Приобретательная давность: что это такое, описание и особенности

Приобретательная давность

Это установленный в законе срок, по прошествии которого фактический владелец имущества может обратиться в суд с целью признать факт обретения права собственности.

В главе 14 ГК устанавливаются основания, по которым возникает право собственности. Наиболее часто это происходит в результате сделок. Однако бывают и другие случаи. Одним из них является признание права собственности в силу приобретательной давности. Такой способ не связан с заключением сделок между лицами. Он выступает основанием для возникновения собственности на земельный участок, а также на любое другое недвижимое имущество.

Порядок применения этого основания регулируется нормами ст. 234 ГК.

Понятие приобретательной давности

Хотя приобретательная давность и не имеет исчерпывающего определения в законе, она является весьма проработанным институтом в науке гражданского права. Ее основные особенности сводятся к следующему:

  • приобретательная давность представляет установленный в законе срок. Только по прошествии этого периода давностный владелец сможет обратиться в суд с иском о признании прав собственности;
  • она реализуется исключительно путем обращения в суд с целью признать факт наличия собственности. Иной процедуры, либо автоматического обретения имущества не предусмотрено;
  • владение на протяжении всего указанного периода должно отвечать установленным законом требованиям. Речь идет об открытости, добросовестности и непрерывном характере обладания той или иной вещью. Обязанность доказать факт соблюдения этих условий в суде возлагается на давностного владельца.

Учитывая эти характеристики, можно получить следующее определение.

Приобретательная давность – это установленный в законе срок, по прошествии которого фактический владелец имущества может обратиться в суд с целью признать факт обретения права собственности, при условии, если имеются основания считать обладание непрерывным, открытым и добросовестным.

Закон и его разъяснения высшими судебными инстанциями допускают применение этих норм, если земельный участок или другое имущество находится в собственности иных лиц или является бесхозяйным.

Обязательные признаки давностного владения

Право собственности в силу приобретательной давности может быть признано исключительно при одновременном соблюдении обязательных признаков владения. Несмотря на их важность, законодатель весьма лаконично подошел к раскрытию таких особенностей. Они просто перечислены в ч.1 ст. 234 ГК.

Для того, чтобы разобраться со значением каждого признака, потребуется воспользоваться наукой гражданского права.

Добросовестность

Этот признак раскрыт в руководящем разъяснении высших судебных структур № 10/22, принятым 29 апреля 2010 г. Срок приобретательной давности характеризуется добросовестным владением, если соответствующее лицо, не знало и ему не могло быть известно о том, что у него отсутствует основание для возникновения права собственности на момент, когда имущество получено.

Указанная характеристика подразумевает добросовестность действий исключительно при начале владения. Несмотря на это, в научных кругах ведутся дискуссии о необходимости распространить этот признак так, чтобы он действовал на протяжении всего давностного обладания.

Открытость

Этот элемент во многом обусловлен предыдущим. Приобретательная давность может признаваться судом только в случаях, когда заявитель докажет факт открытости владения. Под таковым следует понимать ситуацию, когда имущество является видимым для окружающих. Если речь идет о признании собственности на земельный участок, то специфика, которой обладают соответствующие объекты, не предполагает иного.

Вопросы могут возникать относительно давностного владения движимыми вещами. Такие объекты могут обладать свойствами, препятствующими их постоянной открытой демонстрации. К примеру, раритетный автомобиль нужно хранить в гараже, чтобы на него не воздействовали внешние негативные факторы. Высшие судебные структуры указывают на то, что принятие мер, обеспечивающих сохранность вещей, не является доказательством, подтверждающим факт его сокрытия.

Непрерывность

Закон дифференцирует сроки в зависимости от типа вещей, факт наличия собственности на которые признается. Если устанавливается титул собственности на недвижимое имущество (землю, здание, сооружение), то непрерывность обладания должна быть доказана на протяжении 15-ти лет. Если обращение в суд затрагивает движимые объекты, то этот промежуток должен быть не менее 5-ти лет.

Течение срока приобретательной давности начинается с момента начала обладания бесхозяйной вещью.

Если речь идет о собственности других лиц, то он исчисляется после истечения периода исковой давности по требованиям возвратить имущество.

Позиция высших судебных структур указывает на то, что в период давности не включается временной отрезок, когда земельный участок или иной объект находился у заявителя на основании договора аренды или другого соглашения.

Закон предоставляет давностному владельцу право осуществлять защиту. Если соответствующие документы подаются в суд, то период, на протяжении которого нарушались права обладателя, не повлияет на течение срока приобретательной давности.

Земельный участок и другая недвижимость должна находиться во владении заявителя на протяжении долгого периода, по этой причине к сроку присоединяется обладание вещью предшественником, передавшим имущество в порядке правопреемства (например, наследование).

Закон прямо не называет основания для прерывания или приостановления течения срока.

Однако такая возможность предусмотрена. Одним из вариантов ее реализации выступают действия самого давностного владельца. Таковыми могут быть документы, в которых он признает право собственности на землю или другие вещи за тем или иным лицом.

Особенности процедуры

Признание права после указанного срока производится в судебном порядке. Документы подаются в мировой или районный суд, в зависимости от оценочной стоимости имущества.
Если вещь была бесхозяйной, то ответчик в деле не предусматривается. В ситуациях, когда существует собственник, его необходимо указать в качестве ответчика.

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Вопросы и ответы юристов

Бесплатная онлайн юридическая консультация по всем правовым вопросам

приобретательская давность

Я ВЛАДЕЮ ПОЛОВИНОЙ ДОМА И ЗЕМЕЛЬНОГО УЧАСТКА. ВТОРОЙ ПОЛОВИНОЙ ВЛАДЕЕТ ПО ПРАВУ НАСЛЕДОВАНИЯ ЖЕНЩИНА,КОТОРАЯ БОЛЕЕ 20 ЛЕТ ЖИВЁТ В АМЕРИКЕ.НО ЗЕМЕЛЬНЫЙ УЧАСТОК У НЕЁ НЕПРИВАТИЗИРОВАН КАК ОСУЩЕСТВИТЬ МНЕ СВОЁ ПРАВО ПО ДАВНОСТИ

  • Ответ юриста
  • Дополнительные вопросы (0)
  • Комментарии юристов (1)
Читайте также:
Необходимая оборона: что это такое, описание и особенности

Вам необходимо обратиться в суд с иском о признании права собственности на на указанную недвижимость в силу приобретательной давности в соответствии со ст. 234 ГК РФ.

, принимая при этом во внимание разъяснения, данные Пленумом Верховного суда РФ.

В соответствие с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 (ред. от 23.06.2015) «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», а именно разделом «Споры, связанные с применением правил о приобретательной давности».

15. В силу пункта 1 статьи 234 ГК РФ лицо — гражданин или юридическое лицо, — не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).

При разрешении споров, связанных с возникновением права собственности в силу приобретательной давности, судам необходимо учитывать следующее:
давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности;
давностное владение признается открытым, если лицо не скрывает факта нахождения имущества в его владении. Принятие обычных мер по обеспечению сохранности имущества не свидетельствует о сокрытии этого имущества;
давностное владение признается непрерывным, если оно не прекращалось в течение всего срока приобретательной давности. В случае удовлетворения иска давностного владельца об истребовании имущества из чужого незаконного владения имевшая место ранее временная утрата им владения спорным имуществом перерывом давностного владения не считается. Передача давностным владельцем имущества во временное владение другого лица не прерывает давностного владения. Не наступает перерыв давностного владения также в том случае, если новый владелец имущества является сингулярным или универсальным правопреемником предыдущего владельца (пункт 3 статьи 234 ГК РФ);
владение имуществом как своим собственным означает владение не по договору. По этой причине статья 234 ГК РФ не подлежит применению в случаях, когда владение имуществом осуществляется на основании договорных обязательств (аренды, хранения, безвозмездного пользования и т.п.).
16. По смыслу статей 225 и 234 ГК РФ право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу, а также на бесхозяйное имущество.
Поскольку с введением в действие Закона СССР «О собственности в СССР» (01.07.1990) утратила силу статья 90 ГК РСФСР 1964 года, согласно которой исковая давность не распространяется на требования государственных организаций о возврате государственного имущества из чужого незаконного владения, с указанной даты в отношении государственного имущества действуют общие положения об исчислении срока исковой давности.
В силу пункта 4 статьи 234 ГК РФ течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со статьями 301 и 305 ГК РФ, начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям. В этой связи течение срока приобретательной давности в отношении государственного имущества может начаться не ранее 01.07.1990. При разрешении споров в отношении земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, следует учитывать, что они приобретаются в собственность в порядке, установленном земельным законодательством.
17. В силу пункта 2 статьи 234 ГК РФ до приобретения на имущество права собственности в силу приобретательной давности лицо, владеющее имуществом как своим собственным, имеет право на защиту своего владения против третьих лиц, не являющихся собственниками имущества, а также не имеющих прав на владение им в силу иного предусмотренного законом или договором основания. Следовательно, давностный владелец имеет право на защиту своего владения применительно к правилам статей 301, 304 ГК РФ.
При рассмотрении иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения, предъявленного давностным владельцем, применению подлежат также положения статьи 302 ГК РФ при наличии соответствующего возражения со стороны ответчика.
18. В пункте 4 статьи 234 ГК РФ предусмотрено специальное основание для начала течения срока приобретательной давности, которое не ограничено условиями пункта 1 указанной статьи. Если основанием для отказа в удовлетворении иска собственника об истребовании имущества из чужого незаконного владения является пропуск срока исковой давности, с момента его истечения начинает течь срок приобретательной давности в отношении спорного имущества.
19. Возможность обращения в суд с иском о признании права собственности в силу приобретательной давности вытекает из статей 11 и 12 ГК РФ, согласно которым защита гражданских прав осуществляется судами путем признания права. Поэтому лицо, считающее, что стало собственником имущества в силу приобретательной давности, вправе обратиться в суд с иском о признании за ним права собственности.
Ответчиком по иску о признании права собственности в силу приобретательной давности является прежний собственник имущества.
В случаях, когда прежний собственник недвижимого имущества не был и не должен был быть известен давностному владельцу, он вправе обратиться в суд с заявлением об установлении факта добросовестного, открытого и непрерывного владения имуществом как своим собственным в течение срока приобретательной давности. В качестве заинтересованного лица к участию в деле привлекается государственный регистратор.
По смыслу статей 225 и 234 ГК РФ предварительная постановка бесхозяйного недвижимого имущества на учет государственным регистратором по заявлению органа местного самоуправления, на территории которого оно находится (в городах федерального значения Москве и Санкт-Петербурге — по заявлениям уполномоченных органов этих городов), и последующий отказ судом в признании права муниципальной собственности (или права собственности городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга) на эту недвижимость не являются необходимым условием для приобретения права частной собственности на этот объект третьими лицами в силу приобретательной давности.
20. По смыслу абзаца второго пункта 1 статьи 234 ГК РФ отсутствие государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество не является препятствием для признания права собственности на это имущество по истечении срока приобретательной давности.
21. Судебный акт об удовлетворении иска о признании права собственности в силу приобретательной давности является основанием для регистрации права собственности в ЕГРП.
В силу статьи 268 ГПК РФ или части 3 статьи 222 АПК РФ решение суда об установлении факта добросовестного, открытого и непрерывного владения имуществом как своим собственным в течение срока приобретательной давности также является основанием для регистрации права собственности в ЕГРП.
Регистрация права собственности на основании судебного акта не является препятствием для оспаривания зарегистрированного права другими лицами, считающими себя собственниками этого имущества.

Читайте также:
Противозаконное сожитие: что это такое, описание и особенности

Приобретательная давность: как оформить право собственности

Понятие приобретательной давности пришло в юриспруденцию еще из римского права и предусматривает возможность признания права на вещь в результате длительного открытого пользования ею. Вместе с экспертами разбираемся, как правильно оформить имущество на себя согласно российскому законодательству.

Эксперты в статье:

  • Алексей Гавришев, адвокат, основатель AVG Legal
  • Вадим Ткаченко, юрист, основатель и глава консалтинговой группы vvCube

Срок владения — 15 лет

Принцип приобретательного права есть в современном российском законодательстве. Согласно п. 1 ст. 234 Гражданского кодекса России, гражданин, который не является собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеет им как своим собственным в течение 15 лет, приобретает право собственности.

Но просто дождаться истечения срока приобретательной давности недостаточно. Это обусловлено несколькими факторами для осуществления защиты прав собственника. Например, тот, кому на самом деле принадлежит имущество, может просто не знать о его существовании или не иметь возможности управлять им самостоятельно.

Условия для приобретения права собственности:

  • открытое владение имуществом — под этим подразумевается осуществление владения без утайки. То есть гражданин не должен специально объявлять о владении таким имуществом, но у посторонних не должно возникать сомнений в его действиях;
  • непрерывное владение имуществом;
  • владение в течение установленного законом срока;
  • добросовестное владение имуществом.

Только через суд

При регистрации имущества на себя важно помнить, что право собственности в связи с приобретательной давностью оформляется только через суд.

В случае когда прежний собственник имущества неизвестен, то есть нет спора о праве, то для признания права собственности надо обращаться в суд в порядке особого производства.

Вадим Ткаченко, юрист, основатель и СЕО консалтинговой группы vvCube:

— Признание права собственности, например, на земельный участок на основании приобретательной давности происходит только в судебном порядке. Однако на практике это очень неоднозначный институт, который законодательно должным образом не урегулирован. Так, весной этого года Конституционный суд указывал, что приобретательная давность неприменима к самовольно занятой государственной земле. Суды зачастую встают на сторону администраций, не углубляясь в обстоятельства дела.

Как зарегистрировать на себя недвижимое имущество

Процедура регистрации на себя приобретательного права на имущество выглядит следующим образом:

  • подготовить заявление об установлении факта добросовестного, открытого и непрерывного владения имуществом;
  • подготовить пакет документов, которые будут приложены к заявлению, а также оплатить государственную пошлину — от 300 до 2 тыс. руб.;
  • подать заявление в суд общей юрисдикции по месту нахождения имущества, на которое оформляется право;
  • после получения судебного решения обратиться в Росреестр для регистрации права собственности;
  • получить выписку из ЕГРН, которой удостоверяется проведенная регистрация.

Подобные дела в упрощенном производстве рассматриваются в течение двух месяцев со дня поступления заявления в суд.

Юристы отмечают, что судебная практика по вопросам приобретательной давности относительно новая и начала формироваться лишь в 2002 году. Это связано с тем, что в советском законодательстве такие положения отсутствовали.

«В подавляющем большинстве случаев в удовлетворении требований, направленных на установление права собственности в силу приобретательной давности, суды отказывают. Основной причиной отказа, как правило, является недоказанность одного из юридических фактов, необходимых для приобретения права собственности по ст. 234 Гражданского кодекса. К примеру, несоблюдение какого-либо из обязательных требований к факту владения», — говорит адвокат, основатель AVG Legal Алексей Гавришев.

Случай из практики Верховного суда

Собственница дома в Луховицком районе Московской области попросила отдать ей другую половину строения и землю. Причина — наследники соседней недвижимости не проявили к своей собственности никакого интереса. Местные суды отказали истице, а Судебная коллегия Верховного суда встала на ее сторону.

Гражданка получила много лет назад по договору дарения от бывшего собственника половину дома и фактически владела больше 15 лет всем домом и землей как собственными. Второй половиной владели два собственника, но имуществом не пользовались. Верховный суд пояснил, что человек может получить право собственности на имущество, у которого нет собственника, он неизвестен или у которого есть хозяин, но он либо отказался от него, либо утратил право собственности по иным основаниям.

Читайте также:
Огнестрельное оружие: что это такое, описание и особенности

В Верховном суде также пояснили, что наличие у имущества титульного собственника не исключает возможности приобретения права на него другим человеком. Даже если титульный владелец не заявлял об отказе, достаточно того, что он устранился от владения и не содержал его долгое время.

Приобретательная давность на земельный участок

Длительное время в нашей стране земельные наделы выделялись гражданам для индивидуального жилищного строительства, ведения садоводства, огородничества, личного подсобного хозяйства, и при этом зачастую не проводились никакие учетно-регистрационные процедуры. Результатом этого стала парадоксальная ситуация, когда хозяин, много лет обрабатывавший участок, не является официально его собственником.

Для того чтобы исправить сложившуюся ситуацию, упорядочить земельные отношения и получить объективную картину землевладения, было законодательно введено такое понятие, как приобретательная давность на земельный участок. Начальник юридического отдела Наталья Дергачева помогает разобраться в данной ситуации:

– Понятие приобретательной давности встречается во многих законодательных актах, наиболее важным из них является 234-ая статья Гражданского Кодекса РФ. Согласно ей любое физическое и юридическое лицо, которое владеет каким-либо имуществом, не являясь при этом его законным владельцем, но охраняя и храня его как свое личное, по истечению некоторого срока времени (то есть приобретательной давности) имеет полное право зарегистрировать свое право собственности на данное имущество в официальном порядке. Для недвижимости срок подобного владения – не менее 15 лет, а для других видов имущества – не менее 5 лет. При определении приобретательной давности фактический владелец имущества может также учитывать и тот срок владения, который был у лица, относительно которого он является правопреемником.

Для того чтобы воспользоваться таким юридическим механизмом требуется соблюдение некоторых условий.

Во-первых, фактический владелец должен на протяжении всего времени владения бесхозным или чужим имуществом относится к нему как к своему, то есть содержать его: добросовестно, открыто (без скрытия факта владения от других граждан) и непрерывно – земельный участок должен находиться во владении постоянно на всем указанном временном периоде. Законодательство не признает приобретательную давность в том случае, если пользование участком прерывалось. В то же время непрерывность учитывается при наследовании, если наследник продолжает владеть участком наследодателя.

Во-вторых, имущество должно быть получено пусть не официально оформленным способом, но, как минимум, не незаконно. То есть, приобретательная давность не распространяется на вещи, фактический владелец которых заполучил их по подделке документов, применения насилия или прочими противоправными методами.

В-третьих, на данное имущество, как минимум, до наступления приобретательной давности не должно быть посягательств со стороны тех лиц, которые имеют полное право зарегистрировать на него свое право собственности.

И в-четвертых, полностью исключается возможность приобретения имущества по приобретательной давности, если его собственник предоставил его же фактическому владельцу по официальному договору (аренда, рента и т.п.). Только соблюдение всех указанных условий дает возможность обратиться в суд с иском о признании права собственности на земельный участок в силу приобретательной давности.

Также Наталья Дергачева отмечает, что если все условия соблюдены, для того, чтобы сделать владение земельным участком законным, нужно исковое заявление в суд. Чтобы заявление рассматривалось, нужно иметь документы, подтверждающие основания для владения наделом.

  • выписка из Единого государственного реестра недвижимости, подтверждающая отсутствие владельца;
  • архивные справки;
  • подтверждение родственных связей с наследодателем (если участок переходил в наследство);

Также придется приложить доказательные материалы, указывающие на факт правомерного использования надела. Сюда можно отнести показания свидетелей; квитанции об оплате коммунальных услуг по проведенным коммуникациям (если такие имеются); согласие собственника.

В случае положительного решения суда можно будет обратиться за регистрацией права собственности. Для этого потребуется перечень следующих документов.

  • Положительное решение суда, устанавливающее законность прав на приобретение земли.
  • Документ, подтверждающий личность заявителя.
  • Выписка из Единого государственного реестра недвижимости и другие сопутствующие документы на недвижимость.
  • Чек об оплате государственной пошлины в пользу государства

Для подачи документов на регистрацию следует обратиться в ближайший многофункциональный центр, срок проведения учетно-регистрационных процедур составляет не более 7 рабочих дней. После оформления этих документов недвижимость перейдет в полное, законное владение, и граждане смогут им распоряжаться по своему усмотрению, в том числе – продавать, дарить и завещать.

Приобретательная давность не применима к самовольно занятой государственной земле

Конституционный Суд вынес Определение № 186-О/2021 по делу о проверке конституционности абз. 1 п. 1 ст. 234 Гражданского кодекса о возникновении права собственности на объект в силу приобретательной давности.

Ранее заявитель жалобы Владимир Афанасьев обращался в суд с иском к администрации Дмитровского городского округа Московской области о признании права собственности на земельный участок с жилым домом по давности владения. В обоснование своих требований истец сослался на то, что земельный участок в существующих границах фактически используется им и его правопредшественником более 15 лет, собственниками смежных участков являются физические лица и споров с соседями о границах этого участка не имеется.

Читайте также:
Прекарный договор: что это такое, описание и особенности

Три судебные инстанции отказались удовлетворять иск, отметив, что большая часть спорного земельного участка находится в муниципальной собственности, сам он не был поставлен на государственный кадастровый учет, а его границы на местности не установлены. При этом первая инстанция сочла, что приобретательная давность может применяться только в отношении тех земельных участков, которые находятся в частной собственности, а все иные земельные участки нельзя считать бесхозяйным имуществом, так как такие земли являются государственной или муниципальной собственностью. Кроме того, суд отметил, что сам по себе факт добросовестного, открытого и непрерывного владения спорным земельным участком с 1990 г. не может являться достаточным основанием для признания права собственности заявителя согласно ст. 234 ГК РФ, поскольку он не порождает право собственности на землю.

В жалобе в КС Владимир Афанасьев указал, что спорная норма неконституционна в той мере, в какой она в контексте правоприменительной практики не допускает возможности приобретения гражданами в порядке приобретательной давности муниципальных земельных участков.

Изучив жалобу заявителя, Суд отказался рассматривать ее по существу. При этом он напомнил, что добросовестность выступает одним из условий приобретения права собственности по давности владения имуществом. В свою очередь, добросовестность давностного владельца применительно к конкретным обстоятельствам соответствующих судебных дел предполагает, что его вступление во владение не было противоправным и было совершено внешне правомерными действиями.

Конституционный Суд также упомянул презумпцию государственной собственности на землю, в рамках которой при наличии в России значительного количества нераспределенной земли сама по себе несформированность земельного участка и отсутствие государственной регистрации права собственности публичного образования на него не означают, что последнее фактически отказалось от своего права собственности или проявляет безразличие к правовой судьбе этого земельного участка. «Соответственно, для любого добросовестного и разумного участника гражданских правоотношений должно быть очевидным, что земли, на которых земельные участки не сформированы и не поставлены на кадастровый учет, относятся к государственной собственности и что само по себе отсутствие такого учета не свидетельствует о том, что они являются бесхозяйными», – отмечено в определении

При этом Суд также отметил, что действующее законодательство запрещает любое самовольное, совершенное без каких-либо правовых оснований занятие земельного участка или его части (ст. 7.1 «Самовольное занятие земельного участка» КоАП РФ). Таким образом, занятие без каких-либо правовых оснований несформированного земельного участка, заведомо для владельца относящегося к публичной собственности, не может расцениваться как не противоправное, совершенное внешне правомерными действиями, т.е. добросовестное и соответствующее требованиям абз. 1 п. 1 ст. 234 ГК РФ. Следовательно, заключил КС, оспариваемая норма сама по себе не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя и в указанном им аспекте.

Комментируя выводы Суда, младший юрист Содружества земельных юристов Анна Андреева отметила, что самовольное занятие земельного участка без наличия правовых оснований является правонарушением, а значит, исключает добросовестность: «Обратное позволило бы превратить самовольный захват земли в давностное владение, а, соответственно, правонарушение явилось бы впоследствии основанием для приобретения права собственности».

Она отметила, что КС конкретизировал уже сложившуюся позицию, закрепленную в п. 16 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22. «Позиция Конституционного Суда не изменит сложившуюся отказную судебную практику по приобретательной давности, а лишь усложнит доказывание добросовестности. Дело в том, что Суд в своем Постановлении № 48-П уже рассматривал вопрос добросовестности при приобретательной давности. Тогда он указывал, что добросовестный владелец может знать об отсутствии у него права на объект недвижимости, но, если владение не нарушает чьи-либо права, у лица должна быть возможность вернуть имущество в гражданский оборот и оформить право на него», – отметила Анна Андреева.

Эксперт добавила: может показаться, что толкование ст. 234 ГК РФ в постановлении КС противоречит Определению № 186-О, однако такой вывод преждевременный. «Сложно согласиться, что одинаково добросовестны лицо, которое заведомо не знало, что купило участок у продавца, не имеющего права его отчуждать, и собственник, который решил увеличить площадь своего участка, самовольно заняв часть чьей-то земли. Кроме того, владение землей, государственная собственность на которую не разграничена, без правовых оснований нарушает права публичного собственника. Следовательно, такое владение по смыслу также не может считаться добросовестным, в свою очередь, чтобы доказать добросовестность при приобретательной давности, необходимо установить, что владение не нарушает чьи-либо права», – подытожила эксперт.

Директор юридической компании «КОНУС» Алексей Силиванов отметил, что институт приобретательной давности – достаточно непростой и неоднозначный механизм приобретения права собственности. «Ему посвящена всего одна статья Гражданского кодекса РФ, но правила применения этой нормы до сих пор до конца не понятны. Классическая история – самозахват земель, которые не переданы в частную собственность и вроде бы “ничьи”. Государство и органы местного самоуправления далеко не всегда могут отследить незаконность занятия земли и отреагировать, а по истечении 15 лет ее владелец идет в суд признавать право собственности. Типичная реакция суда на такой иск – отказать, так как суд здесь стоит на страже государственных интересов и запрещает вне установленных процедур бесплатно забирать государственное имущество», – пояснил он.

Эксперт обратил внимание на формулировку Суда о том, что несформированный участок земли заведомо для владельца должен относиться к публичной собственности, поэтому его занятие «не может расцениваться как не противоправное». «Немного странно видеть оборот с таким количеством “не”, здесь можно усмотреть некоторую неуверенность, но сигнал судам подан вполне однозначный: самовольное занятие неразграниченной и несформированной земли будет восприниматься как противоправное и не соответствующее признаку добросовестности», – резюмировал Алексей Силиванов.

Читайте также:
Объект правонарушения: что это такое, описание и особенности

Партнер АБ «КРП» Виктор Глушаков указал: КС в очередной раз напомнил, что недобросовестное поведение стороны не может быть подвергнуто судебной защите: «По сути, был разобран конкретный случай с описанием поведения стороны по необоснованному завладению земельным участком. Не могу сказать, что КС РФ часто подобным образом подробно разбирает отдельные элементы предмета доказывания конкретного дела».

Эксперт выделил важный вывод Суда: добросовестное и законное завладение объектом недвижимости, которое очевидно для приобретателя не должно быть обременено правом публичной собственности, является важным элементом предмета доказывания по данной категории дел. «Единственный вопрос, который возникает после изучения судебного акта: был бы подход КС РФ аналогичным в ситуации, когда спорные земли формально принадлежали бы не государству, а частному лицу?» – задался вопросом Виктор Глушаков.

Принцип невмешательства во внутренние дела

Принцип невмешательства – один из устоев современного международного права. Этот принцип в общей форме зафиксирован в Уставе ООН и конкретизирован в международно-правовых документах (например, Декларация ООН 1965 г. о недопустимости вмешательства во внутренние дела государств, об уважении их независимости и суверенитета). Принцип суверенного равенства подтверждает право государства независимо выбирать свою социально-политическую систему и т.д. (суверенность власти, экономический , политический суверенитет, суверенитет судебной системы).

Согласно Уставу ООН организация не имеет право на вмешательство в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства и представлять такие дела на разрешение в порядке Устава.

Ни одно государство или группа государств не имеет право вмешиваться прямо или косвенно, по какой бы то ни было причине, во внутренние дела, входящие в компетенцию другого государства (Декларация о принципах МП 1970 г.); Заключительный акт общеевропейского совещания (1975 г.). Суверенность государства обуславливает и самостоятельность во всем, что касается его внутренней жизни (политический, экономический строй, суверенность власти, общественная жизнь, культура, многообразие внутренней жизни и т д.). Это не может быть предметом каких-либо повелений, указаний, советов, давлений, оказания влияния и т п. действий другого государства. Сделано лишь одно исключение: принцип затрагивает применение мер на основании главы 7 пункт 7 ст. 2, то есть принцип невмешательства не препятствует применению принудительных мер к государству по решению Совета Безопасности ООН в случае угрозы миру, нарушения мира и актов агрессии. Ни одно государство не может применять любые акты военного, политического или другого принуждения с целью добиться подчинения себе какого-либо государства в осуществлении им суверенных прав и обеспечения таким образом своего преимущества.

Отражая реальное положение вещей, международное право в исключительных случаях допускает неравенство в правах (например, одно государство заключило больше договоров или является членом-участником в каких-либо международных организаций и здесь больше прав), но договоры связывают их и с дополнительными обязанностями.

Но, это касается конкретных, а не суверенных прав. Суверенный статус у всех государств одинаков, то есть МП не регламентирует внутреннюю компетенцию государства, поскольку она обусловлена государственным суверенитетом и определяется актами государства. По мнению Международного суда ООН, равенства означает также равную свободу во всех делах, не регулируемых международным правом.

Критерием концепции невмешательства являются международные обязательства государств, в том числе и их обязательства по Уставу ООН:

– не организовывать, не разжигать, не финансировать, не подстрекать или не допускать подрывную, террористическую или вооруженную деятельность, направленную на насильственное свержение строя другого государства, не способствовать ей, а также не вмешиваться во внутреннюю борьбу в другом государстве;

– воздерживаться от оказания содействия, поощрения или поддержания, прямо или косвенно, мятежной или сепаратистской деятельности в других государствах под каким бы то ни было предлогом или от каких-либо действий, подрыв стабильности другого государства или его институтов;

– воздерживаться от организации, обучения, финансирования или вооружения политических и этнических групп на своей территории или территории другого государства, подрывной деятельности, создание беспорядков или волнений в других странах.

Не является вмешательством: меры контроля, проверки и инспекции на месте, предусмотренных международными соглашениями (по мерам разоружения) (Конвенция 1993 г. о запрещении химического оружия и «Договор 1996 г. о всеобъемлющим запрещении ядерных испытаний» – оба документа предусматривают вторгающуюся функцию во внутренние дела государства, – интервенцию).

Практически таким же образом действует различные механизмы ООН, занимающиеся вопросами прав человека.

Проекты Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества, подготовленной Комиссией международного права (при ООН, есть и наш представитель), вмешательство во внутренние или внешние дела государства, указывается в числе такого рода преступления. Любое лицо, которое как руководитель или организатор совершает или отдает приказ о совершении акта вмешательства, подлежит уголовной ответственности (однако Статус Международного уголовного суда 1998 г. не содержит преступления- вмешательство).

Под вмешательством необходимо понимать не только прямое, но и косвенное политическое, экономическое, военное, техническое; непосредственно государством или органом; вмешательство транснациональными корпорациями (их активы нередко превышают бюджет государства).

Читайте также:
О землеустройстве: что это такое, описание и особенности

Взять, например, экономическое вмешательство , экономическую блокаду, прекращение торговых отношений или снижение объема, отказ от осуществления крупных программ технической или экономической помощи и др. «Косвенное» вмешательство осуществляется не самим государством, а находящимися под его контролем физических и юридических лиц.

Нарушение принципа невмешательства одновременно нарушает принцип добросовестного выполнения обязательств и суверенного равенства. Устав ООН предусматривает развитие сотрудничества по значительному кругу вопросов, явно внутреннего характера. Например, содействие повышения уровня жизни, полной занятости населения, уважения прав человека (ст. 55) и т.д. Все это не противоречит принципу не вмешательства во внутреннюю компетенцию государства.

Особая острота проблемы – вооруженные конфликты, которые несут большие беды (особенно внутренние), показательна здесь Югославия. К сожалению, политика стран НАТО не дала возможности реализовать свой потенциал, что привело к затягиванию конфликта. Вместе с тем отдельные государства вправе оказывать помощь (в том числе военную) законно избранному народом правительству в случае попытки свергнуть его.

Невмешательство в частные дела как принцип гражданского права

Рыженков А.Я., доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского и международного частного права Волгоградского государственного университета.

Рассматривается один из принципов российского гражданского права – недопустимость вмешательства в частные дела. Раскрывается природа данного принципа. Анализируется понятие вмешательства. Уточняются критерии произвольности.

Ключевые слова: принцип, частные дела, вмешательство, произвольность, основание, соразмерность.

Non-interference in private affairs as the principle of civil law

The author considers one of the principles of Russian civil law – the inadmissibility of interference in private affairs, reveals the nature of the principle, a concept of intervention, specifies criteria of its arbitrariness.

Key words: principle, private affairs, interference, arbitrary basis, proportionality.

Хотя принцип недопустимости вмешательства в частные дела впервые на законодательном уровне появился лишь в части первой Гражданского кодекса Российской Федерации 1994 года (далее – ГК РФ), фактически эта идея имеет гораздо более раннее происхождение. Она прямо связана с представлением об автономии воли как отличительной черте субъектов гражданского права.

В дореволюционной российской юриспруденции невмешательство в частные дела рассматривалось не столько как принцип гражданского права, сколько как его характерная особенность, что прямо вытекало из отождествления гражданского и частного права. По крайней мере такая позиция читается в классическом труде И.А. Покровского “Основные проблемы гражданского права”. Раскрывая природу гражданского права, он указывает: “Здесь государственная власть принципиально воздерживается от непосредственного и властного регулирования отношений; здесь она не ставит себя мысленно в положение единственного определяющего центра, а, напротив, предоставляет такое регулирование множеству иных маленьких центров, которые мыслятся как некоторые самостоятельные социальные единицы, как субъекты прав. Все эти маленькие центры предполагаются носителями собственной воли и собственной инициативы, и именно им предоставляется регулирование взаимных отношений между собой” . Как видим, И.А. Покровский даже не считает необходимым формулировать особый принцип или требование невмешательства в частные дела – оно рассматривается им в качестве необходимого признака самого гражданского права как сферы, отличной от права публичного.

См.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. Пг., 1917. С. 9 – 10.

Наряду с этим, впрочем, уже дореволюционная наука начинает осознавать, что полное невмешательство в частные дела может вступать в определенное противоречие с общественными интересами. Эта проблема ставилась, например, в следующей форме: “Насколько гражданское законодательство. может ограничивать индивидуальный эгоизм, сферу индивидуальной свободы в пользу общих интересов, в какой мере, ограничивая эгоизм, может потребовать от индивида служения общим интересам?” .

См.: Малинин М.И. К вопросу об основных принципах гражданского права и Гражданского уложения. Одесса, 1882. С. 13.

Опыт Советского государства показал, что принцип невмешательства не является неотъемлемым внутренним свойством гражданского права и что возможно создание системы гражданского законодательства, вполне допускающего и даже поощряющего вмешательство в частные дела, прежде всего со стороны государства. Так, известно, что при подготовке Положения об обязательствах В.И. Ленин особенно настаивал на том, что признание частного предпринимательства должно предполагать возможность почти неограниченного государственного вмешательства, о чем 14 февраля 1922 года уведомлял наркома юстиции Д.И. Курского: “Прошу Вас в самый краткий срок прислать мне официальную справку о том, каковы по действующим законодательствам права Рабкрина в отношении инспектирования частных (негосударственных) предприятий. Мне помнится, что неоднократно была речь о том, чтобы ни в чем не ограничивать права Рабкрина по отношению к каким бы то ни было предприятиям, не входящим в категорию государственных предприятий” . На следующий же день В.И. Ленин уточняет, о каких именно правах идет речь: “Считаю абсолютно необходимым, чтобы мы имели в этом законе полную гарантию прав нашего государства не только на полную ревизию и контроль, но и на расторжение по серьезным государственным основаниям” .

Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М., 1975. Т. 54. С. 164.
Там же. С. 169.

Такие установки, разумеется, идут вразрез с принципом невмешательства в частные дела. В основе формирующейся советской доктрины гражданского права лежало представление о частных делах как о чем-то сугубо инструментальном, вспомогательном и допустимом лишь в качестве необязательного дополнения к основополагающим плановым структурам хозяйствования.

Так, один из родоначальников этой доктрины А.Г. Гойхбарг особо отмечал: вмешательство органов власти в отношения между гражданами должно быть допущено для того, “чтобы обуздать произвол, даваемый частной собственности, чтобы ввести этот произвол в разумные, не выходящие за пределы поставленной цели, а потому и допустимые с точки зрения нашего правопорядка рамки” .

Читайте также:
Незаконная забастовка: что это такое, описание и особенности

Цит. по: Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР. Л., 1975. Ч. I. С. 110.

Закрепление недопустимости вмешательства в частные дела как одного из основных начал гражданского законодательства в п. 1 ст. 1 ГК РФ произошло в период радикального поворота российского общества к рыночной экономике, основывающейся, в частности, на идее саморегулирующегося механизма спроса и предложения, при котором хозяйственные агенты сугубо самостоятельны в определении условий своего взаимодействия, доминирует конкуренция между ними и свободное ценообразование .

См.: Радаев В.В. Экономическая социология. М., 2005. С. 139.

Обратим внимание на ряд внешних особенностей невмешательства в частные дела как основного начала гражданского законодательства.

  1. Этот принцип, наряду с принципом неприкосновенности собственности, относится к разряду запретительных норм гражданского права; иначе говоря, он имеет ограничительную направленность и призван исключить определенные формы поведения со стороны субъектов гражданских правоотношений.
  2. Среди основных начал, закрепленных в ст. 1 ГК РФ, формулировка этого принципа лидирует по числу использованных в ней оценочных понятий – их здесь три: “произвольность”, “вмешательство” и “частные дела”. Оценочный характер этих понятий выражается в том, что в законодательстве они не получают сколько-нибудь развернутого определения, а значит, их содержание требует специального толкования с учетом сложившейся судебной практики.
  3. Сходные по содержанию принципы и нормы существуют также за рамками гражданского законодательства. Наиболее значимым из них является, безусловно, международно-правовой принцип невмешательства во внутренние дела государств; кроме того, можно отметить правила о недопустимости вмешательства в деятельность судей (ст. 10 Закона РФ от 26.06.1992 N 3132-1 “О статусе судей в Российской Федерации”) и в осуществление прокурорского надзора (ст. 5 Федерального закона от 17.01.1992 N 2202-1 “О прокуратуре Российской Федерации”). Разумеется, слишком велики различия в предмете и методе правового регулирования, чтобы ставить вопрос о применении этих норм по аналогии в сфере гражданского права; вместе с тем опыт толкования соответствующих понятий (в особенности “вмешательства”) может оказаться полезным при интерпретации рассматриваемого принципа гражданского законодательства.

При всей сложности содержания изучаемый принцип достаточно прост по своей общей конструкции. Законодатель постулирует существование частных дел как относительно обособленной сферы и предполагает, что в нее может происходить вмешательство извне. При этом вводится запрет не на вмешательство как таковое, а лишь на такой его вид, как произвольное. Таким образом, для уяснения смысла этого принципа необходимо раскрыть и связать между собой три понятия: “частные дела”, “вмешательство” и “произвольность”.

Понятие “частные дела” этимологически проистекает из слова “часть”, которая, по всей видимости, противопоставляется “целому”. Иначе говоря, речь может идти о делах, являющихся достоянием части общества, в отличие от таких дел, которые затрагивают общество в целом. Именно такой смысл содержится, например, в знаменитой формулировке Ульпиана, поясняющей различие частного и публичного права: “Публичное право, которое (относится) к положению Римского государства; частное право, которое (относится) к пользе отдельных лиц” .

Дигесты Юстиниана / Отв. ред. Л.Л. Кофанов. М., 2002. Т. I. С. 83.

При таком подходе, однако, критерий деления частных и публичных дел оказывается довольно несовершенным, поскольку он определяет только два полюса: с одной стороны, государство, с другой стороны, отдельные индивиды, но оставляет под вопросом статус различных промежуточных уровней социального взаимодействия и поэтому не позволяет установить, относится ли к категории частных дел, например, деятельность общественных организаций или действия гражданина по самозащите своих конституционных прав.

Судебная практика без колебаний относит к числу частных дел предпринимательскую деятельность (например, Высший Арбитражный Суд РФ именно ссылкой на недопустимость вмешательства в частные дела обосновывает возможность лица получить компенсацию нематериального вреда, причиненного вмешательством государственного органа или иного субъекта в осуществление предпринимательской деятельности) .

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 17.07.2012 N 17528/11 по делу N А45-22134/2010 // Вестник ВАС РФ. 2013. N 1.

А.С. Косач (автор единственного диссертационного исследования, посвященного данному принципу гражданского права) определяет частные дела как “правомерную деятельность граждан и частных юридических лиц, основанную на частном интересе, собственном усмотрении и автономии воли в сфере отношений, входящих в предмет гражданско-правового регулирования” . К изъянам этой позиции относятся, во-первых, указание на частный интерес в качестве признака частных дел, что создает логический круг; во-вторых, использование выражения “частные юридические лица”, которое неизвестно российскому гражданскому законодательству.

Косач А.С. Принцип недопустимости произвольного вмешательства в частные дела в российском гражданском праве: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Краснодар, 2007. С. 10.

Более точное определение сферы действия данного принципа требует прежде всего выяснить, как соотносится понятие “частные дела” с другой дефиницией, фигурирующей уже в ч. 3 ст. 1 ГК РФ, – “гражданские правоотношения”. В отличие от частных дел, понятие гражданских правоотношений достаточно подробно раскрывается в тексте ГК РФ (ст. 2) и может быть сведено к имущественным и личным неимущественным отношениям, основанным на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников.

Понятие “частные дела” в смысле ч. 1 ст. 1 ГК РФ не может быть шире по своему объему, чем гражданские правоотношения, поскольку ни один закон не может устанавливать принципы той деятельности, которая не относится к предмету его правового регулирования. Нет никаких оснований также предполагать, будто бы “частные дела” являются более узким по объему понятием, чем гражданские правоотношения, т.е. что последние включают в себя какие-то еще элементы, помимо частных дел. Следовательно, можно выдвинуть предположение, что рассматриваемые понятия являются тождественными по содержанию.

Читайте также:
Общие принципы: что это такое, описание и особенности

Вторым значимым смысловым компонентом исследуемого принципа является понятие “вмешательство”. По всей видимости, вмешаться в какие-либо отношения – значит совершить действие, влияющее на ход этих отношений, не будучи их изначальным участником. Иначе говоря, вмешаться в частные дела не может то лицо, которое было их субъектом с самого начала. Кроме того, следует отграничить вмешательство от обычного вступления в гражданско-правовые отношение – например, путем заключения договора. Основная отличительная черта вмешательства состоит в том, что оно происходит помимо желания других участников соответствующего правоотношения.

Как уже отмечалось, учение о невмешательстве как принципе права получило наибольшее развитие в науке международного права.

В частности, основоположник этого учения Л.А. Камаровский предложил следующее краткое определение: “Под интервенциею или вмешательством следует разуметь вторжение в юридическую сферу другого государства” .

Камаровский Л. Начало невмешательства. М., 1874. С. 101.

Представляется, такая формулировка вполне приемлема и в сфере гражданского права с тем уточнением, что вместо государства здесь речь идет о сфере частных дел физических или юридических лиц.

Очевидно: такое вмешательство в действительности может исходить от любых субъектов гражданского права. Однако в судебной практике этот принцип чаще всего находит свое применение в тех случаях, когда вмешательство осуществляют органы государства или местного самоуправления. При этом в качестве вмешательства обычно квалифицируются три основные формы деятельности этих субъектов: нормотворчество, индивидуальное регулирование (правоприменение) или интерпретация (толкование) правовых норм.

Так, в Постановлении ФАС Поволжского округа от 01.11.2007 N А55-6028/2007 вопрос о вмешательстве в частные дела рассматривался применительно к индивидуальному предписанию федерального органа исполнительной власти. Региональное отделение Федеральной службы по финансовым рынкам России в Юго-Восточном регионе по итогам камеральной проверки ОАО “Саратовсельстройтранс” вынесло руководителю общества предписание о приведении содержания устава общества в соответствие с требованиями действующего законодательства, при этом предложив представить документально подтвержденный отчет об исполнении предписания и принятых мерах по устранению указанных нарушений.

Суд апелляционной инстанции обратил внимание на то, что, в соответствии с п. 2 ст. 11 Федерального закона от 05.03.1999 N 46-ФЗ “О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг”, предписания федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг выносятся в целях прекращения и предотвращения правонарушений на рынке ценных бумаг. Однако федеральная служба по финансовым рынкам не доказала, каким образом соответствующие пункты устава общества нарушают интересы инвесторов на рынке ценных бумаг.

Суд квалифицировал предписание Федеральной службы по финансовым рынкам как произвольное вмешательство в частные дела участников гражданских правоотношений, противоречащее п. 1 ст. 1 ГК РФ.

Суды также применяют принцип недопустимости вмешательства в частные дела при проверке законности нормативных правовых актов; даже если, как в случае с Инструкцией Центрального банка Российской Федерации от 15.06.2004 N 117-И “О порядке представления резидентами и нерезидентами уполномоченным банкам документов и информации при осуществлении валютных операций, порядке учета уполномоченными банками валютных операций и оформления паспортов сделок” (далее – Инструкция ЦБ РФ), суд не усматривает нарушения данного принципа, сам факт рассмотрения доводов о произвольности вмешательства говорит о том, что возможность произвольного вмешательства в частные дела на уровне нормативно-правового регулирования судом не исключается.

Наконец, суды исходят из того, что произвольное вмешательство в частные дела может происходить и путем интерпретации правовых норм. Например, в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 02.11.2007 N 09АП-14319/2007-ГК по делу N А40-45902/06-138-306 указывается, что в соответствии с п. 1 ст. 42 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ “Об акционерных обществах” принятие решения о начислении дивидендов и их выплате акционерам пропорционально размещенным акциям является правом, но не обязанностью общества и что иное толкование данной статьи может привести к произвольному вмешательству в частные дела участников гражданских отношений.

Указание на произвольность как признак недопустимого вмешательства однозначно свидетельствует о том, что под запретом находится далеко не любое вмешательство в частные дела. В противном случае формулировка выглядела бы как “недопустимость вмешательства в частные дела”.

Следовательно, при определенных обстоятельствах такое вмешательство является юридически дозволенным. Произвольным в данном контексте должно считаться действие, лишенное правовых оснований.

В свою очередь, эти основания можно подразделить на нормативные и фактические. Нормативным основанием для вмешательства в частные дела является то законодательное положение, которое определяет допустимость соответствующих действий. Значит, произвольным будет такое вмешательство, которое осуществляется субъектом без специального на то правомочия; принцип “Разрешено все, что не запрещено законом” здесь неприменим, поскольку функционирует законодательный запрет, так что необходимо прямое нормативное дозволение или обязывание. Чаще всего в качестве такого нормативного основания выступает компетенция государственного органа или должностного лица.

Как уже указывалось, принцип невмешательства в частные дела был применен ВС РФ при проверке законности п. 3.14 Инструкции ЦБ РФ. Решающим аргументом в пользу того, что принцип невмешательства не был нарушен, стало именно признание того, что Банк России, закрепляя в Инструкции ЦБ РФ требование к резидентам о предоставлении в банк документов для оформления паспорта сделки не позднее “иного исполнения обязательств по контракту (кредитному договору)”, не вышел за пределы своей компетенции, установленной законом (решение ВС РФ от 02.03.2007 N ГКПИ06-1457).

Читайте также:
Перевозочные документы: что это такое, описание и особенности

Еще один критерий допустимости вмешательства в частные дела предложен КС РФ. В Постановлении от 03.07.2001 N 10-П “По делу о проверке конституционности отдельных положений подпункта 3 пункта 2 статьи 13 Федерального закона “О реструктуризации кредитных организаций” и пунктов 1 и 2 статьи 26 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций” в связи с жалобами ряда граждан” КС РФ отметил, что публично-правовое вмешательство в частноправовые отношения должно основываться на общеправовом принципе соразмерности и пропорциональности вводимых ограничений . Как представляется, основной смысл этого принципа – соответствие между нормативными основаниями вмешательства и его фактическими основаниями, т.е. теми обстоятельствами, которые вызвали необходимость такого вмешательства.

СЗ РФ. 2001. N 29. Ст. 3058.

Таким образом, можно резюмировать изложенное в виде следующих выводов.

  1. Принцип невмешательства в частные дела не является универсальным принципом гражданского права, а соответствует лишь той его модели, которая опосредует рыночный тип хозяйствования.
  2. “Частные дела” – это понятие, распространяющееся на все гражданско-правовые отношения.
  3. Вмешательство есть действие стороннего лица, влияющее на ход гражданско-правового отношения без согласия его участников. Со стороны государственных и муниципальных органов вмешательство в частные дела может выражаться в форме нормотворчества, индивидуального правоприменения или интерпретации правовых норм.
  4. Не являются произвольным вмешательством в частные дела действия, совершаемые в соответствии с законом и подчиняющиеся принципу пропорциональности. При проверке произвольности или допустимости вмешательства следует проверять нормативные и фактические основания оцениваемых действий, а также наличие соразмерности между этими основаниями.

Нарушение принципа невмешательства

Рубрика: Юриспруденция

Дата публикации: 07.08.2020 2020-08-07

Статья просмотрена: 1207 раз

Библиографическое описание:

Джейлан, Эдасеваль. Нарушение принципа невмешательства / Эдасеваль Джейлан. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 32 (322). — С. 116-118. — URL: https://moluch.ru/archive/322/73063/ (дата обращения: 21.12.2021).

В п. 7 ст. 2 Устава ООН говорится о принципе невмешательства, который утверждает, что государства не могут прямо или косвенно влиять на внутреннюю или внешнюю политику другого государства; они не имеют права сотрудничать с силами, которые нацелены на изменение государственного строя насильственным путем, а также не должны поддерживать террористические группировки и революционные настроения. [4, с. 7]

Проблема нарушения принципа невмешательства во внутренние дела является наиболее актуальной на сегодняшний день, поскольку данный принцип не является абсолютным и многие государства считают, что они могут нарушать данный принцип в угоду своим собственным интересам. Вмешательство во внутренние дела государства имеет под собой институциональное основание — обеспечение мира и безопасности, а обоснованием такого вмешательства выступает защита прав и свобод человека. Таким образом, государства могут обосновать вмешательство в дела другого государства, тем что они пытаются обеспечить порядок в регионе, поэтому нельзя утверждать о незыблемости данного принципа, в связи с тем, что порой отсутствует возможность для выполнения принципа невмешательства в полном объеме ввиду соблюдения иных норм международного права. Так, к принципу невмешательства не относят принудительные меры, применяемые по решению Совета Безопасности ООН для обеспечения международного мира и безопасности.

В последнее время мы часто видим нарушения этого принципа. США проводят «миротворческие» и гуманитарные миссии повсюду, к примеру, в Афганистане, Ираке, Югославии. Данные действия нарушают Устав ООН, в свою очередь порождают другие нарушения принципов международного права.

Несмотря на принцип невмешательства, развитые страны вмешивались и будут вмешиваться во внутреннюю и внешнюю политику менее развитых государств. Таким образом, геополитика развитых стран влияет на динамику международных отношений в большей мере, нежели нормы международного права.

В данном исследовании необходимо провести анализ нарушений принципа невмешательства в историческом контексте и на современном этапе. Ведь данная проблема является одной из основных проблем соблюдения норм международного права в настоящее время.

Для достижения данной цели были поставлены следующие задачи:

– Проанализировать исторические примеры принципа невмешательства во внутренние дела

– Проанализировать современные примеры

В своем исследовании мною были использованы различные источники и литература по данной тематике. Стоит отдельно отметить устав ООН, в котором впервые был закреплен принцип невмешательства во внутренние дела.

Несмотря на то, что многие твердят о беспрекословном исполнении принципов международного права, принцип невмешательства является фикцией с момента его появления. Об этом свидетельствует то, что США стали активно его нарушать сразу после вступления его в силу.

Для подтверждения данного факта стоит привести в пример «Соглашение о расширении полигона для испытания управляемых снарядов дальнего действия» от 21.11.1951 г. между Доминиканской Республикой и Соединенными Штатами Америки. [2, с. 134] Согласно данному документу, США могли использовать для своих нужд обширную область на территории Доминиканской Республики на протяжении 11 лет. На этой территории США имели право осуществлять абсолютно любую деятельность, а именно проводить работы с управляемыми летными снарядами, пользоваться авиатехникой, а также сооружать и использовать взлетные полосы, дороги, аэродромы и т. д. Кроме этого, США имели полное право пользоваться портами и аэродромами Доминиканской Республики в случае необходимости без уплаты налогов и сборов, предусмотренных национальным законодательством.

Также в данном договоре был прописан пункт о том, что действия США на территории Доминиканской Республики могут представлять опасность. Так, в статье 7 данного соглашения было сказано, что США обязуются оплачивать «увечья и повреждения собственности», которые были вызваны действиями, предусмотренными соглашениями. [2, с. 134] Стоит отметить, что в Соглашении речь идет о полигоне для использования управляемых снарядов дальнего действия: траектория полета снарядов проходит над крупными населенными пунктами. Все необходимые материалы и оборудование, ввозимые в США, не облагаются налогом со стороны Доминиканской Республики. Таким образом, данное соглашение является ничтожным, поскольку противоречит принципу невмешательства во внутренние дела государства.

Читайте также:
Объект правонарушения: что это такое, описание и особенности

Все перечисленное выше свидетельствует о том, что рассматриваемое соглашение нарушает принцип невмешательства в дела государства косвенно, но есть положения, которые прямо указывают на вмешательство во внутренние и внешние дела Доминиканской Республики. Так, в п. 2 ст. 15 содержится положение о том, что военные США обладают правом вести следствие в отношении граждан республики и проживающих на ее территории иностранцев, что нарушает права не только доминиканцев, но и граждан других стран. [2, с. 136]

Также, на основании Соглашения гражданам США, гражданскому и военному персоналу была гарантирована возможность свободного въезда и выезда из Доминиканской Республики, неприменение местных законов и положений в их отношении либо с согласия правительства США, что в свою очередь является грубейшим нарушением суверенитета Доминиканской Республики.

Дело «Никарагуа против США»

Рассмотрим еще один случай, который является одним из наиболее известных примеров нарушения принципа невмешательства, которое называют дело «Никарагуа против США». 27 июля 1986 года Международный суд ООН принял решение по делу «О военной и военизированной деятельности в Никарагуа и против Никарагуа». [3]

9 апреля 1984 года началось разбирательство по делу «Никарагуа против США», власти Никарагуа обвинили США в деятельности, которая противоречила статье 2(4) Устава ООН, статьям 18 и 20 Устава Организации Американских государств, статье 8 Конвенции Монтевидео, а также статьям 1 и 3 Конвенции о правах и обязанностях государств в случае гражданских волнений. [4, с. 7] США осуществляли военную и военизированную деятельность на территории Никарагуа, которая шла вразрез с принципом невмешательства государства. Так, США осуществляли поддержку антиправительственной группировки «контрас», а именно они ее финансировали, проводили обучение, снабжали вооружением, оснащением и провиантом, в 1983–1984 г.г. США были замечены в ряде нападений и вторжений в водное и воздушное пространство Никарагуа, а также было установлено, что в начале 1984 года США заминировали внутренние и территориальные воды данного государства.

Кроме того, США производили полёты своей военной авиатехники над территорией Никарагуа, что является прямым и грубым нарушением международно-правового принципа уважения и соблюдения суверенитета других государств.

После долгого и тщательного разбирательства, Международный Суд ООН 27 июня 1986 постановил признать в действиях США на территории и в отношении Никарагуа принцип нарушения норм международного права и прекратить все военные и военизированные действия на территории Никарагуа. [1] Таким образом, был сформирован важный международно-правовой прецедент, который обязывал государства, которые нарушают принцип невмешательства нести ответственности за неправомерные действия. [3]

Россия — Сирия

Сегодня нарушение данного принципа встречается повсеместно. Современная внешняя политика развитых стран, которые считают себя главными приверженцами демократических принципов, зачастую идет вразрез с принципами международного права, которые являются фундаментальными и не должны нарушаться при условии активного участия государства в решении глобальных международных вопросов.

В основе данного принципа лежит то, что ни одна страна не должна поощрять применение каких-либо мер, в том числе экономических, с целью добиться подчинения другого государства. Сегодня Россия подвержена экономическим санкциям со стороны иностранных государств, по причине её активного участия в делах Сирии. Россия в данной стране боролось с международным терроризмом совместно с действующим президентом — Башаром Асадом и сирийскими войсками, против него также воюет коалиция, возглавляемая США, выступающая против действующего президента. Участники коалиции выступают за его свержение, несмотря на то, что он был избран собственным народом, что является вмешательством во внутренние дела Сирии, сами же экономические санкции против России напрямую противоречат принципу невмешательства, поскольку представляют собой рычаг давления на внешнюю политику другого государства.

Заключение

С момента появления принципа невмешательства во внутренние дела государств он не имел никакого веса в международном обществе, поскольку США сразу же нарушили его, заключив со странами Латинской Америки различного рода соглашения.

Сегодня нарушения данного принципа находятся повсеместно, в результате неравного соотношения сил на международной арене. Геополитика развитых стран влияет на динамику международных отношений в большей мере, нежели нормы международного права, в следствие этого можно сделать вывод о том, что главные акторы на международной арене считают, что они находятся выше международного права.

Проанализировав различные исторические и современные примеры нарушения принципа невмешательства можно справедливо заявить, что необходимо либо объявить о несостоятельности данного принципа — вследствие чего отменить его, либо внести изменения. Также еще одним эффективным решением данной проблемы может стать введение нового более эффективного механизма ответственности за нарушение принципа невмешательства, поскольку на данный момент этот механизм развит недостаточно, о чем свидетельствует количество примеров нарушения данного принципа.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: