Прения сторон в суде присяжных

Процессуальные и тактические особенности прений сторон в суде присяжных

Рубрика: Уголовное право и процесс

Дата публикации: 30.09.2019

Статья просмотрена: 1456 раз

Библиографическое описание:

Борохова, Н. Е. Процессуальные и тактические особенности прений сторон в суде присяжных / Н. Е. Борохова. — Текст : непосредственный // Новый юридический вестник. — 2019. — № 5 (12). — С. 27-29. — URL: https://moluch.ru/th/9/archive/137/4441/ (дата обращения: 21.12.2021).

Прения сторон — это самостоятельная часть судебного заседания, в которой участники подводят итоги судебного следствия. В суде присяжных стороны, участвующие в прениях, обсуждают вопросы, относящиеся к компетенции присяжных заседателей. Без сомнений, это наиболее интересная и красочная часть судебного разбирательства, в которой каждый из участников желает показать себя с лучшей стороны, произвести впечатление на присяжных, используя свое ораторское мастерство и артистичность.

Процессуальный порядок прений сторон в суде с участием присяжных заседателей закреплен в ст.ст. 336, 292 УПК РФ.

Известно, что прения сторон в суде присяжных проходят в два этапа:

− до вынесения вердикта присяжными (ст.336 УПК)

− после вынесения вердикта присяжными (ст. 347 УПК)

Это особенность связана с разграничением компетенции в суде присяжных между присяжными и профессиональным судьей. Присяжные заседатели являются судьями факта и отвечают на поставленные перед ними вопросы, руководствуясь своим жизненным опытом, своими представлениями о добре, зле и справедливости. Профессиональный судья разрешает вопросы права и постановляет приговор, основываясь на вердикте присяжных заседателей.

Особый интерес, с точки зрения изучения, представляет именно первый этап судебных прений, поскольку именно в нем заключены специфические особенности суда присяжных. Кроме того, именно первый этап отличается экспрессивностью и накалом состязательной борьбы. Второй этап, после постановления вердикта присяжными, это больше «юридические прения», где нет цели «впечатлить» председательствующего, а есть цель решить многие юридические вопросы, не относящиеся к компетенции присяжных заседателей.

Первый этап прений сторон происходит (равно, как в традиционной модели производства) сразу после окончания судебного следствия и проводится по правилам, установленным ст. 292 УПК РФ. Прения сторон состоят из речей государственного обвинителя и защитника. Подсудимый, потерпевший и его представитель, вправе ходатайствовать об участии в прениях сторон.

Последовательность выступлений в прениях сторон традиционная. Первым выступает государственный обвинитель и иные участники со стороны обвинения. Подсудимый и его защитник выступают в последнюю очередь, поскольку именно такая последовательность лучше отвечает интересам защиты. По делам о групповых преступлениях, когда на скамье подсудимых находится несколько человек, и их интересы защищают несколько адвокатов, последовательность выступлений определяется договоренностью между участниками. Мельник В. В. полагает, что успех защиты во многом зависит от выбора правильной последовательности выступлений адвокатов. Так, при солидарной защите, когда подсудимые и их адвокаты отстаивают общую позицию, целесообразно, чтобы первым выступал наиболее подготовленный адвокат. При наличии коллизии, когда одни обвиняемые полностью признают свою вину, а другие полностью ее отрицают, целесообразно дать возможность выступить первыми именно адвокатам тех подсудимых, которые признают вину и изобличают других подсудимых [3, с.269–270]..

На деле между защитниками часто возникают споры о последовательности выступлений, и этот фактор неблагоприятно сказывается на том, насколько эффективно будет воздействие на присяжных выступающих защитников. В случае, если защитники не могут определить самостоятельно, кто за кем будет выступать в прениях, председательствующий решает этот вопрос по собственному усмотрению. Чаще всего, судья руководствуется при этом последовательностью перечисления фамилий обвиняемых в обвинительном заключении. Нетрудно заметить, что о тактике представления присяжным доводов защиты в этом варианте речи уже не идет.

Известно, что председательствующий не вправе ограничивать продолжительность прений сторон. При этом профессиональный судья вправе остановить участвующих в деле лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому делу, а также доказательств, признанных недопустимыми. Вместе с тем, представляется, что временной фактор выступления перед присяжными имеет большое значение, и стороны должны его учитывать. Присяжные заседатели — это не профессиональные судьи, их внимание порой сложно удерживать долгое время, поэтому выступления участников должны быть, по возможности, более емкими и красочными. Разумеется, если мы обратимся к трудам наших предшественников и ознакомимся с речами признанных мастеров ораторского искусства, мы обнаружим, что временной фактор не имел для них решающего значения. Например, речь А. И. Урусова в защиту Дмитриевой, речь Ф. Н. Плевако в защиту Каструбо-Карицкого и проч. сами по себе очень пространные, но яркие, выразительные, заставляющие публику слушать и сопереживать [1]. Монотонные, невыразительные продолжительные выступления в суде присяжных могут привести сторону вовсе не к тому эффекту, который она собирается получить. Есть масса приемов, которые помогут участнику прений оживить речь, удержать внимание присяжных. Тут важна и содержательная сторона речи, и артистичность самого участника.

На первом этапе прения сторон проводятся в рамках вопросов, предусмотренных ч.ч 1–4 ст. 339 УПК РФ. Стороны не вправе касаться вопросов, которые рассматриваются после вынесения вердикта, без участия присяжных. А это значит:

− Стороны не должны касаться вопросов, необходимых для квалификации деяния, видов и мер наказания, гражданского иска;

− Стороны не могут ссылаться на процессуальные решения — постановления о возбуждении уголовного дела, постановления о привлечении в качестве обвиняемого, постановления об избрании и изменении мер пресечения, предыдущие приговоры и процессуальные решения, поскольку изучение их не входит в компетенцию присяжных;

− Поскольку согласно ч. 8 ст.335 УПК РФ данные о личности подсудимого исследуются с участием присяжных в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, то ссылаться в своей речи на данные о личности подсудимого можно лишь в определенных случаях (если это позволяет установить мотив содеянного, например). Кстати, когда говорят об опасности возникновения предубеждения у присяжных заседателей, речь идет не только о фактах и характеристиках, отрицательно характеризующих личность (сведения о прошлой судимости, о признании лица хроническим алкоголиком, наркоманом, о лишении лица родительских прав). Речь идет также и к сведениям положительного качества (наличие у подсудимого государственных наград, научных званий, большой и дружной семьи и прочего). Подобная информация может повлечь за собой эмоциональную реакцию присяжных, что не позволит им объективно отнестись к разрешению вопросов о виновности или же невиновности лица. Подобные ограничения существуют также относительно исследования личности потерпевшего.

Читайте также:
Как юридически создать свой лейбл?

− Выступающим в прениях сторон в суде присяжных необходимо воздерживаться от использования юридической терминологии. По мнению Верховного суда РФ, к «запрещенным» терминам следует отнести, например, следующие: убийство, убийство с особой жестокостью, убийство их хулиганских или корыстных побуждений, убийство в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, убийство при превышении пределов необходимой обороны, изнасилование, разбой и. т.п. [4].

Существуют рекомендации тактического свойства, соблюдение которых позволит выступающему выглядеть перед присяжными более убедительно:

− Следует избегать выражения личного мнения (я думаю…, я убежден…) Сколько бы ни был внушителен и авторитетен государственный обвинитель или же адвокат, подобные выражения в речи выглядят в глазах присяжных самонадеянно. Вердикт присяжных должен быть основан на доказательствах достоверных и бесспорных, а не на личном мнении одного из участников прений сторон;

− Не стоит замалчивать свои слабые места, тем более что о них наверняка скажет процессуальный противник;

− Известно, что негативные аргументы создают негативное впечатление. Исходя из этого, следует говорить и подчеркивать сильные стороны своей позиции. Если же речь будет представлять только критику процессуального оппонента, присяжные поймут, что собственной позиции у выступающего нет;

− Следует выражаться просто и понятно, избегая сложных терминов и речевых конструкций. Нужно помнить, что в Российской Федерации не установлен образовательный ценз для присяжных. Стало быть, слушателем может оказаться любое лицо: от академика до человека, не получившего даже среднее образование. Разумеется, не стоит доводить свою речь до примитивизма, но ориентировать свою речь на людей, не имеющих профильного юридического образования, стоит;

− В прениях сторон разрешается использовать наглядность: графики, схемы, фотографии и прочее. Эти приемы способствуют оживлению внимания присяжных и лучшему пониманию доводов выступающего. Как уже было сказано выше, присяжные устают слушать продолжительные речи, но, как правило, благодарно воспринимают попытку оратора внести разнообразие в свое выступление;

− Следует избегать чтения с листа. Присяжные теряют интерес к оратору, и самые разумные доводы выступающего оставляют их равнодушными;

− Следует работать над выразительностью речи, расширяя словарный запас, и избегая слов-паразитов;

− Памятуя о том, что лучше всего в памяти остается последнее слово и последняя фраза, следует предусмотреть в речи сильный и яркий финал.

Разумеется, это далеко не исчерпывающий перечень рекомендаций [2]. Думается, нет нужды доказывать, что суд присяжных — это развивающийся, живой организм, который предполагает, что его участники стремятся к саморазвитию и самосовершенствованию. Участие в прениях сторон, в этом смысле, служит зеркалом для любого юриста, в котором отражаются знания и профессионализм.

  1. См.: Андреевский С. А. Драмы жизни. Петербург, 1916; Плевако Ф. Н. Избранные речи. М.: Юридическая литература, 1993.
  2. См. например: Ивакина Н. Н. Основы судебного красноречия (риторика для юристов). М.: Юристъ, 2000.
  3. Мельник вв. Искусство защиты в суде присяжных. М.: Издательство «Дело», 2003.
  4. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 22 ноября 2005 г. № 23 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса РФ, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей»//СПС «КонсультантПлюс».

Похожие статьи

Проблемные вопросы напутственного слова.

Ключевые слова: суд присяжных. Вынесение и провозглашение вердикта и приговора в

Порядок исследования доказательств государственным обвинителем и защитником в суде

К вопросу о суде присяжных в Российской Федерации. Ключевые слова: суд присяжных.

Вынесение и провозглашение вердикта и приговора в суде.

Вердикт присяжных заседателей. Вердикт — это решение о виновности или невиновности подсудимого, вынесенное коллегией присяжных заседателей. По окончании прений сторон и выслушивания последнего слова подсудимого председательствующий на основании.

Типичные основания пересмотра приговоров, вынесенных на.

вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей (имелись

Одним из примеров попытки государственного обвинителя апеллировать к данному

В вердикте присяжных, который взял за основу судья Санкт- Петербургского городского суда в.

Поддержание государственного обвинения в суде с участием.

В данной статье рассматриваются особенности порядка исследования доказательств в суде присяжных, проанализированы основные требования, которым должна отвечать речь государственного обвинителя, приводятся ее особенности.

Вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных.

Суд присяжных заседателей занимает важное место в системе организационно-правовых форм судебной власти, так как с одной стороны, этот институт является неотъемлемой частью одной из ветвей государственной власти Российской Федерации, то есть судебной.

Порядок исследования доказательств государственным.

судебное следствие, суд присяжных заседателей, профессиональный судья, принцип непосредственности. Порядок исследования доказательств государственным обвинителем и защитником в суде с участием присяжных заседателей.

Принципы уголовного судопроизводства в суде присяжных

Разумеется, производство в суде присяжных является одной из форм уголовного судопроизводства. Стало быть, принципы уголовного процесса должны находить свое отражение в деятельности профессионального судьи и присяжных заседателей.

Читайте также:
Какой шанс одобрения ипотеки

Проблемы суда присяжных в вопросах понятия вины подсудимого

РФ, участие присяжных заседателей, апелляционное представление, Верховный Суд, приговор, государственный обвинитель

Законодательство о суде присяжных в Российской империи, закрепляющее модель этого. Поскольку в судебной практике выявился.

О некоторых последствиях функционирования процессуальных.

Впервые в России суд присяжных был введен в 1864. − вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей (имелись

РФ, участие присяжных заседателей, апелляционное представление, Верховный Суд, приговор, государственный обвинитель.

Прокурор разъясняет – Прокуратура Республики Коми

Прокурор разъясняет

  • 26 ноября 2021, 16:19

Прения сторон – это публичное обсуждение виновности или невиновности подсудимого. В них даются анализ и оценка исследованных судом доказательств, высказывается мнение сторон по квалификации инкриминируемого подсудимому деянию, назначению наказания, а порой появляются обстоятельства, требующие возобновления судебного следствия.

Данная часть судебного разбирательства регламентирована главой 38 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, начинается с момента объявления председательствующим об окончании судебного следствия и заканчивается удалением суда в совещательную комнату. После нее ставится точка в рассмотрении уголовного дела в виде приговора.

Прения сторон состоят из речей обвинителя и защитника. При отсутствии защитника в прениях сторон участвует подсудимый.

В прениях сторон могут также участвовать потерпевший и его представитель. Гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, подсудимый вправе ходатайствовать об участии в прениях сторон.

Последовательность выступлений участников прений сторон устанавливается судом. При этом первым во всех случаях выступает обвинитель, а последними – подсудимый и его защитник. Гражданский ответчик и его представитель выступают в прениях сторон после гражданского истца и его представителя.

Участник прений сторон не вправе ссылаться на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании или признаны судом недопустимыми.

Суд не вправе ограничивать продолжительность прений сторон. При этом председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому уголовному делу, а также доказательств, признанных недопустимыми.

После произнесения речей всеми участниками прений сторон каждый из них может выступить еще один раз с репликой. Право последней реплики принадлежит подсудимому или его защитнику.

После окончания прений сторон председательствующий предоставляет подсудимому последнее слово. Никакие вопросы к подсудимому во время его последнего слова не допускаются.

Последнее слово подсудимого – это обращение к суду лица, которому предъявлено обвинение.

Суд не может ограничивать продолжительность последнего слова подсудимого определенным временем. При этом председательствующий вправе останавливать подсудимого в случаях, когда обстоятельства, излагаемые подсудимым, не имеют отношения к рассматриваемому уголовному делу. При этом подсудимый может отказаться от выступления в последнем слове. Это его право.

Если участники прений сторон или подсудимый в последнем слове сообщат о новых обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, или заявят о необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства, то суд вправе возобновить судебное следствие. По окончании возобновленного судебного следствия суд вновь открывает прения сторон и предоставляет подсудимому последнее слово.

Прокуратура
Республики Коми

Прокуратура Республики Коми

26 ноября 2021, 16:19

Прения сторон и последнее слово подсудимого

Прения сторон – это публичное обсуждение виновности или невиновности подсудимого. В них даются анализ и оценка исследованных судом доказательств, высказывается мнение сторон по квалификации инкриминируемого подсудимому деянию, назначению наказания, а порой появляются обстоятельства, требующие возобновления судебного следствия.

Данная часть судебного разбирательства регламентирована главой 38 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, начинается с момента объявления председательствующим об окончании судебного следствия и заканчивается удалением суда в совещательную комнату. После нее ставится точка в рассмотрении уголовного дела в виде приговора.

Прения сторон состоят из речей обвинителя и защитника. При отсутствии защитника в прениях сторон участвует подсудимый.

В прениях сторон могут также участвовать потерпевший и его представитель. Гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, подсудимый вправе ходатайствовать об участии в прениях сторон.

Последовательность выступлений участников прений сторон устанавливается судом. При этом первым во всех случаях выступает обвинитель, а последними – подсудимый и его защитник. Гражданский ответчик и его представитель выступают в прениях сторон после гражданского истца и его представителя.

Участник прений сторон не вправе ссылаться на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании или признаны судом недопустимыми.

Суд не вправе ограничивать продолжительность прений сторон. При этом председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому уголовному делу, а также доказательств, признанных недопустимыми.

После произнесения речей всеми участниками прений сторон каждый из них может выступить еще один раз с репликой. Право последней реплики принадлежит подсудимому или его защитнику.

После окончания прений сторон председательствующий предоставляет подсудимому последнее слово. Никакие вопросы к подсудимому во время его последнего слова не допускаются.

Последнее слово подсудимого – это обращение к суду лица, которому предъявлено обвинение.

Суд не может ограничивать продолжительность последнего слова подсудимого определенным временем. При этом председательствующий вправе останавливать подсудимого в случаях, когда обстоятельства, излагаемые подсудимым, не имеют отношения к рассматриваемому уголовному делу. При этом подсудимый может отказаться от выступления в последнем слове. Это его право.

Если участники прений сторон или подсудимый в последнем слове сообщат о новых обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, или заявят о необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства, то суд вправе возобновить судебное следствие. По окончании возобновленного судебного следствия суд вновь открывает прения сторон и предоставляет подсудимому последнее слово.

Читайте также:
Таможенный перевозчик: что это такое, описание и особенности

Адвокатам рассказали об особенностях судопроизводства с участием присяжных в районном суде

Как сообщает пресс-служба ФПА, 22 октября в ходе очередного вебинара по повышению квалификации адвокатов с лекцией на тему «Особенности деятельности адвокатов в суде присяжных в районном суде» выступил советник ФПА, адвокат АП г. Москвы, доцент кафедры уголовно-процессуального права МГЮА Сергей Насонов.

Он начал свое выступление с напоминания, что в районных судах уже более года действуют суды присяжных, что позволяет обобщить практику их работы и оценить возникающие сложности. Поскольку глава 42 Уголовно-процессуального кодекса РФ с введением судов присяжных в районных судах не была видоизменена, в них проявляются классические проблемы, однако есть и некоторые нюансы. Так, например, отсутствие опыта у председательствующего (реже – у государственного обвинителя) порождает большую гибкость процессуальной формы, но, с другой стороны, – чрезмерную осторожность, ограничивающую права защиты.

Сергей Насонов подробно рассказал о разных этапах судопроизводства с участием присяжных заседателей. Так, на этапе, предшествующем рассмотрению дела, должно быть подано ходатайство о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей. Подсудимому его защитник должен разъяснить преимущества такого процесса, оценив имеющуюся совокупность доказательств. Если подзащитный согласится, то его ходатайство может быть рассмотрено даже на предварительном слушании. Главное, чтобы оно не было заявлено постфактум, когда удовлетворить такую просьбу будет уже невозможно.

Председательствующий не только выявляет волю обвиняемого, но и выясняет, понимает ли тот, какие существуют ограничения в исследовании доказательств в суде присяжных. Порой это превращается в своеобразный экзамен, и обвиняемый может передумать. Поэтому, по словам эксперта, целесообразно подготовить обвиняемого к такому опросу.

Сергей Насонов остановился на вопросе исключения доказательств. Если в обычном режиме такое ходатайство можно заявить в любой момент, то в суде присяжных целесообразно использовать все возможные способы, чтобы исключить доказательства до начала судебного следствия. Иначе оглашенные сведения о явке с повинной или исследовании на полиграфе способны повлиять на отношение присяжных к подсудимому.

Этап формирования коллегии присяжных спикер назвал одним из самых значимых. В районных судах тоже имеются случаи безуспешного формирования коллегии, но чаще отбор присяжных происходит быстрее, чем в краевых и областных судах. Особое значение при этом приобретает опрос у судейского стола. Он занимает 75% времени, при этом особую специфику приобретают попытки подвести присяжного под самоотвод.

Списки кандидатов в присяжные, которые вручаются сторонам и включают необходимый минимум сведений, потом нередко изымаются судьей, что, по мнению советника ФПА РФ, противоречит закону. Тем не менее адвокатам следует фиксировать имеющиеся данные о присяжных, так как состав коллегии динамичен, он может измениться на треть, а то и на 90%, что в свою очередь вынуждает изменить тактику защиты.

При работе с предварительным списком выявляются его дефекты. Наличие в списке фамилий, которых нет в общем и запасном списках для этого районного суда, включение в список кандидатов из одного населенного пункта и другие данные, свидетельствующие о неслучайном характере выборки, следует оспаривать сразу же, предупреждает Сергей Насонов. Однако любые процессуальные споры с председательствующим адвокатам не стоит вести в присутствии присяжных, чтобы у них не сформировалось негативное отношение к защите.

Задавая вопросы кандидатам, необходимо следить, чтобы они были предельно корректными. Нельзя задавать вопросы абстрактного характера – они должны быть связаны с обстоятельствами, препятствующими введению кандидата в состав присяжных. При этом опрос должен быть максимально кратким и хорошо структурированным.

Далее наступает этап мотивированных отводов. При поименном обсуждении всех кандидатов у защитников есть право на ознакомление с содержанием мотивированных отводов, представленных другой стороной, и изложение своей позиции по этому поводу. Еще по одному кандидату стороны имеют право отвести без мотивации. Суд вправе увеличить число немотивированных отводов, но при условии, что оставшихся присяжных достаточно для начала процесса.

Судебное следствие, по словам Сергея Насонова, – ключевой этап судебного разбирательства. Процесс может начаться со споров о локации, то есть о том, как расположены в зале стороны. Пример, в котором защита сидела спиной к коллегии присяжных на протяжении всего процесса, спикер назвал нарушением равноправия сторон. И хотя вопрос о локации никак не урегулирован законом, размещение сторон не может устанавливаться произвольно председательствующим.

Важно установить, как воспринимается со скамьи присяжных место, где находится подзащитный. Так, например, в одном из залов суда присяжные хорошо видели всех свидетелей обвинения и воспринимали их как живых людей, а обвиняемого, который находился в стеклянной призме, присяжные не видели из-за бликов стекла, а ведь его показания очень важны для защиты. Переместить обвиняемого суд не разрешил, однако перенес допрос на такое время, когда блики от солнечного света уже отсутствовали.

Далее Сергей Насонов рассказал о процессуальных нюансах следующих этапов судебного процесса. Он подчеркнул, что вступительное заявление, которое происходит по общим правилам, должно быть максимально кратким и хорошо структурированным. В нем нельзя раскрывать доказательства и сведения о подсудимом. Если выступление защитника прервали, не стоит начинать процессуальный спор с судьей – это помешает донести до присяжных смысл своего выступления. Такой спор лучше перенести на этап составления апелляционной жалобы.

Спикер призвал коллег многократно заявлять ходатайства об исключении недопустимых доказательств, но если суд все просьбы защиты отклонил, то необходимо быть готовым к оспариванию достоверности таких доказательств.

Читайте также:
Считается ли кража рецидивом статьи за насилие?

Сергей Насонов также перечислил стандартные приемы, используемые стороной обвинения, чтобы сформировать негативное отношение присяжных к обвиняемому. Например, в ход идут и «феномен теневого обвинения», когда оглашаются факты, не имеющие отношения к делу и образующие состав другого преступления, и активное использование вбросов информации, не имеющейся в материалах дела, но полученной якобы из открытых источников.

Защите нужно пытаться возражать против таких «доказательств», но если втянуться в оспаривание «теневого обвинения», то можно ненамеренно создать идеальные апелляционные основания.

Затем лектор сообщил о факторах, препятствующих полноценному перекрестному допросу свидетелей, в показаниях которых порой присутствует колоссальное количество догадок и оценочных высказываний, и призвал адвокатов внимательно следить за оглашением протоколов следственных действий, поскольку выборочное искажение текста может существенно изменить суть доказательства.

Сергей Насонов считает очень благоприятным фактором примеры, когда суд благосклонно относится к представлению защитой показаний специалистов. Но при условии, что специалисты не оспаривают заключение эксперта. По словам эксперта, защите нужно предпринять усилия, чтобы суд разрешил допрос этого специалиста, пусть даже в отсутствие присяжных.

На этапе прений сторон также происходят и вброс недопустимых сведений, и прерывание защитника, и размывание обвинения. Здесь прокуроры используют иной формат выступления, чем в обычных судах, в нем гораздо меньше юридических фактов, зато все больше риторических приемов, которые должны не столько опровергнуть аргументы защитников, сколько вызвать негативное отношение присяжных к стороне защиты. И чем больше пробелов в доводах обвинения, тем чаще оно прибегает к таким приемам.

Перечислив ряд недопустимых приемов, используемых обвинением в прениях, Сергей Насонов предупредил о необходимости немедленного реагирования защитника, который, заявляя протесты, не должен позволять прокурору рассказывать присяжным о сведениях, не исследованных в судебном заседании.

Что касается выступлений в прениях самих адвокатов, то они должны быть максимально стройными, содержать вступление, изложение доказательств и выводы. Хуже всего, если несколько адвокатов говорят одно и то же. Надо избегать таких повторов. А если речь защитника получается длинной, то стоит попросить сделать перерыв, чтобы присяжные не потеряли способность воспринимать суть его выступления.

В конце своего выступления Сергей Насонов назвал ошибки, допускаемые судьями при составлении вопросного листа, и привел возможные действия защиты, которая вправе попытаться изменить некоторые наиболее непонятные вопросы.

Повтор трансляции состоится в субботу, 26 октября, в 10.00.

Что должен и чего не должен делать защитник в суде присяжных

14 октября состоялся второй вебинар ФПА РФ в рамках нового онлайн-цикла Всероссийских уроков «Суд присяжных – вопросы и ответы»

Как и на первом занятии, на вопросы отвечал советник Федеральной палаты адвокатов РФ, адвокат Адвокатской палаты г. Москвы, доцент кафедры уголовно-процессуального права Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н. Сергей Насонов. Слушателей интересовали различные аспекты поведения адвоката в суде с участием присяжных заседателей.

Лектор рассказал о некоторых аспектах исследования доказательств в суде присяжных, о возможности оспорить те факты, которые доказывает обвинение, а также о постановке вопросов перед присяжными: основных, частных и альтернативных. Он пояснил, в каких случаях перед присяжными нужно ставить альтернативные вопросы, а когда достаточно ограничиться тем списком основных вопросов, которые предлагаются обвинителем. Альтернативные вопросы всегда предшествуют вопросу о виновности подсудимого, подчеркнул Сергей Насонов. Некоторые вопросы, например, о необходимой обороне, вообще не ставятся. Защита может спрашивать только о фактах, которые являются признаком необходимой обороны. И если ход событий был совершенно иным, чем утверждает следствие, придется задать альтернативный вопрос.

Сергей Насонов подробно остановился на том, какие вопросы перед присяжными ставить нельзя. Необходимо исключать любые правовые формулировки. Но если прокурор, оспаривая оправдательный приговор, использует правовые вопросы, то защита может использовать этот факт, опровергая доводы прокурора.

Также, по его словам, нельзя задавать вопросы, выходящие за пределы предъявленного обвинения, вопросы о виновности «иных лиц», которые якобы совершили это преступление, вопросы, требующие юридической квалификации или вопросы об обстоятельствах, не входящих в компетенцию присяжных заседателей.

Слушатели интересовались возможностью соединения нескольких вопросов председательствующим в судебном заседании. Защите не всегда целесообразно возражать против постановки соединенного (единого) вопроса, ответил Сергей Насонов, так как это облегчает квалификацию деяния присяжными.

Защите, предупредил он, также следует обращать внимание на противоречия вопросного листа, выявляющиеся при попытке ответить на все вопросы.

Следующая группа вопросов аудитории касалась содержания напутственного слова председательствующего. Возражать на напутственное слово можно сразу после его произнесения, иначе такая возможность будет утрачена. Спикер предостерег от попытки прервать председательствующего, даже если он, по мнению защиты, приводит искаженные факты.

Возражения чаще всего приводятся в устной форме, однако отдельные суждения могут быть представлены суду и в письменном виде, чтобы суть возражения четко осознала коллегия присяжных.

Сергей Насонов также коснулся оснований для отмены оправдательного приговора судом вышестоящей инстанции, в том числе и из-за наличия недопустимых сведений в возражении на напутственное слово.

На этапе вынесения вердикта присяжными заседателями должны соблюдаться определенные временные рамки. Поэтому, по словам эксперта, защите необходимо следить за временем, чтобы при необходимости напомнить судье, что присяжных следует вернуть в совещательную комнату, если они не пришли к единодушному вердикту за три часа.

Но если председательствующий многократно возвращает присяжных в совещательную комнату, защите нужно фиксировать хронологию событий, чтобы в дальнейшем использовать факт нарушения закона для обжалования обвинительного приговора.

Говоря о соблюдении тайны совещательной комнаты, лектор напомнил о необходимости фиксировать любой факт выхода присяжного из совещательной комнаты и сообщать об этом судье. В дальнейшем защита может даже опросить такого присяжного в суде апелляционной инстанции, что стало возможным после вынесения Постановления КС РФ от 7 июля 2020 г № 33-П.

Читайте также:
Агентство по реструктуризации кредитных организаций

На этапе обсуждения последствий вердикта защита может потребовать оправдательного приговора даже в случае обвинительного вердикта, если в деянии подсудимых отсутствуют признаки состава преступления. По словам советника ФПА РФ, на этом этапе «миссия защитника – максимально облегчить положение подзащитного».

Адвокату-защитнику следует сделать все возможное, чтобы получить копию вердикта присяжных или хотя бы сфотографировать этот документ. Анализ текста может выявить те детали, которые могут иметь решающее значение для обжалования приговора.

Далее Сергей Насонов вернулся к вопросам подачи ходатайства о рассмотрении дела судом присяжных и процедуры отбора присяжных, уже поднимавшимся 1 октября в ходе первого урока.

Статья 335 УПК РФ. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей

1. Судебное следствие в суде с участием присяжных заседателей начинается со вступительных заявлений государственного обвинителя и защитника.

2. Во вступительном заявлении государственный обвинитель излагает существо предъявленного обвинения и предлагает порядок исследования представленных им доказательств.

3. Защитник высказывает согласованную с подсудимым позицию по предъявленному обвинению и мнение о порядке исследования представленных им доказательств.

4. Присяжные заседатели через председательствующего вправе после допроса сторонами подсудимого, потерпевшего, свидетелей, эксперта задать им вопросы. Вопросы излагаются присяжными заседателями в письменном виде и подаются председательствующему через старшину. Эти вопросы формулируются председательствующим и могут быть им отведены как не относящиеся к предъявленному обвинению.

5. Судья по собственной инициативе, а также по ходатайству сторон исключает из уголовного дела доказательства, недопустимость которых выявилась в ходе судебного разбирательства.

6. Если в ходе судебного разбирательства возникает вопрос о недопустимости доказательств, то он рассматривается в отсутствие присяжных заседателей. Выслушав мнение сторон, судья принимает решение об исключении доказательства, признанного им недопустимым.

7. В ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными статьей 334 настоящего Кодекса.

8. Данные о личности подсудимого исследуются с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется. Запрещается исследовать факты прежней судимости, признания подсудимого хроническим алкоголиком или наркоманом, а также иные данные, способные вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимого.

Комментарии к ст. 335 УПК РФ

1. Перечень судебных действий, которые осуществляются в рамках судебного следствия в суде присяжных, такой же, как и при обычном рассмотрении уголовного дела по первой инстанции.

2. Исходя из принципа состязательности и равенства процессуальных прав сторон в суде присяжных, допрос подсудимого, потерпевшего, свидетелей и экспертов проводится сторонами. Судья, а также присяжные заседатели через председательствующего задают вопросы этим лицам после того, как они будут допрошены сторонами.

3. Перед допросом подсудимого в суде присяжных председательствующий наряду с разъяснением права давать или не давать показания по поводу предъявленного обвинения и других обстоятельств дела должен разъяснить ему, что в соответствии со ст. 51 Конституции РФ никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

4. Кассационной палатой Верховного Суда РФ недопустимым доказательством признается, к примеру, заключение эксперта, когда постановление о назначении судебной экспертизы не было своевременно (до производства судебной экспертизы) предоставлено обвиняемому, чтобы он мог заявить отвод эксперту; попросить о назначении эксперта из числа указанных им лиц; представить дополнительные вопросы для получения по ним заключения эксперта и т.д. .

См.: Определение Кассационной палаты Верховного Суда РФ от 31 мая 1995 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. N 11.

5. Судебной практике известны случаи обоснованного признания недопустимыми доказательствами следующих источников сведений:

1) показаний свидетеля, не предупрежденного о правах, предусмотренных ст. 51 Конституции РФ;

2) показаний обвиняемого, допрошенного в отсутствие защитника, когда последний уже ранее был допущен до участия в деле;

3) протокола обыска, проведенного без участия лица, у которого он имел место, когда присутствие последнего могло быть обеспечено;

4) заключение эксперта составлено по результатам исследования неизвестно откуда появившихся “вещественных доказательств”;

5) вещественные доказательства согласно протоколу обыска при их изъятии не упаковывались и не опечатывались, а для производства судебной экспертизы представлены с бирками, из содержания которых следует, что они упакованы и опечатаны при производстве данного обыска и др.

См.: Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 15 мая 1996 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 8.

6. Председательствующий судья не вправе отказать стороне в исследовании доказательства, если оно не исключено из разбирательства дела как недопустимое. Установив, что исследование того или иного доказательства может повлиять на объективность и беспристрастие присяжных заседателей, председательствующий в соответствии со ст. 243 УПК вправе устранить такое доказательство из судебного разбирательства с обязательным приведением в постановлении мотивов принятого решения.

7. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей определяются коммент. ст. В присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК.

Читайте также:
Хищение либо вымогательство наркотических средств или психот

8. С учетом этого, а также положений ст. 252 УПК председательствующий должен обеспечить проведение судебного разбирательства только в пределах предъявленного подсудимому обвинения, своевременно реагировать на нарушения порядка в судебном заседании участниками процесса, принимать к ним меры воздействия, предусмотренные ст. 258 УПК.

9. Исходя из принципа состязательности и равенства процессуальных прав сторон порядок исследования представляемых доказательств определяется сторонами. Отказ сторонам в исследовании доказательств, не признанных судом недопустимыми, следует расценивать как ограничение их прав на представление доказательств, то есть как нарушение уголовно-процессуального закона, влекущее отмену приговора (ст. ст. 379, 385 УПК).

10. Вместе с тем следует иметь в виду, что суд с участием присяжных заседателей не связан мнением сторон о пределах исследования доказательств в случае, когда у присяжных заседателей во время совещания возникнут сомнения по поводу каких-либо фактических обстоятельств уголовного дела, имеющих существенное значение для ответов на поставленные вопросы и требующих дополнительного исследования. По просьбе старшины присяжных заседателей, возвратившихся из совещательной комнаты в зал судебного заседания, председательствующий возобновляет судебное следствие (ч. ч. 5 и 6 ст. 344 УПК).

11. В соответствии с требованиями закона о сохранении судом объективности и беспристрастности в ходе судебного разбирательства протоколы следственных действий, заключения экспертов, протоколы показаний потерпевших, свидетелей и другие приобщенные к делу документы оглашаются, как правило, стороной, заявившей ходатайство об этом, либо судом.

12. В присутствии присяжных заседателей не подлежат исследованию процессуальные решения – постановление о возбуждении уголовного дела, постановление о привлечении в качестве обвиняемого, а также не подлежат обсуждению и разрешению вопросы и ходатайства, направленные на обеспечение условий судебного разбирательства, такие как принудительный привод потерпевших, свидетелей, отводы участникам процесса, вопросы, касающиеся меры пресечения, и другие вопросы права, не входящие в компетенцию присяжных заседателей и способные вызвать их предубеждение в отношении подсудимого и других участников процесса.

13. Не допускается оглашение приговора по другому делу в отношении ранее осужденного соучастника (соучастников). Согласно ст. 74 УПК такой приговор не является доказательством по рассматриваемому делу и в соответствии со ст. 90 УПК не может предрешать виновность подсудимого. Оглашение такого приговора следует расценивать как незаконное воздействие на присяжных заседателей, которое может повлиять на их ответы на поставленные вопросы и соответственно повлечь за собой отмену приговора.

14. В силу ч. 8 коммент. ст. данные о личности подсудимого исследуются с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется. С участием присяжных заседателей не исследуются факты прежней судимости, характеристики, справки о состоянии здоровья, о семейном положении и другие данные, способные вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимого. Вопрос о вменяемости подсудимого относится к компетенции председательствующего судьи и разрешается им в соответствии с требованиями ст. 352 УПК без участия присяжных заседателей.

15. Исследованием факта прежней судимости, к примеру, является извещение председательствующим присяжных заседателей во вступительном слове о том, что им предстоит принять участие в рассмотрении уголовного дела по обвинению лица, который обвиняется в том, что, будучи ранее неоднократно судимый, вновь совершил преступления .

См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за III квартал 2007 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 2.

16. В соответствии со ст. 235 УПК и ч. 5 коммент. ст. судья по ходатайству сторон либо по собственной инициативе как на предварительном слушании, так и в судебном разбирательстве исключает из уголовного дела доказательства, недопустимость которых выявилась в ходе указанных стадий судебного процесса.

17. Одним из оснований отмены приговора суда с участием присяжных заседателей является ошибочное исключение из разбирательства допустимых доказательств, поскольку такое нарушение ограничивает гарантированные законом права участников уголовного судопроизводства на предоставление доказательств и может повлиять на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них, а в дальнейшем на постановление законного и справедливого приговора. Исключение из разбирательства дела доказательств должно производиться по постановлению председательствующего судьи с обязательным указанием мотивов принятого решения.

18. В соответствии с ч. 7 ст. 235 УПК суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного ранее доказательства допустимым.

19. Согласно ч. 6 ст. 335 УПК при судебном разбирательстве вопрос о допустимости доказательств разрешается в отсутствие присяжных заседателей. По смыслу этой нормы стороны сообщают председательствующему о наличии у них ходатайств юридического характера, не раскрывая их содержания в присутствии присяжных заседателей.

20. При рассмотрении дела с участием присяжных заседателей стороны не вправе сообщать присяжным заседателям о наличии в деле доказательства, исключенного ранее по решению суда .

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 ноября 2005 г. N 23 “О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей” // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 1.

21. Председательствующий судья, руководствуясь ст. ст. 243 и 258 УПК, обязан принимать необходимые меры, исключающие возможность ознакомления присяжных заседателей с недопустимыми доказательствами, а также возможность исследования вопросов, не входящих в их компетенцию.

22. Если исследование недопустимых доказательств состоялось, то обсуждение вопроса о признании их не имеющими юридической силы производится в отсутствие присяжных заседателей с последующим разъяснением им существа принятого решения.

23. Кроме того, при произнесении напутственного слова судья должен обратить внимание присяжных заседателей на то, что их выводы о виновности подсудимого не могут основываться на доказательствах, признанных недопустимыми.

Читайте также:
Сертификат соответствия: что это такое, описание и особенности

24. Аналогичным образом председательствующий судья должен поступить и в случае, когда до присяжных заседателей доведена информация, не относящаяся к фактическим обстоятельствам дела, например, сведения о судимости подсудимого, о применении незаконных методов следствия и т.д. .

25. См. также комментарий к ст. ст. 75, 334 УПК.

Прения сторон в суде присяжных

По общим правилам уголовного судопроизводства пересмотр приговора суда первой инстанции в апелляционном порядке подразумевает повторное рассмотрение дела по вопросам как применения норм права, так и достоверности установленных фактических обстоятельств дела (событий преступного деяния и виновности подсудимых).

Вместе с тем уголовно-процессуальное законодательство предусмотрело категорию дел, для которых обсуждение вопросов факта в апелляционной инстанции остается под запретом. К такому виду судебных решений относятся приговоры, постановленные на основании вердикта коллегии присяжных заседателей.

Уголовные дела с участием присяжных заседателей рассматриваются только по ходатайству самих обвиняемых, которым разъясняются особенности данной формы судопроизводства, в том числе и порядок обжалования приговоров, для того, чтобы они могли предвидеть и оценить правовые последствия своего выбора.

Особенности пересмотра приговоров по уголовным делам, рассмотренным с участием коллегии присяжных заседателей, регламентированы ст. 389.27 УПК РФ, согласно которой для отмены или изменения в апелляционном порядке судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, необходимо наличие одного из следующих оснований:

– существенное нарушение уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом первой инстанции;

– неправильное применение им уголовного закона при квалификации содеянного подсудимым;

Так, оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных, может быть отменен только при наличии таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые:

а) ограничили право прокурора, потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя на представление доказательств в ходе судебного следствия;

б) повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов;

в) повлияли на содержание данных присяжными заседателями ответов.

Что касается фактических обстоятельств дела, приведенных в приговоре в соответствии с содержанием решения присяжных заседателей, то они оспариваться сторонами не могут. Такое ограничение обусловлено спецификой данной формы судопроизводства, поскольку закон наделил коллегию присяжных заседателей исключительными полномочиями по признанию доказанными (либо недоказанными) всех фактических обстоятельств дела и принятию решения о виновности или невиновности подсудимого, освободив от обязанности мотивировать свои выводы, оформленные вердиктом.

Помимо общих неустранимых в суде апелляционной инстанции процедурных нарушений, которые могут быть допущены при любой форме судопроизводства и служат основанием отмены приговора суда первой инстанции, законодательно предусмотрен ряд нарушений, которые могут иметь место только в суде с участием присяжных заседателей. К таковым, в частности, относятся; вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных; незаконное воздействие на коллегию присяжных заседателей, допущенное в ходе разбирательства дела иными участниками процесса; ограничение процессуальных прав участников судопроизводства; неясность или противоречивость вердикта; нарушение тайны совещания коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта; не предоставление подсудимому возможности выступить в прениях сторон при обсуждении юридических последствий вердикта; ссылка участников производства в ходе прений сторон на новые обстоятельства, которые не исследовались в судебном заседании с участием коллегии присяжных, а также иные нарушения, которые могли повлиять на характер вынесенного присяжными заседателями вердикта. Так, основанием отмены приговора могут быть нарушения ч. 6 ст. 335 УПК РФ, предписывающей суду разрешать вопросы допустимости доказательств (т.е. их соответствия установленной законодательством процедуре получения) исключительно в отсутствие присяжных заседателей, поскольку рассмотрение данного вопроса при присяжных заседателях может повлиять на объективность содержания вердикта.

Самой распространенной причиной отмены приговоров суда присяжных является неправомерное воздействие на коллегию стороной зашиты с целью сформировать негативное отношение к доказательствам обвинения, к их достаточности и законности.

Как показывает практика, именно подсудимые и их адвокаты зачастую нарушают установленный законом запрет оказывать на присяжных заседателей любое недозволенное воздействие, способное вызвать у них

предубеждение, которое может отрицательно повлиять на беспристрастность коллегии и формирование мнения по делу.

Одним из характерных примеров отмены приговора суда присяжных, с учетом специфики рассмотрения дел данной категории, является апелляционное определение Ростовского областного суда от 19.05.2020, которым отменен приговор Новошахтинского районного суда Ростовской области с участием присяжных заседателей в отношении Б, оправданного по обвинению в убийстве. Одной из причин принятия указанного решения явились нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные при формировании коллегии присяжных по данному делу. Так, присяжные заседатели, вошедшие в состав коллегии и принимавшие участие в голосовании при вынесении вердикта, в ходе формировании скамьи присяжных скрыли факты дружеских отношений между собой, а также знакомства с матерью подсудимого. Помимо этого, апелляционная инстанция установила, что при рассмотрении дела на коллегию присяжных защитником подсудимого неоднократно оказывалось незаконное воздействие, которое выразилось в том, что систематически подвергались сомнению доказательства, признанные судом допустимыми.

Отмена незаконных приговоров судами апелляционной инстанции является одной их гарантий вынесения судебным органом справедливого решения при рассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей.

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 06.09.2017 N 38-АПУ17-6СП

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 6 сентября 2017 г. N 38-АПУ17-6СП

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Скрябина К.Е.,

судей Пейсиковой Е.В. и Смирнова В.П.

при ведении протокола секретарем Поповой Н.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу потерпевших А. и А., апелляционное представление государственных обвинителей Чукановой В.А. и Манохиной К.П. на приговор Тульского областного суда от 24 апреля 2017 г., постановленный с участием присяжных заседателей, по которому

Читайте также:
Переход прав кредитора на основании закона

Белозубов А.В., , несудимый,

оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. “в” ч. 4 ст. 162 УК РФ, на основании п. п. 1, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием события преступления и по п. “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ на основании п. п. 2, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за непричастностью к совершению преступления.

За ним признано право на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пейсиковой Е.В., кратко изложившей содержание приговора, существо апелляционных жалобы и представления, выступление потерпевших А. и А., мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Лох Е.Н., поддержавших доводы, содержащиеся в апелляционной жалобе и апелляционном представлении, просивших приговор отменить, а уголовное дело направить на новое рассмотрение, выступление оправданного Белозубова А.В., адвоката Арсы Л.М. в его защиту, возражавших против удовлетворения апелляционных жалобы и представления, Судебная коллегия

по приговору, постановленному с участием присяжных заседателей, оправдан в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта Белозубов А.В., обвинявшийся в совершении преступлений, предусмотренных п. “в” ч. 4 ст. 162, п. “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В апелляционной жалобе потерпевшие А. и А. выражая несогласие с приговором, утверждают, что предварительное расследование по делу было долгим, в судебном заседании их права были нарушены, поскольку председательствующий судья не дала им довести до сведения присяжных необходимую информацию, выяснить обстоятельства дела, мотив совершения преступления, задать вопросы свидетелям и подсудимому. Утверждают, что им не все было слышно в ходе судебного разбирательства, однако сообщить об этом судье они побоялись. В прениях судья неоднократно останавливала их, в связи с этим они не имели возможность сказать присяжным, что хотели. Присяжные выходили из совещательной комнаты и задавали председательствующему судье вопросы по составлению вердикта. Приводят доводы о виновности Белозубова. Просят отменить приговор, дело направить на новое рассмотрение.

В дополнении к жалобе потерпевшие, ссылаясь на показания подсудимого, свидетелей, излагают обстоятельства дела, дают свою собственную оценку доказательствам, утверждают, что преступление Белозубовым было заранее спланировано, опровергают вердикт. Считают, что вопрос о детализации звонков свидетеля В. с потерпевшим, вопрос присяжных заседателей относительно того, кто первым обратился в полицию: Б. или Белозубов, были необоснованно сняты председательствующим.

В апелляционном представлении государственные обвинители Чуканова В.А. и Манохина К.П. просят отменить приговор, а уголовное дело направить на новое рассмотрение. Указывают на нарушение требований, предусмотренных законом при рассмотрении дела. Утверждают, что в процессе судебного разбирательства и в прениях сторон подсудимым и его защитниками до сведения присяжных заседателей неоднократно доводилась информация, которая могла повлиять на формирование мнения коллегии присяжных заседателей, в частности, о качестве предварительного расследования, ставилось под сомнение время и место совершения преступления, тогда как подсудимый вину в предъявленном ему обвинении отрицал. Председательствующий судья ограничивал право прокурора на представление доказательств, поскольку ходатайство стороны обвинения о необходимости исследования справки из сотовой компании было необоснованно отклонено. Одновременно председательствующим удовлетворены ходатайства стороны защиты о допросе свидетеля Т. в присутствии коллегии присяжных заседателей, тогда как допрос данного свидетеля мог вызвать предубеждение у присяжных заседателей ввиду того, что он сообщил сведения, которые ему стали известны от свидетеля Б., допросить которого в связи с его смертью не представлялось возможным. Суд также необоснованно удовлетворил ходатайства стороны защиты о повторном оглашении выводов в акте экспертизы N в части различия пыжей по материалу, из которого они изготовлены, в части отсутствия на одежде Белозубова следов крови и продуктов выстрела, а также протокола очной ставки между Белозубовым и Б. Указывают, что в прениях сторона защиты вводила в заблуждение коллегию присяжных заседателей относительно времени совершения преступления, заявляя о том, что убийство потерпевшего могло произойти 23, 24 или 25 февраля 2016 г., несмотря на то, что его телефоны не были доступны после 22 часов 4 минут 22 февраля 2016 г., а его автомобиль был перемещен в область утром 23 февраля 2016 г. В прениях сторона защиты утверждала о пребывании того или иного лица в определенном месте и невозможности их нахождения на месте преступления, однако не представила данных о зоне покрытия вышек базовых станций, фиксирующих телефонные соединения подсудимого, потерпевшего, свидетелей Б. и В. Адвокаты также утверждали, что Белозубов являлся единственным подозреваемым по делу, версии о причастности другого лица не рассматривались, потерпевший находился в нетрезвом состоянии и мог быть убит в ином месте и при других обстоятельствах. Все эти нарушения, по мнению государственных обвинителей, могли оказать воздействие на присяжных заседателей при вынесении ими вердикта. Просят приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином его составе со стадии подготовки к судебному заседанию.

В возражениях на апелляционное представление и апелляционную жалобу адвокат Затяжных И.А., считая приговор законным и обоснованным, просит его оставить без изменения, а доводы, изложенные в апелляционных жалобе и представлении, без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы, содержащиеся в апелляционном представлении государственных обвинителей, апелляционной жалобе потерпевших, а также изучив поданные на них возражения, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что оснований для отмены оправдательного приговора, постановленного на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, не имеется.

Читайте также:
Акт об аресте имущества

В соответствии со ст. 389.25 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора или жалобе потерпевшего лишь при наличии таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или на содержание данных присяжными заседателями ответов.

Оправдательный приговор также подлежит отмене, если при неясном и противоречивом вердикте председательствующий не указал присяжным заседателям на неясность и противоречивость вердикта и не предложил им вернуться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист.

Таких нарушений при рассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей судом не допущено.

Согласно протоколу судебного заседания уголовное судопроизводство по делу осуществлялось в соответствии с требованиями ст. 15 УПК РФ на основе состязательности сторон, в судебном заседании исследованы все собранные по делу доказательства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, с учетом особенностей судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей.

Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с требованиями ст. 328, 329 УПК РФ. Как следует из протокола судебного заседания, стороны в полной мере воспользовались своим правом на отводы кандидатам в присяжные заседатели. Ходатайств о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду ее тенденциозности не заявлено. Данных относительно нарушений, связанных с формированием коллегии присяжных заседателей, в апелляционной жалобе и апелляционном представлении не содержится.

Судебное разбирательство по делу проведено полно и всесторонне, с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей.

В ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей исследовались только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ. Решение о признании недопустимыми доказательствами корпуса от СИМ-карты N с номером телефона заключение экспертов в акте комиссионной судебно-криминалистической экспертизы от 13 мая 2016 г. N и судебно-баллистической экспертизы от 29 июля 2016 г. N в части исследования гладкоствольного ружья МЦ 21-12 N принято судом по заявлению сторон, в том числе стороны обвинения, с которым потерпевшие согласились.

Данных о том, что в судебном заседании было отказано стороне обвинения в исследовании доказательств, а также о том, что до сведения присяжных заседателей доводилась информация, которая могла вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимых либо повлиять на их объективность и содержание ответов на поставленные перед ними вопросы, из материалов уголовного дела не усматривается.

Доводы, указанные в апелляционных жалобе и представлении, относительно того, что при присяжных заседателях председательствующий допускала обсуждение вопросов, связанных с качеством предварительного расследования, противоречат протоколу судебного заседания. Не свидетельствует о незаконности приговора то, что сторонами, в том числе стороной защиты, допускались высказывания, касающиеся вопросов, выходящих за пределы компетенции присяжных заседателей, поскольку в случаях, когда стороны касались вопросов, которые не могут исследоваться с участием присяжных заседателей, в том числе касающиеся данных о личности потерпевшего и подсудимого, а также вопросов процессуального и юридического характера, председательствующий, как того требует закон, своевременно прерывала участников процесса и разъясняла присяжным заседателям необходимость не принимать услышанное во внимание.

Так, председательствующий обоснованно прервала сторону защиты относительно времени наступления смерти потерпевшего, указав, что сторонами не оспаривалось заключение медицинского эксперта на предмет допустимости и достоверности.

То обстоятельство, что в случаях, когда стороны ссылались на доказательства, которые не были исследованы в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей, председательствующий прерывала такие выступления, в том числе потерпевших, и разъясняла присяжным, что они не должны учитывать данные обстоятельства при вынесении вердикта, соответствует требованиям ч. 3 ст. 336 УПК РФ и никоим образом не может быть расценено в качестве давления на потерпевших либо ограничения их прав.

Так, согласно протоколу судебного заседания, председательствующим был обоснованно снят вопрос, заданный потерпевшей свидетелю В., касающийся места совершения преступления: “Зачем ты моего сына послала в поселок где его убили?”, поскольку подсудимому не предъявлялось обвинение в совершении преступления в поселке района области, а также в совершении преступления в соучастии с кем-либо.

Председательствующий также обоснованно остановила выступление потерпевшей в прениях сторон, заявившую о том, что она провела собственное расследование, поскольку согласно закону стороны в прениях вправе ссылаться только на доказательства, исследованные в судебном заседании. При этом председательствующий разъяснила потерпевшей, что если в результате собственного расследования ею были получены новые доказательства, то в этом случае должен быть обсужден вопрос о возобновлении судебного следствия и представлении этих доказательств коллегии присяжных заседателей.

Что касается довода потерпевших, указанного в апелляционной жалобе, относительно плохой слышимости в зале судебного заседания, в результате которой они не смогли реализовать свои права и довести до сведения присяжных заседателей свою позицию по делу, то данный довод вызывает сомнение, поскольку в ходе всего судебного разбирательства от потерпевших, а также от других участников процесса подобных заявлений не подавалось. Нельзя согласиться также с тем, что потерпевшие боялись председательствующему заявить ходатайства. Как видно из протокола судебного заседания, потерпевшие принимали активное участие в ходе всего судебного разбирательства, присутствовали на каждом судебном заседании, они в полной мере реализовывали свое право на участие в судебном разбирательстве, в ходе допросов подсудимого и свидетелей задавали им вопросы, участвовали в исследовании доказательств, без ограничения во времени выступали в прениях сторон.

Читайте также:
Переход прав на ценные бумаги

Допрос свидетеля Т., явившегося в судебное заседание, проведен в соответствии с законом. Из протокола судебного заседания следует, что данный свидетель первоначально был допрошен сторонами в отсутствие коллегии присяжных. При обсуждении ходатайства стороны защиты о допросе данного свидетеля в присутствии присяжных заседателей каких-либо возражений у государственных обвинителей и потерпевших не имелось. Данный свидетель сообщил, что источник полученных им сведений – свидетель Б. показания которого, добытые на предварительном следствии, были оглашены в судебном заседании по ходатайству стороны обвинения на основании п. 1 ч. 2 ст. 281 УПК РФ.

Как доказательство стороны обвинения в присутствии присяжных заседателей оглашался в судебном заседании протокол очной ставки между Б. и Белозубовым А.В. Повторное оглашение в присутствии присяжных заседателей на основании требований п. 1 ч. 2 ст. 281 УПК РФ данного документа по ходатайству стороны защиты нельзя рассматривать как ограничение права прокурора на представление доказательств.

Что касается отклонения ходатайства государственных обвинителей об исследовании справки ООО , то оно рассмотрено председательствующим в соответствии с законом, а принятое по нему решение является мотивированным. Поскольку указанный документ не имел отношения к предъявленному Белозубову А.В. обвинению, он в силу ст. 252 УПК РФ не подлежал исследованию в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей.

Выводы экспертов, проводивших судебную экспертизу N в части исследования фрагментов пыжей, извлеченных из тела потерпевшего А. и изъятых в ходе обыска в доме Белозубова А.В., а также в части исследования следов на предметах одежды, принадлежащей Белозубову А.В., не были признаны недопустимым доказательством и обоснованно оглашены в присутствии присяжных заседателей как доказательство стороны защиты. Допрошенный в судебном заседании эксперт Д. дал необходимые разъяснения по всем возникшим у сторон вопросам в рамках своего исследования, в том числе в части различий исследованных пыжей. Ссылку стороны защиты на данное доказательство в прениях сторон также нельзя признать нарушением закона.

Что касается мнения потерпевших относительно причастности Белозубова А.В. к совершению убийства А. и его виновности, то в силу ст. 389.27 УПК РФ данные доводы, как касающиеся несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, не могут служить основанием для отмены или изменения приговора, постановленного с участием коллегии присяжных заседателей.

Прения сторон проведены в строгом соответствии с требованиями ст. 336 УПК РФ, определяющей особенности данной стадии судебного разбирательства, в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями.

Как следует из протокола судебного заседания, выступая в прениях, защита в соответствии со своим правом высказывала свою позицию по данному делу в интересах подсудимого и доводила ее до сведения присяжных заседателей. Лишение же стороны защиты возможности высказаться по поводу предъявленного Белозубову А.В. обвинения явилось бы нарушением его права на защиту. В связи с этим доводы государственных обвинителей, касающиеся перечисленных в апелляционном представлении процессуальных нарушений, допущенных стороной защиты в прениях сторон, не являются основанием для отмены оправдательного приговора.

Ссылки стороны защиты в своем выступлении на стадии прений относительно места расположения Белозубова А.В. с учетом адресов базовых станций сотовой связи нельзя рассматривать как недопустимые. Данные о зоне покрытия вышек базовых станций, фиксирующих телефонные соединения подсудимого, потерпевшего и свидетелей, на необходимость представления которых в прениях сторон указывают государственные обвинители, не исследовались в судебном заседании, и ходатайств относительно их получения не заявлялось.

Доводы апелляционного представления относительно заявления адвокатами о неустановлении места нахождения автомобиля высказаны вопреки протоколу судебного заседания, из которого следует, что с учетом исключения государственным обвинителем из объема обвинения населенного пункта области – деревни куда отогнали указанный автомобиль, сторона защиты не отрицала установления места, где он был обнаружен.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, оно не содержало мнение председательствующего по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей, либо относительно оценки исследованных судом с участием присяжных заседателей доказательств. В нем в доступной форме разъяснены основные правила оценки доказательств в их совокупности, изложены позиции государственного обвинителя и защиты. В соответствии с требованиями п. 7 ч. 3 ст. 340 УПК РФ председательствующий разъяснила порядок совещания присяжных заседателей, порядок подготовки ответов на поставленные вопросы и вынесения вердикта. Возражений по мотивам нарушения принципа объективности и беспристрастности при произнесении напутственного слова от сторон не поступало.

Повторное изложение председательствующим присяжным заседателям раздела напутственного слова о порядке совещания, порядке подготовки ответов на поставленные вопросы, а также порядке голосования по ответам и правилах заполнения вопросного листа соответствует требованиям ч. 5 ст. 340 УПК РФ.

Вопросный лист сформулирован председательствующим с учетом результатов судебного следствия и прений сторон. Содержание вопросов присяжным заседателям не оспаривается в апелляционном представлении государственных обвинителей и апелляционной жалобе потерпевших.

Вынесение вердикта, его провозглашение проведены в строгом соответствии с требованиями ст. 343, 345 УПК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 348 УК РФ оправдательный вердикт коллегии присяжных заседателей обязателен для председательствующего и влечет за собой постановление оправдательного приговора.

На основании изложенного и руководствуясь 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

приговор Тульского областного суда от 24 апреля 2017 г. в отношении Белозубова А.В. оставить без изменения, а апелляционную жалобу и апелляционное представление без удовлетворения.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: