Пакта сунт серванда: что это значит

Основополагающий принцип «pacta sunt servanda» в международном праве

После утверждения и вступления договора в действие, действительно ли государство берет на себя обязательства? Если опираться на принцип pacta sunt servanda, то ответ, конечно же, да. Данное высказывание в дословном переводе с латинского языка обозначает «договоры должны соблюдаться». Это является ключевым принципом в международном праве. Pacta sunt servanda лежит в основе всей системы договорных отношений.

После утверждения и вступления договора в действие, действительно ли государство берет на себя обязательства? Если опираться на принцип pacta sunt servanda, то ответ, конечно же, да. Данное высказывание в дословном переводе с латинского языка обозначает «договоры должны соблюдаться». Это является ключевым принципом в международном праве. Pacta sunt servanda лежит в основе всей системы договорных отношений.

Соблюдение договорных отношений

Для международного права, исполнять официальные обязательства, является привычным делом. Подобный принцип можно отыскать в договорном праве различных национально-правовых систем. Соглашение правового характера в обязательном порядке должно быть исполнено, независимо от его характера. Обе стороны обязуются придерживаться положения внутригосударственного или международного договора.

Предыстория основного принципа

Формула pacta sunt servanda является основополагающей и используется в качестве нормы в международном праве. Правоведов Нового времени Г. Гроция и С. Пуфендорфа напрямую связывают с данным высказыванием. Углубившись в историю, стало понятно, что pacta sunt servanda происходит из христианских текстов далекого средневековья.

В далеком прошлом все данные обещания перед Богом, которые не были исполнены, приравнивались ко лжи и считались большим грехом. За это человек нес церковное осуждение. На сегодняшний день, принцип имеет свои особенности и обязательства. Все договоры без исключения должны быть соблюдены, опираясь на правило pacta sunt servanda.

Религиозное объяснение pacta sunt servanda

В наше время, Ф.Ф. Мартенс является первым в отечественной науке, кто раскрыл вопрос, касаемо обязательности договора. Он подверг сомнениям нравственность религиозного объяснения. Но это не все его заслуги. Также Ф.Ф. Мартенс опроверг концепцию «самоограничения воли» и «правосознания человеческого рода». Признание правоспособности государства – вот основа международных договоров, по мнению ученого.

Государства должны признать друг друга субъектами права, — писал Мартенс, — они должны признать взаимные права: иначе никакие сношения между ними невозможны».

При максимальном соблюдении взаимных отношений между сторонами договора можно достигнуть положительного результата в международных отношениях. Нарушение происходят посредством незнания и неуважения с одной из сторон.

Изначально, правило без кода основывалось на практике. В середине ІХХ века оно закрепляется многосторонними декларациями. В их числе:

  • Лондонская декларация;
  • решение арбитражных органов.

В Пакте Лиги Наций и Уставе ООН также можно отыскать принцип pacta sunt servanda, но он там не указан в первоначальном виде.

Договоры должны соблюдаться

В 1969 году при разработке Венской конвенции включается норма pacta sunt servanda. Данный документ считается главным в договорном праве. Основополагающий принцип в международном праве раскрывается в отдельной статье.

Формирование механизма выполнения обязательств

Максима pacta sunt servanda относится к числу императивных принципов. Без этого принципа нельзя представить себе существование международного права. Современный мир опирается на принципы поддержания и межгосударственного сотрудничества. Pacta sunt servanda выступает своеобразной мерой ответственности государства, которое вступает в международные отношения. Принцип не подлежит обсуждению и является фундаментальным.

Мирное сожительство между народами не может быть, если не соблюдать обязательства и основные положения, прописанные в правах. Ратификация pacta sunt servanda была необходима, чтобы добиться правильных международных общений без негативных последствий.

Дипломатические отношения между странами

Основополагающая международного права – это обеспечение мирного сосуществования государств. Данное право появилось после ряда общественных процессов. Даже у первобытных общин имелись условные родовые законы. С постепенным становлением государственности, вырастала потребность и в праве.

Pacta sunt servanda оказывает большое влияние на развитие государства и народов в целом. Каждое государство, вступая в международные отношения принимает все нормы и принципы, для своего процветания и благополучия.

Международное право опирается на нормы – правила поведения, которые признаны во всех государствах и прочих субъектах.

Добросовестность – основа взаимодействия субъектов

В Уставе ООН, статья 2 пункт 2 говорится о том, что все члены ООН обязаны добросовестно заниматься исполнением обязательств, которые они возложили на себя. Принцип выполняет одну из самых важных функций. Это основа взаимоотношений, которые подкреплены основными правами и обязанностями.

Максима pacta sunt servanda выражает общечеловеческие ценности, такие как:

  • мир;
  • сотрудничество;
  • права человека;
  • взаимность;
  • поддержка.

Все это является основой для развития международного права. Принцип pacta sunt servanda выступает своеобразным фундаментом в международном правопорядке и критерием в законности.

Каждое государство обязано принять все необходимые меры, чтобы осуществить объекты и цели договора. Даже внутреннее законодательство не может оправдать невыполнение договорных обязательств, которые были возложены на государство. Документ обязательно должен быть ратифицирован, в противном случае, можно избежать наказания.

Нужна помощь преподавателя?

Мы всегда рады Вам помочь!

Проанализировав зарубежные и отечественные доктрины международного права и углубившись в основополагающий принцип pacta sunt servanda, удалось установить ряд выводов:

  1. Данный принцип был утвержден в международном праве современного мира. Императивная норма jus cogens обязывает обе стороны договора взять ответственность за выполнение положения.
  2. Основой международных договоров является императивный принцип и согласительная природа договоров. Нельзя упускать из внимания заинтересованность обеих сторон и пользу от договора при выполнении всех предписаний. Именно заинтересованность выступает двигательным механизмом.
  3. Pacta sunt servanda – универсальный принцип, может использоваться в любых режимах. Также он является основой в формировании институционального механизма.

Вторая мировая война наложила свой отпечаток на сознание человека. Постоянные войны отягощали всех, современное международное право становится воплощением человечности. Сегодня, сложившиеся ситуации необходимо решать по-новому, без агрессии и угроз. Проблемы внешней политики, национальные и интернациональные отношения разрешаются мирным путем, опираясь на принцип pacta sunt servanda. Гармонизация интересов обеих сторон позволяет достичь желаемых результатов.

Читайте также:
Состязательность в судопроизводстве: что это значит

Заключение

Международное право включает ряд принципов, которые обладают высшей юридической силой. Кроме характерных особенностей, они также наделены политической и моральной силой.

Международно-правовая концепции взяла за основу интересы общества. Таким образом, можно достичь мира и порядка, внести весомый вклад в развитие мировой экономики, науки и техники, а также достичь нового уровня управления без потерь и агрессии.

Трудности с учебой?

Помощь в написании студенческих и
аспирантских работ!

Реализация принципа pacta sunt servanda в современных международноправовых отношениях Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Киченина Виктория Сергеевна, Фесенко Этери Анзоровна

В статье рассматривается понятие принципа pacta sunt servanda , история его становления и развития, а также возможность реализации с учетом настоящих тенденция в международном праве и международных отношения. Анализируется практические примеры как соблюдения указанного принципа, так и не желания государств его соблюдать. Исследуются позиции различных государств в отношении понимания государства и международных образований, а также роли личности, ее правового сознания и их влияния на соблюдение принципа pacta sunt servanda

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Киченина Виктория Сергеевна, Фесенко Этери Анзоровна

IMPLEMENTATION OF THE PACTA SUNT SERVANDA PRINCIPLE IN MODERN INTERNATIONAL LEGAL RELATIONS

The article deals with the concept of the pacta sunt servanda principle, the history of its formation and development, as well as the possibility of implementation taking into account the current trends in international law and international relations. Examines practical examples of how compliance with this principle, and not the willingness of states to abide by it. The article examines the positions of various states in relation to the understanding of the state and international entities, as well as the role of the individual, its legal consciousness and their influence on the observance of the principle of pacta sunt servanda

Текст научной работы на тему «Реализация принципа pacta sunt servanda в современных международноправовых отношениях»

реализация принципа pacta sunt servanda в современных международно-правовых отношениях

Киченина Виктория Сергеевна,

кандидат юридических наук, заведующий кафедрой правового обеспечения внешнеэкономической деятельности, Санкт-Петербургский филиал Российской таможенной академии E-mail: ale-nika@yandex.ru

Фесенко Этери Анзоровна,

студент юридического факультета Санкт-Петербургского филиала Российской таможенной академии E-mail: eteri.fesenko97@mail.ru

В статье рассматривается понятие принципа pacta sunt servanda, история его становления и развития, а также возможность реализации с учетом настоящих тенденция в международном праве и международных отношения. Анализируется практические примеры как соблюдения указанного принципа, так и не желания государств его соблюдать. Исследуются позиции различных государств в отношении понимания государства и международных образований, а также роли личности, ее правового сознания и их влияния на соблюдение принципа pacta sunt servanda.

Ключевые слова. Pacta sunt servanda, договор, международное право, государство, правовое общество.

Pacta sunt servanda в настоящее время является фундаментальным принципом международного права, прошедший длинный исторический путь от средневекового канонического права, где источником права были христианские тексты, идеализировавшие идеи равенстве обещаний перед Богом, отступление и несоблюдение которых приравнивалось к лжи, заслуживающей осуждения церковью, до настоящего времени, когда без его должного понимания и применения невозможно говорить о существовании эффективной системы международного права.

Впервые обосновать обязательность договоров пытались еще в XVI в., связано это с культурным подъемом Испанского королевства, в частности Саламанской школы, созданной при Университете кастильского города Саламанки в 1526 г. выдающимися учеными своего времени – монахами Франсиско де Виториа и Доминиго де Сото. За основу было взято учение времен Средневековья теолога и богослова Фомы Аквинского: «По доброй совести человека полагается, чтобы (должник) заплатил обещанное. следовательно. по чести человек обязан человеку из любого обещания. Кроме того, ложь имеет место и если некто не исполнит обещанное. ложь влечет за собой грех, поскольку тем самым человек обманывает ближнего своего» (STh. II-II. qu. 110, art. 3, obi. 5 et 6) [1]. Несомненно, в условиях Реформации, великих географических открытий, нуждалось в корректировке и наследие Средневековых ученых. Схоластика стала «поздней» и явилось орудием для возрождения культуры. Первостепенными стали проблемы уточнения содержания теории права, действительность юридических актов, естественных прав человека, суверенитета, справедливой войны, а также роль справедливости в договорных отношениях.

Нынешнее современное понятие принципа pacta sunt servanda, прошедшее столетия сохранило в себе природу и не отступило от основной идеи – заключил договор – обязан соблюдать его, естественно приобретя особенности и отличительные черты.

Всматриваясь в принцип pacta sunt servanda сквозь призму современности ученые разделились во взглядах на саму причину возникновения договора между государствами. Соответственно, дискуссию вызывают мотивы их соблюдения или несоблюдения. Первую точку зрения высказал Ф.Ф. Мартенс – отечественный юрист утверждавший, что договоры обязательно должны соблюдаться – это факт, не подвергающийся сомнению,

Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Принцип Pacta sunt servanda в английском праве в период глобального кризиса

Латинская максима – Pacta sunt servanda является одним из основополагающих принципов частного права. Однако на пути исполнения сторонам соглашения перед ними может встать тысяча больших и маленьких препятствий, от природных катастроф и стихийных действий, до гибели индивидуально определенной вещи.

В современном обороте дискуссия о том допустим ли отказ от исполнения договора в связи с существенным изменением обстоятельств, становится тем более актуальной, в силу эпидемии вируса COVID-19 и экономического кризиса, повлекшего резкое изменение курса иностранных валют. И чем сильнее становится шторм на финансовых рынках, тем чаще мы слышим призывы к отказу от принципа нерушимости договорных обязательств[2]. Английская судебная практика и доктрина придерживаются общего правила о невозможности освобождения от обязательств и ответственности за их нарушение, в том числе в случае наступления непредвиденных обстоятельств, которые могут затруднить исполнение. Тем не менее, ни одно правило не может существовать без исключений, которые необходимый для принятия справедливых решений в отдельных спорах. Для случаев объективной невозможности исполнения обязательства в английском праве таким исключением служит доктрина frustration.

Читайте также:
Опасный производственный фактор: что это значит

I. Историческое развитие правил о привходящей невозможности исполнения в английском праве

В английском праве наступление форс-мажорных обстоятельств или отсутствие вины на стороне должника сами по себе не освобождают его от ответственности за нарушение обязательства и не лишают кредитора права на расторжение договора[3]. Прецедентом, иллюстрирующим это общее правило, может служить решение по делу Paradine v. Jane[4] в котором суд указал, что лицо, которое приняло на себя обязательство, обязано уплатить по нему вне зависимости от того, что случилось впоследствии. В указанном деле, суд пришел к выводу, что даже приход вражеской армии, лишившей арендатора возможности обрабатывать землю, не может сам по себе служить основанием для отказа в выплате арендной платы[5].

С 14 века в английской доктрине господствовала позиция о том, что даже стихийное бедствие и нападение врага не приводят к полной невозможности исполнения обязательства. В качестве иллюстрации этого общего правила можно привести решение, вынесенное в 1355 году, в нем спор возник между арендатором земли и ее хозяином. Арендатор получил землю под условием, что он будет поддерживать здания в том состоянии, в котором он их получили. В результате шторма одна из стен здания была уничтожена, и арендатор отказался ее ремонтировать, указав на то, что ущерб был причинен силами природы. Как указывает Simpson сам по себе факт причинения ущерба зданию может и не являться нарушением договора, а вот отказ от его ремонта, вопреки существующему обязательству, представляет из себя нарушение[6]. В качестве примера случая, когда внешние силы приводят к полной невозможности дальнейшего исполнения договора можно привести случай лесного пожара, когда арендатор, принявший на себя условие о заботе над лесом, который расположен на его земле уже не сможет исполнить обязательства, т.к. он не сможет заставить деревья вырасти вновь[7].

Безусловно, сторона сделки не может принять на себя обязательство исполнения невозможного и не должна понуждаться к исполнению того, что вдруг стало невозможным, однако она должна сделать все, что окажется в ее силах. Стоит, однако, отметить, что Трейтель указывает, что в случае если договором предусмотрена строгая ответственность, то его сторона может быть обязана судом к уплате убытков даже в том случае, если исполнение было полностью невозможным. К примеру, продавец будет нести ответственность за несвоевременную доставку товара даже в том случае, если задержка была вызвана недостаточностью места на корабле, и он никак не мог повлиять на такое обстоятельство[8].

Доктрина frustration является редким исключением из общего правила об обязательности исполнения договора. Привходящая невозможность исполнения (supervening impossibility of performance) является одним из самых очевидных оснований для применения доктрины frustration в английском праве[9].

II. Доктрина frustration в английском праве

Основаниями для применения доктрины frustration в английском праве является: (i) существенное изменение обстоятельств, которое приводит к объективной недостижимости той, коммерческой цели, которую ставили перед собой стороны при заключении договора; или (ii) если исполнение, договора одной из сторон сделки будет для нее значительно более обременительным. Следует отметить, что и во втором случае речь идет скорее о нарушении разумных коммерческих ожиданий стороны, которые если и не были прямо предусмотрены в контракте, подразумевались сторонами при его заключении. Лорд Лардклиф (Radcliffe, 1956) в решении по делу Davis Contractor Ltd. v. Fareham UDC[10] дал следующее описание оснований применения доктрины frustration:

«…Мы применяем эту доктрину тогда, когда понимаем, что, в отсутствии вины одной из сторон сделки, из-за наступления определенных обстоятельств исполнение договорных обязательств приведет к тому, что предоставление по договору будет кардинальным образом отличаться от того, что было согласовано сторонами в договоре»[11].

Делом, в котором сформулированы общие основания для применения доктрины frustration, стало решение по делу Taylor v. Caldwell. В нем было сформулировано правило о том, что исчезновение предмета договора или лица, которое должно было исполнить обязательство, может при определенных обстоятельствах привести к освобождению должника от исполнения обязательства[12]. Факты этого дела были достаточно просты: концертный зал и прилегающий к нему сад были арендованы для серии концертов, но в результате пожара строение погибло. Арендатор потребовал компенсации убытков из-за невозможности проведения концерта. Лорд Блэкберн (Blackburn J, 1863) в своем решении указала по делу, что прекращение контракта в связи с гибелью вещи (концертного зала) было подразумеваемым условием, которое хоть и не было включено в контракт, все же было понятно обеим сторонам сделки. Так как вины владельца концертного зала в гибели вещи не было, контракт посчитали прекратившим действие без выплаты убытков арендатору[13].

Важно учесть, что даже гибель части вещи, как это было в деле Taylor v. Caldwell (сад не был разрушен пожаром), может привести к прекращению обязательств сторон из договора в полном объеме[14], т.к. в данном проведение концерта, то есть достижение коммерческой цели сторон стало невозможным. В этом контексте следует рассматривать и решение суда по делу Appleby v. Myers[15], в котором было указано, что к прекращению обязательств сторон из договора может привести не только гибель предмета сделки, но и гибель средства для его создания. Например, в случае уничтожения завода по производству станков, контракт на их поставку может быть признан прекратившим свое действие[16]. Однако стоит оговориться, что такой подход возможен только в том случае, если источник производства товаров для сделки был только один или стороны прямо договорились о том, что товары будут поставлены из определенного источника (для целей рассматриваемого примера: произведены определенным заводом)[17].

То есть речь здесь идет, не столько о гибели вещи, сколько об отпадении коммерческого интереса к совершению сделки. Примером отпадени коммерческого интереса к сделке в связи с изменением обстяотельств может служить решение по делу Krell v. Henry[18], в котором речь шла о договоре аренды комнаты в одной из лондонских квартир. За 75 фунтов комнату сдали на один день, т.к. из ее окна открывался прекрасный вид на улицу, по которой должна была пройти коронационная процессия. Однако дату коронации перенесли, в связи с чем основание для аренды комнаты отпало. Возник спор о том должен ли арендатор уплатить полную сумму за аренду, или контракт должен быть и вовсе прекращен, в связи с отпадением основания. Интересно, что в решение прямо приведена ссылка на ratio decidendi Taylor v. Caldwell и указано, что, как и в случае с гибелью вещи, не наступление определенного события, ведет к отпадению коммерческого основания для сделки.

Читайте также:
Обязательства вследствие неосновательного обогащения

Противоправность исполнения сделки договора, если основания для применения норм о противоправности исполнения наступили после даты заключения сделки, может признана основанием для признания объективной невозможности исполнения обязательств. ТаквделеFibrosa Spolka Akcyjna v Fairbairn Lawson Combe Barbour Ltd.[19], суд признал, что поставка станков в оккупированный германской армией польский город объективно невозможна, т.к. это была бы сделка с врагом, прямо запрещенная законом. Стоит отметить, что далеко не для всех сделок введение санкций или ведение военных действий будет основанием для признания невозможности их исполнения.

Доктрина frustration может применяться также в случаях, когда исполнение обязательства хоть и остается возможным, но становится слишком обременительным для одной из сторон сделки. Здесь следует отметить, что сам по себе термин «невозможность исполнения» является довольно оценочным. Так невозможность исполнения в некотором роде зависит и от уровня технического прогресса, так Трейтель приводит ссылку на учебник по контрактному праву 1962 года, где было указано, что примером невозможности исполнения является обещание полета на луну. Более того, например, в деле Taylor v. Caldwell, к примеру, исполнение все же было возможно. В теории, при вложении значительного количества средств, можно был построить новый концертный зал к дате первого концерта[20].

Значительно более обременительным исполнение может стать для одной из сторон сделки в результате того, что исполнение откладывалось на длительный период времени из-за военных действий[21]. Обременительным исполнение может быть признано в и том случае, если расходы на исполнение не возрастают у стороны, однако рыночная стоимость услуг за указанный период серьезно изменилась или могла быть пересмотрена[22].

Последствием применения доктрины frustration служит «исчезновение» контракта. При этом правило, установленное в общем праве решением по делу Chandler v. Webster[23] препятствует реституции средств, полученных сторонами по сделке. Таким образом, в прецедентном праве на протяжении длительного времени так и не удалось выработать эффективного решения для урегулирования расчетов сторон в случае применении доктрины frustration. В связи с этим в дело вступил законодатель, и в 1943 году был принят Law Reform (Frustrated Contracts) Act 1943[24], который был призван дополнить эту доктрину положениям о реституции денежных средств. В соответствии с положениями указанного акта, денежные средства, уплаченные перед наступление события, повлекшего объективную невозможность исполнения обязательства, могут быть взысканы в судебном порядке. Сторон получили права требовать компенсации расходов на частичное исполнение обязательств по договору.

III. Случаи, когда доктрина frustration не применяется

Пожалуй, самым очевидным примером отказа в применении доктрины frustration, аналоги которого могут быть найдены в большинстве правопорядков, служат случаи, когда сторона сделки сама способствовала наступлению невозможности исполнения. Одной из основных целей использования доктрины frustration является распределение рисков между сторонами сделки[25], зачастую суды используют для этого подразумеваемые условия, которые хоть и не были прямо указаны в договоре, но являются обычным для такого рода сделок. Однако, доктрина frustration также не применяется к тем случаям, когда стороны прямо предусмотрели в договоре оговорку о форс-мажоре, то есть распределили риски своим собственным решением[26].

Апелляционный суд в решении по делу Staffordshire Area Health Authority v.South Staffordshire Waterworks Co[27], указал, что frustration не возникает и в случае сильной инфляции или скачков курса валют. В этом деле контракт на поставку воды был заключен в 1919 году, к 1975 размер фиксированного платежа, установленного в тексте контракта, стал крайне незначительным из-за инфляции. Компания поставщик потребовала пересмотра условий, но суд отказал.

Война и введение санкций сами по себе не означают наступление невозможности исполнения соглашения сторон. Так, в случае если контракт является долгосрочным, то указанные обстоятельства ограничиваю его лишь временно и не могу служить основанием для освобождения сторон от обязательств по нему[28]. Однако, как указывалось выше, из этого правила также существуют исключение в виде упомянутых ранее случаев, когда исполнение договора в результате длительной задержки, вызванной военным действиями и/или санкциями становится крайне обременительной для одной из сторон сделки и/или влечет серьезное изменение результата исполнения, который был описан в соглашении сторон.

Английские суды крайне осторожно подходят к применению доктрины frustration, видя в ней возможность ухода от исполнения обязательств в случае неблагоприятной рыночной конюектуры[29]. Существует целый ряд дел, в которых суды прямо указывали, что существенное увеличение расходов или рост не должны становиться основанием для прекращения обязательств сторон сделки в связи с применением доктрины frustration. Наиболее цитируемым из них является решение по уже упомянутому выше делу Davis Contractor Ltd. v. Fareham UDC, в котором из-за существенного увеличения стоимости и срока работ подрядчик указывал на наступление обстоятельств, требующих освобождения сторон сделки от обязательств. Палата Лордов отказала в удовлетворении иска особо подчеркнув, что приведенные подрядчиком обстоятельства относятся к коммерческим рискам и он (подрядчик) мог их предвидеть, вступая с оглашение. В решении по делу Tsakiroglou & Co Ltd v Noblee Thorl GmbH[30], в котором Лорд Саймондс (Simonds, 1962) прямо указал, что увеличение расходов по общему правилу не является основанием для применения доктрины frustration[31]. Следует отметить, что по общему правилу доктрина frustration не может быть применена в том случае, если событие было легко предвидимо сторонами[32]. В этом случае суды исходят из презумпции, что стороны знали о возможности наступления такого события, но не посчитали нужным распределить риск его наступления иным образом, а, следовательно, негативные последствия должна нести та сторона сделки, которая с таким событием столкнулась.

Читайте также:
Промысел живых ресурсов: что это значит

Приведенный в настоящем разделе далеко неполный список случаев отказа английских судов от применения доктрины frustration в связи с существенным изменением обстоятельств, еще раз иллюстрирует тезис о том, что освобождение сторон от обязательств из договора является редким исключением для английского права. Суды крайне осторожно подходят к возможности признания договора сторон и обязательств, из него вытекающих, прекращенными, в связи с наступлением обстоятельств, которые могли бы быть предвидимы сторонами или которые являются неотъемлемой частью коммерческого оборота (например, повышение цен на материалы).

Одной из основных целей использования этой доктрины является распределение рисков между сторонами сделки, зачастую суды используют для этого ссылки на так называемые подразумеваемые условия (implied terms), которые хоть и не были прямо указаны в договоре, но являются обычным для такого рода сделок. При этом доктрина frustration не применяется в случае наступления легко предвидимых рисков, к рискам прямо упомянутым сторонами в соглашении, а также в случаях, когда одна из сторон сделки способствовала наступлению события, приведшего к невозможности исполнения обязательства по договору. Доктрина frustration не применяется к валютным рискам. Далеко не всегда можно говорить о прекращении обязательств сторон в случае начала войны или глобальной пандемии вируса COVID-19. ___________________________________

[1] Black’s Law Dictionary 8th ed. 2004

[2] См.: Верещагин А. Право: договор дороже денег // Ведомости. 2009. 4 авг.

[3] Treitel G.H. Remedies for Breach of Contract. A Comparative Account. Oxford, 1988. P. 348 – цит. по Карапетов А.Г. Расторжение нарушенного договора в российском и зарубежном праве. М.: Статут, 2007. С. 91.

[4] Paradine v Jane [1647] EWHC KB J5 – цит. ПоHugh Beale, Hein Kötz, Arthur Hartkamp and Dennis Tallon Cases, Materials and Text on Contract Law. – Oxford, Hart Publishing, 2002.

[5] Hugh Beale, Hein Kötz, Arthur Hartkamp and Dennis Tallon Cases, Materials and Text on Contract Law. – Oxford, Hart Publishing, 2002. P. 608.

[6] A.W. Brian Simpson A History of the common law of contract. The Rise of the Action of Assumpsit. – Oxford, Calderon Press, 1975. P.31.

[7] A.W. Brian Simpson Ibid. P.32.

[8] Lewis Emanuel & Son Ltd v Sammut [1959] 2 Lloyd’s Rep 629 цит. поTreitel G. H. Treitel on the Law of Contract. – London, Sweet & Maxwell, 11th Revised edition, 2003. P. 870.

[9] Treitel G. H. Treitel on the Law of Contract. – London, Sweet & Maxwell, 11th Revised edition, 2003. P. 869

[11] Цит. по. Hugh Beale, Hein Kötz, Arthur Hartkamp and Dennis Tallon Cases, Materials and Text on Contract Law. – Oxford, Hart Publishing, 2002. P. 619.

[12] Hugh Beale, Hein Kötz, Arthur Hartkamp and Dennis Tallon Op. Cit. P. 609.

[13] Hugh Beale, Hein Kötz, Arthur Hartkamp and Dennis Tallon Ibid.

[14] G.H. Treitel Op. cit. P. 870.

[15] (1867) LR 2 CP 651. цит. поTreitel G. H. Treitel on the Law of Contract. – London, Sweet & Maxwell, 11th Revised edition, 2003.

[16] Hugh Beale, Hein Kötz, Arthur Hartkamp and Dennis Tallon Ibid. P. 614.

[17] G.H. Treitel Op.Cit. 875-877.

[18] [1903] 2 KB 740 цит. поHugh Beale, Hein Kötz, Arthur Hartkamp and Dennis Tallon Cases, Materials and Text on Contract Law. – Oxford, Hart Publishing, 2002.

[19] [1942] UKHL 4 цит. по Лузгина А.В. объективные препятствия к исполнению договора в праве Англии, Франции, Германии // Актуальные проблемы гражданского права. Вып. 14 / Отв. ред. А.В. Егоров. М., 2012.

[20] G.H. Treitel Ibid. P. 880.

[21] G.H. Treitel Ibid. P. 873

[22] G.H. Treitel Ibid.

[23] [1904] L.R., 1 K.B. 493 цит. поTreitel G. H. Treitel on the Law of Contract. – London, Sweet & Maxwell, 11th Revised edition, 2003.

[24] Hugh Beale, Hein Kötz, Arthur Hartkamp and Dennis Tallon Ibid. P. 623.

[25]G .H. Treitel Ibid. P. 898.

[26] G .H. Treitel Ibid.

[27] [1978] 1 WLR 138,

[28] G .H. Treitel Ibid. P. 888.

[29] Лузгина А.В. Указ. Соч. С. 306.

[30] [1962] AC 93 цит. поTreitel G. H. Treitel on the Law of Contract. – London, Sweet & Maxwell, 11th Revised edition, 2003.

§ 1.2. Принцип pacta sunt servanda как предпосылка формирования институциональногомеханизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам

Сущностные характеристики принципа pacta sunt servanda. Принцип pacta sunt servanda принято связывать с именами Г. Гроция и С. Пуфендорфа, правоведами Нового времени. Правило pacta sunt servanda проистекает из средневекового канонического права, основанного на христианских текстах.

В.М. Шуршалова о том, что «. степень обязательности и исполнимости международных договоров определяется мерой их соответствия действительно разумным потребностям государств в их взаимных отношениях» [37] .

Подтверждение вышеуказанному мнению можно найти также в трудах

М. Капустина, который, говоря о формах внешнего выражения (формулировании) международного права в своем конспекте лекций 1873 г., указывает, что возведение международных договоров (трактатов) на уровень общей международной нормы «.зависит от их внутренней силы, от более или менее верного выражения в них начала справедливости». Однако даже если за договором сохраняется статус «сепаратного закона», а не общей нормы, все они «.имеют безусловно обязательную силу» [40] . М. Капустин полагал, что aequitas (справедливый) трактат «.должен быть исполняем, в противном случае вопрос переходит в область факта и решается силой». Лучшим обеспечением выполнения международного договора, по мнению М. Капустина, является его соответствие действительным интересам и положению народов, а также способность изменяться согласно с этим положением [41] . В современной науке международного права также существует позиция, согласно которой соглашения «. основаны не на “взаимном доверии”, а на признании общих или взаимных интересов и на расчете на то, что собственный интерес будет побуждать обе стороны уважать свои обязательства» [42] . Л.Х. Минга- зов отмечает, что «вступая во взаимодействие с другими участниками международной системы, каждое государство делает это не случайно, но преднамеренно и целенаправленно, руководствуясь при этом собственными потребностями и инте- ресами» [43] .

Читайте также:
Товары в обороте: что это значит

Примечательным примером из современной договорной практики может служить Конвенция о правах ребенка 1989 г., к которой государствами было сделано большое количество оговорок (зачастую – общего характера), что в результате привело лишь к формальному участию в Конвенции ряда государств (Ирана, Малайзии, Туниса и др.) при отсутствии для этих государств реальной потребности в международном договорном регулировании данной сферы и без осознания практической пользы от выполнения обязательств по Конвенции [45] . Важно заметить, что степень обязательности выполнения международных договоров действительно может находиться в прямой зависимости от заинтересованности государства, однако его национальные интересы, практическая польза договора, закономерности общественного развития, политические условия не влияют на действительность договора. Это означает, что международный договор, признаваемый действительным в соответствии с нормами международного права, обязателен для выполнения, однако интенсивность активных действий государств и иных участников договора по практическому выполнению того или иного договорного обязательства может отличаться в зависимости от реальной заинтересованности.

Эту идею и несет в себе принцип pacta sunt servanda. Иллюстрацией может служить пример с выполнением обязательств по Договору об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) 1990 г. и Соглашению об адаптации ДОВСЕ 1999 г., выполнявшихся практически в одностороннем порядке Российской Федерацией в силу реальной заинтересованности в безопасности границ европейской части России. Следует иметь в виду, что отсутствие заинтересованности государства, смена политических приоритетов, утрата видимой пользы от выполнения договорных обязательств не влекут недействительности договора, т.е. договор не становится необязательным; невыполнение обязательств по договору в таких ситуациях приобретает характер нарушения, а исключение могут составлять только случаи коренного изменения обстоятельств.

Важно и такое понимание обязательности международного договора, которое увязывается с согласительной природой договорных норм. По мнению

О.И. Тиунова, «обязательность» заключенных соглашений (договоров) «. выражает отношения долженствования, “заданность” деятельности субъектов права, когда они должны поступать именно так, а не иначе» [46] . В силу того, что способом создания нормы международного права является соглашение (посредством согласования воль [47] ), именно соглашение необходимо считать критерием юридической обязательности международно-правовой нормы (договорной или обычной). Принцип pacta sunt servanda в полной мере отражает эту концепцию: то, о чем договорились (пришли к согласию), должно соблюдаться. По замечанию

В.Я. Суворовой, «.каждая международно-правовая норма обязательна уже в силу заложенного в ней согласия государства» [48] . О.И. Тиунов полагает, что обязательность в конечном итоге ведет к необходимости субъекта международного права организовать свою волю таким образом, чтобы способствовать реализации соглашения (договора). Д. Пруит склонен придавать значение не качественной характеристике – согласительной природе договорных отношений, а количественной – числу соглашений между государствами. По его мнению, «. чем большее число соглашений действует между двумя нациями и чем более они значительны для них, тем более обязывающими является каждое из них» [49] . Полагаем, согласительная природа международно-правовых договорных норм в действительности служит катализатором добровольного выполнения вытекающих из них обязательств. При этом количество заключенных между одними и теми же субъектами договоров вряд ли имеет решающее значение для обязательности их выполнения. Принцип pacta sunt servanda применяется и к единичному международному договору.

Существенное внимание юридическому содержанию принципа pacta sunt servanda уделялось в советский период развития отечественной науки международного права. Научные исследования того времени отличает стремление идеализировать значение принципа, признавая за ним не только универсальный характер, но и не допуская отступления от буквы международного договора. Во время Венской конференции 1968-1969 гг. советская делегация высказывала мнение о том, что «.точное применение договоров имеет существенное значение для устойчивых международных отношений» [50] . А.Н. Талалев полагает, что принцип pacta sunt servanda означает «.строгое и точное соблюдение» вытекающих из международного договора обязательств [51] . О.И. Тиунов несколько смягчает подход к пониманию сущности рассматриваемого принципа, указывая, что «. честное соблюдение международных договоров означает строгое следование как букве, так и духу договора» [52] . При таком взгляде принцип pacta sunt servanda объединяет как очевидную характеристику об обязательности всех правомерных договоров (соответствие букве), так и необходимость их добросовестного выполнения (соответствие духу). Некоторым зарубежным исследователям также свойственно рассматривать сущность принципа pacta sunt servanda как пронизывающего все международное право и предполагающего скрупулезную точность в выполнении обязательств не только с позиции буквы, но и духа международного договора [53] . Постоянная палата международного правосудия в консультативных заключениях от 4 февраля 1932 г. и от 6 апреля 1935 г. сочла буквальное исполнение постановлений договора, если такое исполнение имело своим следствием нарушение духа договора, неправомерным [54] .

Полагаем, вести речь о точном и неукоснительном выполнении обязательств по международному договору можно в случаях, когда договор имеет абсолютные показатели выполнимости (например, количественные ограничения, стоимость товаров или услуг и пр.). В большинстве же международных договоров заложены обязательства общего характера, выполнение которых во многом зависит от добросовестности поведения сторон.

Придавая большое значение принципу pacta sunt servanda (а впоследствии и принципу добросовестного выполнения обязательств), советские ученые не относили названный принцип к разряду «основных норм». Г.И. Тункин писал: «.если правильно, что без того или иного принципа невозможно существование современного международного права, то это еще не значит, что такой принцип является “основной нормой” в том смысле, что все международное право покоится на ней и исходит из нее. Таково положение и с нормой pacta sunt servanda» [55] . Ученому вторит А.Н. Талалаев, критикующий позиции «буржуазных» юристов, в частности Г. Кельзена и Д. Анцилотти, относительно основного характера нормы pacta sunt servanda, как не имеющие юридического обоснования [56] . Такая критика справедлива в силу того, что принцип pacta sunt servanda развивался так же, как и иные принципы и нормы международного права и имеет ту же согласительную природу.

Читайте также:
Участник юридического лица: что это значит

Императивный характер принципа pacta sunt servanda. Императивным следует считать такой принцип (или норму), действие которого государства не могут приостановить по соглашению в своих взаимных отношениях. Это обстоятельство не означает бессрочности действия международных договоров и не отменяет возможности их изменения и прекращения. Однако в любой момент времени, когда международный договор считается действующим и действительным, он подлежит выполнению на основании императивного принципа. Например, в Лондонском протоколе 1871 г. между Австро-Венгрией, Великобританией, Германией, Италией и Турцией был впервые в договорной форме закреплен принцип pacta sunt servanda и за существенное начало международного права признавалось то, что «. ни одна держава не может ни освободить себя от обязательств трактата, ни изменить его постановлений иначе как с согласия договаривающихся сторон, достигнутого посредством дружеского уговора» [57] .

Следует отметить, что в науке международного права существовали представители концепции, в принципе отрицающей наличие императивных норм в международном праве (Г. Кельзен, П. Гуггенхайм, Г. Шварценбергер, А. Серени). Главный аргумент об отсутствии jus cogens сводится к непризнанию за международным правом свойств хорошо организованной и эффективной правовой системы [58] . Отметим, что в современной международно-правовой доктрине также существует мнение, согласно которому представления о международном праве как о жестко детерминированной системе, подкрепленной механизмом принуждения, не соответствуют объективной действительности [59] .

В противовес отрицанию jus cogens были и сторонники данного явления в международном праве, хотя некоторые из них крайне осторожны в своих высказываниях по этому поводу (Г. Даам, У. Шойнер, Ш. Руссо, П. Ретер, Р. Куадри, Х. Аречага). В настоящее время наличие jus cogens практически не подвергается сомнению; кодифицированные нормы Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 г. [60] (далее – Венская конвенция 1969 г.), а также Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями от 21 марта 1986 г. [61] (далее – Венская конвенция 1986 г.) являются тому подтверждением. К императивным принципам следует отнести все основные общепризнанные принципы современного международного права [62] . И принцип pacta sunt servanda относится к их числу. «Как фундаментальный принцип, без которого невозможно существование международного права, поддержание мира и межгосударственного сотрудничества, этот принцип относится к императивным нормам современного международного права», – пишет А.Н. Талалаев [63] . Немецкий ученый К. Страпп в работе «Международное правонарушение» отмечал в качестве бесспорного факта наличие в международном праве некоторых правил, подлежащих всеобщему (универсальному) применению. К их числу относится и максима pacta sunt servanda, выступающая мерой обязанности и критерием (тестом) ответственности государств [64] . Ф. Лист и А. Тейзен характеризуют принцип pacta sunt servanda в качестве фундаментального принципа всего международного права, что не подлежит обсуждению [65] . Л.А. Камаровский подчеркивал, что «. обязательность договоров вытекает прямо и с логической необходимостью из основных положений права, обеспечивающих мирное сожительство народов» [66] . Ф.И. Кожевников писал, что «.принцип pacta sunt servanda является основой всяких международных отношений и вытекает из самой природы международного общения государств» [67] . По мнению Дж. Фицмориса, принцип pacta sunt servanda «.является принципом естественного права, обладающим характером jus cogens постулатом международного права, дающим системе последнего объективную действительность, т.е. действительность, независимую от согласия единиц, являющихся его субъекта- ми» [68] . Правило pacta sunt servanda «.лежит в основе всей структуры международного права» [69] , – указывал Специальный Комитет Г енеральной Ассамблеи ООН по принципам международного права. Императивный характер нормы pacta sunt servanda признает и О.И. Тиунов, характеризуя ее как норму общего международного права, отклонение от которой недопустимо [70] .

Заслуживают внимания мнения, согласно которым принцип pacta sunt servanda сложно отнести к jus cogens ввиду наличия в теории и практике международного права clausula rebus sic stantibus (клаузулы неизменности обстоятельств). Так, Т. Элайес считает последнюю исключением, не позволяющим говорить об императивном характере pacta sunt servanda [71] . Л.А. Алексидзе также склонен отрицать императивный характер анализируемого принципа со ссылкой на clausula rebus sic stantibus, так как, в конечном счете, все зависит от того, смогут ли договориться два государства [72] .

Полагаем, возможность применения клаузулы rebus sic stantibus не влияет на императивный характер принципа pacta sunt servanda как такового. Исключительный, коренной характер изменений обстоятельств, способствовавших заключению международного договора, является не столь частым явлением, чтобы ссылки на clausula rebus sic stantibus из категории исключений перевести в разряд правил [73] . Крайне важно не увязывать императивный характер pacta sunt servanda с существованием клаузулы неизменности обстоятельств, а понимать, что практическое использование клаузулы не нарушит jus cogens только, если будет добросовестным (см. подробнее § 2.4).

Выводы. Резюмируя анализ отечественной и зарубежной доктрины международного права относительно понимания юридической природы и сущности принципа pacta sunt servanda, следует сделать ряд выводов. Во-первых, названный принцип утвердился в современном международном праве в качестве императивной нормы (jus cogens), в соответствии с которой стороны международного договора принимают на себя общее обязательство выполнять положения международного договора. Во-вторых, императивный характер принципа и согласительная природа самих договорных норм являются основами обязательности международных договоров. В то же время необходимо брать в расчет заинтересованность государств и иных участников договора, а также пользу, получаемую от его выполнения, напрямую влияющие на интенсивность активных действий сторон международного договора по практическому выполнению договорных обязательств. В-третьих, принцип pacta sunt servanda носит универсальный характер, т.е. применим к любым договорным режимам, и является основной предпосылкой формирования институционального механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам, гарантирующей обязательность международных договоров.

Читайте также:
Разрыв дипломатических отношений: что это значит

Pacta Sunt Servanda: All you need to know about it

This article is written by Millia Dasgupta , from Jindal Global Law School. This article covers the principle of Pacta Sunt Servanda.

Table of Contents

Introduction

It is a Latin term that means agreements must be kept. It is present in both Civil law and international law. In international law, it means that every treaty is binding upon the parties and they must be executed in good faith. Good faith is a sincere intention to carry out obligations without malice. The parties under this treaty must fulfil their promises and obligations to the best of their abilities. This is subject to some conditions which we shall be discussing later on in the article.

History

The principle can be traced back to religious origins. In the Koran, it has been stated that “Be true to the obligations which you undertake”. This religious principle in the Middle East soon manifested in commerce and ruled commercial contracts and transactions.

The Romans also respected this principle and was an extremely important part of their judicial workings. It even had a great role to play in Christianity.

During the renaissance, this principle was established in the theories of Machiavelli and soon became an important part of International law.

What are treaties?

It is a law of treaty. They are also known as conventions (large scale treaty), pact, exchange of letters, protocol (amendment to the treaty), covenant, etc. They are formal written agreements and are between ‘actors’ of international law. Actors can also be countries, sovereign and non-sovereign nations and international organizations.

The codified law on treaties is the Vienna Convention on the law of Treaties (VCLT). It consists of a preamble, divided into 8 parts and 85 articles and came into force on Jan 27th, 1980. Non-sovereign states can also conclude treaties, colonies, trust territory, ‘Protectorate, Vassal State can also be a part of this treaty. (definition of terms)

Treaties can be classified into two categories- law-making treaties that are treaty that are large scale and treaties that are contracts which are usually for a specific issue.

International law is silent on the fact that which treaty is valid and which is invalid. Thus, it seems like the states decide which treaty is valid or not. The treaty is also invalid if they violate the general principles of international law. These treaties are also open to revision but revision and amendment must be done according to proper procedure.

Laws regarding this Principle

General Principle Of Law

The law embodies an important principle in the General Principles of Law. The General Principles of Law are sources of international law. The principles of Pacta Sunt Servanda are also embodied in the Permanent Court of Justice and The International Court of Justice. With regards to the UN, it is believed that all member nations are ‘civilized’ and are expected to follow the principles of Pacta Sunt Servanda when dealing with obligations, agreement and promises. This is keeping in mind that the parties involved in these treaties and international agreements have given their consent, as international law is a consent-based system.

The Declaration on Principles of International Law concerning Friendly Relations and Co-operation among States in accordance with the Charter of the United Nations (1970)

It states that every UN state in good faith must follow the following obligations:

  • Obligations under the UN Charter,
  • General recognized principles and laws under international law,
  • Obligations under valid treaties.

It also states that even under conflicts between these two states, the obligations under the charter must prevail. Even in the process of exercising their own sovereign rights, the countries must keep in mind their obligations to the treaties as well.

It must be noted that ‘obligations’ does not mean only duty. Here obligation means the states must perform their duties and also keep in mind their rights. These rights should also be expressed in good faith.

Article 26 of the Vienna Convention

It is under this very heading that the principle of ‘Pacta Sunt Servanda’ is established. This article is under Part III, section 1 of the Vienna conventions which lays out all the principles the party must observe when entering a treaty.

The Article states “Every treaty in force is binding upon the parties to it and must be performed by them in good faith.” There is also a prerequisite to this where the states must have given their consent to enter such a treaty.

Such a law was adopted in the convention to find a space for interstate relations where obligations are respected and carried out in good faith. The principles of good faith and free consent of this principle is largely seen in other aspects of international law.

Scope Of Pacta Sunt Servanda

According to Article 18 of the VLCT , states are asked to refrain from doing any acts which would hamper the outcome of the treaty. This is under the prerequisites that it has signed the treaty that has been subsequently ratified. This is until it has made its intentions clear that it does not want to be a party to the treaty. This is also subject to the fact that its entry into the treaty has not been unduly delayed.

Читайте также:
Специализированное учреждение для несовершеннолетних

Under this principle, certain laws are also declared to be recognised and are thus valid. It ratifies the principle of ‘lex specialis’ and ascertains that laws must be obeyed.

Exercising Pacta Sunt Servanda

Judge Lauterpacht in the case of Norwegian loans case in 1957 observed that “Unquestionably, the obligation to act in accordance with good faith being a general principle of law” is also a part of international law.

According to Article 27 of the Vienna Convention , one can not use the defence that their domestic laws prevent them to act out a treaty which they consented to, but in certain cases where the treaty violates a ‘fundamental internal law’ of the country who has consented, then the treaty will be deemed invalid. ( Section 46 of the Vienna Convention )

In the case of ‘treatment of Polish Nationals and Other Persons of Polish Origins and Speech’, it was held that one cannot expect a consenting country to violate their own constitution in order to abide by rules of a treaty.

Thus, if the treaty does not violate a fundamental law, the countries must abide by the rules of the treaty even if they are non-enforceable by their municipal laws. In some cases, the countries are required to incorporate laws from the treaty in their own municipal laws. The ‘Convention on the Settlement of Investment Disputes Between States and Nationals of Other States’ provides that countries shall be required to take legislative steps in order to ensure that the guidelines of the treaty are followed.

Article 18 of the Vienna Convention provides that States must refrain from acts that would defeat the purpose of the treaty. This duty becomes enforceable only when the country has signed or exchanged instruments which constitute ratification of the treaty. This duty applies even if the entry of the treaty becomes enforceable later on. The words ‘defeat the object and purpose of the treaty’ were inserted and replaced by the words ‘tending to frustrate the object of a proposed treat’ as such words seemed vague.

Article 25 of the Vienna Convention allows for certain clauses of the treaty to be changed in the future. This is subject to the fact that the treaty explicitly states that such clauses can be changed in the future and that such changes do not defeat the purpose of the treaty itself.

Can violation of domestic law on treaty-making be a reason for non-compliance with international obligations in the form of treaties?

It may be possible that certain clauses of a treaty may clash with domestic laws of the State. So what do countries do then? Can they violate the principle of ‘Pacta Sunt Servanda’ on the basis of their domestic laws? According to Article 46 and 52 of the Vienna Convention , that will not be taken as an excuse and the treaty is still required to be followed.

Article 27 states that “A party may not invoke the provisions of its internal law as justification for its failure to perform a treaty. This rule is without prejudice to article 46”. Part two of the article further elaborates that ‘an act is a violation of it is evident to the State that such an act would go against the normal practice and good faith.’

But Article 52 of the Vienna Convention safeguards States from Article 46 by stating that a treaty is void if its clauses have been “procured by the threat or use of force in violation of the principles of international law embodied in the Charter of the United Nations”. Thus, if such clauses of the treaty that violate the domestic laws have been established through force, then such a treaty will not be valid.

Criticisms of use Of Pacta Sunt Servanda- Case Law

Nuclear Test Case, Aust v France

The Nuclear Test case, that was a case between Australia and France is still a great source of anger and agitation between south pacific nations of Australia and New Zealand as a result of atrocious environmental vandalism by the republic of France.

From the 1960s, the conducting tests of Nuclear weapons began at Mururoa Atoll in the South Pacific. From 1966 to the early 1970s, this included atmospheric testing. Australia and New Zealand argued that such practices resulted in radioactive particles spreading throughout the world. In order to stop the testing, they applied to the International Court of Justice. The french counter-argued that the court lacked jurisdiction. They also published a public statement that they no longer needed atmospheric testing.

Australia and New Zealand were not satisfied with the public statement as nothing stopped France from changing their minds and continuing atmospheric nuclear testing.

The International Court of Justice denied their second appeal saying that the French declaration has already achieved what Australia wanted, that is an end to nuclear testing.

On the question of the reliability of the French statement, the court relied on the doctrine of Pacta Sunt Servanda (i.e Promises must be kept). They added on “Trust and confidence are inherent in international cooperation, in particular in an age when this cooperation in many fields is becoming increasingly essential”.

Читайте также:
Плата за пользование лесным фондом

Just as the very rule of Pacta Sunt Servanda in the laws of treaties is based on good faith, so also is the binding character of an international obligation assumed by unilateral declaration.

“Thus interested States may take cognizance of unilateral declarations and place confidence in them and are entitled to require that the obligation thus created should be respected.”

In the end, the French did stop the atmospheric testing but they continued underground testing as long as 1996 causing extreme harm to the geology of Australia.

Conclusion

In this article, we had discussed what is the principle of Pacta Sunt Servanda. We also discussed its history and saw that this principle has deep roots in ancient history.

Before going deep into the scope and application, we discussed what a treaty is and what is a valid and an invalid treaty.

We then discussed the various laws around it such as The General principle of Law which is a source of international law, The Declaration on Principles of International Law concerning Friendly Relations and Co-operation among States in accordance with the Charter of the United Nations and Article 26 of the Vienna Convention .

We also discussed the scope of the principle and established that states who are bound by such a principle must have given their consent in order to be a part of such a treaty.

We even discussed the various laws involved when exercising Pacta Sunt Servanda such as Article 18, 27 and 46 of the Vienna Convention. We also addressed the question of whether states are bound to follow treaties which violate their domestic laws.

Lastly, we saw how the principle of Pacta Sunt Servanda can be misused through the case of Australia vs France.

References

Lukashuk, I. I. “The Principle Pacta Sunt Servanda and the Nature of Obligation Under International Law.” The American Journal of International Law , vol. 83, no. 3, 1989, pp. 513–518.

LawSikho has created a telegram group for exchanging legal knowledge, referrals and various opportunities. You can click on this link and join:

Follow us on Instagram and subscribe to our YouTube channel for more amazing legal content.

39. Принцип пакта sun servanda.

Pacta sunt servanda (с латинского «договоры должны соблюдаться» [1] ) — основополагающий принцип гражданского и международного права.

Принцип позволяет обеспечить предсказуемость, которая, в конечном счёте, выгодна участникам договора, поскольку позволяет внятно планировать действия и тратить минимум сил на подстраховку

В международном праве принцип был закреплен в Уставе ООН, Венской конвенции о праве международных договоров и известен как Принцип добросовестного выполнения обязательств по международному праву

Статья 26 Конвенции подтверждает основополагающий принцип договорного права «Pacta sunt servanda», означающий, что действующие договоры обязательны для участников и должны добросовестно соблюдаться.

Кроме того, общим правилом является то, что договоры не имеют обратной силы, т.е. не применяются в отношении событий, которые имели место до вступления договора в силу. Кроме того, если иное не следует из договора, он действует в отношении всей территории договаривающихся государств.

Положения последующего договора имеют преимущественную силу перед положениями предшествующего договора с тем же кругом участников, за исключением случаев, когда в последующем договоре прямо предусмотрено преимущество положений предшествующего договора. Конвенция излагает также порядок применения положений предыдущего и последующего договора при несовпадении круга участников.

43. Пролонгация и денонсация.

Пролонгация — продление срока действия чего-либо, какого-либо процесса: процесса лечения, принятия медикаментов – в медицине; какого-либо соглашения, обязательства, документа, имеющих ограниченное время действия – в делопроизводстве, праве. В русском языке термин «пролонгация» иногда используется не только в медицинской, юридической и финансовой областях, но и в общем смысле продления чего-либо, например, «пролонгация договора».

Пролонгация договора может быть автоматической в случае, если это предусмотрено договором и ни одна из сторон не выразила желания его расторгнуть. Неавтоматическая пролонгация может оформляться отдельным соглашением. Типичный пример автоматической пролонгации — продление срочного банковского депозита в том случае, если вкладчик не забрал эти средства.

В ряде случаев пролонгация может осуществляться не по согласию сторон, а в соответствии с законом (в частности, при наступлении обстоятельств непреодолимой силы).

Пролонгация обязательств по ценным бумагам может осуществляться путём выпуска новых ценных бумаг и их обмена на старые.

Пролонгация депозита – это продление действия договора вклада после завершения срока его действия. Пролонгация договора вклада осуществляется на тот же срок, с процентной ставкой по данному вкладу, действующей на момент пролонгации вклада. Основное преимущество пролонгируемого депозита для клиента – экономия времени. Как правило, пролонгация осуществляется банком автоматически и не требует присутствия клиента.

Не все депозитные счета можно пролонгировать, эта возможность заранее оговаривается в договоре при открытии депозита.

Денонсация, денонсирование (от фр. dénoncer — «расторгать») — надлежащим образом оформленный отказ государства от заключённого им международного договора. Отличается от иных способов расторжения международных договорных обязательств тем, что право на денонсацию должно быть предусмотрено в самом договоре и осуществляется в строго установленном договором порядке (например, может предусматриваться обязательное уведомление о готовящейся денонсации за определённый период времени). Несоблюдение этого порядка является основанием для оспаривания действительности денонсации [1] .

Таким образом, денонсация не является нарушением договора, а, наоборот, является правомерным способом его прекращения. В основе денонсации лежит соглашение сторон договора.

Существуют договоры, не допускающие денонсации. Так, Женевские конвенции о защите жертв войны 1949 года не допускают их денонсацию во время войны.

К иным правомерным (соответствующим нормам и принципам международного права) способам прекращения двусторонних договоров относится аннулирование — односторонний отказ государства от заключённого им международного договора, совершаемый без соблюдения условий договора. Правомерность такого акта должна, однако, базироваться на фундаментальных политико-правовых основаниях (таких, как существенное нарушение договора другой стороной, юридическая недействительность или противоправность договора и т. п.), а процедура осуществления этого акта должна соответствовать сложившейся международной практике (заблаговременное уведомление других сторон и т. п.) [1] . Правомерным может считаться аннулирование государством международных договоров, заключённых его предшественниками, а также аннулирование договоров вследствие невозможности их выполнения или в силу существенного изменения обстоятельств.

Читайте также:
Постоянное пользование: что это значит

Очередность удовлетворения требований: что это значит

Статья 134. Очередность удовлетворения требований кредиторов

Перспективы и риски арбитражных споров. Ситуации, связанные со ст. 134

О некоторых вопросах, связанных с контролем кредитной организацией очередности удовлетворения требований кредиторов, см. Постановление Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 N 36.

1. Вне очереди за счет конкурсной массы погашаются требования кредиторов по текущим платежам преимущественно перед кредиторами, требования которых возникли до принятия заявления о признании должника банкротом.

В случае, если прекращение деятельности организации должника или ее структурных подразделений может повлечь за собой техногенные и (или) экологические катастрофы либо гибель людей, вне очереди преимущественно перед любыми другими требованиями кредиторов по текущим платежам также погашаются расходы на проведение мероприятий по недопущению возникновения указанных последствий.

(в ред. Федерального закона от 23.06.2016 N 222-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

(п. 1 в ред. Федерального закона от 30.12.2008 N 296-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

П. 2 ст. 134 настоящего закона не применяется для целей использования денежных средств, находящихся на специальном банковском счете для финансирования строительства.

2. Требования кредиторов по текущим платежам удовлетворяются в следующей очередности:

в первую очередь удовлетворяются требования по текущим платежам, связанным с судебными расходами по делу о банкротстве, выплатой вознаграждения арбитражному управляющему, взысканием задолженности по выплате вознаграждения лицам, исполнявшим обязанности арбитражного управляющего в деле о банкротстве, требования по текущим платежам, связанным с оплатой деятельности лиц, привлечение которых арбитражным управляющим для исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве в соответствии с настоящим Федеральным законом является обязательным, в том числе с взысканием задолженности по оплате деятельности указанных лиц;

во вторую очередь удовлетворяются требования об оплате труда лиц, работающих или работавших (после даты принятия заявления о признании должника банкротом) по трудовому договору, требования о выплате выходных пособий;

в третью очередь удовлетворяются требования об оплате деятельности лиц, привлеченных арбитражным управляющим для обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве, в том числе о взыскании задолженности по оплате деятельности этих лиц, за исключением лиц, указанных в абзаце втором настоящего пункта;

в четвертую очередь удовлетворяются требования по эксплуатационным платежам (коммунальным платежам, платежам по договорам энергоснабжения и иным аналогичным платежам);

(в ред. Федерального закона от 23.06.2016 N 222-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

в пятую очередь удовлетворяются требования по иным текущим платежам.

Требования кредиторов по текущим платежам, относящиеся к одной очереди, удовлетворяются в порядке календарной очередности.

(п. 2 в ред. Федерального закона от 29.06.2015 N 186-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2.1. Требования руководителя должника, его заместителей, лиц, входящих в коллегиальный исполнительный орган должника, главного бухгалтера должника, его заместителей, руководителя филиала или представительства должника, его заместителей, главного бухгалтера филиала или представительства должника, его заместителей о выплате выходного пособия и (или) иных компенсаций, размер которых установлен соответствующим трудовым договором, в случае его прекращения в части, превышающей минимальный размер соответствующих выплат, установленный трудовым законодательством, не относятся к числу требований кредиторов по текущим платежам и удовлетворяются после удовлетворения требований кредиторов третьей очереди, предусмотренной абзацем четвертым пункта 4 настоящей статьи.

(п. 2.1 введен Федеральным законом от 28.07.2012 N 144-ФЗ)

3. При рассмотрении жалобы кредитора по текущим платежам арбитражный суд при удовлетворении жалобы вправе определить размер и очередность удовлетворения требования кредитора по текущим платежам.

(п. 3 в ред. Федерального закона от 30.12.2008 N 296-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4. Требования кредиторов удовлетворяются в следующей очередности:

в первую очередь производятся расчеты по требованиям граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей, а также расчеты по иным установленным настоящим Федеральным законом требованиям;

(в ред. Федерального закона от 29.06.2015 N 186-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий и (или) оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности;

(в ред. Федерального закона от 29.06.2015 N 186-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

в третью очередь производятся расчеты с другими кредиторами, в том числе кредиторами по нетто-обязательствам.

(в ред. Федерального закона от 07.02.2011 N 8-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

После расчетов с кредиторами третьей очереди производятся расчеты с кредиторами по удовлетворению требований по сделке, признанной недействительной на основании пункта 2 статьи 61.2 и пункта 3 статьи 61.3 настоящего Федерального закона.

Требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются за счет стоимости предмета залога в порядке, установленном статьей 138 настоящего Федерального закона.

Требования кредиторов, являющихся владельцами облигаций без срока погашения, удовлетворяются после удовлетворения требований всех иных кредиторов.

(абзац введен Федеральным законом от 27.12.2018 N 514-ФЗ)

(п. 4 в ред. Федерального закона от 28.04.2009 N 73-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

5. При оплате труда работников должника, продолжающих трудовую деятельность в ходе конкурсного производства, а также принятых на работу в ходе конкурсного производства, конкурсный управляющий должен производить удержания, предусмотренные законодательством (алименты, подоходный налог, профсоюзные и страховые взносы и другие), и платежи, возложенные на работодателя в соответствии с федеральным законом.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: