Причинение вреда в состоянии крайней необходимости и необходимой обороны

Статья 39 УК РФ. Крайняя необходимость

1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости.

2. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

Комментарии к ст. 39 УК РФ

1. Крайняя необходимость является одним из правомерных средств предотвращения опасности, грозящей ущербом личности, ее правам и интересам, а также охраняемым законом интересам общества или государства. Состояние крайней необходимости возникает в случаях реальной и непосредственной опасности для охраняемых законом ценностей и интересов. Такая опасность может угрожать жизни и здоровью граждан, их имуществу, государственной, общественной собственности, внешней безопасности, а также повлечь экологическое бедствие и т.д.

2. Источник опасности может быть любой: стихийное бедствие, авария, транспортное происшествие, несчастный случай, нападение животных, наконец, преступные действия лиц. Например, при стихийном бедствии (пожаре, наводнении и т.п.) для того, чтобы избежать тяжелых последствий, приходится разбирать строения, перекапывать засеянные участки. Ущерб, причиненный в этих случаях гражданам или организациям, значительно меньше, чем тот, который мог бы быть причинен дальнейшим распространением огня или воды.

Если турист в результате несчастного случая получил тяжелую травму и нуждается в срочной медицинской помощи, то лица, которые силой завладели проезжавшей автомашиной для доставления пострадавшего в больницу, т.к. водитель отказался его везти, не должны отвечать за угон автотранспорта. Они действовали в состоянии крайней необходимости.

3. Опасность, вызывающая состояние крайней необходимости, должна: а) угрожать законным ценностям и интересам; б) быть реальной, а не кажущейся; в) быть наличной, а не ожидающейся в будущем.

4. Условия правомерности причинения вреда при крайней необходимости следующие:

а) вред причиняется третьим лицам, т.е. лицам, которые не являются источником опасности;

б) причинение вреда является единственным средством избежать грозящей опасности, которая не могла быть устранена иными средствами;

в) причинение вреда третьим лицам должно быть своевременным, т.е. в условиях, когда реальная опасность еще наличествует;

г) лица, устраняющие опасность путем причинения вреда, не должны допускать превышения пределов крайней необходимости.

5. Превышением пределов крайней необходимости (ч. 2 ст. 39) признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Так, нельзя спасать свою жизнь за счет жизни другого человека, нельзя спасать свое имущество, уничтожая равноценное имущество другого. Однако возникают ситуации, когда для спасения многих или нескольких людей приходится жертвовать одним человеком. В этих случаях, возникающих во время боевых действий, в экстремальных условиях стихийного бедствия, превышения пределов крайней необходимости не будет.

Превышение пределов крайней необходимости влечет уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда. В УК не предусмотрены специальные статьи с более легким наказанием в случае причинения смерти или вреда здоровью граждан при превышении пределов крайней необходимости, как это сделано в случаях превышения необходимой обороны (ст. ст. 108 и 114 УК). Нарушение условий правомерности крайней необходимости не устраняет уголовной ответственности за умышленное причинение вреда, но рассматривается как обстоятельство, смягчающее наказание (п. “ж” ч. 1 ст. 61 УК).

6. При установлении факта нарушения пределов крайней необходимости и решении вопроса об уголовной ответственности за это деяние необходимо учитывать субъективное состояние лица, действующего в условиях крайней необходимости. В состоянии сильного волнения субъект не всегда способен точно оценивать степень угрожающей опасности и соотношение возможного вреда и вреда, который причиняется для устранения опасности и предотвращения вредных последствий.

7. Причинение по неосторожности равного или большего вреда, нежели вред предотвращенный, не влечет уголовной ответственности, т.к. в законе есть прямое указание на ответственность только при умышленном причинении вреда.

8. В случаях, когда лицо ошибочно полагает, что находится в состоянии крайней необходимости (мнимая крайняя необходимость), вопрос об ответственности должен решаться по правилам о фактической ошибке. Так, если субъект не предвидел и не мог предвидеть, что в действительности крайняя необходимость отсутствует, он не подлежит ответственности, поскольку причинение вреда совершено невиновно. Если же лицо хотя и не предвидело, но при большей осмотрительности могло предвидеть, что крайней необходимости в данном случае нет, оно несет ответственность за причинение вреда по неосторожности.

Возникает вопрос об ответственности лица, которое стремилось предотвратить больший вред, причинив меньший, но в итоге был причинен и этот больший вред. В этом случае ответственность за причиненный вред должна исключаться, если, во-первых, предотвратить вред не удалось, несмотря на все старания субъекта, и, во-вторых, у него были достаточные основания полагать, что избранный им путь предотвращения является единственным и необходимым.

В такой ситуации следует установить мотивацию действий субъекта и направленность его умысла на предотвращение грозящей опасности. Так, в целях спасения утопающего человек берет чужую лодку, выбрасывает из нее мешки с сахаром, чтобы облегчить ее и быстрее достичь утопающего, однако потерпевший тонет до того, как спасатель успел к нему на помощь. Вред, который пытался предотвратить субъект, наступил независимо от его действий, а он сделал все, чтобы оказать помощь.

Читайте также:
Можно ли с обл. пропиской зарегистрировать предприятие в Москве?

9. Состояние крайней необходимости следует отличать от необходимой обороны в случаях, когда грозящая опасность исходит от общественно опасных действий людей. При необходимой обороне осуществляется цель защиты определенного интереса от преступного посягательства, а также обезвреживание преступника, вплоть до его физического уничтожения в определенных случаях. При крайней необходимости цель – устранить опасность, предотвратить причинение вреда. При необходимой обороне действия обороняющегося направлены против лица, осуществляющего общественно опасное посягательство, и именно ему причиняется вред. При крайней необходимости вред причиняется третьим лицам, которые не являются источником опасности.

Поэтому, если хищный зверь в зоопарке напал на человека, возникает состояние крайней необходимости. Если же хозяин натравил злую собаку на другого человека, возникает состояние необходимой обороны, так как посягательство исходит от человека, а собака является лишь орудием преступления. В этом случае подвергшийся нападению может убить собаку редкой и дорогой породы, даже если была возможность убежать и скрыться.

При необходимой обороне вред, причиненный нападающему, может быть даже больший, чем предотвращенный. При крайней же необходимости причиненный вред должен быть меньше вреда предотвращенного. При необходимой обороне у обороняющегося есть право применить насилие к нападающему и причинить ему вред независимо от наличия возможности избежать опасности, не прибегая к насилию. При крайней необходимости причинение вреда третьим лицам должно являться единственным средством избежать грозящей опасности.

10. От причинения вреда при задержании преступника состояние крайней необходимости отличается тем, что задержание служит целям осуществления правосудия и предупреждения новых преступлений. В этих случаях непосредственная опасность уже миновала. При крайней необходимости цель – предотвратить наступление большего вреда, устранить грозящую опасность ценой причинения меньшего вреда – реализуется в момент опасности. Задержание всегда направлено против правонарушителя, а при крайней необходимости вред причиняется третьим лицам, не являющимся источником опасности.

11. Лица, которые обязаны бороться с опасными явлениями и предотвращать наступление вреда (пожарные, работники МЧС и спасательных служб и др.), не только имеют, но и должны в состоянии крайней необходимости предотвращать наступление большего вреда за счет причинения меньшего. Так, пожарные, залив огонь водой и повредив при этом ценное имущество, не могут нести ответственность, т.к. они выполняли служебный долг с соблюдением установленных правил.

12. Возмещение вреда, причиненного третьим лицам в состоянии крайней необходимости, решается в гражданско-правовом порядке (ст. 1067 ГК РФ). Если причинение вреда в состоянии крайней необходимости было вызвано общественно опасными действиями субъекта, возмещение вреда третьим лицам должно быть возложено на того, кто является источником опасности.

Ответственность за нарушения, совершенные при крайней необходимости

Всегда ли административный проступок является основанием для привлечения к административной ответственности? Нет, не всегда. КоАП РФ предусматривает несколько механизмов освобождения от такой ответственности, например, согласно ст. 2.7, если лицо причинило вред охраняемым законам интересам в состоянии крайней необходимости. Но что такое «крайняя необходимость»?

Анализ судебной практики показывает: привлекаемые к ответственности лица часто ссылаются на названную статью, но далеко не всем удается добиться решения в свою пользу – прежде всего из-за неправильного толкования смысла понятия «крайняя необходимость».

Итак, в одних случаях суды соглашаются с доводами о действии в состоянии крайней необходимости, а в других – нет. Поговорим о том, что же такое «крайняя необходимость» с точки зрения КоАП РФ.

Крайняя необходимость – это предотвращение вреда в короткий срок.

Вначале рассмотрим несколько примеров из судебной практики.

Заведующая детским садом С. заключила контракт на устранение повреждения кровли основного здания и установку окон ПВХ без торгов, за что была привлечена к административной ответственности (ч. 2 ст. 7.29 КоАП РФ). Женщина не согласилась с таким наказанием и обратилась в суд. Суд встал на ее сторону. Согласно актам обследования ДОУ из-за повреждения крыши на потолках в группах появились многочисленные протечки, образовался грибок, возникла вероятность замыкания электропроводки – то есть сложилась ситуация, угрожающая жизни и здоровью воспитанников детсада и работников. Оконные рамы рассохлись, между ними и стеной образовались большие зазоры, появилась вероятность выпадения окна из проема, в медкабинете из-за негерметичности рам были сильные сквозняки. Суд пришел к выводу, что заведующая действовала в состоянии крайней необходимости – ее действия были направлены на скорейшее устранение угрозы [1] .

А теперь рассмотрим другое дело – о привлечении к ответственности по ч. 2 ст. 7.29 КоАП РФ за аналогичные действия [2] . Директор школы заключила договор о капремонте здания школы с единственным подрядчиком на сумму свыше 113 млн руб. без проведения торгов. Оспаривая примененные к ней санкции в суде, она ссылалась на аварийное состояние здания и необходимость срочных действий – нужно было закончить ремонт до начала нового учебного года. Казалось бы, ситуации схожие, однако суд не согласился с доводом о крайней необходимости. Ведь аварийное состояние школы первоначально выявилось еще в 2010 году и еще раз подтвердилось в 2012 году. Таким образом, у директора имелись возможности и время соблюсти требование о проведении торгов. Суд счел, что доказательств предотвращения и угрозы причинения вреда предоставлено не было.

Читайте также:
Избирательный бюллетень: что это такое, описание и особенности

В третьем споре [3] муниципальное предприятие забирало воду из озера для водоснабжения промышленных предприятий, водоснабжения населения поселка и для собственных технологических нужд. При этом у предприятия отсутствовал договор водопользования о заборе воды для питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, что, по мнению административного органа, является правонарушением (ст. 7.6 КоАП РФ). МУП привлекли к ответственности с назначением штрафа 50 тыс. руб. Предприятие оспорило санкции в суде. В ходе рассмотрения дела выяснилось, что предприятию было отказано в продлении действия соответствующего договора. Основание отказа – отсутствие санитарно-эпидемиологической экспертизы. Но истец принимал меры, направленные на проведение такой экспертизы. Прервать водоснабжение населенного пункта предприятие не могло из-за угрозы возникновения неблагоприятных последствий для населения, забор воды фактически оплачивался в рамках договора водопользования для промышленных нужд. По мнению суда, все это свидетельствовало о действиях в состоянии крайней необходимости, не образующих состава административного правонарушения.

К схожему выводу о действии в состоянии крайней необходимости пришел суд [4] в деле о привлечении к ответственности ФКУ – колонии, которая аналогично добывала воду для снабжения заключенных и населения поселка, а также объектов социального значения (школа, детский сад и т. п.). При этом было отмечено, что действовало учреждение ради предотвращения негативных социальных последствий, беспорядков в колонии.

Довод о наличии крайней необходимости нередко встречается именно в спорах об отсутствии лицензии (разрешения). Причем гораздо чаще суды отклоняют аргументы привлекаемого к ответственности лица. Например, детский сад несколько лет работал без лицензии на образовательную деятельность, за что был привлечен к ответственности по ч. 1 ст. 19.20 КоАП РФ с наложением штрафа в 170 тыс. руб. При оспаривании в суде ДОУ сослалось на крайнюю необходимость, ведь оно оказывало услуги, право на получение которых закреплено Конституцией РФ, в интересах жителей поселка. Но аргумент был отвергнут в том числе из-за длительного срока деятельности без лицензии [5] .

В другом деле [6] медкабинет детского сада работал без лицензии на осуществление медицинской деятельности (та же ч. 1 ст. 19.20). Руководство ДОУ также считало, что действует в состоянии крайней необходимости, ведь оказанием доврачебной медпомощи оно предотвращает возможный вред жизни и здоровью детей. Однако суд отклонил этот довод.

Итак, мы видим, что суд встает на сторону невольного нарушителя, только если между наступлением крайней необходимости и соответствующими действиями руководства учреждения прошло мало времени.

Предотвращаемый вред должен быть реальным.

Даже при поверхностном анализе видно, что основной аргумент, на который ссылаются привлекаемые к ответственности лица, – возможное предотвращение вреда. Зачастую крайнюю необходимость видят только в этом: возникла угроза негативных последствий – их надо устранить – значит, устранение и есть крайняя необходимость.

Между тем это подход в корне неверный. Название ст. 2.7 «Крайняя необходимость» КоАП РФ говорит само за себя: слово «крайняя» означает, что лицо исчерпало все возможности для устранения угрозы и вынуждено совершить действия, которые в обычных условиях квалифицируются как правонарушение.

Поэтому прежде всего для освобождения от ответственности требуется исследовать:

а) была ли возможность у лица действовать по-другому;
б) принимались ли все необходимые для этого меры;
в) в каких обстоятельствах действовало лицо.

Важную роль при этом играют даже незначительные на первый взгляд детали, такие как календарная дата совершения действия.

Пример из коммерческой сферы [7] , но отлично иллюстрирующий вышесказанное: частно практикующий стоматолог провела операцию по удалению корня зуба без соответствующей лицензии, а это, по мнению Роспотребнадзора, образовывает состав правонарушения по ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ (ИП не имел права делать операцию, у пациента развились осложнения). Но суд решил иначе, поскольку пациент обратился к стоматологу в период новогодних каникул, когда не было возможности обратиться в иные медучреждения, состояние было критическим, возникла угроза для жизни. Суд пришел к выводу, что стоматолог действовала в состоянии крайней необходимости, а причиненный вред оказался значительно меньше предотвращенного. Решающее значение имело то, что действия по удалению зуба были совершены в праздничный, нерабочий день. Если бы аналогичная операция прошла в рабочий день, лицо, действовавшее без лицензии, было бы привлечено к ответственности: врач могла бы направить пациента в другое работающее медицинское учреждение, правомерно практикующее такие операции.

В самом первом нашем примере также можно обратить внимание на время заключения контракта без проведения торгов: детский сад функционировал, ребятишки непосредственно пребывали в здании – а дефекты кровли напрямую угрожали их здоровью и жизни, сквозняки, связанные с износом старых оконных рам, не давали полноценно оказывать детям медпомощь. Конечно, можно было приостановить деятельность учреждения, но это бы неминуемо повлекло негативные социальные последствия для воспитанников и их родителей. Во втором же примере, со школой, аварийное состояние здания было выявлено давно, ремонт мог проводиться в каникулярное летнее время, то есть у организации имелось время на соблюдение законодательства.

Читайте также:
Агентирование судов: что это такое, описание и особенности

Таким образом, у лица не должно быть иного выхода, кроме совершения правонарушения, и это правонарушение должно предотвращать больший вред, чем тот, что возникает при его совершении (минимизировать негативные последствия).

В примере с лицензией на осуществление медицинской или образовательной деятельности у организаций имелась возможность получить соответствующее разрешение, но они длительно не принимали соответствующих мер для соблюдения закона, – по сути, самостоятельно создали ситуацию, при которой нарушили установленные законом требования.

Однако большое значение имеет не только ситуация совершения правонарушения, но и сам вред, на предотвращение которого направлены действия лица:

а) причиненный вред должен быть менее значительным, чем предотвращенный;

б) предотвращенный вред должен быть реальным, не носить предположительный характер.

Отличным примером служит следующее дело: водоканал был привлечен к ответственности по ст. 12.33 КоАП РФ за повреждение дорожного покрытия при производстве земляных работ и оштрафован на 200 тыс. руб. Суды первой и апелляционной инстанций согласились с правильностью назначения санкций, но вот суд округа посчитал, что водоканал действовал в состоянии крайней необходимости, поскольку вскрытие дорожного полотна проводилось для ремонта поврежденной сети водоснабжения и канализации с целью предотвращения большего вреда: жители могли остаться без водоснабжения и канализации, а также могло быть нарушено право неопределенного круга лиц на благоприятную окружающую среду. Кроме того, при вымывании грунта и отсутствии ремонтных работ после оттаивания верхнего слоя грунта мог бы произойти провал проезжей части, что создало бы существенную опасность для дорожного движения. После проведения ремонтных работ водоканал уплотнил грунт, засыпал провал гравием. Таким образом, причиненный дорожному полотну вред оказался меньше предотвращенного. Арбитражный суд удовлетворил требование о признании постановления о привлечении к ответственности незаконным [8] .

А вот в другом споре – см. Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 11.02.2016 № 05АП-390/2016 по делу № А51-22816/2015 – ГУП не смогло доказать, что нарушило порядок проведения земляных работ ради устранения аварии, суды отклонили довод о крайней необходимости.

Снова вернемся к примеру с отсутствием лицензии у медкабинета в детском саду. В рассматриваемом случае лицензии – не просто формальность. Это может означать, что в учреждении не соблюдаются все требования к оказанию медпомощи (оборудование медкабинета, квалификация специалиста и т. п.), но сами по себе действия медперсонала (осмотр на педикулез, контроль питания и т. п.) не предотвращают какие-либо доказанные негативные последствия, непосредственной угрозы жизни и здоровью детей нет. У детского сада было время на то, чтобы заключить договор с соответствующей медорганизацией или принять меры для получения лицензии. То есть предположения и доводы ДОУ о наличии предотвращенного вреда субъективны, невозможно достоверно установить, насколько реально наступление негативных последствий от кратковременного приостановления работы медкабинета до получения лицензии. А вот если бы медперсонал этого садика действовал без лицензии в экстренной ситуации (например, предотвращая конкретную угрозу отравления), суд посчитал бы это нарушение крайней необходимостью.

Таким образом, без каких-либо доказательств наличия обстоятельств, позволяющих отнести действия лица к совершенным в условиях крайней необходимости, невозможно говорить об освобождении от административной ответственности по ст. 2.7 КоАП РФ.

Все вышесказанное можно свести к одному слову – опасность. Предотвращение опасности и будет в итоге действием в состоянии крайней необходимости. Так, МУП получило в эксплуатацию котельные от другой организации (в стадии банкротства). Предприятие не успело оформить требуемую лицензию, но и оставить без отопления население не могло, поскольку возникала опасность для жизни и здоровья людей [9] .

В примере с водоснабжением также действия были продиктованы предотвращением эпидемий, возможных в ситуации, когда население остается без воды; и т. п.

Итак, еще раз напомним, что крайней необходимостью считается состояние, в котором лицо вынуждено пойти на нарушение требований законодательства в целях:

а) предотвращения реального вреда, который наступил или реально может наступить в ближайшее время, если не принять срочные меры;

б) вред, причиненный охраняемым законом интересам, имуществу, правам и интересам других лиц, меньше, чем предотвращенный;

в) лицо не могло устранить вред иными способами и не могло воспрепятствовать его наступлению при должной осмотрительности и добросовестности.

Только присутствие трех этих факторов одновременно приводит к тому, что лицо освобождается от административной ответственности, поскольку его деяния не образуют состав административного правонарушения. Отсутствие хотя бы одного условия приведет к привлечению к ответственности.

Кроме того, значение имеет поведение лица до, во время и после совершения правонарушения. Отличный пример в этом плане – дело с водозабором из озера: предприятие провело все мероприятия, направленные на получение лицензии, и предоставило соответствующие доказательства. Даже если в итоге суд придет к выводу об отсутствии ситуации крайней необходимости, последующие действия лица могут быть засчитаны в качестве смягчающего обстоятельства.

[1] Решение Самарского областного суда от 30.07.2013 № 21-353/2013.

[2] Решение Оренбургского областного суда от 22.03.2013 по делу № 21-100/2013.

[3] Постановление АС УО от 11.11.2015 № Ф09-7498/15 по делу № А60-52282/2014.

[4] Постановление АС СКО от 13.01.2016 № Ф08-9678/2015 по делу № А63-3916/2015.

Читайте также:
Биржевой товар: что это такое, описание и особенности

[5] Постановление Саратовского областного суда от 27.05.2014 по делу № 4А-362/14.

[6] Решение Самарского областного суда от 21.05.2012 № 12-85/2012.

[7] Постановление АС ВСО от 16.10.2014 по делу № А19-1697/2014.

[8] Постановление ФАС СЗО от 24.01.2014 № Ф07-2159/2013 по делу № А05-11134/2012.

[9] Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.04.2011 № 17АП-1922/2011-АК по делу № А60-43164/2010.

Возмещение вреда здоровью. Часть 8. Причинение вреда здоровью в состоянии необходимой обороны либо крайней необходимости

Адвокат в Новосибирске – Новости – Статьи адвоката по гражданским делам – Возмещение вреда здоровью – Возмещение вреда здоровью. Часть 8. Причинение вреда здоровью в состоянии необходимой обороны либо крайней необходимости

Возмещение вреда здоровью. Часть 8. Причинение вреда здоровью в состоянии необходимой обороны либо крайней необходимости

В данном разделе будет рассмотрен вопрос относительно возмещения вреда, причиненного здоровью лицом, действующим в состоянии необходимой обороны либо в состоянии крайней необходимости.

Причинение вреда лицом, действующим в состоянии необходимой обороны.

Необходимую оборону можно рассматривать как межотраслевую юридическую категорию. Использование данной категории можно встретить в Гражданском кодексе РФ (ст. 1066 ГК РФ) и в Уголовном кодексе РФ (ст. 37 УК РФ).

В ГК РФ отсутствует описание понятия «необходимая оборона». Данное понятие довольно подробно раскрыто в статье 37 УК РФ. Исходя из понятия, описанного в ст. 37 УК РФ под необходимой обороной понимается «причинение вреда посягающему лицу, при защите личности или прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия».

Законом (ч. 2 ст. 37 УК РФ) определено, что защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

Для единообразного толкования понятия необходимой обороны Пленумом Верховного Суда РФ принято Постановление от 27 сентября 2012 года № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление».

Категория необходимой обороны, освещенная в рамках названного Постановления, раскрыта применимо к уголовному судопроизводству, вместе с тем, данные разъяснения могут быть использованы и при рассмотрении гражданских дел, в которых присутствует рассматриваемая категория.

Что касается непосредственно гражданских дел, то необходимая оборона рассматривается как разновидность самозащиты своих прав (ст. 14 ГК РФ), из которой следует, что способы защиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения.

Необходимая оборона является правомерной формой защиты своих прав, если не были нарушены её пределы. Соответственно ответственность, как гражданско-правовая, так и уголовная, при наличии необходимой обороны исключается.

Интерес представляет и то, что применительно к гражданскому праву необходимая оборона может быть средством защиты не только от преступления, но и от гражданского нарушения (гражданско-правового деликта).

Для правильного применения категорий необходимой обороны следует привести ряд примеров.

Между гражданином «А» и гражданином «Б» произошел конфликт на почве произошедшего ДТП. В ходе конфликта гражданин «А» достал бейсбольную биту и предпринял попытки нанести телесные повреждения гражданину «Б», в ответ последний применил травматическое оружие и произвел выстрел в плечо гражданину «А», причинив легкий вред здоровью. Гражданин «А» обратился с иском о возмещении вреда причиненного здоровью.

В данном случае в действиях гражданина «Б» усматривается наличие необходимой обороны, исходя из следующих признаков:

1. Посягательство со стороны гражданина «А» было сопряжено с непосредственной угрозой причинения насилия гражданину «Б», исходя из избранного способа посягательства, обстановки при котором посягательство было совершено, попыток нанести телесные повреждения и предмета используемого нападавшим в качестве оружия.

2. Действия гражданина «Б» были направлены на пресечение осуществляемого в отношении него посягательства, были соразмерны действиям атакующего лица.

Соответственно при установлении обстоятельств, что вред был причинен в состоянии необходимой обороны, в возмещении такого вреда должно быть отказано.

Следует указать, что необходимая оборона возможна как от действий, сопряженных с насилием, так и от действий, которые не сопряжены с насилием, однако с учетом характера их совершения могут быть предотвращены (пресечены) путем причинения посягающему лицу вреда (к примеру: причинение вреда имуществу).

Гражданин «А» обнаружил как гражданин «Б» наносит удары по припаркованному во дворе автомобилю, который принадлежит гражданину «А» (разбивает стекла, уничтожает внешние элементы автомобиля), последний потребовал, чтобы гражданин «Б» прекратил свои действия, на что последний не отреагировал. В результате гражданин «А» с целью пресечения действий гражданина «Б» применил к последнему физическую силу, причинив легкий вред здоровью.

В данном случае оборонительные действия гражданина «А» были направлены на защиту своего имущества, а не личности. С учетом скоротечности действий «Б» последние могли быть устранены путем применения физической силы, необходимость применения которой было вызвано противоправными действиям гражданина «Б». Применение физической силы в объеме «легкого вреда здоровью» было соразмерным относительно действий гражданина «Б» посягающего на право собственности гражданина «А» и охраняемых законом интересов общества.

Читайте также:
Делимый аккредитив: что это такое, описание и особенности

Соответственно по правилам ст. 1066 ГК РФ в случае обращения гражданина «Б» с иском о возмещении вреда здоровью, в удовлетворении таких требований должно быть отказано.

Примеров необходимой обороны в гражданско-правовом аспекте может быть много, всех их описать не представляется возможным, поэтому цель данной статьи дать общие представления о категории необходимой обороны в гражданском судопроизводстве. Возможность применения данной категории на практике необходимо рассматривать в каждом конкретном случае, с учетом вышеприведенных критериев необходимой обороны.

Причинение вреда лицом, действующим в состоянии крайней необходимости.

Крайняя необходимость, также как и необходимая оборона является межотраслевой юридической категорией. Упоминание крайней необходимости содержится в статье 2.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях, статье 39 Уголовного кодекса РФ и статье 1067 Гражданского кодекса РФ.

Статья 1067 ГК РФ гласит – вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, угрожающей самому причинителю вреда или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами, должен быть возмещен лицом, причинившим вред. Учитывая обстоятельства, при которых был причинен такой вред, суд может возложить обязанность его возмещения на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо освободить от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и причинившего вред.

Разъяснения положений статьи 1067 ГК РФ содержаться в пункте 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина». Так, согласно указанному пункту, если при рассмотрении дела будет установлено, что причинитель вреда действовал в состоянии крайней необходимости в целях устранения опасности не только в своих интересах, но и в интересах третьего лица, суд может возложить обязанность возмещения вреда на них обоих по принципу долевой ответственности с учетом обстоятельств, при которых был причинен вред. Суд также вправе частично либо полностью освободить этих лиц или одного из них от обязанности по возмещению вреда.

Как видно из приведенного положения закона (ст. 1067 ГК РФ), в отличие от категории необходимой обороны, причинение вреда в состоянии крайней необходимости не всегда влечет за собой освобождение от ответственности. При рассмотрении подобного рода дел важно установить степень опасности, которая была устранена и сравнить ее с вредом, который был причинен при устранении указанной опасности, с учетом данных обстоятельств суд может применить положения, которые указаны в абзаце первом и абзаце втором статьи 1067 ГК РФ.

Рассмотрим данную категорию на примере:

Водитель автомобиля «А» выехал на встречную полосу, по которой двигался автомобиль «Б». Водитель автомобиля «Б» с целью избежать столкновение выехал на обочину и врезался в дерево. В результате столкновения автомобиля «Б» пассажиру, находящемуся в указанном автомобиле, был причинен вред здоровью. В ходе рассмотрения данного дела автотехнической экспертизой было установлено, что иным способом предотвратить столкновение с автомобилем «А» водитель автомобиля «Б» не мог. Соответственно можно утверждать, что водитель автомобиля «Б» действовал в состоянии крайней необходимости.

Таким образом, ответственность за вред здоровью, причиненный пассажиру автомобиля «Б», может быть возложена по правилам ст. 1067 ГК РФ как на водителя автомобиля «Б», так и на водителя автомобиля «А». Кроме того, учитывая разъяснения, данные в пункте 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1, ответственность может быть возложена на обоих водителей в долевом порядке.

Заключение:

В данной статье были рассмотрены вопросы, касающиеся возмещения вреда здоровью, причиненного в состоянии необходимой обороны либо в состоянии крайней необходимости. Данные категории достаточно специфичны, в каждом конкретном случае необходимо детально рассматривать возможность их применения. Для этого в статье были приведены примеры использования указанных категорий, их основные черты, что должно облегчить их понимание и применение на практике.

Автор статьи – адвокат Спиридонов Михаил Владимирович.

Что такое необходимая оборона и ее пределы?

Отвечает прокурор Западного административного округа г. Москвы Радионов Григорий Геннадьевич.

Необходимая оборона (ст. 37 УК РФ) – правомерное пресечение общественно опасного посягательства при защите интересов личности, общества или государства путем причинения посягающему вреда, который внешне напоминает преступление.

Причинение вреда посягающему является естественным правом любого человека. Согласно ч. 3 ст. 37 УК РФ положения этой статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной и иной специальной подготовки и служебного положения. Норма о необходимой обороне применяется и в том случае, когда у человека есть возможность избежать посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Основание необходимой обороны – совершение лицом общественно опасного посягательства, т.е. действий, направленных на причинение ущерба охраняемым уголовным законом интересам.

Посягательство чаще представляет собой нападение (агрессивные, насильственные и, как правило, внезапные действия), но посягательством являются и общественно опасные ненасильственные действия: ненасильственный грабеж, кража, незаконная охота и т.п. Не дают основания для необходимой обороны общественно опасные действия, не грозящие немедленным причинением вреда, например нарушение авторских и смежных прав, получение взятки и т.п. Не является посягательством общественно опасное бездействие.

Читайте также:
Будущее требование: что это такое, описание и особенности

При необходимой обороне обязательна цель защиты интересов личности, общества, государства путем пресечения общественно опасного посягательства. Если лицо преследует иную цель, например мести в связи с неприязненными отношениями, его действия квалифицируются на общих основаниях.

Согласно п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19 “О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление” при добросовестном заблуждении (когда обстановка давала основания полагать, что совершается реальное общественно опасное посягательство, и лицо, применившее меры защиты, не осознавало и не могло осознавать отсутствие посягательства) действия оцениваются как совершенные в состоянии необходимой обороны. Лицо, которое превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, подлежит ответственности за превышение пределов необходимой обороны. Если лицо не осознавало, что отсутствует общественно опасное посягательство, но по обстоятельствам дела должно было и могло осознавать это, его действия оцениваются как неосторожное преступление. Если же у лица не было оснований полагать, что происходит общественно опасное посягательство, совершено умышленное преступление.

Оценке использования средств и механизмов, установленных заранее для защиты правоохраняемых интересов, посвящен п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19, основной смысл которого заключается в том, что на применение таких устройств, срабатывающих автономно в момент совершения посягательства и причиняющих вред посягающему, распространяются положения о необходимой обороне. Если причиненный вред явно чрезмерен, то действия лица могут быть признаны превышением пределов необходимой обороны.

Условия, характеризующие действия по обороне: защищать можно охраняемые уголовным законом интересы; защита должна быть своевременной; защита осуществляется путем причинения вреда посягающему; нельзя допускать превышения пределов необходимой обороны.

Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства.

В ст. 37 УК РФ посягательства подразделены на два вида:

1) сопряженные с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, или с непосредственной угрозой его применения;

2) не сопряженные с таким насилием или такой угрозой.

Превышение пределов для первого вида посягательств не предусмотрено.

Согласно ч. 2.1 ст. 37 УК РФ не являются превышением пределов действия обороняющегося, вызванные неожиданностью посягательства, если лицо не могло объективно оценить характер и степень опасности нападения.

Умышленное превышение пределов необходимой обороны общественно опасно, а потому влечет уголовную ответственность в случаях убийства или причинения тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 108 УК и ч. 1 ст. 114 УК).

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Статья 1067. Причинение вреда в состоянии крайней необходимости

Вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, угрожающей самому причинителю вреда или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами, должен быть возмещен лицом, причинившим вред.

Учитывая обстоятельства, при которых был причинен такой вред, суд может возложить обязанность его возмещения на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо освободить от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и причинившего вред.

Комментарий к Ст. 1067 ГК РФ

1. В комментируемой статье определяются особенности ответственности в состоянии так называемой крайней необходимости, т.е. причинения вреда в результате противоправных действий. Данную норму можно рассматривать как исключение из общего правила, предусмотренного ст. 1064, об ответственности за неправомерные действия. Согласно п. 3 указанной статьи вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом. В связи с тем что действия в состоянии крайней необходимости не нарушают правовых норм, но тем не менее нарушают субъективные права граждан или юридических лиц, термин «ответственность» в данном случае не используется.

2. В отличие от УК РФ ГК РФ не предусматривает безусловного освобождения от обязанности возместить вред, причиненный в состоянии крайней необходимости. Согласно ч. 1 ст. 39 УК РФ не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, т.е. для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости.

Крайняя необходимость представляет собой состояние, при котором лицом устраняется опасность, угрожающая ему или другим лицам, если эта опасность не может быть устранена иными средствами.

В отличие от УК РФ комментируемая статья не связывает наступление или освобождение от возмещения вреда с превышением пределов крайней необходимости, которым признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. В то же время данные обстоятельства должны быть учтены судом в соответствии с абз. 2 комментируемой статьи.

Читайте также:
Группа лиц: что это такое, описание и особенности

3. Общее правило, по которому вред должен быть возмещен его причинителем, применительно к комментируемой статье дополняется необходимостью учета обстоятельств причинения вреда. При этом суд может:

— возложить обязанность возмещения вреда на третье лицо, в интересах которого действовал причинитель вреда;

— полностью освободить от возмещения вреда третье лицо, в интересах которого действовал причинитель вреда, и лицо, причинившее вред;

— частично освободить от возмещения вреда третье лицо, в интересах которого действовал причинитель вреда, и лицо, причинившее вред.

Как разъяснил Верховный Суд РФ в Постановлении от 28 апреля 1994 г. N 3, если причинитель вреда действовал в состоянии крайней необходимости, как в своих интересах, так и в интересах третьего лица, суд может возложить обязанность возмещения вреда на них обоих по принципу долевой ответственности с учетом обстоятельств, при которых вред был причинен. Суд также вправе частично либо полностью освободить этих лиц или одного из них от обязанности по возмещению вреда. В частности, если причинение вреда имело место в результате правомерных действий гражданина по пресечению хулиганских, а также иных преступных проявлений или при задержании преступника, гражданин подлежит освобождению от возмещения вреда.

4. Причинителями вреда могут выступать физическое, юридическое лицо, а также Российская Федерация, субъекты Федерации, муниципальные образования в лице своих органов, которым угрожает опасность причинения вреда, либо другое лицо, которое желает предотвратить угрозу опасности в отношении других лиц. Так, по иску о взыскании ущерба, понесенного в связи с утратой нежилого помещения, действия префектуры ЦАО г. Москвы были признаны совершенными в состоянии крайней необходимости. При строительстве подземной части соседнего здания произошло перемещение грунта, в результате чего усел фундамент принадлежащего истцу дома, возникла угроза обрушения здания и опасности для жизни и здоровья людей. Учитывая создавшуюся аварийную ситуацию, Управление государственного контроля охраны и использования памятников истории и архитектуры г. Москвы выдало разрешение на разборку данного здания, и на основании указанного разрешения префектом ЦАО г. Москвы было издано распоряжение о разборке указанного дома, в результате чего истец лишился принадлежащего ему имущества.

Разрешая возникший спор, суд первой инстанции, не указав мотивов взыскания, возложил ответственность за причиненные истцу убытки на префектуру ЦАО, применяя нормы ст. 1067 ГК РФ .

———————————
Постановление Президиума ВАС РФ от 21 декабря 1999 г. N 3350/99 по делу N А40-1027/98-79-10 // Вестник ВАС РФ. 2000. N 4.

Потерпевшим может выступать не только лицо, чьи действия связаны с угрозой опасности, но и другие лица, в том числе те, которым угрожала опасность более серьезная по сравнению с причиненным в результате ее устранения вредом. При таком сравнении суд должен учитывать как объективные факторы (например, стоимость спасенного и поврежденного имущества), так и оценку обстоятельств причинения вреда, которая в зависимости от конкретной ситуации может быть субъективной.

Так, например, спасая жизнь работника ГИБДД, стоявшего на проезжей части на повороте, водитель автобуса выехал на встречную полосу движения. Согласно заключению автотехнической экспертизы водитель, управлявший автобусом, не располагал технической возможностью предотвратить наезд на инспектора ГИБДД. Случившееся происшествие повлекло смерть пассажира автомобиля, двигавшегося по встречной полосе автодороги, телесные повреждения его водителя и механические повреждения самого автомобиля. При наличии таких обстоятельств по делу суд признал правомерным привлечение к материальной ответственности за причиненный вред двух ответчиков, как третье лицо, так и причинителя вреда, так как последний совершил действия в состоянии крайней необходимости не только в своих интересах, но и в интересах вышеуказанного субъекта .

———————————
Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 8 апреля 2002 г. N А82-86/2001-Г/10 // СПС «КонсультантПлюс».

В качестве третьего лица, в интересах которого действовал причинивший вред, могут выступать физические лица, представители юридического лица, Российской Федерации, субъектов Федерации, муниципальных образований. В последних двух случаях вред возмещается юридическим лицом или соответствующим образованием, с действиями представителя которого связано причинение вреда. С непосредственного «виновника» вред может быть взыскан юридическим лицом или соответствующим образованием в порядке регресса. Таким образом, участниками отношений по возмещению вреда выступают его непосредственный причинитель, третье лицо и потерпевший.

В том случае, если возмещение вреда согласно абз. 2 комментируемой статьи возложено на третье лицо и причинителя вреда, они в соответствии со ст. 321 ГК РФ несут долевую ответственность, а не солидарную, поскольку не являются лицами, совместно причинившими вред. Размер долей определяется судом с учетом имеющих значение обстоятельств.

Статья 1067. Причинение вреда в состоянии крайней необходимости

Вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, угрожающей самому причинителю вреда или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами, должен быть возмещен лицом, причинившим вред.

Учитывая обстоятельства, при которых был причинен такой вред, суд может возложить обязанность его возмещения на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо освободить от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и причинившего вред.

Комментарий к ст. 1067 ГК РФ

1. Понятие крайней необходимости, которое раскрыто в абз. 1 ст. 1067, в основном совпадает с аналогичным понятием в уголовном праве (ст. 39 УК), различаясь с ним лишь в нюансах. Главное, что и в той, и в другой отрасли права действия лица в состоянии крайней необходимости признаются правомерными. Однако в отличие от уголовного права, где состояние крайней необходимости рассматривается как обстоятельство, исключающее преступность деяния, в гражданском праве оно по общему правилу не освобождает причинителя вреда от обязанности по его возмещению. Объясняется это разными функциями гражданской и уголовной ответственности. Если для уголовного права важнейшей является функция наказания преступника, то для гражданского права – компенсация вреда, причиненного потерпевшему. Поэтому в гражданском праве в ряде случаев возмещению подлежит даже правомерно причиненный вред.

Читайте также:
Арестный дом: что это такое, описание и особенности

В ситуации крайней необходимости потерпевшим может оказаться постороннее лицо, за счет ущемления прав и законных интересов которого выигрывает другой участник гражданского оборота. Поскольку это происходит вследствие умышленных действий причинителя вреда, на него возлагается обязанность по его возмещению, если только суд, исходя из конкретных обстоятельств дела, не решит вопрос о возмещении убытков по-иному.

2. Абзац 2 ст. 1067 указывает на возможность суда избрать другой вариант возмещения вреда, причиненного потерпевшему в состоянии крайней необходимости, либо оставить этот вред невозмещенным. При возложении обязанности по возмещению вреда на лицо, в интересах которого действовал причинитель вреда, суд обычно учитывает, виновно ли это лицо в создании ситуации крайней необходимости, каких потерь ему удалось избежать, каков объем и характер причиненного потерпевшему вреда по сравнению с вредом предотвращенным и т.п.

Судебная практика по статье 1067 ГК РФ

Суды первой и апелляционной инстанций, исследовав и оценив по правилам статьи 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства, руководствуясь статьями 15, 16, 195, 196, 200, 1064, 1067 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 22 Федерального закона от 06.03.2006 N 35-ФЗ “О противодействии терроризму”, разъяснениями, приведенными в пункте 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.09.2015 N 43 “О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности”, приняв во внимание обстоятельства, установленные арбитражными судами при рассмотрении дел N А77-201/2009, А77-522/2013, пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска.

Руководствуясь нормами главы 7 АПК РФ, положениями статей 1064, 1067 Гражданского кодекса Российской Федерации, правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 02.06.2015 N 12-П, Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 12 постановления Пленума от 23.06.2015 N 25 “О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” и пунктах 7, 8 постановления Пленума от 30.11.2017 N 49 “О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде”, установив наличие оснований для освобождения общества от ответственности в виде возмещения имущественного вреда, суды первой и апелляционной инстанции отказали в удовлетворении иска.

Судами не учтены положения статей 1064, 1067, 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 9, 45 Лесного кодекса Российской Федерации, Правил использования лесных участков для строительства линейных объектов, ранее действующего Приказа Минприроды N 525, Роскомзема N 67 от 22.12.1995 “Об утверждении Основных положений о рекультивации земель, снятии, сохранении и рациональном использовании природного слоя почвы”, и ныне действующего Постановления Правительства РФ от 10.07.2018 N 800 “О проведении рекультивации и консервации земель”, Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30.11.2017 N 49 “О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде”.

Суды руководствовались положениями Правил установления охранных зон объектов электросетевого хозяйства и особых условий использования земельных участков, расположенных в границах таких зон, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 24.02.2009 N 160, статей 1067, 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Оснований не согласиться с выводами судебных инстанций не имеется.

Разрешая спор, руководствуясь статьями 1064, 1067 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 2, 3, 77 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ “Об охране окружающей среды”, статьями 1.2, 6, 10, 11, 16, 18, 49, 51 Закона Российской Федерации от 21.02.1992 N 2395-1 “О недрах”, Правилами расчета размера вреда, причиненного недрам вследствие нарушения законодательства Российской Федерации о недрах, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 04.07.2013 N 564 и исходя из установленных по делу обстоятельств, свидетельствующих об уплате обществом в бюджет в указанный период водного налога, осуществление им добычи подземных вод в интересах населения, а также учитывая отсутствие доказательств причинения вреда недрам в результате добычи подземных вод в отсутствие лицензии, суды не усмотрели оснований для возложения на ответчика ответственности в виде возмещения вреда.

Разрешая спор, руководствуясь статьями 1064, 1067 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 2, 3, 77 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ “Об охране окружающей среды”, статьями 1.2, 6, 10, 11, 16, 18, 49, 51 Закона Российской Федерации от 21.02.1992 N 2395-1 “О недрах”, Правилами расчета размера вреда, причиненного недрам вследствие нарушения законодательства Российской Федерации о недрах, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 04.07.2013 N 564 и исходя из установленных по делу обстоятельств, свидетельствующих об уплате обществом в бюджет в указанный период водного налога, осуществление им добычи подземных вод в интересах населения, а также учитывая отсутствие доказательств причинения вреда недрам в результате добычи подземных вод в отсутствие лицензии, суды не усмотрели оснований для возложения на предприятие ответственности в виде возмещения вреда.

Читайте также:
Золотая оговорка: что это такое, описание и особенности

Принимая обжалуемые судебные акты, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 1064, 1067 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 7 Земельного кодекса Российской Федерации, статей 1, 4, 77 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ “Об охране окружающей среды”, статей 2.3, 6, 7, 11, 22, 49, 51 Закона Российской Федерации от 21.02.1992 N 2395-1 “О недрах”, исходили из того, что добыча подземной воды в спорные периоды осуществлялась ООО “Тепловик” по заданию органов местного самоуправления для обеспечения снабжения населения питьевой водой, общество являлось единственной водоснабжающей организацией на территории поселка Куть-Ях. Не обеспечение населения питьевой водой, повлекло бы неблагоприятные последствия для населения, в том числе в сфере санитарно-эпидемического благополучия, создало бы угрозу здоровью граждан. При этом, в указанные периоды обществом уплачивался в бюджет водный налог. Управлением не представлено доказательств того, что осуществление ООО “Тепловик” деятельности по добыче подземных вод без лицензии повлекло возникновение расходов на ликвидацию последствий вреда и восстановление нарушенного состояния окружающей среды.

Разрешая спор, руководствуясь статьями 1064, 1067 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 2, 3, 77 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ “Об охране окружающей среды”, статьями 1.2, 6, 10, 11, 16, 18, 49, 51 Закона Российской Федерации от 21.02.1992 N 2395-1 “О недрах”, Правилами расчета размера вреда, причиненного недрам вследствие нарушения законодательства Российской Федерации о недрах, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 04.07.2013 N 564 и исходя из установленных по делу обстоятельств, свидетельствующих об уплате предприятием в бюджет в указанный период водного налога, осуществление им добычи подземных вод в интересах населения, а также учитывая отсутствие доказательств причинения вреда недрам в результате добычи подземных вод в отсутствие лицензии, суды не усмотрели оснований для возложения на предприятие ответственности в виде возмещения вреда.

Принимая оспариваемые заявителем судебные акты, суды руководствовались положениями статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статей 1064, 1067 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 3, 77 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ “Об охране окружающей среды”, статей 49, 51 Закона Российской Федерации от 21.02.1992 N 2395-1 “О недрах”, и исходили из отсутствия оснований для возложения на общество “СервисКомфорт” ответственности в виде возмещения вреда, причиненного недрам.

Принимая оспариваемые заявителем судебные акты, суды руководствовались положениями статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статей 1064, 1067 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 3, 77 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ “Об охране окружающей среды”, статьи 51 Закона Российской Федерации от 21.02.1992 N 2395-1 “О недрах”, и исходили из отсутствия совокупности условий, необходимой для возложения на общество “СервисКомфорт” ответственности в виде возмещения вреда, выраженного в утрате полезных ископаемых.

Разрешая спор, руководствуясь статьями 1064, 1067 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 2, 3, 77 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ “Об охране окружающей среды”, статьями 1.2, 6, 10, 11, 16, 18, 49, 51 Закона Российской Федерации от 21.02.1992 N 2395-1 “О недрах”, Правилами расчета размера вреда, причиненного недрам вследствие нарушения законодательства Российской Федерации о недрах, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 04.07.2013 N 564 и исходя из установленных по делу обстоятельств, свидетельствующих об уплате обществом в бюджет в указанный период водного налога, осуществление им добычи подземных вод в интересах населения, а так же учитывая отсутствие доказательств причинения вреда недрам в результате добычи подземных вод в отсутствие лицензии, суды не усмотрели оснований для возложения на ответчика ответственности в виде возмещения вреда.

Что делать и куда обращаться, если при увольнении не выплачен расчет

Больше материалов по теме «Сотрудники» вы можете получить в системе КонсультантПлюс .

  1. Какие нормы ТК РФ нарушает работодатель
  2. Куда обращаться
  3. «Серая» зарплата и работа без договора
  4. Сроки

Увольнение работника может происходить по многим причинам, но одно правило должно соблюдаться неукоснительно: полный расчет всех причитающихся сумм с выдачей всех оформленных документов, которые могут понадобиться при последующем трудоустройстве. К сожалению, ему следуют далеко не все работодатели.

Какие нормы ТК РФ нарушает работодатель

Вначале напомним, что по указанной проблеме говорит закон. Во-первых, согласно ст. 140 ТК РФ в день увольнения сотруднику должны быть сделаны все выплаты. Исключение – ситуация, когда увольняемый по графику в этот день не работал или отсутствовал по другой причине. Тогда его должны рассчитать после предъявления требования об этом, на следующий день.

Если возник спор по суммам расчета, необходимо выдать неоспариваемую сумму. Кроме того, по письменному заявлению работника ему должны выдать все оформленные документы, связанные с работой, и трудовую книжку либо сведения о трудовой деятельности (ст. 84.1 ТК РФ).

За каждый день просрочки работник имеет право на компенсацию не менее 1/150 ключевой ставки ЦБ РФ (ст. 236 ТК РФ). Кроме того, при обращении в суд по проблеме невыплаты работник освобождается от судебных издержек (ст. 393 ТК РФ).

Выплатить при увольнении должны:

  • зарплату за фактически отработанное время;
  • премиальные, доплаты, надбавки, бонусы;
  • компенсацию за неиспользованное время отпуска;
  • обязательное выходное пособие (например, при сокращении);
  • другие выплаты согласно ЛНА.
Читайте также:
Боярская дума: что это такое, описание и особенности

Несмотря на это, проблема невыплаты или частичной невыплаты расчета при увольнении продолжает иметь место. Соблюдение трудовых прав граждан контролируется в РФ несколькими структурами, суд – лишь одна из них.

Куда обращаться

Как показывает практика, в ходе досудебных разбирательств с работодателем можно эффективно решить проблему, если действовать последовательно и грамотно. Далее рассмотрим все варианты действий.

Обращение к работодателю

Составляется документ в форме заявления-претензии. Структура его не унифицирована, а содержание состоит обычно из следующих блоков:

  • вводный (наименование фирмы, ФИО и должность руководителя, ФИО и данные бывшего работника, по которым его можно найти);
  • наименование документа;
  • основная часть (время работы, должность, реквизиты контракта с фирмой, зарплата согласно контракту, на сколько дней задержана выплата, общая сумма долга);
  • указание на нарушенные нормы статей ТК РФ;
  • требования (что выплатить, в какой срок);
  • указание на возможность обращения работника в надзорные инстанции по труду, в суд;
  • дата и подпись.

Претензию целесообразно оформить сразу же после возникновения задержки выплат. Ее составляют в двух экземплярах и передают лично (обязательно получить отметку о приеме в секретариате на своем экземпляре). Если получен отказ или нет возможности таким способом передать заявление, его пересылают заказным письмом с уведомлением. Скажем прямо: довольно часто такие обращения работодателем игнорируются.

Жалоба в инспекцию по труду

Это следующий шаг. ГИТ уполномочена рассматривать нарушения ТК РФ. Значительная часть споров о задержках расчетных выплат заканчивается именно здесь, как правило, в пользу работника. Общаться с заявлением можно лично; составив электронное заявление через официальный сайт структуры. Там же можно отследить и статус заявления, результат его рассмотрения. Пишется документ в свободной форме, однако основная информация должна быть представлена полностью, по аналогии с обращением в фирму.

Письмо в прокуратуру

Этот орган рассматривает серьезные нарушения законодательства, в том числе и ТК РФ. Например, если при увольнении выплатили сумму частично, а другую пообещали выдать позже («нет денег на счете», «выдадим в день общей выплаты зарплаты»), но работник уверен, совершен обман. Пишется документ в свободной форме и может быть направлен одновременно с обращением в ГИТ или в качестве следующего шага – также лично либо заказным письмом с уведомлением.

Иск в суд на работодателя

Обращаться в суд может и прокуратура по собственной инициативе, если у нее уже имеется жалоба гражданина на нарушения. Обратиться с иском может и сам гражданин. Здесь есть шанс получить не только сумму расчетных, но и оплату морального вреда, компенсационных выплат, связанных с задержкой.

Важно! Обращаться в суд можно сразу, минуя прокуратуру и инспекцию по труду, но это нецелесообразно: теряется шанс разрешить спор в досудебном порядке.

«Серая» зарплата и работа без договора

Нередко уволенные граждане отказываются от защиты своих прав, поскольку не были оформлены должным образом или часть денег получали «в конверте». Такая позиция ошибочна.

В ст. 61 ТК РФ прямо говорится: что трудовой договор считается заключенным с момента фактического допущения к работе, с ведома и по поручению работодателя (его представителя). Иными словами, сам факт начала работы с ведома администрации означает наличие трудовых отношений.

Доказать, что гражданин действительно работал в компании, а значит, имеет право и на получение расчёта в полной мере, можно, например, с помощью свидетелей, расчетных листков, табелей учета рабочего времени, видеороликов и пр. Судьи могут принять сторону уволенного работника, если будут выявлены фактические трудовые отношения даже без наличия подписанного сторонами трудового договора.

Другие надзорные органы придерживаются схожей позиции. К примеру, на сайте ГИТ можно ознакомиться с принятыми к рассмотрению обращениями граждан, которым увольнительные выплачивались не в полном объеме, поскольку официальная заработная плата была ниже фактической. Такая ситуация, как правило, ведет к проверкам законности работы фирмы со стороны надзорных органов.

Сроки

Уволенному работнику следует помнить о сроках обращений. При этом, заметим, ситуация в законодательстве сложилась неоднозначная.

Статьей 392 ТК РФ установлено, что в суд работник может обращаться:

  • по трудовому спору в целом в течение 3-х месяцев;
  • по спорам об увольнении в течение 1 месяца;
  • по спорам о выплатах, причитающихся при увольнении, в течение 1 года.

При наличии уважительных причин пропуска срок может быть восстановлен.

Для обращения в другие надзорные органы конкретных сроков не определено. Суды, рассматривая подобные споры о сроках, опираются все на ту же ст. 392 ТК. Так, в Определении № 11-В06-8 ВС РФ от 28/06/06 указано, что смысл действий ГИТ – защита нарушенных прав работника, в то время как защита этих прав работником возможна в течение 3-х месячного срока. Из сказанного следует, что предписание ГИТ, выданное позднее, может быть признано недействительным. Такие решения есть (Определение Мосгорсуда по д. № 33-26595/11 от 08/09/11).

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: