Отмена обеспечения иска: что это значит

Определение об отмене обеспечительной меры

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

08 декабря 2015 г.

Ленинский районный суд г. Самары в составе председательствующего судьи Болочагина В.Ю., при секретаре Шахбановой М.М., рассмотрев в открытом судебном заседании заявление АО АКБ «Газбанк» об отмене обеспечительных мер по гражданскому делу №2-5031/15 по иску АО АКБ «Газбанк» к Б.А. и Б.Г. о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество,

установил:

АО АКБ «Газбанк» обратилось в Ленинский районный суд г. Самары с иском к Б.А. и Б.Г. о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество. В обоснование требования указывает, что 12.07.2013 г. между Б.А., Б.Г. и ним был заключен кредитный договор №АК-001663/43, в соответствии с которым оно предоставило кредит в размере 2 300 000 рублей, возврат суммы кредита осуществляется частями с соответствии с графиком возврата кредита, окончательный срок возврата кредита — не позднее 11.07.2016 г. проценты за весь фактического пользования кредитом составляют 16% годовых, обязательство заемщиков является солидарным (п. 1.7 кредитного договора). В обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору был заключен договор залога №АК-001663/43/з от 12.06.2013 г., согласно которому в залог был передан полуприцеп KOGEL SN24, VIN VK0S0002400058357. В обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору был заключен договор залога №АК- 001663/43/з 1 от 6.08.2013 г., согласно которому в залог был передан полуприцеп МАЗ- 975830-3025-000, VIN Y3M975830D0006104. В обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору был заключен договор залога №АК-001663/43/з2 от 6.08.2013 г., согласно которому в залог был передан тягач седельный МАЗ 5440А9-1320-031Р1, VIN Y3M5440A9C0002746. Свои обязательства по кредитному договору созаемщики выполняют ненадлежащим образом — с июня 2015 г. имеется задолженность по процентам за пользование кредитом, с июля 2015 г. заемщик не осуществляет возврат кредита, в связи с чем ответчикам были направлены требования о возврате кредита в срок не позднее 18.09.2015 г. Однако до настоящего времени задолженность по кредитному договору не погашена. В случае нарушения заемщиком сроков возврата кредита и (или) уплаты процентов за пользование кредитом заемщики уплачивают неустойку в размере 0,15% от просроченной суммы за каждый день просрочки. По состоянию на 18.09.2015 г. у заемщиков имеется задолженность по кредитному договору в размере 1 755 448 рублей 94 копеек, в том числе задолженность по возврату кредита — 1 319 429 рублей 34 копейки, задолженность по уплате процентов за пользование кредитом за период с 1.06.2015 г. по 18.09.2015 г. — 68 404 рубля 19 копеек, задолженность по уплате неустойки за просрочку возврата кредита за период с 3.06.2015 г. по 18.09.2015 г. — 281 165 рублей 19 копеек, задолженность по уплате неустойки за просрочку уплаты процентов за период с 3.06.2015 г. по 18.09.2015 г. — 86 450 рублей 22 копейки. Просит взыскать солидарно задолженность в указанном размере, обратить взыскание на заложенное имущество путем продажи с публичных торгов, установив начальную продажную цену полуприцепа KOGEL SN24, VIN VK0S0002400058357, в размере 400 000 рублей, полуприцепа МАЗ-975830-3025-000, VIN Y3M975830D0006104, в размере 300 000 рублей, тягача седельный МАЗ 5440А9- 1320-031Р1, VIN Y3M5440A9C0002746, в размере 850 000 рублей.

Определением судьи от 15.09.2015 г. удовлетворено заявление истца о принятии обеспечительных мер — наложены аресты на полуприцепы KOGEL SN24, VIN VK0S0002400058357, МАЗ-975830-3025-000, VIN Y3M975830D0006104 и тягач седельный МАЗ 5440А9-1320-031Р1, VIN Y3M5440A9C0002746, принадлежащий Б.А., с изъятием автомобиля и его передачи на хранение истцу. Также определением от 22.10.2015г. наложен арест на легковой автомобиль НАША 219300, VIN X9W219300B0000750 принадлежащий Б.А., с изъятием автомобиля и его передачи на хранение истцу.

От Б.А. и Б.Г. поступило заявление об отмене обеспечительных мер.

Стороны в судебное заседание не явилась, о времени и месте разбирательства дела извещена.

Изучив материалы дела, заслушав представителя истца, суд приходит к следующему.

В соответствии со ст. 139 ГПК РФ, по заявлению лиц, участвующих в деле, суд может принять меры по обеспечению иска. Обеспечение иска допускается во всяком положении дела, если непринятие мер по обеспечению иска может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда.

Принимая во внимание, что в настоящее время отпали основания, в силу которых были приняты меры по обеспечению иска, а именно: исковое заявление оставлено без рассмотрения, отсутствие возражений со стороны взыскателя, в интересах которого в свое время было принято обеспечение иска, суд приходит к выводу о том, что заявление Б.А. и Б.Г. подлежит удовлетворению.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.137 ГПК РФ, судья

определил:

Отменить обеспечение иска в виде наложения ареста на полуприцеп KOGEL SN24, VIN VK0S0002400058357, полуприцеп МАЗ-975830-3025-000, VIN Y3M975830D0006104, тягач седельный МАЗ 5440А9-1320-031Р1, VIN Y3M5440A9C0002746 и легковой автомобиль НАША 219300, VIN X9W219300B0000750

Отменить обеспечение иска в виде изъятия полуприцепа KOGEL SN24, VIN VK0S0002400058357, полуприцепа МАЗ-975830-3025-000, VIN Y3M975830D0006104, тягача седельного МАЗ 5440А9-1320-031Р1, VIN Y3M5440A9C0002746 и легкового автомобиляНАША 219300, VIN X9W219300B0000750 и передачи на ответственное хранение АО АКБ «Газбанк».

Копию настоящего определения направить в РЭО ГИБДД ГУМВД России по Самарской области для исполнения и сторонам для сведения.

Читайте также:
Применение принудительных мер медицинского характера

На определение может быть подана частная жалоба в Самарский областной суд через Ленинский районный суд г. Самары в течение 15 дней со дня вынесения.

Судья (подпись) Копия верна. Судья

В.Ю. Болочагин

Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны имена и фамилии участников дела изменены

Другую практику адвоката Анатолия Антонова Вы можете посмотреть в открытом доступе здесь

Обеспечительные меры: когда есть шанс их добиться

По словам управляющего партнера Hogan Lovells Hogan Lovells Федеральный рейтинг. группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Международные судебные разбирательства группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международный арбитраж группа Транспортное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право × Натальи Гуляевой, применение обеспечительных мер является скорее редкостью, чем правилом. Это подтверждают и данные исследования «Право.ru». Так, в 2017 году суды удовлетворяли 38% всех заявлений об обеспечительных мерах, в 2018 году – 39%, а в 2019 году – меньше 37% (см. «В АСГМ меньше всего вероятность добиться обеспечительных мер»).

Большинство граждан просят наложить арест, а также запрет на распоряжение имуществом (за исключением денег). На втором месте по популярности – запрет любых регистрационных действий, сделок и прав органам Федеральной службы государственной регистрации. Затем идет приостановление взыскания, исполнение решения, ликвидация, запрет действия конкурсного управляющего. Замыкает пятёрку популярных требований запрет пользоваться деньгами и банковским счётом.

Когда меры чаще налагают

Как говорит юрист петербургского офиса Пепеляев Групп Пепеляев Групп Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры – mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Комплаенс группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Экологическое право группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международный арбитраж группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) × Елена Рыбальченко, суды чаще применяют обеспечительные меры по распоряжению недвижимостью. По ее словам, чаще всего суды принимают обеспечение в делах об оспаривании ненормативного правового акта, в спорах о праве собственности, а также в делах о защите исключительных прав. Партнер Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры – mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Цифровая экономика группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Частный капитал 2 место По выручке 2 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 5 место По количеству юристов Профайл компании × Иван Веселов считает, что обеспечительные меры чаще всего принимают по корпоративным спорам, спорам об оспаривании сделок, виндикации имущества. А по мнению партнера Eversheds Sutherland Eversheds Sutherland Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Экологическое право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Антимонопольное право (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Финансовое/Банковское право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) Профайл компании × Оксаны Петерс, это типовые споры о взыскании дебиторской задолженности и административные споры об оспаривании актов госорганов.

Наложение обеспечительных мер во многом зависит от самих требований. «Охотнее всего суды удовлетворяют заявления, требования которых не затрагивают материальный аспект. Например, о переносе проведения собрания кредиторов по банкротным спорам. Это происходит в случае, когда срок провести собрание наступил, но рассмотрение заявления кредитора, имеющего право на участие в первом собрании кредиторов банкрота, назначили на более позднюю дату. Еще одним примером может стать ситуация, когда заявитель требует сохранить статус-кво предмета совершенной оспариваемой сделки. В таких спорах обеспечение существенно не меняет положения сторон и способно сохранить баланс их интересов», – считает юрист ПБ Олевинский, Буюкян и партнеры Олевинский, Буюкян и партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) 25 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 45 место По выручке Профайл компании × Аделина Худоярова. Веселов считает, что наиболее распространено принятие обеспечительных мер в виде запрета совершать определённые действия. Например, в виде запрета ФНС вносить изменения в ЕГРЮЛ.

Читайте также:
Государственный научный центр: что это значит

Когда в мерах чаще отказывают

Чаще всего суды отказывают в наложении ареста на деньги. Это связано с тем, что денежные средства, имеющиеся у должника на счетах на момент подачи ходатайства, не всегда являются единственным источником удовлетворения исковых требований. Рыбальченко напоминает, что арест денег может существенно осложнить жизнь как юридическому, так и физическому лицу: «Если требования признаны необоснованными, то получится, что ответчик пострадал зря. Невелика вероятность, что ему компенсируют причиненные арестами и иными ограничительными мерами убытки».

Нередко под прикрытием обеспечительных мер с целью защиты интересов лиц, участвующих в судебном споре, может скрываться совершенно иной мотив. Например, желание помешать другим игрокам рынка.

Аделина Худоярова, юрист ПБ Олевинский, Буюкян и партнеры Олевинский, Буюкян и партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) 25 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 45 место По выручке Профайл компании ×

В большинстве случаев суды не указывают четкую причину отказа в принятии обеспечительных мер, а просто ограничиваются общими формулировками закона. По мнению Олега Прошлякова, адвоката АБ Павлова и партнеры Павлова и партнеры Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Частный капитал группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) Профайл компании × , такая излишняя осторожность вызвана нежеланием еще больше ухудшить положение слабой стороны в процессе.

Отказы судов в наложении обеспечительных мер иногда основаны на неверном применении заявителями норм права. «Например, в одном деле о защите исключительных прав на картину заявитель проявил чрезмерный аппетит. Он попросил суд запретить ответчику проводить выставку, в рамках которой выставлялся спорный предмет. Суд такое ходатайство отклонил. Предметом спора являлась всего лишь одна конкретная картина, поэтому логично, что ни оснований, ни смысла в запрете проводить целую выставку нет», – отметила Рыбальченко.

Как добиться принятия обеспечительных мер?

Чтобы добиться в суде наложения обеспечительных мер, надо доказать связь конкретной обеспечительной меры с предметом заявленных требований, ее соразмерность, а также существенные затруднения при исполнении судебного акта в случае отказа. Например, отсутствие иного имущества у должника для удовлетворения требований (№ А50-20086/2013), вывод активов должника (№ А56-40284/2015), начало процедуры ликвидации или сокрытие имущества. «Ходатайство об обеспечительных мерах должно подкрепляться реальными фактами недобросовестного поведения ответчика в прошлом, нестабильного финансового состояния в настоящем и обоснованной возможностью причинения значительного ущерба в будущем», – считает Худоярова.

Суды всегда оценивают последствия применения обеспечительных мер. Например, арест имущества, который не может запретить его использование, очевидно повлечет менее серьезные последствия, чем блокировка счетов компании, парализующая ее деятельность до разрешения судебного спора.

Роман Зайцев из Dentons Dentons Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Рынки капиталов группа Санкционное право группа Транспортное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Цифровая экономика группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры – mid market) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Международный арбитраж группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Частный капитал 2 место По количеству юристов × рекомендует обращаться в региональные суды, не пренебрегать повторными заявлениями при получении первоочередного отказа и максимально использовать институт встречного обеспечения. Но встречное обеспечение может быть обременительным с экономической точки зрения для фирмы и иметь правовую неопределенность. По сути, встречное обеспечение возможно только в форме внесения денег на депозит суда или предоставления банковской гарантии.

Обеспечительные меры должны быть соразмерны заявленному требованию (ч. 2 ст. 91 АПК). Рассматривая заявление о применении обеспечительных мер, суд оценивает, насколько конкретная обеспечительная мера связана с предметом иска, соразмерна ему, каким образом она обеспечит фактическую реализацию целей обеспечительных мер (п. 10 Постановления Пленума ВАС от 12 октября 2006 года № 55).

«Но в реальной жизни оценка соразмерности обеспечительной меры и предмета спора не всегда может быть достоверной», – говорит Худоярова. Например, трудности возникают при оценке нематериальных требований заявителя; когда обеспечение возможно за счет единственного актива компании, стоимость которого явно превышает стоимость предмета обеспечения. «В таких случаях суд должен учитывать интересы ответчика и определить вероятный исход развития событий», – считает Худоярова.

Для введения обеспечительных мер достаточно разумных подозрений о затруднениях с исполнением судебного акта

16 января Судебная коллегия по экономическим спорам пришла к выводу, что для введения обеспечительных мер нет необходимости подтверждать с высокой степенью достоверности совершение ответчиком действий, направленных на отчуждение принадлежащего ему имущества, достаточно лишь обоснованных подозрений в том, что такие действия могут быть совершены в дальнейшем (Определение № 305-ЭС19-16954 по делу № А40-168999/2015).

Читайте также:
Общее (универсальное) правопреемство: что это значит

АСВ ходатайствовало о применении обеспечительных мер

В ноябре 2015 г. ПАО «Тайм Банк» было признано банкротом. В декабре 2018 г. Агентство по страхованию вкладов, его конкурсный управляющий, обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о принятии обеспечительных мер в виде наложения ареста на имущество нескольких физических лиц в пределах предъявленных к ним требований о привлечении к субсидиарной ответственности на общую сумму почти 600 млн руб.

К моменту подачи ходатайства производство по определению размера субсидиарной ответственности было приостановлено до формирования конкурсной массы, взыскания дебиторской задолженности и расчетов с кредиторами.

Необходимость принятия обеспечительных мер, по мнению агентства, в таких случаях объективно следует из значительного размера предъявленных имущественных требований и возможности отчуждения контролирующими лицами их имущества к моменту определения размера субсидиарной ответственности, что не позволит в дальнейшем исполнить соответствующий судебный акт.

Суды сочли ходатайство агентства необоснованным

Отказывая в удовлетворении заявления агентства о принятии обеспечительных мер, первая и апелляционная инстанции сослались на положения гл. 8 Арбитражного процессуального кодекса и разъяснения, изложенные в Постановлении Пленума ВАС от 12 октября 2006 г. № 55 «О применении арбитражными судами обеспечительных мер» (определение от 5 февраля 2019 г. и постановление от 26 марта 2019 г.).

По мнению судов, агентство не доказало, что непринятие обеспечительных мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности, и не подтвердило, что ответчики по соответствующему обособленному спору принимают меры по реализации принадлежащего им имущества и (или) что заявленные обеспечительные меры необходимы для предотвращения ущерба банку и его кредиторам.

С этим согласился суд округа, добавив, что конкурсный управляющий не смог доказать, что после принятия первой инстанцией определения о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности ответчики совершают или уже совершили действия, направленные на сокрытие своего имущества.

ВС указал на ошибки нижестоящих инстанций

АСВ подало кассационную жалобу в Верховный Суд, который, изучив дело, обратил внимание на то, что, как ранее неоднократно отмечал КС РФ в своих постановлениях, исполнение судебного акта следует рассматривать как элемент судебной защиты. Дополнительно Судебная коллегия по экономическим спорам сослалась на постановление ЕСПЧ от 19 марта 1997 г. по делу «Хорнсби против Греции», из которого следует, что по смыслу ст. 6 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод право на исполнение судебного решения должно рассматриваться как неотъемлемая часть судебной защиты.

ВС отметил, что определение о привлечении к субсидиарной ответственности является судебным актом, вынесенным в пользу кредиторов. Однако сам по себе факт принятия судом такого определения не приводит к фактическому восстановлению прав последних, подчеркнула Экономколлегия. По мнению ВС, судебная защита прав кредиторов может быть признана эффективной лишь в случае обеспечения судом действительных гарантий возврата кредиторам денежных средств, на которые они справедливо рассчитывали.

«Ситуация, при которой в ходе судебного разбирательства недобросовестные контролирующие лица имеют возможность скрыть свое имущество, избежав обращения взыскания на него, а кредиторы лишены реального доступа к правовым средствам противодействия такому поведению ответчиков, является недопустимой», – подчеркнула судебная коллегия. Одним из способов обеспечения защиты прав кредиторов в подобной ситуации, по ее мнению, является институт обеспечительных мер, своевременное и разумное применение которого устраняет препятствия к исполнению судебного определения в будущем, достигая тем самым цели правосудия.

Сославшись на ч. 1 и 2 ст. 90 АПК, п. 1 ст. 46 Закона о банкротстве и п. 9 Постановления Пленума ВАС № 55, судебная коллегия указала, что основанием для принятия обеспечительных мер является предполагаемая затруднительность или невозможность исполнения судебного акта либо предотвращение причинения значительного ущерба заявителю в случае, если испрашиваемые меры не будут приняты. Обеспечительные меры носят временный срочный характер, они должны быть направлены на обеспечение иска и соразмерны заявленному требованию, отметил Суд.

Проанализировав ситуацию, ВС пришел к выводу, что в данном деле, отказав АСВ в принятии обеспечительных мер, суды фактически признали необходимым подтверждение с высокой степенью достоверности фактов совершения ответчиками действий, направленных на отчуждение принадлежащего им имущества, или приготовления к совершению такого рода действий. Однако, подчеркнул Верховный Суд, обеспечительные меры являются ускоренным предварительным средством защиты, поэтому для их применения не требуется представления доказательств в объеме, необходимом для обоснования требований и возражений стороны по существу спора (абз. второй п. 10 Постановления Пленума ВАС. № 55). Как указано в определении, для применения обеспечительных мер истцу достаточно подтвердить наличие разумных подозрений возникновения обстоятельств, перечисленных в ч. 2 ст. 90 АПК.

Суд напомнил, что законодатель, предусмотрев упрощенную процедуру разрешения вопроса о применении обеспечительных мер, установил и механизм, обеспечивающий соблюдение прав и законных интересов ответчика. В частности, по ходатайству такого лица обеспечительная мера может быть отменена судом. «Поскольку при разрешении заявления о принятии обеспечительных мер суд выясняет, какова вероятность затруднительности исполнения судебного акта, возникновения значительного ущерба на стороне заявителя, отказ судов в применении названных мер со ссылкой лишь на то, что доводы агентства носят предположительный характер, ошибочен», – указано в определении.

Читайте также:
Неоказание помощи больному: что это значит

На этом основании ВС отменил акты нижестоящих инстанций и разрешил вопрос о принятии обеспечительных мер самостоятельно.

Судебная коллегия отметила, что заявление о принятии обеспечительных мер подано агентством уже после вынесения определения первой инстанции о наличии оснований для привлечения соответствующих физлиц к субсидиарной ответственности. При этом было установлено, что до признания банка банкротом семеро из привлекаемых к субсидиарной ответственности лиц совершали недобросовестные действия, направленные на вывод денежных средств в значительном размере путем выдачи заведомо невозвратных кредитов в ущерб интересам клиентов организации.

ВС заметил, что указанные лица в течение рассмотрения судами различных вопросов, связанных с привлечением их к субсидиарной ответственности, не стремились доказать, что начали принимать меры по добровольному возмещению вреда или сотрудничать с агентством каким-либо образом. С учетом этого Экономколлегия пришла к тому, что ответчики не изменили свое поведение.

Соответственно, сделал вывод Верховный Суд, высока вероятность, что в дальнейшем эти лица продолжат действовать недобросовестно, что после определения размера ответственности каждого из них без принятия испрашиваемых обеспечительных мер существенно затруднит взыскание сумм возмещения, а значит, причинит ущерб кредиторам банка.

Верховный Суд наложил арест на имущество шести лиц, ранее привлеченных к субсидиарной ответственности, в пределах 480 млн руб., поскольку агентство смогло подтвердить необходимость применения обеспечительных мер лишь в пределах этой суммы.

При этом ВС не стал накладывать арест на имущество еще одного привлеченного к субсидиарной ответственности лица, поскольку размер причиненного его действиями вреда незначителен по сравнению с масштабом деятельности банка и существенно меньше вреда, причиненного другими ответчиками. Судебная коллегия посчитала, что именно в отношении этого гражданина агентству следовало дополнительно обосновать вероятность возникновения обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 90 АПК.

Также Суд обратил внимание на то, что результат рассмотрения им ходатайства о принятии обеспечительных мер не предопределяет то, каким образом должны быть разрешены вопросы о размере субсидиарной ответственности каждого из соответствующих лиц, а также о солидарном или долевом характере этой ответственности.

Эксперты поддержали отход от формализма

Адвокат МКА «СЕД ЛЕКС» Надежда Белоусова сообщила, что ранее Верховный Суд высказывался аналогичным образом в Определении №305-ЭС17-4004 (2) от 27 декабря 2018 г. (о чем писала «АГ»). Однако, заметила она, эта позиция не получила широкого распространения в практике нижестоящих инстанций.

«Сложилась крайне негативная тенденция в части применения обеспечительных мер. Отказывая в удовлетворении ходатайств об их принятии, суды чаще всего руководствуются формальными доводами и не дают четкого обоснования причин такого отказа», – указала адвокат.

В то же время, по словам Надежды Белоусовой, позиция Экономколлегии может двояко отразиться на судебной практике: с одной стороны, интересы кредиторов станут более защищенными и будут обеспечены арестованным имуществом, но с другой, отсутствие четких критериев обоснованности применения обеспечительных мер открывает возможность к их необоснованному применению.

Партнер Юридической фирмы «Инмар» Константин Иванчин сообщил «АГ», что арбитражные суды при рассмотрении заявлений о принятии обеспечительных мер в отношении имущества привлекаемых к субсидиарной ответственности лиц часто отказывают в удовлетворении требований в связи с тем, что заявитель не представил суду достаточных доказательств, позволяющих сделать вывод о возможном отчуждении активов.

Эксперт отметил, что в данном деле Верховный Суд в очередной раз обратил внимание на недопустимость проявления судами формализма при принятии обеспечительных мер. «Доказывание недобросовестности ответчиков – это краеугольный камень в современной правоприменительной практике, – утверждает Константин Иванчин. – Очевидная затруднительность получения кредиторами прямых доказательств о планируемых действиях ответчиков приводит к беспрепятственному сокрытию недобросовестными ответчиками активов от взысканий по требованиям кредиторов. В связи с этим позиция Верховного Суда об обязании ответчиков самостоятельно доказать свою добросовестность представляется обоснованной».

По словам Константина Иванчина, применение такого подхода упрощает доказывание недобросовестности ответчиков и позволяет препятствовать отчуждению активов лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности.

Изменение стандарта доказывания или альтернативный подход?

Глава филиала МКА «Берлингтонз» в Санкт-Петербурге Александр Осетинский напомнил, что в соответствии с практикой ЕСПЧ право на исполнение судебного акта в разумный срок при исполнении решения против частного лица связано в том числе с необходимостью разумного содействия суда и органов принудительного исполнения. Обеспечительные меры являются одним из средств, позволяющих сделать исполнение реальным, или по меньшей мере повышающих вероятность исполнения, добавил адвокат.

По его словам, судебные акты нижестоящих инстанций по данному делу соответствуют сложившейся практике применения обеспечительных мер в виде ареста имущества, которая применительно к рекомендациям п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. № 55 требует от заявителя представить доказательства того, что ответчик совершает действия, направленные на отчуждение своего имущества, или хотя бы явные приготовления к этому.

Читайте также:
Отсрочка налогового платежа: что это значит

«Верховный Суд, не изменяя стандарта доказывания, применил иную логику: в данном случае он счел достаточным основанием для ареста имущества не действия ответчиков по его отчуждению, а общую недобросовестность действий ответчиков, доказанную при рассмотрении заявлений об их привлечении к субсидиарной ответственности», – пояснил Александр Осетинский. Тем самым, отметил адвокат, ВС сделал возможным иной путь доказывания необходимости применения обеспечительных мер, позволив ссылаться не только на действия ответчика по отчуждению или сокрытию имущества, но и на его «недобросовестную натуру».

«Думаю, этот подход может с некоторыми оговорками прижиться в банкротном производстве, но вряд ли будет принят на вооружение судьями гражданских коллегий арбитражных судов при рассмотрении обычных имущественных споров», – полагает Александр Осетинский.

Юрист арбитражной практики Enforce Law Company Елена Прокопчук, напротив, посчитала, что позиция ВС изменяет стандарт доказывания при рассмотрении требования о принятии обеспечительных мер в споре о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности.

Эксперт отметила, что затруднительность исполнения судебного акта в подобных спорах очевидна, поскольку возможность осуществления в отношении должника реабилитационных мероприятий, направленных на восстановление его платежеспособности, утрачена именно из-за действий контролирующих лиц. «Представляется, что их действия, предшествующие возбуждению дела о банкротстве и признанные основанием для привлечения к субсидиарной ответственности, сами по себе свидетельствуют о необходимости принятия мер по предотвращению риска причинения кредиторам еще большего ущерба», – сказала Елена Прокопчук.

По ее мнению, при подаче заявления о принятии обеспечительных мер в таких случаях не нужно представлять дополнительные доказательства, поскольку уже установлено совершение такими лицами недобросовестных действий по выводу и сокрытию имущества должника. «Это очевидно свидетельствует о необходимости введения срочных мер для исключения большего ущерба ввиду возможного неисполнения судебного акта, если, конечно, не доказано принятие контролирующими лицами мер к добровольному возмещению вреда», – полагает юрист.

ВС усилил обеспечительные меры

Снять арест с имущества станет сложнее

Верховный суд (ВС) ужесточил основания для снятия ареста с имущества контролирующих банкрота лиц в рамках дел о привлечении к субсидиарной ответственности. Величина и уровень социальной значимости компании ситуацию не спасут. По словам юристов, реальное исполнение решений о взыскании «субсидиарки» находится на крайне низком уровне, так что заморозка активов руководителей и владельцев бизнеса может расшириться, ударив и по добросовестным лицам.

Фото: Дмитрий Коротаев, Коммерсантъ / купить фото

Фото: Дмитрий Коротаев, Коммерсантъ / купить фото

Экономколлегия ВС рассмотрела вопрос о снятии обеспечительных мер, наложенных в деле о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц (КДЛ). Кредитор обанкротившегося ООО «Бамтоннельстрой-Гидрострой» потребовал привлечь к «субсидиарке» на 1,1 млрд руб. четырех экс-руководителей должника и его учредителя АО «УСК Мост». Суд арестовал имущество ответчиков, включая транспортные средства и недвижимость на 853,9 млн руб., но «УСК Мост» попросил отменить ограничения со ссылкой на невозможность полноценной работы и привлечения средств.

  • Первая инстанция сняла ограничения только с внутриплощадочных сетей в подмосковных Бронницах, так как по условиям контракта компания должна была передать их местной администрации вместе с жилым домом.
  • Но апелляция и кассация отменили обеспечительные меры полностью, поскольку компания — крупный налогоплательщик с активами больше суммы претензий и строит социально значимые объекты.
  • Против снятия ареста выступили налоговики, пожаловавшиеся в ВС. Они отметили разницу в позициях судов относительно обоснованности ареста и подчеркнули, что основания для ограничений не изменились.

Дело передали в экономколлегию, которая вернула арест за исключением внутриплощадочных сетей. ВС отметил, что защита нарушенных прав и интересов невозможна без фактического исполнения судебного акта. Особенно это актуально в спорах о субсидиарной ответственности, где решение о взыскании «имеет заведомо низкую перспективу исполнения», а иногда и вовсе представляет собой «лишь фикцию судебной защиты». Своевременное принятие обеспечительных мер «устраняет препятствия к исполнению судебного акта в будущем, повышая эффективность и достигая цели правосудия», пояснила коллегия.

Закон не устанавливает перечень условий, при которых обеспечение может быть отменено, это решает суд.

В случае «УСК Мост» арест действовал недолго, обстоятельства его наложения (предотвращение затягивания спора и отчуждения активов) не изменились, поэтому мера сохраняет актуальность, подчеркнул ВС.

Отдельно коллегия отметила, что доводы о крупности ответчика и его активов, значимости деятельности и отсутствии попыток вывода имущества еще не говорят о необходимости отмены обеспечения. Риск же досрочного востребования банком кредита компания не доказала.

Мотивы коллегии, высказанные в рамках спора, имеют большое значение для руководителей и владельцев обанкротившихся компаний. По данным Федресурса, суды в 2019 году взыскали по «субсидиарке» 440,5 млрд руб. с 3401 КДЛ, в 2020 году — 395,3 млрд руб. с 3191 лица. Однако на деле, говорят юристы, взыскивается 3–10% долга, с представителей крупного бизнеса — до 25%. Глава управления принудительного взыскания и банкротства Сбербанка Евгений Акимов подтверждает, что «исполнение судебных актов по субсидиарной ответственности осуществляется лишь в очень незначительной доле случаев».

О низкой исполнимости решений можно судить и по такому показателю, как соотношение цены продажи «субсидиарки» на публичных торгах к номиналу — 1,2% в 2019 году (данные ЕФРСБ).

Читайте также:
Централизованная религиозная организация: что это значит

«Во многом это объясняется тем, что КДЛ, имеющие риски привлечения к ”субсидиарке”, стараются не быть держателями каких-либо активов»,— объясняет старший юрист РКТ Антон Черненко. Впрочем, партнер «Пепеляев групп» Юлия Литовцева считает, что часто это связано с несоизмеримостью активов КДЛ и ответственности: «Бессмысленно рассуждать об исполнимости акта о взыскании миллиардов с наемного менеджера, с учетом его зарплаты. А таких большинство».

Почему ВС ограничил привлечение специалистов в банкротства

Из решения ВС следует, что негативные последствия для ответчика — обычное следствие принятия обеспечительных мер, и они не могут сами по себе служить основанием для отмены, отмечает господин Черненко. Евгений Акимов рассчитывает, что позиция ВС упростит для добросовестных кредиторов применение обеспечительных мер. В 2020 году суды удовлетворяли около 60% таких ходатайств. По мнению Юлии Литовцевой, теперь это будет происходить чаще, а отменить меры будет сложнее.

Однако советник Saveliev, Batanov & Partners Юлия Михальчук уточняет, что порой суды позволяют «необдуманную заморозку активов» и пострадать могут добросовестные лица. В ряде случаев, добавляет юрист, суды отказываются даже частично разморозить счет для текущих нужд, что может затруднить получение, например, медицинской и юридической помощи.

Обеспечительные меры в арбитражном процессе: от исключительности к обыденности

Обеспечительные меры являются чрезвычайным процессуальным институтом, применение которого возможно только в случае высокой вероятности серьёзных негативных последствий (невозможности исполнения судебного акта, убытков).

Иной – более лояльный – подход к обеспечению иска чреват злоупотреблениями со стороны заявителей, которые могут (что уже было в нашей «процессуальной» истории) использовать обеспечение для достижения своих неправомерных целей.

Довольно долго обеспечение иска в отечественной арбитражной практике носило консервативный характер – для получения ограничительных мер необходимо было убедить суд в наличии серьезных оснований – чаще всего недобросовестных намерений ответчика «вывести» спорный актов или иное имущество.

Однако два-три года назад (во всяком случае, в сфере банкротной практики) стали происходить существенные изменения – обеспечительные меры вводятся часто и без существенных оснований, иногда просто «автоматом». Речь идет, прежде всего, об обеспечении исков о привлечении к субсидиарной ответственности.

В чем же причина?

Ответ прост – в принципиальном изменении подходов законодателя и арбитражной системы к институту субсидиарной ответственности. После вступления в силу главы III.2 ЗоБ и принятия Экономической коллегией ВС ключевых Определений по этой теме (например, Определение ВС от 06.08.2018 года №308-ЭС17-6757) – привлечение к субсидиарной ответственности стало реальным, более того вышло «на поток».

Учитывая рост удовлетворенных исков, исходя из необходимости реального исполнения судебных актов (как гарантии эффективной судебной защиты), Экономическая коллегия ВС сочла необходимым сформировать специальный подход к обеспечению требований о привлечении к субсидиарной ответственности, рассмотрев несколько профильных споров (Определения ВС от 27.12.2018 года №305-ЭС17-4004 и от 16.01.2020 года №305-ЭС19-16954).

Арбитражные суды активно подхватили доводы ВС и, более того, значительно упростили подход к обеспечению, сделав его сугубо «техническим» – для введения обеспечения по таким искам сейчас вполне хватает доводов арбитражного управляющего о недостаточности конкурсной массы и «интуитивного» предчувствия недобросовестного поведения ответчиков.

Практика сложилась и приобрела «железобетонный» характер – то есть без шансов на отмены.

Ниже попытаемся понять, на что ссылаются суды при введении обеспечительных мер и какие доводы им можно противопоставить.

Стандарт доказывания

Верховный суд, а вслед за ним и нижестоящие суды указывают на то, что заявитель не должен доказывать безусловность оснований обеспечения, он должен привести всего лишь «разумные» предположения (Определение ВС от 27.12.2018 года №305-ЭС17-4004).

В практике низовых судов к основаниям обеспечительных мер относят собственно предположения о недобросовестных действиях ответчиков по доведению должника до банкротства (то есть доводы самого иска). Этого бывает достаточно (например, Постановление АС ЦО от 25.06.2021 года №Ф10-757/21 по делу №А14-4131/2019).

Возражая против этого, ссылаться можно на позицию ВС, в соответствии с которой к обстоятельствам, указывающим на необходимость введения обеспечительных мер, относятся факты недобросовестного поведения ответчика в САМОЙ ПРОЦЕДУРЕ банкротства (уклонения от передачи документов, сокрытие информации и т.д.). Отсутствие таких обстоятельств и, напротив, добросовестное поведение ответчика, по смыслу правовых позиций ВС, не дает оснований для применения ограничительных мер (Определение ВС от 16.01.2020 года №305-ЭС19-16954).

Иные способы защиты права

Еще одним ключевым доводом, который делает неизбежным введение обеспечительных мер в отношении контролирующих лиц, является ссылка на то, что у ответчика есть специальные способы защиты права, которые, по мнению судов, «компенсируют» упрощенный стандарт доказывания по таким делам.

Речь идет о возможности добиться замены (ст. 95 АПК) или отмены (ст. 97 АПК) обеспечительных мер в суде первой инстанции, то есть без оспаривания (Определение ВС от 27.12.2018 года №305-ЭС17-4004; Постановление 10 ААС от 10.09.2019 года №10АП-14724/19).

Иными словами, ответчикам (подвергнутым соответствующим ограничениям) предлагается систематически ставить этот вопрос на обсуждение арбитражного суда (принявшего соответствующие меры), добиваясь корректировки или отмены обеспечения.

Особенно часто на это указывают суды апелляционной и кассационной инстанции, выражая крайне негативное отношение к оспариванию обеспечений при наличии, как им кажется, иных возможностей решить этот вопрос в суде первой инстанции.

Читайте также:
Поток и разграбление: что это значит

Очевидно, что отмена или корректировка обеспечения возможны только при изменении обстоятельств, из которых исходил суд при принятии таких мер – но они не слишком часто меняются по ходу процесса, поэтому этот способ «защиты прав ответчика» является скорее фикцией. Судьи, в условиях «стабильных» обстоятельств дела, будет систематически отказывать в отмене мер.

Защищая свое право на оспаривание обеспечения, ответчик вправе требовать от судов апелляционной и кассационной инстанции устранения соответствующих ошибок арбитражного суда – поскольку право на отмену и/или корректировку обеспечения не отменяет обязанности вышестоящих судов выявить и устранить допущенные нарушения в первой инстанции.

Временный характер обеспечения

(что не нарушает интересов ответчика)

Коронным доводом арбитражный судов в вопросе оценки правомерности обеспечительных мер, является указание на то, что они носят временный характер и, в этой связи, «не слишком обременительны для ответчика». На уровне бытовых рассуждений судей это звучит так «Выигрывайте процесс и меры снимут. Или вы собираетесь отчуждать свое имущество?». Вторая часть тирады должна поставить ответчика в тупик – действительно, если он не хочет ничего продавать (или отчуждать иным способом) – в чем тогда проблема? Надо немного потерпеть (например, Постановление 20ААС от 09.07.2020 года №20АП -3270/20 по делу №А23-1147/2016).

А если хочет? Или такая необходимость возникнет в будущем? Какое вообще имеют значение планы ответчика в отношении своего имущества, если они не носят недобросовестного характера? А эту недобросовестность и должен доказать заявитель (и обосновать суд) при введении обеспечения. Добросовестность участников оборота ведь подразумевается – обратное нужно доказывать (п.5 ст.10 ГК РФ). Или уже нет?

Отсутствие оснований ограничительных мер грубо нарушает конституционные права ответчика (ст.35 Основного закона), как собственника соответствующего имущества. Хотя такая логика (со ссылкой на Конституцию) ничего кроме иронии и кривой улыбки у арбитражных судей давно не вызывает. Но это не значит, что от нее нужно отказываться.

В этой «грустной» ситуации, у меня лично нет «претензий» к Верховному суду. Сформированный им подход к обеспечению по искам о привлечении к субсидиарной ответственности вполне адекватен – основан на упрощенном стандарте доказывания (обоснованные предположения), но исходит из необходимости учитывать материальные и процессуальные аспекты поведения ответчика (то есть факты проявления им недобросовестности). Именно такие факторы были ведущими в ключевых Определениях ВС по аналогичным делам.

Как-раз этого – выявления злоупотреблений, которые указывают на возможное уклонение от исполнения судебных актов – и «не заметили» низовые суды в Определениях ВС. Однако они чутко подхватили «прокредиторский подход» в этом вопросе и довели его решение до бездумного «автоматизма».

Подача заявления об обеспечении иска, если состав и местонахождение имущества должника неизвестны

Носикова Елена

В ряде случаев при подаче искового заявления у истцов возникает необходимость обращения в суд с заявлением об обеспечении иска, т.е. о принятии судом обеспечительных мер в виде ареста имущества должника. Однако не всегда истцам известен состав имущества должника и его местонахождение.

Суды, рассматривая заявление об обеспечении иска, бывает отказывают в принятии обеспечительных мер по мотивам того, что истцами не представлено доказательств принадлежности имущества на праве собственности ответчикам и невозможности представления указанных сведений, а также ввиду того, что истцами не предоставлено доказательств того, что может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда.

Следовательно, истцам при подаче заявления об обеспечении иска необходимо его достаточно полно его мотивировать, привести убедительные доводы того, что непринятие мер по обеспечению иска может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда. Не лишено основания убеждение того, что ответчик получив исковое заявление, предпримет действия, направленные на отчуждение своего имущества в целях сохранить его.

Как один из вариантов мотивации заявления об обеспечении иска в случае когда истцами взыскивается долг с ответчика, скажем к примеру 500 тыс. рублей, который не возвращается в течение длительного времени

В соответствии со ст. 139 ГПК РФ по заявлению лиц, участвующих в деле, судья или суд может принять меры по обеспечению иска. Обеспечение иска допускается во всяком положении дела, если непринятие мер по обеспечению иска может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда.

Согласно ч. 1 ст. 140 ГПК РФ мерами по обеспечению иска, в том числе, являются:

  • наложение ареста на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или других лиц (п.1 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ);
  • запрещение другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора, в том числе передавать имущество ответчику или выполнять по отношению к нему иные обязательства (п.3 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ).

В силу части 3 статьи 140 ГПК РФ меры по обеспечению иска должны быть соразмерны заявленному истцом требованию.

Долг перед ответчика перед истцом составляет 500000 рублей, следовательно, заявлены исковые требования имущественного характера.

В соответствии с п. 29 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству», поскольку статья 139 ГПК РФ допускает обеспечение иска во всяком положении дела, судья должен иметь ввиду, что обеспечение иска возможно и в ходе подготовки дела к судебному разбирательству (пункт 12 части 1 статьи 150 ГПК РФ). В условиях осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон судья не вправе по своей инициативе принимать меры по обеспечению заявленных сторонами требований. С учетом требований части 3 статьи 140 ГПК РФ судья, допуская меры по обеспечению иска в стадии подготовки дела к судебному разбирательству, не связан инициативой заявителя и должен обеспечить соразмерность мер по обеспечению иска заявленным требованиям. Заявление об обеспечении иска рассматривается в день его поступления в суд без извещения ответчика, других лиц, участвующих в деле. О принятии мер по обеспечению иска судья выносит определение (статья 141 ГПК РФ).

Читайте также:
Право собственности юридических: что это значит

Таким образом, судья не вправе по своей инициативе принимать меры по обеспечению заявленных сторонами требований, но с учетом требований части 3 статьи 140 ГПК РФ судья не связан инициативой заявителя и должен обеспечить соразмерность мер по обеспечению иска заявленным требованиям.

Судья не связан инициативой заявителя, в том числе относительно состава имущества, на которое может быть наложен арест, и должен обеспечить соразмерность мер по обеспечению иска заявленным требованиям.

Истцу не известны ни состав имущества, ни местонахождение имущества ответчика.

Однако отсутствие в заявлении об обеспечении иска сведений о перечне имущества должника, либо доказательств принадлежности конкретного имущества должнику, не препятствует применению мер обеспечения иска. Судебный пристав-исполнитель наделен полномочиями по установлению имущества должника.

Так, п. 3 ч. 3 ст. 80 ФЗ от 02 октября 2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» предусмотрено наложение ареста на имущество должника при исполнении судебного акта о наложении ареста на имущество, принадлежащее должнику и находящееся у него или у третьих лиц.

В соответствии с п. п. 5, 8 ст. 69 названного закона, если сведений о наличии у должника имущества не имеется, то судебный пристав-исполнитель запрашивает эти сведения у налоговых органов, иных органов и организаций, исходя из размера задолженности (у органов, осуществляющих государственную регистрацию прав на имущество, лиц, осуществляющих учет прав на ценные бумаги, банков и иных кредитных организаций, владельцев номинальных банковских счетов). Должник вправе указать имущество, на которое он просит обратить взыскание в первую очередь. Окончательно очередность обращения взыскания на имущество должника определяется судебным приставом-исполнителем.

Таким образом, непредставление доказательств принадлежности имущества ответчику не является обстоятельством, препятствующим применению обеспечительных мер.

Кроме того, обязательства по погашению долга ответчик длительное время не исполняет, что свидетельствует о том, что свои обязательства он не намерен исполнять в будущем.

Приведенные доводы свидетельствуют о существовании угрозы неисполнения судебного решения в случае удовлетворения иска, что является основанием для применения обеспечительных мер.

При рассмотрении заявления иска необходимо обеспечить соразмерность мер по обеспечению иска заявленным требованиям. То есть необходимо выбрать оптимальную меру, либо сочетание предложенных мер в таком объеме, который соответствует заявленному исковому требованию и способствует фактическому исполнению решения в случае удовлетворения иска.

Обеспечительные меры принимаются судом в пределах заявленных требований, т.е. в пределах 500000 рублей.

В просительной части иска необходимо указать следующую формулировку:

В целях обеспечения иска прошу наложить арест на имущество ответчика Иванова И.И., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, проживающего по адресу: ______________, в пределах исковых требований на сумму 500000 рублей

Судебный процесс: как прервать «игру на отложение»

Одним надо получить «преюдицию» для другого процесса. Другие растягивают время, чтобы истекли сроки привлечения к ответственности. Цели могут быть разные, как и способы их достижения. Некоторых представителей ловят на злоупотреблениях. Они имитируют плохое самочувствие или просят о ненужных экспертизах. Как затягивают процессы и как с этим бороться?

Причины для отложений, которые прописаны в ГПК РФ и АПК РФ, можно условно поделить на две категории. В первой суд обязан перенести заседание. Если нет сведений о надлежащем извещении участника спора, нужно кого-то обязательно привлечь к участию в разбирательстве, либо оппонент подаст встречный иск.

Вторая часть просьб об отложении остается на полное усмотрение суда, который оценивает уважительность причины. По закону максимальный срок отложения не должен превышать один месяц, но если сторонам нужно время для мирного урегулирования спора, суд может предоставить им на такие переговоры до двух месяцев. При этом время, на которое отложили разбирательство, не включается в срок рассмотрения дела.

Главные поводы «отложиться»

Когда суды решают отложить процесс, чаще всего они используют формулировку «дело невозможно рассмотреть в текущем заседании». Это «резиновое» обоснование, под которое можно подвести множество ситуаций: от технических неполадок при аудиопротоколировании или видео-конференц-связи до необходимости предоставить дополнительные доказательства. При этом суды обычно не пишут конкретную причину для переноса.

Экспертизу по инициативе суда оплачивает государство – ВС РФ

Отложить процесс по закону можно в любом случае, когда этого хочет суд. Это касается в том числе рассмотрения дел в апелляционной и кассационной инстанциях. Недавно один окружной суд отложил рассмотрение спора без всяких ходатайств сторон, просто чтобы «подумать над делом».

Но иногда причину указывают. Одна из самых частых – кого-то из участников спора не известили о дате процесса. Обычно это происходит на начальном этапе разбирательства, когда предварительное заседание назначается вскоре после возбуждения производства.

Читайте также:
Аккредитация иностранных корреспондентов: что это значит

Чуть реже дела откладывают из-за неявки экспертов, свидетелей и переводчиков. Бывает, что исследование проводили несколько экспертов, а на заседание явился только один и не смог ответить на все вопросы, приводит пример юрист. Тогда суд переносит процесс и просит явиться всех авторов заключения.

Но все же сейчас ходатайства об отложении сейчас удовлетворяют на 24% реже, чем пять лет назад. По статистике, собранной через Caselook, видно, что суды все меньше соглашаются откладывать разбирательства. Если пять лет назад одобрялось 81% таких просьб, то сейчас удовлетворяют лишь 57% ходатайств о переносе заседания. То есть суды стали внимательнее относиться к соблюдению процессуальных сроков и не позволяют затянуть процесс без серьезных оснований.

В гражданских делах ходатайств об отложении меньше, а также их меньше удовлетворяется. Это можно объяснить тем, что гражданские дела в основном проще арбитражных (особенно банкротных) и слушаются они быстрее. Но в целом тенденции такие же: суды все реже выполняют просьбы участников дела об отложении. Если в 2015 году удовлетворяли 62% ходатайств, то в 2019 году – 38%.

Другое самостоятельное основание для отложения – болезнь судьи. Но на практике приставы обычно устно ставят перед фактом, никаких определений о переносе никто не показывает: говорят, что о дате следующего судебного заседания стороны узнают через КАД. Такое объяснение не внушает никакого доверия. В голове появляется мысль, что уйдешь, а дело рассмотрят без тебя. В таком случае нужно настаивать на том, чтобы дело отложили по закону. Это может сделать другой судья в порядке взаимозаменяемости, председатель суда, его заместитель или глава судебного состава.

Кто чаще всего «откладывается»

По статистике Caselook, больше всего отложений в спорах о банкротстве. Из них самыми долгими выходят дела о несостоятельности застройщиков и привлечении к субсидиарной ответственности. Порой Агентство по страхованию вкладов затягивает отложениями такие арбитражные процессы, чтобы получить решение по уголовному делу и использовать доказательства и выводы оттуда в споре по «субсидиарке».

Обычно выгоднее всего «откладываться» ответчикам. Во-первых, чтобы попытаться вывести активы, во-вторых, чтобы заплатить позже и продолжать пользоваться имуществом, извлекать выгоду. Вообще статистика отложений зависит не от категории спора, а от менталитета судей и загруженности судов.

Поэтому реже стоит ждать переносов от столичных арбитражных судов из-за их загруженности, предупреждает эксперт. Гораздо спокойнее на это идут уфимские и челябинские судьи, которые вообще подходят к рассмотрению дел достаточно неторопливо. «Рекордсменом по отложениям» считается Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа, который «рассматривает налоговый спор в первой инстанции без экспертиз и приостановлений почти год».

Выгодно «откладываться» и в том случае, когда есть шанс договориться с оппонентом мирно или когда нужно больше времени для сбора доказательств и обоснования позиции.

Отложения в эпидемию

Волну отложений весной 2020 года вызвала пандемия. С 19 марта и до середины мая текущего года российские суды рассматривали только безотлагательные споры. Что касается других процессов, то суды сами решали, следует ли их разбирать во время «вынужденного карантина».

Здорово, что иногда суды подходят к рассмотрению налоговых споров не формально!

Президиум Верховного суда в своем тематическом обзоре указал, что вопросы об отложении дел и приостановлении производства по ним должны решаться индивидуально, учитывая конкретные обстоятельства споров. Если ситуация позволяет, то можно провести самые разные процессы.

Тем не менее некоторые суды официально объявили, что все заседания, кроме безотлагательных, откладываются на период после 30 апреля. Подобным образом поступил Верховный суд Республики Татарстан. Впрочем, если стороны просили рассмотреть спор в их отсутствие, суды это делали.

В подобном режиме работали Арбитражный суд Центрального округа и 8-й ААС. Некоторые суды поступали иначе, рассказывает эксперт. Если в Арбитражный суд Поволжского округа и 14-й ААС не подавали ходатайств об отложении, то они проводили эти процессы. Некоторые арбитражные апелляции и вовсе отклоняли ходатайства об отложении слушания со ссылкой на пандемию. Так поступали 6-й ААС, 19-й ААС и 20-й ААС.

На практике действительно проявился индивидуальный подход судов к каждому делу по вопросу отложения в пандемию. В споре № А45-38296/2019 третье лицо, ООО, попыталось отложить разбирательство. Заявитель сослался на необходимость ознакомления с материалами дела, потому что это было невозможно в период «нерабочих дней», а также из-за других ограничений. Но Арбитражный суд Новосибирской области отказался переносить заседание.

Суд вспомнил, что компанию привлекли к участию в процессе еще в конце января, а 26 февраля по делу состоялось заседание, в котором общество участвовало. Суд решил, что на подачу всех необходимых документов и ознакомление с материалами дела у компании имелось больше месяца (с момента февральского заседания до начала «нерабочих» дней). Кроме того, заявитель не смог доказать, что меры, принятые в регионе для борьбы с коронавирусом, помешали ему реализовать свои процессуальные права. Поэтому судья отказал в ходатайстве и рассмотрел спор по существу.

Читайте также:
Номинальный держатель ценных бумаг

Торопиться суды тоже не хотели. В рамках дела № А17-990/2020 суд отказался удовлетворить заявление третьего лица об ускорении рассмотрения. «Срок отложения не является чрезмерным и определен исходя из объективных обстоятельств», – указал суд и сослался в том числе на разъяснения ВС РФ.

Верховный суд: устный договор подряда – не повод для неоплаты

А в разбирательстве № А50-1147/2020 АС Пермского края в ответ на аналогичное заявление указал: «У суда отсутствуют основания для ускорения рассмотрения дела с установлением иной даты судебного заседания с учетом сложившейся ситуации на территории РФ и Пермского края, связанной с ограничением личного приема граждан в судах, рекомендаций по рассмотрению дел и материалов безотлагательного характера, перечисленных в соответствующих разъяснениях высшей судебной инстанции».

Согласно статистике, суды выполнили предписания и отложили несрочные заседания в условиях «вынужденного карантина». С 23 по 27 марта арбитражные суды всех уровней и субъектов вынесли 111 000 определений об отложении судебного заседания. Для сравнения, за аналогичный промежуток в марте 2019 года (с 25 по 31 марта) таких определений оказалось почти в четыре раза меньше – 31 800.

Необычные причины для переносов и специальные приемы

Сложнее всего судьям приходится, когда их просят об отложении по разным неординарным поводам. Им приходится оценивать, является ли причина уважительной. Наиболее распространенный сценарий – когда один из участников разбирательства жалуется на плохое самочувствие. Но это не всегда правда. Пример: представитель оппонента в процессе исследования доказательств вдруг «почувствовала себя нехорошо» и попросила получасовой перерыв. Суд сделал паузу, но через 30 минут пришел знакомый оппонента и сказал, что представителю стало плохо, она вызвала скорую помощь и ждет ее на улице. Заседание отложили. Но когда адвокат выходил из суда, то увидел представителя, как говорится в «добром здравии». Да она и сама потом призналась, что все подстроила.

Еще один случай «недюжинной артистичности»: оппонент на финальном судебном заседании начал проявлять признаки недиагностируемого заболевания: кашель, темнота в глазах, потеря ориентации в пространстве. Как потом оказалось, здоровью этого «таланта» ничего не угрожало.

Одна из экзотических причин для отложения – нахождение в суде в состоянии алкогольного опьянения директора (доверителя) без представителя. К сожалению, в СОЮ такое встречается. Суды обычно не знают, как правильно поступить, поэтому предпочитают заседание отложить.

Иногда участники спора задействуют более изощренные методы, чтобы добиться отложения. С одним из таких случаев адвокаты столкнулись, когда представляли клиента в деле о взыскании судебных расходов.

Процесс шел непросто: девять заседаний в первой инстанции, сотни страниц возражений, многочисленные попытки отложить заседание. Когда разбирательство уже шло к концу, оппонент попросил пять минут перерыва для похода в уборную.

Судья дал время, но когда оппонент вернулся, то сообщил, что в туалете его побили, он просит вызвать пристава, вынести частное определение в отношении неустановленных лиц, а также отложить рассмотрение, так как выступать он больше не может – стресс.

Видимых признаков «побоев» на лице замечено не было, да и судья обратил на это внимание, но заседание отложил. На следующий день у адвоката было другое дело с участием того же человека. Он прекрасно себя чувствовал и улыбался. «Стресс» прошел.

Попытка засудить Президента РФ за выплаты на детей по 10 тыс. рублей провалилась

В другом деле представитель оппонента в день судебного заседания подал ходатайство об отложении, потому что якобы попал в жуткое ДТП. Даже приложил какие-то извещения в адрес страховой. Но такую просьбу «пострадавший» подал лично за час до начала заседания через канцелярию суда.

Есть и более сложные способы затянуть процесс отложениями. Один из них – инициировать множество экспертиз. Как-то в простом деле о взыскании займа по расписке должник настоял, чтобы суд назначил комплексную почерковедческую и психофизиологическую экспертизу с использованием полиграфа, потому что ответчик уверял, будто подписал расписку под давлением.

Еще один вариант – когда недобросовестный оппонент утверждает в суде, что якобы договорился напрямую с противоположной стороной заключить мировое соглашение прямо перед заседанием. Когда ты представляешь большую компанию, то за несколько минут перерыва бывает невозможно даже по телефону узнать, правда ли это, отмечают юристы.

Когда есть взаимосвязанные споры, отложения часто позволяют синхронизировать процессы: одно запустить вперед и «рассмотреться» по существу, чтобы получить квазипреюдицию, а другой спор, напротив, немного задержать с помощью отложений и обжалований промежуточных судебных актов.

Другой популярный способ отложения – затягивать с представлением доказательств. Оппоненты предоставляют большой объем информации только на судебном заседании или за несколько дней до него. Это делается в надежде, что противоположная сторона будет ходатайствовать об отложении или суд, увидев большой объем документов, сам решит отложить процесс.

Бератор нового поколения
ПРАКТИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ БУХГАЛТЕРА

То, что нужно каждому бухгалтеру. Полный объем всегда актуальных правил учета и налогообложения.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: