Принцип невмешательства: что это такое, описание и особенности

Принципы невмешательства

Как часто, гуляя по улице, или идя по своим делам, вы видели, как какие-нибудь лица приставали к какому-либо человеку? Думаю, что все довольно часто видят это. Но пытался ли кто-нибудь из вас вступиться за данного человека? Я сильно сомневаюсь. Видя всё это, мы проходим мимо, делая вид, что это нас не касается. Это и называется принципом невмешательства.

Что же скрывает под собой принцип невмешательства? Это когда человек видит какую-либо несправедливость, проходит мимо, дабы избежать каких-либо проблем. Проблемы могут быть самыми разными, от простой потери времени на разгон разбирающихся, до возможности быть ими убитым.

Но вернёмся к основной причине – страху. Страх испокон веков управлял людьми. Благодаря страху люди даже были рабами. Неужели рабство лучше смерти? Но это уже дело каждого. Вот этот самый страх и заставляет людей пользоваться принципом невмешательства. Идя по улице, и видя, как группа парней цепляется к девушке или парню. Но страх того, что данная группа может избить/убить. Я понимаю, что это весомый аргумент, чтобы пройти мимо. Но зачем тогда говорить о том, какие люди черствые, и самим ждать помощи, когда попали в подобную ситуацию? А ведь это происходит всегда – тот, кто утром прошел мимо – вечером может стать жертвой.

Ладно, у вас не хватает сил или духа, чтобы самому разогнать шпану, но ведь есть много других способов. Например, часто достаточно лишь поднять крик, и шпана разбегается. Можно вызвать наряд милиции, благо, мобильник сейчас есть у каждого. Но никто не пользуется данной возможностью. Зато, когда сами попадут в беду, клянут всех, что не стали им помогать. Но а вы сами как поступаете? Как вы – так и к вам.

Многие осуждают, так называемых, лиц кавказской национальности. Хотя, я не понимаю значение этого слова. У НАС, на Кавказе живут и русские, и украинцы, и поляки, и белорусы, и евреи. Так что понятие – лицо кавказской национальности – мне не известно. Так вот, оказываясь далеко от дома, и неважно, в армии, на гражданке, они сплачиваются, и их невозможно уничтожить. Причём, не кучкуются по национальному признаку. Достаточно того, что ты с Кавказа, и ты сразу попадаешь в раздел – свой. Это является одной из сильнейших черт характера данных национальностей. Вы пробовали докопаться до любого представителя Кавказа? Сомневаюсь, потому что ходят легенды, что они сразу соберут своих. А кто такие свои? Это такие же, как и они. Я, не смотря на то, что я русский, всегда подписывался в разборках за своих. И мне плевать, что тут мы воюем друг с другом. Это тут, а это там. А в этом самом ТАМ – совершенно всё по-другому.

Вернёмся опять к страху. Почему я никогда не боялся? Помню случай в Питере. Мне нужно было передать барыгам на Сенной площади кое-что. Сделав свои дела, я шел по Сенной площади. Двое типов затаскивали девчонку в машину. Детё (такое у меня отношение к девушкам) кричало, пыталось брыкаться. Не смотря на это, большое количество людей проходило мимо, будто ничего не происходит. Проходя мимо, я тупо одного ушатал дверью машины, в которую он пытался затащить девчонку. Второй, попытался вылезти из-за руля, но получил локтем в горло. Мне плевать, что там с ним потом было, откачали его или нет (думаю, да), задавился он своим кадыком или нет – я сделал то, что посчитал нужным. Почему я не задумался, что меня убьют, искалечат? Я даже не остановился ни на минуту. Тупо прошёл, ушатал, и пошёл дальше.

За доли минуты я рассчитал свой поступок: вызывать милицию нет времени – уедут, поднимать крик – девчонка кричала, и это не помогло, подойти и начать словесную разборку? Глупо, не смотря на то, что я через многое прошёл, и отлично умею «воевать», всегда может найтись тот, кто окажется ловчее, быстрее и сильнее. Отсюда появился итог – неожиданное нанесение удара. Только помимо неожиданности, необходимо, чтобы враг не смог подняться. Проще говоря – максимально быстро вывести из строя. Что я благополучно и сделал. Удар в горло, тем более, локтем, не выдержит ни один человек. Он моментально начнёт задыхаться. Удар дверью по голове – сработает только в случае неожиданности. Чем я и воспользовался.

Так к чему же приведёт принцип невмешательства? Данным способом мы лишь уничтожаем свою нацию. Мы – единственные, кому плевать друг на друга. Почему не могли уничтожить Чечню, Афган? Да, там отмывались деньги, НО они всегда были за своих, даже если свои неправы. Это сейчас, когда остались одни наёмники – жителям плевать на них. Но когда участвовали Чеченцы – отношение было другим. Может нам тоже стоит у них поучиться сплочённости, и горой стоять за своих, а не переживать за свою шкуру, которую рано или поздно снимут?

Читайте также:
Преступная мотивация: что это такое, описание и особенности

Продолжение статьи можете прочесть в статье “Принципы невмешательства (часть вторая)”.

Невмешательство в частные дела как принцип гражданского права

Страницы в журнале:51-55

А.Я. РЫЖЕНКОВ,

доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского и международного частного права Волгоградского государственного университета 4077778@list.ru

Рассматривается один из принципов российского гражданского права — недопустимость вмешательства в частные дела. Раскрывается природа данного принципа. Анализируется понятие вмешательства. Уточняются критерии произвольности.

Ключевые слова: принцип, частные дела, вмешательство, произвольность, основание, соразмерность.

Non-interference in Private Affairs as the Principle of Civil Law

The author considers one of the principles of Russian civil law — the inadmissibility of interference in private affairs, reveals the nature of the principle, a concept of intervention, specifies criteria of its arbitrariness.

Keywords: principle, private а ffairs, interference, arbitrary basis, proportionality.

Хотя принцип недопустимости вмешательства в частные дела впервые на законодательном уровне появился лишь в части первой Гражданского кодекса Российской Федерации 1994 года (далее — ГК РФ), фактически эта идея имеет гораздо более раннее происхождение. Она прямо связана с представлением об автономии воли как отличительной черте субъектов гражданского права.

В дореволюционной российской юриспруденции невмешательство в частные дела рассматривалось не столько как принцип гражданского права, сколько как его характерная особенность, что прямо вытекало из отождествления гражданского и частного права. По крайней мере, такая позиция читается в классическом труде И.А. Покровского «Основные проблемы гражданского права». Раскрывая природу гражданского права, он указывает: «Здесь государственная власть принципиально воздерживается от непосредственного и властного регулирования отношений; здесь она не ставит себя мысленно в положение единственного определяющего центра, а, напротив, предоставляет такое регулирование множеству иных маленьких центров, которые мыслятся как некоторые самостоятельные социальные единицы, как субъекты прав. Все эти маленькие центры предполагаются носителями собственной воли и собственной инициативы, и именно им предоставляется регулирование взаимных отношений между собой»[1]. Как видим, И.А. Покровский даже не считает необходимым формулировать особый принцип или требование невмешательства в частные дела — оно рассматривается им в качестве необходимого признака самого гражданского права как сферы, отличной от права публичного.

Наряду с этим, впрочем, уже дореволюционная наука начинает осознавать, что полное невмешательство в частные дела может вступать в определенное противоречие с общественными интересами. Эта проблема ставилась, например, в следующей форме: «Насколько гражданское законодательство… может ограничивать индивидуальный эгоизм, сферу индивидуальной свободы в пользу общих интересов, в какой мере, ограничивая эгоизм, может потребовать от индивида служения общим интересам?»[2]

Опыт советского государства показал, что принцип невмешательства не является неотъемлемым внутренним свойством гражданского права и что возможно создание системы гражданского законодательства, вполне допускающего и даже поощряющего вмешательство в частные дела, прежде всего со стороны государства. Так, известно, что при подготовке Положения об обязательствах В.И. Ленин особенно настаивал на том, что признание частного предпринимательства должно предполагать возможность почти неограниченного государственного вмешательства, о чем 14 февраля 1922 года уведомлял наркома юстиции Д.И. Курского: «Прошу Вас в самый краткий срок прислать мне официальную справку о том, каковы по действующим законодательствам права Рабкрина в отношении инспектирования частных (негосударственных) предприятий. Мне помнится, что неоднократно была речь о том, чтобы ни в чем не ограничивать права Рабкрина по отношению к каким бы то ни было предприятиям, не входящим в категорию государственных предприятий»[3]. На следующий же день В.И. Ленин уточняет, о каких именно правах идет речь: «Считаю абсолютно необходимым, чтобы мы имели в этом законе полную гарантию прав нашего государства не только на полную ревизию и контроль, но и на расторжение по серьезным государственным основаниям»[4].

Такие установки, разумеется, идут вразрез с принципом невмешательства в частные дела. В основе формирующейся советской доктрины гражданского права лежало представление о частных делах как о чем-то сугубо инструментальном, вспомогательном и допустимом лишь в качестве необязательного дополнения к основополагающим плановым структурам хозяйствования.

Так, один из родоначальников этой доктрины А.Г. Гойхбарг особо отмечал: вмешательст-во органов власти в отношения между гражданами должно быть допущено для того, «чтобы обуздать произвол, даваемый частной собственности, чтобы ввести этот произвол в разумные, не выходящие за пределы поставленной цели, а потому и допустимые с точки зрения нашего правопорядка рамки»[5].

Закрепление недопустимости вмешательства в частные дела как одного из основных начал гражданского законодательства в п. 1 ст. 1 ГК РФ произошло в период радикального поворота российского общества к рыночной экономике, основывающейся, в частности, на идее саморегулирующегося механизма спроса и предложения, при котором хозяйственные агенты сугубо самостоятельны в определении условий своего взаимодействия, доминирует конкуренция между ними и свободное ценообразование[6].

Читайте также:
Оценка доказательств: что это такое, описание и особенности

Обратим внимание на ряд внешних особенностей невмешательства в частные дела как основного начала гражданского законодательства.

1. Этот принцип, наряду с принципом неприкосновенности собственности, относится к разряду запретительных норм гражданского права; иначе говоря, он имеет ограничительную направленность и призван исключить определенные формы поведения со стороны субъектов гражданских правоотношений.

2. Среди основных начал, закрепленных в ст. 1 ГК РФ, формулировка этого принципа лидирует по числу использованных в ней оценочных понятий — их здесь три: «произвольность», «вмешательство» и «частные дела». Оценочный характер этих понятий выражается в том, что в законодательстве они не получают сколько-нибудь развернутого определения, а значит, их содержание требует специального толкования с учетом сложившейся судебной практики.

3. Сходные по содержанию принципы и нормы существуют также за рамками гражданского законодательства. Наиболее значимым из них является, безусловно, международно-правовой принцип невмешательства во внутренние дела государств; кроме того, можно отметить правила о недопустимости вмешательства в деятельность судей (ст. 10 Закона РФ от 26.06.1992 № 3132-1 «О статусе судей») и в осуществление прокурорского надзора (ст. 5 Федерального закона от 17.01.1992 № 2202-I «О прокуратуре Российской Федерации»). Разумеется, слишком велики различия в предмете и методе правового регулирования, чтобы ставить вопрос о применении этих норм по аналогии в сфере гражданского права; вместе с тем опыт толкования соответствующих понятий (в особенности «вмешательства») может оказаться полезным при интерпретации рассматриваемого принципа гражданского законодательства.

При всей сложности содержания изучаемый принцип достаточно прост по своей общей конструкции. Законодатель постулирует существование частных дел как относительно обособленной сферы и предполагает, что в нее может происходить вмешательство извне. При этом вводится запрет не на вмешательство как таковое, а лишь на такой его вид, как произвольное. Таким образом, для уяснения смысла этого принципа необходимо раскрыть и связать между собой три понятия: «частные дела», «вмешательство» и «произвольность».

Понятие «частные дела» этимологически проистекает из слова «часть», которая, по всей видимости, противопоставляется «целому». Иначе говоря, речь может идти о делах, являющихся достоянием части общества, в отличие от таких дел, которые затрагивают общество в целом. Именно такой смысл содержится, например, в знаменитой формулировке Ульпиана, поясняющей различие частного и публичного права: «Публичное право, которое (относится) к положению Римского государства; частное право, которое (относится) к пользе отдельных лиц»[7] .

При таком подходе, однако, критерий деления частных и публичных дел оказывается довольно несовершенным, поскольку он определяет только два полюса: с одной стороны, государство, с другой стороны, отдельные индивиды, но оставляет под вопросом статус различных промежуточных уровней социального взаимодействия и поэтому не позволяет установить, относится ли к категории частных дел, например, деятельность общественных организаций или действия гражданина по самозащите своих конституционных прав.

Судебная практика без колебаний относит к числу частных дел предпринимательскую деятельность (например, Высший Арбитражный Суд РФ именно ссылкой на недопустимость вмешательства в частные дела обосновывает возможность лица получить компенсацию нематериального вреда, причиненного вмешательством государственного органа или иного субъекта в осуществление предпринимательской деятельности)[8].

А.С. Косач (автор единственного диссертационного исследования, посвященного данному принципу гражданского права) определяет частные дела как «правомерную деятельность граждан и частных юридических лиц, основанную на частном интересе, собственном усмотрении и автономии воли в сфере отношений, входящих в предмет гражданско-правового регулирования»[9]. К изъянам этой позиции относятся, во-первых, указание на частный интерес в качестве признака частных дел, что создает логический круг; во-вторых, использование выражения «частные юридические лица», которое неизвестно российскому гражданскому законодательству.

Более точное определение сферы действия данного принципа требует прежде всего выяснить, как соотносится понятие «частные дела» с другой дефиницией, фигурирующей уже в ч. 3 ст. 1 ГК РФ, — «гражданские правоотношения». В отличие от частных дел, понятие гражданских правоотношений достаточно подробно раскрывается в тексте ГК РФ (ст. 2) и может быть сведено к имущественным и личным неимущественным отношениям, основанным на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников.

Понятие «частные дела» в смысле ч. 1 ст. 1 ГК РФ не может быть шире по своему объему, чем гражданские правоотношения, поскольку ни один закон не может устанавливать принципы той деятельности, которая не относится к предмету его правового регулирования. Нет никаких оснований также предполагать, будто бы «частные дела» являются более узким по объему понятием, чем гражданские правоотношения, т. е. что последние включают в себя какие-то еще элементы, помимо частных дел. Следовательно, можно выдвинуть предположение, что рассматриваемые понятия являются тождественными по содержанию.

Читайте также:
Особый режим: что это такое, описание и особенности

Вторым значимым смысловым компонентом исследуемого принципа является понятие «вмешательство». По всей видимости, вмешаться в какие-либо отношения — значит совершить действие, влияющее на ход этих отношений, не будучи их изначальным участником. Иначе говоря, вмешаться в частные дела не может то лицо, которое было их субъектом с самого начала. Кроме того, следует отграничить вмешательство от обычного вступления в гражданско-правовые отношение — например, путем заключения договора. Основная отличительная черта вмешательства состоит в том, что оно происходит помимо желания других участников соответствующего правоотношения.

Как уже отмечалось, учение о невмешательстве как принципе права получило наибольшее развитие в науке международного права.

В частности, основоположник этого учения Л.А. Камаровский предложил следующее краткое определение: «Под интервенциею или вмешательством следует разуметь вторжение в юридическую сферу другого государства»[10].

Представляется, такая формулировка вполне приемлема и в сфере гражданского права с тем уточнением, что вместо государства здесь речь идет о сфере частных дел физических или юридических лиц.

Очевидно: такое вмешательство в действительности может исходить от любых субъектов гражданского права. Однако в судебной практике этот принцип чаще всего находит свое применение в тех случаях, когда вмешательство осуществляют органы государства или местного самоуправления. При этом в качестве вмешательства обычно квалифицируются три основных формы деятельности этих субъектов: нормотворчество, индивидуальное регулирование (правоприменение) или интерпретация (толкование) правовых норм.

Так, в постановлении ФАС Поволжского округа от 01.11.2007 № А55-6028/2007 вопрос о вмешательстве в частные дела рассматривался применительно к индивидуальному предписанию федерального органа исполнительной власти. Региональное отделение Федеральной службы по финансовым рынкам России в Юго-Восточном регионе по итогам камеральной проверки ОАО «Саратовсельстройтранс» вынесло руководителю общества предписание о приведении содержания устава общества в соответствие с требованиями действующего законодательства, при этом предложив представить документально подтвержденный отчет об исполнении предписания и принятых мерах по устранению указанных нарушений.

Суд апелляционной инстанции обратил внимание на то, что, в соответствии с п. 2 ст. 11 Федерального закона от 05.03.1999 № 46-ФЗ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг», предписания федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг выносятся в целях прекращения и предотвращения правонарушений на рынке ценных бумаг. Однако федеральная служба по финансовым рынкам не доказала, каким образом соответствующие пункты устава общества нарушают интересы инвесторов на рынке ценных бумаг.

Суд квалифицировал предписание федеральной службы по финансовым рынкам как произвольное вмешательство в частные дела участников гражданских правоотношений, противоречащее п. 1 ст. 1 ГК РФ.

Суды также применяют принцип недопустимости вмешательства в частные дела при проверке законности нормативных правовых актов; даже если, как в случае с Инструкцией Центрального банка Российской Федерации от 15.06.2004 № 117-И «О порядке представления резидентами и нерезидентами уполномоченным банкам документов и информации при осуществлении валютных операций, порядке учета уполномоченными банками валютных операций и оформления паспортов сделок» (далее — Инструкция ЦБ РФ), суд не усматривает нарушения данного принципа, сам факт рассмотрения доводов о произвольности вмешательства говорит о том, что возможность произвольного вмешательства в частные дела на уровне нормативно-правового регулирования судом не исключается.

Наконец, суды исходят из того, что произвольное вмешательство в частные дела может происходить и путем интерпретации правовых норм. Например, в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 02.11.2007 № 09АП-14319/2007-гк по делу № А40-45902/06-138-306 указывается, что в соответствии с п. 1 ст. 42 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» принятие решения о начислении дивидендов и их выплате акционерам пропорционально размещенным акциям является правом, но не обязанностью общества и что иное толкование данной статьи может привести к произвольному вмешательству в частные дела участников гражданских отношений.

Указание на произвольность как признак недопустимого вмешательства однозначно свидетельствует о том, что под запретом находится далеко не любое вмешательство в частные дела. В противном случае формулировка выглядела бы как «недопустимость вмешательства в частные дела».

Следовательно, при определенных обстоятельствах такое вмешательство является юридически дозволенным. Произвольным в данном контексте должно считаться действие, лишенное правовых оснований.

В свою очередь, эти основания можно подразделить на нормативные и фактические. Нормативным основанием для вмешательства в частные дела является то законодательное положение, которое определяет допустимость соответствующих действий. Значит, произвольным будет такое вмешательство, которое осуществляется субъектом без специального на то правомочия; принцип «разрешено все, что не запрещено законом» здесь неприменим, поскольку функционирует законодательный запрет, так что необходимо прямое нормативное дозволение или обязывание. Чаще всего в качестве такого нормативного основания выступает компетенция государственного органа или должностного лица.

Читайте также:
Районный суд: что это такое, описание и особенности

Как уже указывалось, принцип невмешательства в частные дела был применен ВС РФ при проверке законности п. 3.14 Инструкции ЦБ РФ. Решающим аргументом в пользу того, что принцип невмешательства не был нарушен, стало именно признание того, что Банк России, закрепляя в Инструкции ЦБ РФ требование к резидентам о предоставлении в банк документов для оформления паспорта сделки не позднее «иного исполнения обязательств по контракту (кредитному договору)», не вышел за пределы своей компетенции, установленной законом (решение ВС РФ от 02.03.2007 № ГКПИ06-1457).

Еще один критерий допустимости вмешательства в частные дела предложен КС РФ. В Постановлении от 03.07.2001 № 10-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений подпункта 3 пункта 2 статьи 13 Федерального закона “О реструктуризации кредитных организаций” и пунктов 1 и 2 статьи 26 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций” в связи с жалобами ряда граждан» КС РФ отметил, что публично-правовое вмешательство в частноправовые отношения должно основываться на общеправовом принципе соразмерности и пропорциональности вводимых ограничений[11]. Как представляется, основной смысл этого принципа — соответствие между нормативными основаниями вмешательства и его фактическими основаниями, т. е. теми обстоятельствами, которые вызвали необходимость такого вмешательства.

Таким образом, можно резюмировать изложенное в виде следующих выводов.

1. Принцип невмешательства в частные дела не является универсальным принципом гражданского права, а соответствует лишь той его модели, которая опосредует рыночный тип хозяйствования.

2. «Частные дела» — это понятие, распространяющееся на все гражданско-правовые отношения.

3. Вмешательство есть действие стороннего лица, влияющее на ход гражданско-правового отношения без согласия его участников. Со стороны государственных и муниципальных органов вмешательство в частные дела может выражаться в форме нормотворчества, индивидуального правоприменения или интерпретации правовых норм.

4. Не являются произвольным вмешательством в частные дела действия, совершаемые в соответствии с законом и подчиняющиеся принципу пропорциональности. При проверке произвольности или допустимости вмешательства следует проверять нормативные и фактические основания оцениваемых действий, а также наличие соразмерности между этими основаниями.

1 См.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. — Пг., 1917. С. 9—10.

2 См.: Малинин М.И. К вопросу об основных принципах гражданского права и Гражданского уложения. — Одесса, 1882. С. 13.

3 Ленин В.И. Полное собрание сочинений. — М., 1975. Т. 54. С. 164.

5 Цит. по: Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР. — Л., 1975. Ч. I. С. 110.

6 См.: Радаев В.В. Экономическая социология. — М., 2005. С. 139.

7 Дигесты Юстиниана / отв. ред. Л.Л. Кофанов. — М., 2002. Т. I. С. 83.

8 См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 17.07.2012 № 17528/11 по делу № А45-22134/2010 // Вестник ВАС РФ. 2013. № 1.

9 Косач А.С. Принцип недопустимости произвольного вмешательства в частные дела в российском гражданском праве: автореф. дис. . канд. юрид. наук. — Краснодар, 2007. С. 10.

10 Камаровский Л. Начало невмешательства. — М., 1874. С. 101.

Невмешательство

Невмешательство или невмешательство – это внешняя политика, согласно которой политические правители должны избегать вмешательства в дела иностранных государств, но при этом сохранять дипломатию и торговлю, избегая войн, если только они не связаны с прямой самообороной . Согласно определению 1915 года, невмешательство – это политика, характеризующаяся отсутствием «вмешательства государства или государств во внешние дела другого государства без его согласия или в его внутренние дела с его согласия или без него». [1]

Это основано на том, что государство не должно вмешиваться во внутреннюю политику другого государства, а также на принципах государственного суверенитета и самоопределения . Похожая фраза – «стратегическая независимость». [2]

СОДЕРЖАНИЕ

  • 1 История
  • 2 По стране
    • 2,1 Китай
    • 2,2 Швеция
    • 2.3 Швейцария
    • 2,4 США
  • 3 Отклонить
  • 4 См. Также
  • 5 ссылки
    • 5.1 Библиография

История [ править ]

Норма невмешательства доминировала большинство международных отношений и их можно увидеть, была одним из главных мотивов для начальной невмешательстве в США в мировых войнах I и II , а также невмешательство либеральных полномочий в Гражданская война в Испании , несмотря на вмешательство Германии и Италии . Затем эта норма была прочно закреплена в международном праве как один из центральных постулатов Устава Организации Объединенных Наций , в котором невмешательство было определено как один из ключевых принципов, лежащих в основе наступающего мира после Второй мировой войны.

Однако вскоре на это повлияло начало холодной войны , которая увеличила количество и интенсивность вмешательства во внутреннюю политику огромного числа развивающихся стран под такими предлогами, как разжигание « глобальной социалистической революции » или обеспечение « сдерживания » такая революция. Использование таких предлогов и идея о том, что такое вмешательство должно предотвратить угрозу «международному миру и безопасности », допускали вмешательство в соответствии с главой VII Устава ООН . Кроме того, ООН “возможность регулировать такое вмешательство было ограничено во время холодной войны из-за того, что как США, так и СССР обладали правом вето вСовет Безопасности ООН .

Читайте также:
Нормативный договор: что это такое, описание и особенности

По стране [ править ]

Китай [ править ]

Взаимное невмешательство было одним из принципов внешней политики Китая с 1954 года. После экономической реформы в Китае Китай начал уделять основное внимание промышленному развитию и в последующие десятилетия активно избегал военных конфликтов. [3] По состоянию на декабрь 2018 года Китай одиннадцать раз использовал свое вето в Совете Безопасности ООН . [4] Китай впервые применил вето 25 августа 1972 года, чтобы заблокировать прием Бангладеш в Организацию Объединенных Наций. С 1971 по 2011 год Китай использовал свое вето умеренно, предпочитая воздерживаться, а не накладывать вето на резолюции, напрямую не связанные с интересами Китая. [5] Китай превратил воздержание при голосовании в «форму искусства», воздержавшись при голосовании по 30% резолюций Совета Безопасности в период с 1971 по 1976 год. [6] : 140

Швеция [ править ]

Швеция не вмешивалась в политику после того, как король потерпел поражение в наполеоновских войнах ; государственный переворот , который последовал в 1812 году вызвал Жан Батист Бернадот установить политику невмешательства, который остался после окончания наполеоновских войн в 1815 году.

Швейцария [ править ]

Швейцария издавна известна своей политикой оборонительного нейтралитета .

Соединенные Штаты [ править ]

В декабре 2013 года исследовательский центр Pew Research Center сообщил, что их последний опрос «Место американца в мире 2013» показал, что 52 процента респондентов национального опроса заявили, что Соединенные Штаты «должны заниматься своим собственным бизнесом на международном уровне и позволять другим странам ладят друг с другом как можно лучше “. [7] Это было наибольшее количество людей, которые ответили на этот вопрос таким образом за всю историю вопроса, который социологи начали задавать в 1964 году. [8] Лишь около трети респондентов думали так десятью годами ранее. [8]

Отклонить [ править ]

После окончания холодной войны новые возникающие нормы гуманитарного вмешательства бросают вызов норме невмешательства, основываясь на аргументе о том, что, хотя суверенитет дает права государствам, существует также ответственность за защиту своих граждан. В идеале – аргумент, основанный на теории общественного договора , – государства имеют право вмешиваться в дела других государств, если последние не в состоянии защитить (или активно участвуют в причинении вреда) своим гражданам. [9]

Эта идея использовалась для оправдания санкционированной ООН операции «Обеспечение комфорта» в Северном Ираке в 1991 году для защиты курдов, а также в Сомали , ЮНОСОМ I и ЮНОСОМ II с 1992 по 1995 год при отсутствии государственной власти. Однако после американского события «Падение черного ястреба» в 1993 году в Могадишо США отказались вмешиваться в Руанду и Гаити . Однако, несмотря на сильное противодействие со стороны России и Китая , идея ответственности за защиту снова использовалась для оправдания интервенции НАТО в Косово.в 1999 и 2011 годах военное вмешательство в Ливию .

Новая норма гуманитарного вмешательства не является общепринятой и часто считается, что она все еще разрабатывается. [9]

Victory

Невмешательство — принцип Дао

«Он реагирует только тогда, когда его побуждают к этому, действует только тогда, когда его принуждают к этому, и вкладывает все свои силы в действие только тогда, когда иначе нельзя» Мудрость Лао-цзы, 273

Если, как мы видели, принцип пружины побуждает даоса беречь силы, то когда же нужно их тратить? Отвечая на этот вопрос, мы должны вникнуть в самый глубинный философский смысл термина увэй. Ответ, как обычно и бывает в даосизме, одновременно и прост, и глубок: действие необходимо всякий раз, когда какая-либо сила выбивает человека Дао из привычного распорядка.

Вмешательство внешних факторов в повседневную жизнь даоса заставляет его прилагать концентрированные усилия, чтобы поддержать свой распорядок. Поддержание благотворного распорядка требует постоянных нововведений, творческого подхода и здоровой агрессивности. Важно то, что даос может противостоять вмешательству, поскольку энергия его не растрачена. Именно недеяние дает даосу силу противодействовать вмешательству, когда он стремится к благополучию.

Принцип увэй как невмешательство — это способ достижения гармонии в жизни. Он учит даоса действовать только тогда, когда внешний мир становится помехой тому распорядку, который для него желателен. Получается, что даос следует по жизненному пути без внутреннего напряжения, но бдительно прислушиваясь к суете вокруг. И только тогда, когда что-то внезапно окажется перед ним, преграждая путь, он начинает действовать. С другой стороны, у даоса нет ни малейшего желания мешать другим, когда они идут по своим собственным, пусть даже кривым и тупиковым, дорожкам. Увэй учит нас жить самим и давать жить другим — до тех пор, пока чье-либо вмешательство не потребует корректирующего действия. Афоризм Лао-нзы, который переводят как «Недеянием свершается всё», правильно должен был бы звучать так: «Не вмешивайся в чужие дела — и ты достигнешь всего». Принцип «недеяиия» на самом деле представляет собой принцип невмешательства не в свое дело.

Читайте также:
Проспект эмиссии: что это такое, описание и особенности

Вмешательство в привычный распорядок человека бывает двояким: физическим и ментальным. Вмешательство на физическом уровне может быть непосредственным и грубым ;— как, например, нападение преступника с ножом, или постепенным и коварным —■ как, например, поражение иммунной системы человека инфекционным заболеванием. Даос с ясным мышлением должен быть готов к таким формам вмешательства, занимаясь боевыми искусствами и поддерживая, здоровье своего тела с помощью упражнений и диеты. В обоих случаях мы имеем дело с определенной, недвусмысленной помехой на жизненном пути человека и с адекватной, недвусмысленной ответной мерой.

Однако с точки зрения ментального вмешательства термин увэй требует более подробных пояснений, поскольку подобное вмешательство менее заметно и не столь очевидно.

Человеку трудно понять, каков его верный путь, поскольку его изначальная природа утрачена. Это явление возникло не сегодня. Лао-цзы жаловался на утрату изначальной человеческой природы две с половиной тысячи лет тому назад. Согласно объяснениям Лао-цзы, механизм этой потери заключается в ложных ценностях, распространяемых сильными мира сего. Точнее говоря, эти ложные ценности состояли в непрерывной погоне за деньгами, славой и властью среди большинства представителей элиты: политических лидеров, духовенства, богачей, знаменитостей и всех прочих, кто считался в обществе уважаемыми людьми.

В сегодняшнем западном обществе огромное значение придается таким ценностям, как работа и обладание собственностью. Для даоса работа является средством достижения хорошей жизни — только и всего! Пока с вашей профессиональной честью все в порядке, нужно ясно отдавать себе отчет в том, что работа —- это работа, а не род развлечения. Работа — это способ заработать деньги, дающие человеку возможность устроить себе идеальный распорядок дня. Поскольку важнее всего — время, существует некое соперничество между временем, которое тратится на работу, и временем, когда мы можем радоваться жизни. Отпуск становится для западного человека главным, вожделенным событием года (притом, что у американцев он составляет всего две недели в году), поскольку их повседневная жизнь представляет собой сплошной хаос. Уйти в отпуск — это все равно что ненадолго освободиться из тюрьмы. Но эту тенденцию Чжуан-цзы наблюдал и в Древнем Китае:

«Простые люди приносят свою жизнь в жертву выгоде; ученые жертвуют своей жизнью ради славы; знать — ради своих семей… У людей бывают разные занятия и разная репутация, но все они схожи в том, как страдание поражает их изначальную природу.» Мудрость Лао-цзы, 91-92

Чрезмерная озабоченность западного человека работой — симптом глубоко скрытой душевной болезни. Постоянные метания с целью соответствовать требованиям работы и запросам семьи оставляют замученному американцу или европейцу очень мало времени на размышление и созерцание. Невозможность «просто сесть и подумать» означает добровольное оболванивание. Бесконечная погоня за деньгами позволяет избежать размышлений о жизненном пути. Работа становится видом наркотика. Другая ловушка, которая западному человеку кажется привлекательной, — нескончаемое потребление (построить дом еще больше, купить машину еще дороже). Если ему повышают зарплату, он, вместо того чтобы пустить ее на покупку времени, берет еще больший ипотечный кредит

Человек духовный знает, что работа нужна для достижения удобного распорядка. Деньги, стало быть, — это необходимость, но не цель. Человек Дао понимает, что его дело неизбежно отразится на его распорядке, и поэтому с ним нужно умело управляться.

Хотя нескончаемая погоня за материальным богатством служит очевидным источником помех на жизненном пути, Лао-цзы предупреждает об угрозе еще более серьезной: о человечности и справедливости.

Материал взят из книги «Истина Дао. Даосизм для Запада». Автор Грандмастер Алекс Анатоль.

Сочетание единоначалия и коллегиальности

Вы будете перенаправлены на Автор24

Сущность единоначалия и коллегиальности

Единоначалие и коллегиальность – это основополагающие принципы организации управления, представляющие собой противоположные и взаимно дополняющие понятия, характеризующие порядок принятия управленческих решений.

Управленческая деятельность на любом уровне, начиная от государственного и заканчивая муниципальным управлением, осуществляется в соответствии с определенными принципами, представляющими собой основополагающие начала этой деятельности. В число таких принципов включается такие принципы как единоначалие и коллегиальность как по отдельности, так и в разумном их сочетании.

Единоначалие как принцип осуществления управления

Содержание принципа управления, именуемого единоначалием, состоит в том, что руководство определенного звена системы управления любого уровня, начиная от государства и заканчивая отдельным хозяйствующим субъектом, пользуется правом осуществления единого руководства при принятии решений по вопросам, относящимся к его компетенции. Как правило, это обусловлено тем, что в основе управления общественной жизнью любого образования находится необходимость строгого подчинения воли отдельных участников процесса воле одного лица, выступающего в качестве руководителя конкретного процесса государственного или муниципального управления.

Читайте также:
Курс вексельный: что это такое, описание и особенности

Единоначалие в качестве организационно-правовой формы управленческой деятельности существуют во всех звеньях и уровнях системы государственного и муниципального управления.

Согласно этому принципу любую совокупность видов деятельности, осуществляемую в процессе государственного и муниципального управления, можно представить как деятельность, направленную на достижение одной и той же цели под руководством одного человека, наделенного определенным перечнем полномочий. Как следствие, сущность принципа единоначалия заключается в том, что процесс управления сотрудниками требует получения указаний от одного руководителя, но одновременно это не значит, что все решения должны приниматься этим руководителем единолично.

Сущность единоначалия в качестве принципа управления проявляется в осуществлении управления подчиненными в непосредственной форме только одним руководителем, который несет ответственность как за свои действия, так и за действия своих подчиненных перед вышестоящими руководителями, в то время как подчиненные отвечают за свои действия только перед своим непосредственным руководителем.

Готовые работы на аналогичную тему

Единоначалие как принцип управления обладает следующими преимуществами:

  • во-первых, обеспечение порядка и дисциплины;
  • во-вторых, четкость разграничения и соблюдения полномочий;
  • в-третьих, ясность распределение ответственности;
  • в-четвертых, увеличение эффективности осуществления тактических действий, требующих оперативных решений, и так далее.

При этом единоначалие не лишено некоторых недостатков, к числу которых следует отнести:

  • рост авторитаризма;
  • высокий уровень субъективности принимаемых решений;
  • снижение эффективности принимаемых решений, их оптимальности и так далее.

Коллегиальность как принцип управления

Сущность коллегиальности как принципа управления состоит в необходимости обсуждения вопросов и проблем развития государства, регионов и муниципальных образований в социально-экономическом и организационном смысле.

Сущность коллегиальности в управлении проявляется в возможности учета опыта различных специалистов при подготовке того или иного управленческого решения. Коллегиальный способ работы над проблемой не всегда заканчивается принятием одного решения, он может быть направлен на выработку различных альтернатив разрешения проблемы, подготовку базы для принятия единоличного решения.

Коллегиальность как принцип управления обладает следующими преимуществами:

  • во-первых, возможность учета опыта и знаний различных специалистов;
  • во-вторых, возможность выработки оптимального решения или сравнения различных вариантов решения той или иной проблемы;
  • в-третьих, высокая эффективность при выработке стратегии развития государства, региона или муниципального образования;
  • в-четвертых, снижение уровня авторитаризма и субъективности и так далее.

Причем коллегиальность не лишена некоторых недостатков, к числу которых следует отнести:

  • замедление процесса принятия управленческих решений;
  • снижение персонализации ответственности;
  • невозможность достижения консенсуса и так далее.

Единство коллегиальности и единоначалия в управлении

Эффективное управление любыми процессами, в том числе на уровне государственного и муниципального управления, подразумевает разумное сочетание принципов единоначалия и коллегиальности.

Это сочетание обеспечивает получение следующих преимуществ:

  • во-первых, единоначалие обеспечивает четкую подчиненность лиц и органов в системе государственного и муниципального управления вышестоящим уровням и исключение возможности получения указаний через уровень управления, приводящих к беспорядку и дублированию обязанностей;
  • во-вторых, коллегиальность призвана обеспечить преодоление субъективности в системе государственного и муниципального управления, обусловленной сосредоточением власти в руках одного человека;
  • в-третьих, коллегиальность в сочетании с единоначалием приводит к снижению уровня авторитаризма в управлении;
  • в-четвертых, коллегиальность обеспечивает возможность учета опыта и знаний других лиц, обеспечивающих максимальное эффективное решение той или иной проблемы, уходя от зацикленности одного человека на определенном варианте ее разрешения;
  • в-пятых, единоначалие обеспечивает четкое распределение ответственности между руководителями различного уровня за принятые решения, при этом коллегиальность позволяет выработать оптимальное решение в их взаимодействии;
  • в-шестых, коллегиальность не исключает личной ответственности каждого государственного и муниципального служащего за осуществление тех или иных полномочий, но позволяет осуществлять их обсуждение, сопоставлять различные взгляды на проблемы и принимать совместные решения.

Реализация принципа сочетания единоначалия и коллегиальности обеспечивается посредством формирования различных комиссий, советов, слетов, конференций и иных форм выработки коллективных вариантов решений, обеспечивающих возможность последующего выбора наиболее оптимального из них.

Единоначалие

Добавлено в закладки: 0

Что такое единоначалие? Описание и определение понятия.

Единоначалие – это форма управления организацией, во главе которой стоит одно лицо. Это лицо имеет право принимать любые юридические решения, которые необходимы сети или предприятию. Но ответственность за эти решения несёт также в этом случае оно единолично. Чем полномочия, предоставленные лицу, которое стоит во главе предприятия, шире, тем больше порог ответственности за итоги, которые последуют за его решениями. Принцип единоначалия можно реализовать, как на производственном предприятии, так и в органе, учреждении, некоммерческой организации.

Единоначалие — это основополагающий принцип руководства в вооружённых силах, при котором начальник (командир) наделяется всей полнотой распорядительной власти в отношении к подчинённым и несёт за все стороны жизнедеятельности и функционирования войск полную ответственность.

Читайте также:
Посольская канцелярия: что это такое, описание и особенности

Основы единоначалия

Начальник (командир) имеет право единолично (без чьего-нибудь указания или вмешательства) отдавать распоряжения, приказы, принимать решения, обеспечивать их исполнение в согласии с положениями воинских уставов, служебных инструкций и законов государства.

Начальник (командир) имеет право отдавать приказы подчиненному и требовать их выполнения. Подчинённый должен выполнить приказ, данный ему.

Отказ подчинённого исполнить приказ начальника (командира), зависимо от законодательства государства, обстоятельств и уровня последствий, считается дисциплинарным проступком или уголовным преступлением, которое подрывает единоначалие.

Начальник (командир) несёт уголовную и дисциплинарную ответственность:

  • за неисполнение задач, которые поставлены перед формированием, возглавляемым им;
  • за отсутствие порядка, который описан в служебных инструкциях и воинских уставах, в формировании, вверенном ему;
  • за отсутствие боевой готовности формирования, подчинённого ему;
  • за отдание преступных заведомо приказов;

Конфликты в единоначалии

Фактически единственным и главным фактором подрывающим единоначалие и соответственно дисциплину в войсках, является неисполнение приказа, который отдан командиром (начальником или неповиновение.

Этот фактор приобретал и приобретает особенно важное значение в условиях войны, когда появлялись и появляются обстоятельства, при которых начальники (командиры) в силу обстоятельств, которые складываются, субъективных причин или другой личной мотивации, отдавали приказы подчинённым, которые явно нарушают морально-этические нормы, уголовное законодательство (заведомо преступный приказ) и правила ведения войны. По мировой практике, зачастую подобные преступные приказы отдают в отношении мирного населения.

В данной ситуации зависимо от принадлежности к государству, единоначалие командира можно законодательно ограничить.

Например, в вооружённых армиях большинства западноевропейских государств (а также в ВС РФ) подчинённый имеет право не исполнять приказ начальника (командира), если считает его заведомо преступным. Подчинённый при этом не понесёт никакой юридической или административной ответственности, когда невыполненный приказ являлся действительно таковым.

В согласии с международными правовыми нормами, единоначалие начальника (командира) не исключает уголовной ответственности подчинённого по международному праву за исполнение преступного заведомо приказа. При этом формулировка возможности не выполнить преступный приказ гласит так – «сознательный выбор фактически был для него возможен».

Единоначалие и коллегиальность

В единоначалии закладывается отрицательный момент. Он заключается впоследствии необдуманных или нерациональных решений, которые приняты начальником (командиром) из-за субъективной оценки по стечению обстоятельств, в итоге дезинформации противником, состоянию здоровья или другой личной мотивации при рассмотрении таких вопросов:

  • оценка в ходе боевых действий сложившейся ситуации;
  • оценка какого-нибудь аспекта функционирования формирования, возглавляемого им, в военное или мирное время;
  • кадровый вопрос (оценка личных качеств подчинённого).

Другими словами начальник (командир) в вооружённых силах при выборе важного решения подвержен также человеческому фактору.

Последствия принятия ошибочных решений в вооружённых силах во время боевых действий, приводят всегда к тяжёлым безвозвратным материальным и людским потерям. Ошибочность действий командира высокого ранга во многих случаях влияет на исход войны.

Потому в вооружённых силах большинства государств предусматривают коллегиальность в принятии важного решения по какому-нибудь вопросу.

На высшем уровне формирований (род войск, объединение) это проявляется в форме военного совета.

На уровне воинских частей и соединений, подразделений – коллегиальность представлена рабочим совещанием в штабе, на котором проводится обсуждение поступивших боевых приказов, текущей обстановки, выслушиваются мнения начальников служб и командиров подразделений.

При этом решение, которое принято коллегиальным советом не имеет обязательный характер. Оно носит только рекомендательный характер и последнее слово при принятии окончательного решения остаётся за командиром. То есть в вооружённых силах единоначалие — выше, чем коллегиальность.

Решение коллегиального совета в редких случаях может оказаться вне области единоначалия (влияния командира). К таковым относят решение Суда офицерской чести, которое принимают члены коллегиального совета, попавшие туда на выборной основе. Командир формирования не может влиять на их решение, а может лишь обжаловать его.

Также единоначалие командира (зависимо от принадлежности к вооружённым силам) можно ограничить в кадровых вопросах. Например, командир соединения (воинской части) должен принять решение аттестационной комиссии, которая представлена старшими офицерами, которые решают вопросы об очередном увеличении воинского звания, о служебном соответствии или занятии более высокой должности каким-нибудь военнослужащим и так далее.

Меры по поддержанию единоначалия

В мирное время

Неисполнение приказа или неповиновение в вооружённых силах (вне зависимости от принадлежности к государству) за собой несёт уголовную или дисциплинарную ответственность.

Таковыми мерами наказания в мирное время являются:

  • служебное взыскание (строгий выговор, выговор, объявление о служебном несоответствии);
  • назначение внеочередных суточных дежурств;
  • ограничение карьерного (служебного) роста;
  • материальное взыскание (штрафы, ограничение жалованья);
  • понижение в должности;
  • временное отстранение от выполнения служебных обязанностей;
  • содержание на гауптвахте и арест;
  • понижение в воинском звании;
  • увольнение из рядов вооружённых сил.
Читайте также:
Подмена ребенка: что это такое, описание и особенности

В военное время

Считается что тяжёлые последствия от неисполнения приказа или неповиновения зачастую появляются в условиях боевых действий, когда исполнение боевой задачи и жизнь военнослужащих связаны непосредственно с неукоснительным исполнением всех приказов начальника (командира)

Во многих государствах в связи с этим законодательно вводились особенно жёсткие меры по принуждению к беспрекословному исполнению приказов.

Суровые дисциплинарные наказания, которые связаны с казнью военнослужащих за неисполнение боевых приказов или неповиновение зафиксированы с античных времён. Например, в Римской Империи таковым наказанием была децимация.

Мы коротко рассмотрели единоначалие: основы, конфликты, коллегиальность, меры поддержания. Оставляйте свои комментарии или дополнения к материалу.

ЕДИНОНАЧАЛИЕ

ЕДИНОНАЧАЛИЕ

«Единоначалие, один из важнейших принципов управления, заключающийся в предоставлении руководителям различных звеньев такой полноты прав в принятии решений, которая необходима для выполнения возложенных на них обязанностей, и в установлении персональной ответственности работников за порученное им дело»

Закон Уистлера: Никогда не знают, кто прав, но всегда известно, кто в ответе.

Основы единоначалия

Начальник принимает решения единолично, групповых решений не бывает. Хотя можно советоваться с кем угодно.

Начальник всегда один, и только один. У одного человека не может быть двух начальников.

У семи нянек дитя без глазу

Начальник всегда на месте (в пределах возможности принять решение). Если конкретный человек – менеджер находится за пределами такой возможности, то его заместитель или лицо, назначенное преемником, заранее автоматически принимает на себя все его полномочия и права. Дополнительных согласований не требуется. Перехват управления всегда осуществляется вниз по линии управления. Это обеспечивает непрерывность, преемственность и последовательность в управлении.

При этом совмещение должностей не допускается, так как при существенной служебной нагрузке по одной должности руководитель при совмещении не сможет выполнять задачи двух должностей.

Принципы единоначалия

1. Менеджеры, которым сотрудник подчинен по организационной структуре, называются прямыми начальниками.

Ближайший к сотруднику начальник является непосредственным начальником сотрудника.

Это еще не принципы, это определения. Но они очень важны для понимания собственно принципов, изложенных ниже.

2. Непосредственный начальник несет полную личную ответственность за результаты работы подчиненных сотрудников и подразделений (в том числе и подчиненных нижестоящих руководителей).

А это уже важно. Делегировать ответственность нельзя, как нельзя назначить человека счастливым или влюбленным. Ответственность – это внутреннее состояние человека, его отношение к работе, чувство. Человек может принять ее на себя сам или не принять. Начальник самим фактом принятия должности демонстрирует готовность принять и ответственность.

Этот принцип исключает коллективную (без) ответственность.

3. Указания и инструкции отдаются подчиненному, как правило, только непосредственным начальником.

Если мы пренебрегаем этой нормой, то мы разрушаем власть нижестоящих руководителей над своими подчиненными, как и разрушаем их ответственность за результаты работы этих подчиненных.

Можно привести пример. Одна из бухгалтеров работала непосредственно по задачам Генерального Директора и докладывала результаты работы непосредственно ему. На вопрос, легко ли управлять этим бухгалтером, Финансовый Директор фирмы призналась в значительных трудностях.

4. Указания через третьих лиц, как правило, не отдаются. При необходимости это делается в письменном виде.

Иначе не понятно, кто именно отдает указания, начальник или посыльный. Да и искажения, вероятнее всего, будут.

5. Указания руководителям не отдаются через их подчиненных.

Нарушение этого принципа разрушает субординацию, а значит, и власть в организации.

6. Руководитель (прямой) непосредственного начальника отдает указания сотруднику только в нетерпящих отлагательства случаях. Подчиненный, получивший указания от прямого начальника, обязан сообщить отдающему указание о характере исполняемой работы и только после подтверждения приступить к выполнению новой задачи. При этом он обязан доложить об этом непосредственному начальнику.

Действительно, бывают случаи, когда прямые начальники должны дать указания. Но это однозначно – исключение. Однако старшие начальники могу и не знать всех деталей распределения обязанностей в подчиненных подразделениях, поэтому подчиненный и обязан сообщить о своих обязанностях.

А лучше сделать иначе: ничего дурного не будет в том, если начальник спросит об обязанностях сотрудника. Получив указание, сотрудник сообщает о нем своему непосредственному начальнику. Непосредственный начальник должен контролировать ситуацию, а при необходимости и перераспределить обязанности между своими подчиненными в связи с новой задачей.

Сотрудники, получив указания от прямого (но не непосредственного) начальника, приобретают с этим указанием и часть власти начальника, отдавшего указание.

Теперь у них есть некоторая возможность манипулировать непосредственным начальником. И многие сотрудники пользуются этой возможностью.

Настоящая свобода начинается тогда, когда у вас появляется два начальника.

7. Указания, которые отдаются подчиненному, должны находится в пределах его/ее компетенции, полномочий или в пределах должностной инструкции.

Несоблюдение этого принципа приводит к неисполнению задач или к де мотивации сотрудников, или и к тому, и другому.

Читайте также:
Патентный реестр: что это такое, описание и особенности

8. Непосредственный начальник имеет право поощрять и наказывать сотрудника в объеме своих полномочий, а также ходатайствовать перед прямыми начальниками о поощрении и наказании сотрудников властью старшего начальника. Поощрения и наказания сотрудников властью прямого начальника, как правило, не осуществляются без ходатайства непосредственного начальника.

Этот принцип обеспечивает непосредственных начальников одним из видов власти (власть поощрять и наказывать), а следовательно, обеспечивает возможность управлять.

9. Прямой начальник, отдавший распоряжение сотруднику, обязан поставить об этом в известность непосредственного начальника.

Непосредственный начальник должен быть уверен, что задача, выполняемая сотрудником, не является его самодеятельностью. А то может получиться, как в анекдоте: «… жене сказал, что пошел к любовнице. Любовнице, что пошел к жене. А сам в библиотеку, учиться…».

10. Другие непрямые начальники не имеют права отдавать указания или обращаться с просьбами к неподчиненным им напрямую сотрудникам. Они имеют право требовать от сотрудника исполнения наиболее общих правил и норм, принятых в организации. При необходимости поощрить или взыскать с непрямого подчиненного начальники должны обращаться с ходатайством к прямым начальникам. Сотрудникам запрещается исполнять указания и просьбы непрямых начальников.

Этот принцип обеспечивает единство управления в организации и исключает растерянность сотрудника при исполнении работы. Кроме того, он обеспечивает властью непосредственного и прямых начальников.

11. Категорически запрещается публичное обсуждение решений руководителей их прямыми начальниками, коллегами и подчиненными.

Обсуждать, конечно, можно, только в кругу лиц, которых это касается. Иначе опять разрушается система уважения к руководителям и далее система власти.

12. В тех случаях, когда одному начальнику необходимо, чтобы прямой подчиненный другого начальника исполнил какую-либо задачу, ему необходимо получить на это согласие прямого начальника этого сотрудника. При этом он имеет право обратиться за согласием только к начальнику, находящемуся на том же уровне в структуре организации или выше. Прямой начальник при этом ставит непосредственного начальника в известность о новых задачах сотрудника.

Обращение непрямого начальника к прямому начальнику, стоящему ниже в иерархии организации, может носить элементы давления или восприниматься так. Следовательно, такое обращение может снизить эффективность подразделения и всей организации.

13. Сотрудник не имеет права обращаться по служебным вопросам к прямому начальнику без разрешения непосредственного. Иначе сотрудники с удовольствием ведут политические игры, пытаясь стать равными своему непосредственному начальнику.

14. После беседы с прямым начальником, даже если прямой начальник был ее инициатором, подчиненный обязан доложить о ее содержании непосредственному начальнику. Опять это делается для избежания политических игр сотрудников в борьбе за власть и влияние.

15. По личным вопросам сотрудник, как правило, обращается к непосредственному начальнику. Сотрудник имеет право обратиться по личным вопросам к любому начальнику (прямому или непрямому).

Смысл этого положения в том, что нет необходимости перегружать более серьезных начальников, если вопрос можно решить на нижних уровнях.

16. Если сотрудник считает, что с ним обошлись несправедливо, он имеет право подать жалобу. Жалоба, как правило, подается непосредственному начальнику. На непосредственного и других начальников жалоба подается следующему за ним прямому начальнику.

Если не вводить это правило, то множество жалоб приходят первому руководителю. И он вместо управления занимается разбором всех жалоб. «Его» жалобы – это жалобы не его непосредственных подчиненных.

17. Отменить указание прямого начальника может только он сам или его прямой начальник. Вряд ли этот пункт требует комментариев.

Если вы внимательно прочитали принципы, то согласитесь с тем, что в больших организациях невозможно их исполнять без четких должностных инструкций или хотя бы инструкций в части управления. Однако в небольших предприятиях эти принципы могут вводиться на уровне неписаных норм и правил. При этом все руководители организации на всех уровнях должны их придерживаться и требовать их исполнения от своих подчиненных.

Искушенный читатель, почитав вышеизложенные принципы, может возразить, что существуют матричные организационные структуры, в которых, по определению, есть руководители, которые подчиняются двум начальникам.

Да, такие структуры существуют, и именно двойное подчинение является основным их недостатком, впрочем, при массе достоинств. Для минимизации этого недостатка должностные инструкции начальников, которым подчиняется один нижестоящий руководитель, прописываются настолько тщательно, что они просто не могут давать противоречащих друг другу указаний. Но и при этом подчиненный этих двух руководителей время от времени будет ощущать себя «слугой двух господ». Поэтому, если вы применяете матричную структуру у себя, позаботьтесь о единстве управления.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: