косвенных доказательств на заявившее требование лицо, согласно части 1 статьи 65 АПК РФ, возлагается бремя опровержения сомнений в исполнении сделки […] В данном случае уполномоченным органом со ссылкой на материалы налоговой проверки были высказаны обоснованные сомнения в реальности исполнения договора купли-продажи».

Таким образом, с одной стороны, сформулировано правило о повышенных требованиях к доказыванию задолженности банкрота (обстоятельств, связанных с наличием задолженности) – для соответствующего кредитора, с другой – правило о неприменении к конкурирующим с ним кредиторам «высокого стандарта доказывания». Вошедшее в Обзор определение содержит обе эти позиции, причем вторая сформулирована более широко по сравнению с предыдущими вариациями – не только в отношении долга, присужденного третейским судом, но в отношении любого долга, основанного на сделке.

Соотношение указанных позиций проявляется как специфика в распределении бремени доказывания: конкурсный кредитор, заявляющий о наличии долга у банкрота, после того как конкурирующий кредитор выскажет существенные (или «обоснованные») сомнения в наличии этого долга, в том числе насчет реальности исполнения сделки, должен опровергнуть такие сомнения.

Упоминание «повышенных требований к доказыванию» и «высокого стандарта доказывания» заставляет вспомнить о таких известных из зарубежной практики стандартах доказывания, как «ясные и убедительные доказательства» и даже «за пределами разумных сомнений» (тем более что по тексту комментируемого правила упоминаются сомнения и их опровержение), хотя в тех странах, где применяется второй стандарт доказывания, он применяется в уголовных делах. Однако содержание соответствующих требований и стандарта раскрывается в определении лишь косвенным образом.

Так, в этом деле суды, оценив договоры хранения и акты приема-передачи, сочли их достоверными доказательствами, подтверждающими факт, объем оказанных услуг и их стоимость, и взыскали задолженность ввиду отсутствия документов, подтверждающих оплату услуг. Отметим оборот «внешне безупречные доказательства» (исполнения по существу фиктивной сделки). То есть по смыслу формулировки – такие, в отношении которых сомнений не возникает.

Но Судебная коллегия указала дополнительно на «обстоятельства сделок», подлежащие судебному исследованию: имелось ли имущество, указанное в договорах хранения, мог ли ответчик передать его истцу, наличие у хранителя возможности исполнять обязательства с учетом особенностей хранения конкретного имущества, об аффилированности хранителя и продавца, наличие внутригрупповых отношений между сторонами сделки и, как следствие, общности хозяйственных интересов для надлежащей оценки добросовестности действий кредитора и должника.

По сути, перечислены обстоятельства, которые должны входить в предмет доказывания при рассмотрении такого рода споров. Больший перечень обстоятельств, подлежащих исследованию в том или ином случае (например, для подтверждения добросовестности), полагаем, не изменяет стандарт доказывания в понимании степени убедительности представляемых доказательств. Можно предположить, что бóльшая достоверность обеспечивается посредством расширения предмета доказывания, т.е. круга обстоятельств, подлежащих доказыванию: помимо документарного подтверждения существования сделки (ее исполнения), требуется подтверждение собственно возможности ее исполнения с учетом конкретных обстоятельств дела (например, «с учетом особенностей хранения крупного рогатого скота», как в этом деле).

В комментируемом определении появляется и развернутое объяснение, почему нужен повышенный стандарт доказывания, т.е. почему не работает обычный баланс прав и обязанностей как процессуальный механизм, уравновешивающий лежащее на сторонах бремя доказывания и обеспечивающий адекватную оценку доказательств. Это объяснение касается наличия в споре фигуры аффилированного с должником кредитора – в этом случае баланс нарушается, поскольку интересы отдельных субъектов могут совпадать в ущерб интересам прочих кредиторов.

Как следствие, традиционный (представляется уместным назвать его академическим) подход, основанный на равноправии, состязательности, обязанности по доказыванию обстоятельств, обосновывающих требования и возражения каждой из сторон, подразумевает достаточность определенной совокупности доказательств. Но если появляются привходящие обстоятельства, такие как аффилированность должника и одного из кредиторов, «привычная» совокупность перестает быть достаточной. Количество участников банкротного процесса, в том числе в конкретном судебном споре, и характер связей между ними изменяют классический для гражданского, а тем более арбитражного процесса баланс процессуальных прав и обязанностей, в том числе обусловливают смещение бремени доказывания.

Читайте также:
Посессионные мануфактуры: что это такое, описание и особенности

Упоминание о стандартах доказывания применительно к сходным правоотношениям (а точнее, о высоких или «повышенных» стандартах доказывания – по сути, речь идет об озвученном выше правиле о распределении бремени доказывания с использованием понятия «сомнений») имеется и в других определениях ВС РФ, вынесенных по итогам рассмотрения дел СКЭС ВС РФ в сентябре 2017 г. (от 25 сентября 2017 г. № 309-ЭС17-344(2), от 18 сентября 2017 г. № 301-ЭС15-19729(2)), однако в Обзор вошло именно комментируемое определение.

Особенности оценки доказательств в гражданском процессе

Стадия исследования доказательств

Практика и актуальность

При разбирательстве дела в суде важно знать про особенности оценки доказательств в гражданском процессе. В данной статье мы кратко расскажем вам, какие есть особенности и чему необходимо уделить первоочередное внимание.

Доказательства так или иначе подвергаются оценке участвующих в деле лиц, но не все знают и понимают, что суд и только суд выступает единственным субъектом такой деятельности, связанной с вынесением решения по делу.

Институт доказывания

Оценка доказательств — это логико-процессуальная деятельность, которая имеет внешнюю и внутреннюю стороны. Логические операции осуществляются субъектами доказывания, оцениваются только фактические данные, полученные в предусмотренном законом порядке из установленных законом средств доказывания и непосредственно исследованные в судебном заседании. Гражданская процессуальная форма определяет условия и цель оценки доказательств, критерии оценки, действия по закреплению результата оценки, процессуальные документы, отражающие выводы и оценочные суждения суда.

Оценка доказательств является основанием для принятия решений по делу, при этом важно отметить определяющую роль суда в установлении относимости, допустимости, достоверности и достаточности каждого из доказательств. Целью оценки доказательств является их определение с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, достаточности. Относимость влечет за собой оценку содержания доказательств с позиции взаимосвязи с предметом доказывания, то есть с действительными обстоятельствами гражданского дела.

Допустимость — важное свойство доказательства, которое характеризует его с точки зрения соответствия положениям действующего гражданско-процессуального законодательства.

Достаточность доказательств — требование, которое предъявляется к собранной совокупности доказательств при принятии конкретных процессуальных решений.

Достоверность доказательств – это важное требование к определённым доказательствам, относящимся к предмету спора, которые подтверждают определённое событие (юридический факт).

При оценке доказательств выделяют логический и правовой аспекты.

Логическая сторона доказательств

Она проявляется в том, что в ходе судебного разбирательства суд и другие участники процесса с помощью логики оценивают представленные суду доказательства, анализируют их доказательный потенциал, связь с рассматриваемым делом и обоснованность их предъявления в суде в качестве доказательств, их отношение к делу, связывают существующие сведения о фактах в общую систему

Представленных доказательств, или, напротив, указывают на отсутствие логической связи представленных фактов и рассматриваемого дела, находят противоречия в доказательствах, опровергают выдвинутые предположения.

Правовая сторона доказательств

Правовая сторона оценки доказательств заключается в том, что участники процесса оценивают представленные доказательства и определяют законность их получения, обеспечивают непосредственное восприятие представленных доказательств судом. Цель правовой оценки доказательств определяется законом в рамках рассматриваемого и результаты оценки всегда объективно выражаются в совершенном процессуальном (правовом) действии.

Например, согласно ст. 67 ГПК РФ»Оценка доказательств», суд, при оценке документов и других письменных доказательств, должен убедится в том, что представленные с документы выданы надлежащим органом, оформлены надлежащим органом, содержат все необходимые реквизиты данного вида доказательств (ч. 5 ст. 67 ГПК РФ, правовая сторона) и одновременно согласуются с другими доказательствами по делу и действительно не противоречат им..

Следовательно, оценка доказательств — это деятельность суда и иных участников судебного процесса, по изучению и представленных доказательств и формулировки заключения об юридическому значению для рассматриваемого дела, которые получают выражение в виде процессуальных действий, определенным законом.

Характер оценки зависит от того, каким субъектом она осуществляется. Основным субъектом оценки доказательств является суд, на который эта обязанность возлагается в силу прямой нормы закона (статья 67 ГПК РФ.

Таким образом, оценка доказательств судом принимает властный, обязательный характер, что находит отражение в судебных постановлениях.

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, которое становится проявлением отношения судьи к достоверности и достаточности результатов изучения обстоятельств, имеющих процессуальное и материально-правовое значение, к их правовой сути, а также к самим этим обстоятельствам; отношение, определяющее готовность судьи к принятию решения по делу и складывающееся в условиях процессуально-правовой регламентации.

Оценка доказательств, по внутреннему убеждению, означает следующий порядок: суд не вправе руководствоваться оценкой, которая предлагается кем-либо другим, а также перелагать обязанность оценки доказательств за нее на другое лицо. Оценивая доказательства по своему внутреннему убеждению суд обязаны руководствоваться законом.

Что предусматривает собой оценка доказательств

Оценивать доказательства на основании своей совести — это значит не только подчинить такую оценку профессиональному правосознанию, но и подвергнуть ее нравственному самоконтролю, основанному на общечеловеческих ценностях и истинах о справедливости и порядочности.

Читайте также:
Почетный атташе: что это такое, описание и особенности

Свобода оценки доказательств возведена в принцип гражданского судопроизводства. Оценка доказательств с позиции достоверности означает их анализ с целью ответа на вопрос, насколько сведения, то есть фактические данные, составляющие их содержание, отвечают действительности, говоря другими словами, соответствуют ли они философской категории истины.

Многие юристы, злоупотребляя своими процессуальными правами, представляют в суд доказательства, полученные незаконным путём. Не стоит забывать о том, что доказательствами следует считать только такие сведения, которые были получены из предусмотренного законом источника. Если же сведения были получены из источников, не предусмотренных законом, то они не могут быть применены в обоснование выводов и решений по делу. Этого признака лишены и, следовательно, не могут быть признаны доказательствами, например, слухи, сведения, содержащиеся в газетных публикациях, телепередачах и т.д.

Можно сказать, что доказательствами могут являться фактические данные, которые получены из законного источника и имеют отношение к обстоятельствам, подлежащим установлению по любому делу. Данная формула имеет действительное практическое значение, с ее помощью можно определить доказательственную важность каждого материала, находящегося в деле.

Таким образом, чтобы повлиять на оценку доказательств при вынесении решения по делу, адвокат должен предоставить или истребовать определённые доказательства, которые поставят под сомнение доказательства, представленные противоположной стороной.

Доказательства в судебном процессе

Рассмотрение и разрешение судебного дела состоят из определения предмета судебной деятельности; установления в результате доказывания обстоятельств, имеющих значение для дела; определения прав и обязанностей лиц, участвующих в деле; разрешения дела по существу.

Суд не может разрешить ни одного дела, не выяснив его обстоятельств. В каждом конкретном случае он устанавливает юридические факты, с которыми нормы права связывают возникновение, изменение и прекращение правоотношений, определяет спорные правоотношения (существует ли на самом деле то право, о котором просит истец; лежит ли на ответчике соответствующая обязанность, в чем именно она заключается). Деятельность суда направлена на познание сущности рассматриваемого дела, его юридического и фактического состава.

Для установления обстоятельств, которые суд не может непосредственно воспринимать, используются явления, воспринимаемые судом непосредственно и несущие ему информацию о фактах. Это судебные доказательства. Они являются средством опосредованного познания судом фактов, имеющих значение по делу.

Часть 1 ст. 55 ГПК РФ определяет доказательства в гражданском процессе как сведения о фактах, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Аналогично определяет судебные доказательства АПК РФ (ч. 1 ст. 64) и КАС РФ (ч. 1 ст. 59).

Сведения об обстоятельствах дела могут служить доказательствами в суде только в том случае, когда они получены в порядке, предусмотренном законом.

ГПК РФ, АПК РФ, КАС РФ регламентируют форму, в которой могут быть получены сведения о фактах. Последние только тогда являются доказательствами, если установлены предусмотренными законом средствами доказывания. Так, абз.2 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ закрепляет современную систему средств доказывания. Ее системообразующим фактором выступает цель доказывания, т.е. правильное и своевременное установление фактических обстоятельств дела.

Абз. 2 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ устанавливает элементы системы: объяснения сторон, показания свидетелей, письменные доказательства, вещественные доказательства, заключения экспертов, аудио- и видеозаписи. Часть 2 ст. 59 КАС РФ к числу средств доказывания относит объяснения лиц, участвующих в деле, показания свидетелей, полученные, в том числе, путем использования систем видеоконференц-связи, а также письменные и вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов. Указанные нормы закрепляют исчерпывающий перечень подлежащих применению в гражданском процессе и в административном судопроизводстве доказательств. Следует отметить, что арбитражное процессуальное законодательство закрепило открытый перечень доказательств, указав, в том числе, в качестве таковых иные документы и материалы (ст. 89 АПК РФ). Это дает основание подразделить доказательства на формализованные и неформализованные. Иные документы и материалы носят неформализованный характер. Традиционные доказательства имеют жесткую процессуальную регламентацию, иные – мягкую. Закон не содержит процессуальных условий, соблюдение которых гарантирует допустимость иных документов в рамках арбитражного процесса. К иным документам и материалам могут быть отнесены только те доказательства, которые содержат информацию, которая не может быть закреплена каким-либо формализованным доказательством.

Включение в АПК РФ иных документов и материалов как средства доказывания в арбитражном процессе определенным образом поменяло модель доказывания по арбитражным делам. В соответствии со ст. 89 АПК РФ иные документы и материалы допускаются в качестве доказательств, если содержат сведения об обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения дела. Иные документы и материалы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменной, так и в иной форме. К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном АПК РФ.

Иные документы и материалы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. Эти данные могут быть получены как в рамках процесса, так и вне его (например, заключение независимого эксперта). Иные документы и материалы могут представляться сторонами и другими лицами, участвующими в деле, по их ходатайству истребоваться судом. Иные документы и материалы для приобретения статуса доказательства должны быть приобщены к материалам дела на основании определения суда. Отказ суда в допуске таких доказательств должен быть мотивирован и может быть обжалован лицами, участвующими в деле, в апелляционном порядке. Таким образом, иные документы и материалы — это документы и предметы материального мира, содержащие сведения, имеющие значение для установления по делу обстоятельств, подлежащих доказыванию, которые представлены участниками судопроизводства и приобщены к материалам гражданского дела.

Читайте также:
Охотничье оружие: что это такое, описание и особенности

Помимо процессуальных требований к форме доказательств, они также должны отвечать признакам относимости и допустимости.

Судебными доказательствами могут быть лишь сведения о фактах, подтверждающие наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора. Относящимися к делу являются те фактические данные, которые служат средством установления обстоятельств, значимых для дела. Суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела (ст. 59 ГПК РФ, ст. 67 АПК РФ, ст. 60 КАС РФ).

Доказательство считается относящимся к делу тогда, когда между содержанием судебного доказательства и фактами, подлежащими установлению, имеется объективная связь. Решение вопроса об относимости доказательств проходит в два этапа: 1) определение значения обстоятельства и факта, для установления которого используется доказательство; 2) установление наличия объективной связи между обстоятельствами, подлежащими установлению, и доказательством.

Немаловажное значение имеет признак допустимости доказательств.

В соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Содержание и форма судебных доказательств неотделимы друг от друга. Относящиеся к делу факты не могут служить доказательством, если они не получены из установленных законом средств доказывания (ст. 60 ГПК РФ, ст. 68 АПК РФ, ст. 61 КАС РФ).

Допустимость доказательств является одним из основополагающих начал представления, исследования и оценки доказательств на всех стадиях гражданского и арбитражного процессов. Поэтому допустимость доказательств правильнее рассматривать как принцип доказывания.

Процессуальные критерии допустимости доказательств в гражданском, арбитражном процессах, административном судопроизводстве следует рассматривать идентично. Процессуальная составляющая допустимости доказательств включает следующие критерии: 1) надлежащий субъектный состав лиц, осуществляющих процессуальные действия по доказыванию; 2) надлежащий источник фактических данных; 3) соблюдение процессуального порядка собирания, представления и исследования доказательств; 4) установленные законом пределы доказывания на стадиях судопроизводства.

Таким образом, допустимость доказательств подразумевает наличие материально-правовой и процессуальной сторон.

Денис Рябинин, адвокат НОКА «Хабаровский краевой юридический центр»

Правовой обычай (обычное право)

ПРАВОВОЙ ОБЫЧАЙ (ОБЫЧНОЕ ПРАВО) — обычай, который в силу многократного применения приобрел общеобязательное значение и соблюдение которого обеспечивается принудительной силой государства. Разновидностью обычаев являются деловые обыкновения, т.е. обычаи складывающихся в той или иной сфере деятельности (в судебной, парламентской, исполнительно-распорядительной и т.п.). Право, представленное правовыми обычаями, регулирующими отношения и деятельность людей именуется обычным правом.

Правовой обычай выступал исторически первым источником права. В силу многократного и длительного применения обычай приобретал общеобязательное значение; на определенном этапе развития общества его соблюдение начинает обеспечиваться принудительной силой государства. Совокупность действовавших в государстве обычаев представляло так называемое обычное право, т.е. право, представленное правовыми обычаями, посредством которых осуществлялось регулирование отношений людей в данном обществе. В отличие от писаного права правовые обычаи формировались непосредственно самой практикой. В том случае, если сформировавшиеся в практике обычаи не получали признания и защиты государственной властью, они не приобретали характера правовых, оставаясь простыми или бытовыми обычаями. Если же государство «замечало» их, признавало и обеспечивало принудительными возможностями, то за такими обычаями признавалось юридическое значение. При рассмотрении дела суд, иной государственный орган мог в этом случае ссылаться на такой обычай как на источник права.

Правовыми становились не все, а лишь те обычаи, которые выражали: а) продолжительную правовую практику, т.е. складывались в процессе многократного применения (скажем, в пределах жизни одного поколения, как это было характерно для Древнего Рима); б) однообразную практику, т.е. приобретали устойчивый, типичный характер; в) правовые воззрения небольших групп людей, вследствие чего правовые обычаи имели локальное значение; г) нравы данного общества. Обычай в понимании римских юристов есть «молчаливое согласие народа, подтвержденное древними нравами». В указанном смысле правовой обычай частично сохранял авторитет и силу обычая вообще, хранящегося и передающегося с незапамятных времен, аккумулируя духовную мощь и жизненный опыт многих поколений. Именно это обстоятельство (а не только связь с государством) придавала ему (правовому обычаю) общеобязательный характер.

На довольно ранних этапах развития государственности правовые обычаи занимали господствующее значение в системе нормативного регулирования. С развитием товарных отношений, все увеличивающимися хозяйственными связями, расширением сфер государственного управления консервативность обычая (длительность его формирования, сравнительно ограниченные регулятивные возможности) становится очевидной. Объективные потребности развивающегося общества обусловили появление нового вида государственной деятельности — нормотворчества. От эпизодического нормотворчества — санкционирования обычаев — государство по мере его развития переходит к систематической нормотворческой деятельности. Обычное право уступает дорогу закону и иным актам — «продукту» этой деятельности. Однако и в последующие эпохи и в современный период правовой обычай сохранил свое значение в качестве источника права. Наиболее распространено обычное право в странах Азии, Африки, в ряде арабских стран. По утверждению одного из наиболее видных арабских исследователей, «обычные нормы в жизни простого бедуина играют большее значение, чем статьи официальной конституции». В латиноамериканских странах (Уругвай, Венесуэла, Аргентина, Бразилия и др.) правовые обычаи используются в качестве субсидарного источника права. В странах континентальной Европы, относящихся к романо-германской системе права, правовой обычай используется в случаях, оговоренных в законе. Романо-германская правовая система «вышла» из римского права. Как известно, в традициях римских юристов было признание обычаев источниками права в случаях, не урегулированных законом. Существовало и специальное право по этому поводу, которое гласило: «В тех делах, в которых мы не пользуемся писаными законами, нужно соблюдать то, что указано нравами и обычаями».

Читайте также:
Некоммерческая организация: что это такое, описание и особенности

Правовой обычай как источник права не исчез, он видоизменился, приобрел иные формы. Правовой обычай находит применение в современной отечественной юридической практике, в частности в сфере действия частного права. Его применение предусматривается рядом статей действующего Кодекса торгового мореплавания РФ (ст. 89, 134, 135, 251 и др.). С расширением сферы действия частного права роль правового обычая возрастает. Задача позитивного права (законодательства) заключается в этой связи в том, чтобы создать этому регулятору частно-правовых отношений благоприятные условия. Действующее гражданское законодательство отвечает этому требованию. Статья 5 ГК РФ содержит дефинитивную норму, в которой обычаем делового оборота признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, не зависимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе. В этой же статье определяются условия, при которых обычай делового оборота не подлежит применению.

Обычаи находят применение в публичном праве. Разновидность таких обычаев распространена в конституционном, административном, финансовом праве. В частности, конституционно-правовые обычаи складываются в парламентской, избирательной практике, в деятельности органов местного самоуправления. Публично-правовые обычаи, или деловые обыкновения,— это нормы (хотя и своеобразные — относятся к числу неписаных, имеют специфическую структуру), которые по каким-либо причинам не входят в систему законодательства, однако с течением времени могут быть законодательно оформлены. В частности, долгое время законодательно закреплённая свобода манифестаций не содержала юридически оформленного права на пикетирование (хотя оно значительно является составной частью свободы манифестаций), которое всё это время оставалось обычной нормой. Конституция РФ 1993 г. конституционно подтвердила отнесение этого права к числу основных (ст. 31).

В то же время не все публично-правовые обычаи требуют специального законодательного признания, соответственно оставаясь и де-юре, и де-факто юридическим средством регулирования. В этом за правовым обычаем сохраняется большая гибкость, что не свойственно «писаным» нормам права. Так, стало обыкновением при назначении Председателя Правительства РФ и формировании его состава определять количественный состав заместителей Председателя. Законодательное закрепление этого обычая привело бы к необходимости каждый раз вносить изменения в Федеральный конституционный закон «О Правительстве РФ».

Элементарные начала общей теории права. — Право и закон, М.: КолосС . под общей ред. д-ра юрид. наук, проф. В. И. Червонюка . 2003 .

Общая характеристика системы обычного права

Под системой обычного (традиционного) права понимается существующая в странах экваториальной, южной Африки и в Мадагаскаре форма регламентации общественных отношений, основанная на государственном признании сложившихся естественным путем и вошедших в привычку населения социальных норм (обычаев). Термин “обычное право” чаще всего используют для обозначения традиционного права, существовавшего у африканских народов до колонизации. Обычай является наиболее древним источником права, известным всем правовым системам, однако если в странах романо-германского и англосаксонского права он играет второстепенную роль, то в Африке он продолжает оставаться важнейшим регулятором общественных отношений, особенно за пределами городов. Мифический характер обычаев, их плюрализм, неформализованность и разрозненность не позволяют эффективно использовать их для создания национальных правовых систем по типу европейских. Период колонизации Африки создал предпосылки для заимствования современного законодательства, судебной системы, но принципиально не изменил образ правового сознания большинства сельского населения, которое продолжает ориентироваться на прежнюю систему ценностей. В настоящее время лидеры независимых африканских государств осуществляют систематизацию действующих обычаев.

К системе обычного права относятся правовые системы Мадагаскара, ряда стран Африки и Дальнего Востока.

Среди признаков системы обычного права можно выделить следующие:

1) ведущую роль среди источников права играют обычаи и традиции, имеющие, как правило, неписаный характер и передаваемые из поколения в поколение;

2) обычаи и традиции представляют собой синтез юридических, моральных, мифических предписаний, сложившихся естественным путем и признанных государством;

3) обычное право регулируют отношения, в первую очередь, групп или сообществ, а не отдельных индивидов. Основной субъект права для обычного права не индивид, а группа (семья, род и т.п.);

4) нормативно-правовые акты имеют вторичное значение, хотя в последнее время их принимается все больше и больше;

5) судебная практика не выступает в качестве основного источника права;

6) судебная власть руководствуется идеей примирения, восстанавливая согласие в общине и обеспечивая ее сплоченность;

7) при отсутствии в регионе сколько-нибудь централизованной власти дела о браке, опеке над детьми, наследовании, земледелии решали арбитражи, состоящие из старейшины и других влиятельных членов семей или группы родственников;

8) юридическая доктрина не играет существенной роли в юридической жизни данных сообществ;

Правовая система России

Вопрос об особенностях российской правовой системы относится к числу дискуссионных и решаемых в науке неоднозначно. Основные варианты отнесения российской правовой системы к какой-либо из правовых семей таковы:

· российская правовая система относится к романо-германской правовой семье;

· российская правовая система относится к семье социалистического права (или, имея самобытный характер, является ее основным представителем);

· российская правовая система относится к семье славянского права (или, имея самобытный характер, является ее основным представителем).

Наиболее предпочтительной нам представляется первая точка зрения, изложенная в работах ряда известных компаративистов (А.Х. Саидов и др.), с той оговоркой, что российской правовой системе присущи особенности, обусловленные ее специфическим путем культурно-исторического развития.

Читайте также:
Основные средства: что это такое, описание и особенности

Как указывает А.Х. Саидов, развитие российской правовой системы в X – XIX вв., восприятие ею византийской культуры, православия, духа позднеримского права, а также североевропейских влияний позволяют сделать вывод о вхождении ее в романо-германскую семью правовых систем. При этом следует отметить следующие отличительные черты особой – евразийской – разновидности:

· Во-первых, высокая, приоритетная защита общих интересов, общего дела, дух соборности в ущерб личным притязаниям индивида, его правам и интересам. Коллективная форма общежития русского крестьянства – община – была одним из фундаментальных факторов развития российского общества. Специфика русской общины заключается в медленном преодолении родовых, патриархальных пережитков, в широких правах общины на все земли ее территории и крайне слабом в силу этого развитии частной собственности. Сильная община препятствовала становлению индивидуального начала в хозяйственной и духовной жизни, создавала условия для почти полного поглощения лица миром и отрицания всякого личного права.

· Во-вторых, слабость личностного правового начала в культуре вообще;

· В-третьих, широкое распространение неправовых регуляторов в обществе: моральных, морально-религиозных, корпоративных и т.д.;

· В-четвертых, отрицательное отношение православной религии к фундаментальным устоям правового общества и к праву, правовой культуре;

· В-пятых, высокая степень “присутствия” государственности в общественной жизни, в государственной идеологии, огосударствление многих сторон общественной жизни, подчиненность права государству.

В 1917 г. в России начался коммунистический эксперимент. В западном сравнительном правоведении советское право относили к семье правовых систем социалистических стран. Но и в этот период социалистическое право нередко трактовалось как разновидность романо-германского права.

С 90-х гг. XX в. в эволюции современной правовой системы России прослеживаются две основные тенденции. С одной стороны, происходит исключение из действующего российского права принципов, норм и институтов, которые были призваны подчеркнуть отличие советского социалистического права от буржуазного. С другой стороны, в российском праве появляются принципы, нормы, институты и даже отрасли, которые ранее считались исключительным атрибутом буржуазного права.

По своим основным юридическим классификационным признакам российское право всегда относилось к романо-германской правовой семье и продолжает оставаться таковым. Об этом свидетельствует кодифицированный характер российского права, структура правовой нормы, принципы верховенства закона и соответствующая иерархия источников права, основные принципы судебной организации и судопроизводства. Все это, однако, не препятствует сохранению самобытности, особенностей, традиций, свойственных правовой системе России[12].

М.Н. Марченко ведет речь о выделении отличительных черт и особенностей социалистической, а затем – и постсоциалистической правовой системы. По его мнению, российская правовая система как наиболее мощная и влиятельная из всех прежних социалистических правовых систем находится в настоящее время в переходном состоянии, открытом для обмена идеями, опытом и взаимодействия с любой правовой системой[13].

Самобытность российской правовой системы, ее адекватности славянской культуре и закономерностям развития российского общества и вследствие этого ее самостоятельной ценности отстаивает В.Н. Синюков. Течения, школы, идеологии права и государства, господствующие ныне в отечественной науке и даже оппонирующие друг другу, отмечает В.Н. Синюков, объединяет одна характерная черта – позитивистское толкование русской правовой культуры как явления, исчерпывающегося рамками “естественного”, закономерного европейского историзма. Кредо этой позиции можно сформулировать так: “Я считаю Россию западной страной. Однако эта страна в силу исторических причин отстала от других западных стран”.

[1] Цыганов В.И. Теория государства и права: тезисы лекций. Нижний Новгород, 2012. С. 226.

[2] Петров А.В. Теория государства и права: краткий курс. – Нижний Новгород: Изд-во Нижегородского госуниверситета, 2010. С. 183.

[3] Теория государства и права: учебник / отв. ред. В.Д. Перевалов – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма: ИНФРА-М, 2013. С. 299.

[4] Юрисдикция (лат. jurisdictio – судопроизводство, от jus – право и dictio – произнесение) – это установленная законом (или иным нормативно-правовым актом) совокупность полномочий соответствующих государственных органов разрешать правовые споры и решать дела о правонарушениях, т.е. оценивать действия лица или иного субъекта права с точки зрения их правомерности.

[5] Петров А.В. Теория государства и права: краткий курс. – Нижний Новгород: Изд-во Нижегородского госуниверситета, 2010. С. 184.

[7] Петров А.В. Теория государства и права: краткий курс. – Нижний Новгород: Изд-во Нижегородского госуниверситета, 2010. С. 183.

[9] Глоссатор (ср.- лат. glossator) – толкователь устарелых и малоупотребительных слов и выражений, встречающихся в каком-либо древнем законе.

[10] Монарх назначает генерал-губернатора по совету премьер-министра Канады.

[11] Пала́та ло́рдов (англ. House of Lords; полное наименование — Почте́нные Ло́рды духо́вные и све́тские Соединённого короле́вства Великобрита́нии и Се́верной Ирла́ндии, собра́вшиеся в парла́менте) — верхняя палата Парламента Великобритании.

Палата лордов возникла в XIV веке и на тот момент состояла исключительно из крупных феодалов — пэров (англ. peers), титулы которых изначально могли передаваться только по наследству, но своё название она получила лишь в 1544 году, когда уже имела значительно больше власти, чем избираемая Палата общин. В 1649 верхняя палата была упразднена революционным правительством, пришедшим к власти в период Английской гражданской войны, но восстановлена в 1660 году. Начиная с XIX века полномочия верхней палаты постепенно ограничивались, и в настоящее время она слабее, чем избираемая часть.

Реформы XX—XXI века

В XX веке был проведён ряд реформ, направленных на демократизацию, повышение легитимности Палаты лордов и укрепление её взаимоотношений с правительством. Так, Акт о Парламенте 1911 года существенно ослабил роль Палаты, заменив её абсолютное вето в отношении решений Палаты общин отлагательным. Акт 1958 года произвёл двойную реформу: учредил институт пожизненного пэрства и расширил тем самым состав Палаты, включив в неё новую категорию лордов — пожизненных пэров, среди которых могли быть и пэрессы, что впервые сделало возможным членство женщин в Палате. Акт о пэрах 1963 года распространил право женщин быть членами Палаты лордов на наследственных пэров. Акт о Палате лордов, принятый в 1999 году, наоборот, значительно сократил численность Палаты, лишив права членства в ней большинство наследственных пэров. В 2005 году был принят Акт о конституционной реформе, лишивший верхнюю палату судебных полномочий и учредивший выборную должность лорда-спикера.

Читайте также:
Прагматическая санкция: что это такое, описание и особенности

Состав

Британское парламентское право не накладывает каких-либо ограничений на численный состав верхней палаты. В настоящее время Палата лордов насчитывает 775 членов и включает лордов духовных и светских.

Лорды духовные

Лорды духовные (англ. Lords Spiritual) представлены духовенством англиканской церкви. В настоящее время Палата насчитывает 24 духовных лорда. Среди них — 5 важнейших прелатов церкви: Архиепископ Кентерберийский, Архиепископ Йоркский, Епископ Лондона, Епископ Дурхэма, и Епископ Винчестерский, а также 20 диоцезианских епископов. Церковь Шотландии не представлена духовными лордами; будучи пресвитерианской, она не предполагает архиепископов и епископов. Церковь Ирландии была представлена в Палате лордов с 1801 года, после того, как Ирландия вошла в состав Соединённого королевства. Из иерархов Ирландской церкви могли заседать четверо (один архиепископ и три епископа), ротируя своих представителей в конце каждой парламентской сессии (длящейся обычно один год). Церковь Ирландии, однако, прекратила существование в 1871 году. Аналогичная ситуация сложилась в отношении церкви Уэльса, переставшей существовать в 1920 году. Таким образом, в настоящее время духовные лорды представляют только англиканскую церковь.

Ранее духовные лорды составляли большинство в Палате лордов. С 1539 года в результате «Роспуска монастырей» в состав Палаты входили только архиепископы и епископы. В 1642 году в период английской гражданской войны духовные лорды были полностью исключены, но возвращены в соответствии с Актом о церкви 1661 года. Многие духовные лорды были исключены по Манчестерскому акту о епископате 1847 и позднейшим актам.

Светские лорды (англ. Lords Temporal) образуют самую многочисленную группу в Палате со времён «Роспуска монастырей». Среди них различают наследственных и пожизненных пэров.

До реформы 1999 года все светские лорды — их насчитывалось порядка 700 человек, — были, за некоторым исключением, наследственными пэрами по праву рождения и носили титулы графа, маркиза, герцога, виконта или барона. Акт о Палате лордов 1999 года установил, что отныне наследственные пэры должны избираться, и сократил их число до 92 человек. Из них 2 пэра осталось ввиду наследуемых церемониальных должностей, 15 — выбираются всей Палатой, а остальные 75 — политическими партиями, членами которых они являются, при этом число избираемых партией пэров отражает количество занимаемых ей парламентских мест.

Крупнейшей группой светских лордов и всей Палаты в целом являются пожизненные пэры. Согласно Акту о пожизненных пэрах 1958 года пожизненное пэрство присваивается монархом по представлению премьер-министра за выдающиеся заслуги перед государством и без права передачи титула по наследству. Такой титул получают, как правило, премьер-министры, спикеры и депутаты Палаты общин после отставки, а также дипломаты, выдающиеся политические и общественные деятели.

Отдельную группу в верхней палате составляют независимые, или беспартийные пэры, которые избираются Комиссией по назначениям в Палату лордов (англ. Lords Appointments Commission), учреждённой с этой целью в 2000 году. Среди независимых членов Палаты есть как пожизненные, так и наследственные пэры.

До 2005 года в Палату лордов входили и так называемые судебные лорды (англ. Lords of Appeal in Ordinary), или лорды-юристы (англ. Law Lords), назначаемые монархом по представлению премьер-министра для осуществления судебных полномочий в связи с тем, что Палата лордов играла роль высшей апелляционной инстанции. Актом о конституционной реформе 2005 года, вступившим в силу лишь в 2009 году, был учрежден Верховный суд (англ. Supreme Court), состоящий из 12 судей, на который отныне возлагалась эта функция. Первыми судьями были назначены действующие судебные лорды.

[12] Саидов А.Х. Сравнительное правоведение. М., 2006. С. 334-340.

[13] Марченко М.Н. Сравнительное правоведение. Общая часть: Учеб. М., 2001. С. 373-474.

Обычное право и закон

Обычное право – древнейшая форма образования римского права.

Обычное право – совокупность общеобязательных правил поведения, сложившихся в Древнем Риме в результате их неоднократного использования, санкционированных и защищаемых государством, но не зафиксированных в каком-либо формальном акте.

Если такие сложившиеся в практике правила поведения людей не получали признания и защиты от государственной власти, они оставались простыми обычаями (бытовыми); если обычаи признавались и защищались государством, они становились правовыми обычаями, составляли обычное право, а иногда даже воспринимались государственной властью, придающей им форму закона.

Обычное право – неписаное право (ius non scriptum), восходящее к обычаям первобытного общества.

Нормы обычного права:

1. mores maiorum – обычаи предков;

2. usus – обычная практика;

3. commentarii pontificum – обычаи, сложившиеся в практике жрецов;

4. commentarii magistratuum – обычаи, сложившиеся в практике магистратов;

5. consuetudo – обычай в императорский период. В императорский период обычай не должен был противоречить закону; обычай не мог отменять указание закона. «Долго принявшийся обычай следует соблюдать как право и закон в тех случаях, когда не имеется писаного закона» (Дигесты).

Читайте также:
Положительный акцепт: что это такое, описание и особенности

Значение обычаев:

– заменяли указания других, более определенных источников права, прежде всего законов;

– свидетельствовали о способе применения законов и других источников права в юридической практике.

Для признания обычая правовым, т. е. дающим основание для защиты судом, он должен был:

– выражать продолжительную правовую практику в пределах жизни более одного поколения;

– выражать однообразную практику;

– воплощать неотложную и разумную потребность именно в правовом регулировании ситуации, т. е. далеко не все обыкновения могли составить правовое требование обычая (например, не создавали такового обыкновение «давать на чай», разные принятые формы отчетности, обычаи делать подарки и т. п.). Специфика правового применения обычая – ссылающийся на обычай должен был сам доказывать факт его наличия.

Законы (leges) – главное воплощение римского писаного права.

Законы – имеющие предписывающий характер общие постановления, предложенные магистратом, принятые народным собранием и утвержденные Сенатом.

Для признания правового предписания в качестве закона необходимо было, чтобы:

1. он исходил от имеющего соответствующие полномочия органа, т. е. так или иначе воплощал весь римский народ;

2. он был надлежащим образом обнародован: тайный правовой акт не мог иметь верховной юридической силы;

3. он был доведен до сведения граждан – выставлен магистратом заблаговременно на специальном месте форума;

4. исходил только от законно избранного магистрата и только в пределах его компетенции. Римские законы и получали, как правило, наименование по его инициатору: закон Корнелия, закон Аквилия и т. д. Иногда наименование было двойным по двум именам, например закон Валерия-Горация.

Закон должен был содержать обязательные элементы:

1) praescriptio – вводная часть, или указатель обстоятельств издания;

2) rogatio – текст закона, который мог подразделяться на главы и т. п.;

3) sanctio – последствия нарушения закона и ответственность нарушителей.

Древнейший закон – Leges XII tabularum 451 г. до н. э. (Законы XII Таблиц). Их появление объясняют борьбой плебеев с патрициями за ограничение произвола. Законы XII таблиц установили одинаковые нормы для коренных жителей и плебеев, но не провели их равенства. Содержание Законов XII Таблиц отражает жизнь Рима – земледельческого общинного натурального хозяйства. Нет норм о меновой торговле, об обязательствах, за исключением займа.

Законы XII таблиц – свод правил обычного права Древнего Рима, который в виде медных многогранных досок был выставлен на городской площади.

Законы XII таблиц состояли из нескольких разделов:

-о вершении исков,

– о долговом рабстве,

– о порядке манципации при сделках,

– о завещании и семейных делах,

– о пользовании земельным участком,

– о личном оскорблении,

– об уголовных наказаниях (например, за убийство отца сына могли посадить в мешок с собакой, обезьяной, петухом или гадюкой и сбросить в море; практиковалась и такая казнь как сбрасывание с моста или Тарпейской скалы вниз головой),

– о порядке похорон и церемоний,

– о публичных делах в городе и о неиспрашивании привилегий.

Одной из норм, содержащихся в XII таблицах является правило Талиона (суть: «Око за око, зуб – за зуб»).

Виды законов:

1. Plebiscitium – в Риме республиканского периода законами являлись постановления плебса. Причем народное собрание не имело законодательной инициативы. Чиновник, имеющий право созыва народного собрания, выдвигал на нем свой законопроект, который либо принимался в предложенном виде, как правило, с именем автора (uti rogas), либо отвергался полностью (antiquo). Частичные изменения в законе, не внесенные самим магистратом, римская практика не допускала.

Примеры подобного рода законов:

– законы XII таблиц;

– Аквилиев закон (отменил продажу в рабство и убийство неоплатного должника. См. о нем далее в лекциях);

– Фальцидиев закон (об ограничении завещательных отказов. См. о нем далее в лекциях) и др.

2.В период с I до середины III в. основной формой законодательства стали постановления Сената – сенатусконсульты (senatusconsulta). Однако реально сфера сенатусконсульта все же несколько отличалась от полного закона: известные по содержанию сенатусконсульты в основном касались правовых форм деятельности магистратов и применимости их полномочий к разным территориям и типам правоприменения. Постепенно они были вытеснены постановлениями императора – конституциями.

Примеры подобного рода законов:

– Мацедонианов сенатусконсульт (лишил исковой защиты договоры займа подвластного сына. Данный сенатусконсульт состоялся в связи с делом некоего Мацедона (Macedo), который, запутавшись в долгах, убил своего отца, чтобы скорее получить наследство);

– Виллианов сенатусконсульт (обьявил недействительными всякого рода вступления женщины в чужой долг. См. о нем далее в лекциях).

3. Конституции приобретают наименование leges(что угодно императору, то имеет силу закона). Конституции были 4-х видов:

А) эдикты – общие распоряжения, обращенные ко всему населению;

Б) рескрипты – распоряжения по отдельным делам (ответы на возбуждавшиеся перед императором ходатайства);

В) мандаты – инструкции, которые императоры давали чиновникам;

Г) декреты – решения по поступавшим на рассмотрение императора спорным делам

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: