Сложная вещь: что это такое, описание и особенности

Сложная вещь как объект гражданского права

Рубрика: 9. Гражданское право и процесс

Опубликовано в

Дата публикации: 02.07.2018

Статья просмотрена: 6383 раза

Библиографическое описание:

Мудрова, Е. Г. Сложная вещь как объект гражданского права / Е. Г. Мудрова, Н. Н. Далбаева. — Текст : непосредственный // Актуальные проблемы права : материалы VII Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2018 г.). — Санкт-Петербург : Свое издательство, 2018. — С. 30-34. — URL: https://moluch.ru/conf/law/archive/299/14410/ (дата обращения: 21.12.2021).

В статье рассматриваются основные положения ГК РФ о правовом режиме сложной вещи как объекта гражданских прав, сделан вывод об отсутствии регулирования в отношении ряда важнейших вопросов, в частности, о правовых последствиях прекращения связи нескольких вещей в составе единой вещи, основаниях возникновения права собственности на вновь образовавшуюся сложную вещь и др. В связи с этим изучены подходы, принятые в иностранных правопорядках, с целью заимствования тех, которые могут быть признаны наиболее эффективными.

Ключевые слова: сложная вещь, составная вещь, Единый Недвижимый Комплекс, правовой режим сложной вещи, проблемы правового регулирования сложной вещи в гражданском праве РФ.

Сложная вещь как объект гражданских прав определяется как в теории права, так и в российском гражданском законодательстве.

Что касается правового режима сложной вещи, в действующем гражданском законодательстве, он регулируется нормами единственной статьи 134 Гражданского Кодекса РФ (в ней же дается ее определение):

‒Если разнородные вещи образуют единое целое, предполагающее использование их по общему назначению, они рассматриваются как одна вещь (сложная вещь).

Действие сделки, заключённой по поводу сложной вещи, распространяется на все её составные части, если договором не предусмотрено иное.

В теории права сущность понятия сложной вещи заключается в совокупности независимых самостоятельных вещей, объединенных в качественно новое образование — комплекс (сложную вещь), который впредь будет существовать как единый объект права.

Также выделяются разновидности сложной вещи: собирательные и составные. Составными являются вещи, связанные и соединенные механически и функционально в единое целое (например, как корабль, автомобиль, дом и пр.). Собирательными же вещами принято считать совокупность вещей, связанных лишь функционально, речь о них более подробно пойдет далее.

Остановимся на составных сложных вещах. Стоит отметить, что составная вещь не определяется и ее правовой режим никак не регламентируется действующим гражданским законодательством.

Однако проблема самостоятельности вещей, которые входят в состав сложной вещи является наиболее острой как в теории права (т. к. вопрос о целесообразности самостоятельности составных частей сложной вещи является дискуссионным со времен римского права), так и в правоприменительной практике для современного российского гражданского оборота.

Дискуссионность вопроса обуславливается буквальным толкованием вышеназванной статьи 134 Гражданского Кодекса. В п. 1 ст. 134 ГК РФ усматривается некое внутреннее противоречие, а именно: разнородные вещи образуют единое целое, предполагающее использование их по общему назначению (то есть, соединенные механически и функционально), не утрачивают самостоятельного значения.

Таким образом, мы видим, что законодатель, говоря о сложной вещи, в действительности подразумевает составную вещь, тем самым не различая, а даже отождествляя эти понятия.

Законодательное признание самостоятельности вещей в момент их вхождения в состав сложной вещи грозит созданием опасной ситуации. Ситуации двух действующих абсолютных прав на одну вещь, когда на вещь, включённую в состав сложной вещи, установлено право одного лица, а на всю сложную вещь (и значит, включая названую вещь) — право другого лица. Два права устанавливаются на упомянутую встроенную вещь.

Продолжая толкования уже второй части статьи, мы видим, что в ней говорится, действие сделки, заключённой по поводу сложной вещи, распространяется на все её составные части, если договором не предусмотрено иное.

Вывод напрашивается сам собой: законодатель допускает возможность действия договора в отношении составной части, то есть подчеркивается её качество как самостоятельного объекта права.

Закон не уточняет виды сделок, т. е. речь идет о любой сделке, будь то аренда или купля-продажа.

На практике уже встречается случаи, когда авиационный двигатель находится в собственности одного лица, самолёт в целом — в собственности другого. При этом собственник самолета вынужден брать двигатель в аренду у первого.

Законное распространение этой логики на все правоотношения грозит тем, что собственник отдельной детали в составе сложной вещи может потребовать изъятия детали из вещи, запрещения эксплуатации вещи с указанной деталью, и суды будут обязаны удовлетворять соответствующие иски.

Такое положение вещей в действующем гражданском законодательстве как минимум осложняет оборот, как максимум угрожает его полной остановкой. Именно поэтому российское гражданское законодательство должно предотвратить развитие этой безумной практики, которая противоречит всем развитым правопорядкам.

Обращаясь к зарубежному опыту, в частности к праву стран, относящихся, как и Россия, к континентальной правовой семье, многие исследователи видят решение проблем отечественного правового регулирования сложных вещей путем заимствования его основных принципов в праве таких стран, как Швейцария, Германия, Нидерланды.

Как правовой режим сложных вещей регламентируется в законодательствах названных стран?

Важно отметить главное: в названных иностранных правопорядках то, что образует в совокупности сложную вещь, называется составными частями вещи, а не вещами, в отличие от отечественного гражданского права.

В доктрине континентальных стран различаются составные вещи, аналог сложной вещи в российском праве (которые состоят из составных частей и образуют саму главную вещь) и множественность вещей, при которой вещи взаимосвязаны между собой (столовые приборы, библиотека и проч.), но не с той интенсивностью, которая необходима, чтобы рассматривать её как единую вещь.

Главный критерий дифференциации — интенсивность связи предметов между собой. Вторым важным критерием определения главной вещи-воззрения оборота, то, что по представлениям соответствующих кругов должно рассматриваться собственно как вещь. То, что даёт ей имя. (14 ст. Книга 5 ГК Нидерландов).

Критерием определения составной части вещи, помимо общественного воззрения является возможность ее отделения от главной вещи без нанесения разрушения, повреждения. (ст 642 ГК Швейцарии). Значение всего этого в том, сохраняется ли функциональность главной вещи, несмотря на удаление какой-либо составной части.

Таким образом, составная вещь — это вещь, образующая хозяйственную единицу, но составляющие ее части не утрачивают собственную сущность (субстанцию) и могли бы ещё быть самостоятельными. Они утрачивают свою самостоятельность в силу необходимости и предписания закон, учитывая интенсивность их связи между собой, которая противостоит раздельному обращению с ними.

В силу этого, Гражданский кодекс Швейцарии в отдельных своих нормах исключает прямым предписанием способность отдельных составных частей выступать в качестве объектов отдельных прав, и наоборот сохраняет самостоятельность отдельных вещей ввиду их интенсивности связей между собой (ст 642, ст 644).

Иной подход закреплен в гражданском праве Германии, согласно которому составные части главной вещи делятся на существенные и несущественные. Критерий существенности состоит в невозможности отделения составной части от главной вещи без разрушения последней. При этом существенные составные части, в силу прямого предписания закона, не могут быть предметом самостоятельных прав. (§ 93 ГГУ).

Читайте также:
Императивная норма права: что это значит

Интересная деталь отмечена в швейцарском ГК, посвященной связи предметов, которая служит временным целям: если такая связь не образует составную вещь, то она не принимается во внимание.

Важнейшим моментом является то, что законодательство Европейских стран, признавая возможность отдельных составных частей сложной вещи быть объектами отдельных самостоятельных прав, детально регулирует ряд важнейших сопутствующих вопросов:

  1. О правовых последствиях прекращения связи нескольких вещей в составе единой (сложной, составной) вещи:

‒ последствия исключения из состава сложной вещи какой-либо её составной части, приобретающей тем самым правовое значение самостоятельной вещи;

‒ возникновение права собственности на новую вещь.

  1. Об основаниях возникновения права собственности на сложную вещь, образовавшуюся в результате скрепления между собой двух или более вещей, выступающих в качестве составных частей новой сложной вещи:

‒ о правовых последствиях включения составной части в единую сложную вещь.

К сожалению, российское гражданское законодательство, так же как и европейское, признавая самостоятельность вещей, входящих в состав сложной вещи (составные части), при этом не регулирует ни один из названных важнейших вопросов.

Отсутствие должного правового регулирования в РФ режима сложных вещей при законодательном признании самостоятельности всех составных частей сложной вещи как самостоятельных объектов правоотношений негативно отражается на развитии гражданского оборота.

Таким образом, рассмотрев основные начала правового регулирования сложных (составных) вещей в иностранных правопорядках континентальной правовой семьи, удалось выделить проблемные вопросы правового регулирования сложных, в действительности составных вещей, в гражданском праве Российской Федерации.

В рамках настоящего исследования стоит обратить внимание и, на так называемые в теории, собирательные вещи. Собирательные вещи — это разновидность сложных вещей, состоящая из отдельных вещей, каждая из которых имеет свою автономную функциональность, будучи связанными одним общим собирательным наименованием.

К ним относят предприятие, коллекция картин, библиотека и т. п. Например, предприятие, как сложный объект, как имущественный комплекс и разновидность сложной вещи включает в себя совокупность разных видов транспорта, станков, материалы и других вещей, не связанных физически, но обязательно связанных функционально. Современное производство оснащается оборудованием, которое имеет особую экономическую ценность лишь в единстве, даже при отсутствии физической связи отдельных машин. Общепризнанно, что составляющие комплекса могут не только явно сочленяться, т. е. стоять на едином фундаменте, иметь общее механическое крепление и пр., но и не иметь явного сочленения и находиться на некотором удалении друг от друга, хотя и функционировать только совместно.

Вывод о наличии или отсутствии функциональной связи у элементов совокупности очевиден, так как основан на традиционном понимании вещей. Ведь многие изделия изначально по своим техническим характеристикам предназначены быть обязательными частями сложной вещи (детали двигателя автомобиля, компоненты жесткого диска компьютера). Они могут обращаться в гражданском обороте как самостоятельные вещи (товары), но на стадии использования (потребления) всегда работают только в «связке» между собой, о чем писал еще Аристотель:

«Для одних (необходимых) вещей причиною их необходимости является что-либо другое, для других — никакой такой причины нет, но благодаря им существуют необходимым образом другие вещи» [3, c. 114].

Однако в ряде ситуаций общее назначение компонентов нечетко регламентируется и при разрешении споров нуждается в процессуальном доказывании.

Примером на практике может послужить нашумевшее дело пивзавода «Гамбринус» в Ижевске, где здания были спроектированы под специальное оборудование, но потом, недвижимость и техника оказались у разных собственников. Некоторое время они были связаны между собой отношениями аренды производственных помещений, но потом собственник зданий просил покинуть владельцев оборудования, однако сделать это без нанесения вреда зданиям было невозможно, так как оборудование неразборное. Президиум ВАС принял решение исходя из доктринальных начал, что в данной ситуации на самом деле имеется право общей долевой собственности.

Данная ситуация сложилась благодаря законодательному закреплению возможности выступления части предприятия как самостоятельного объекта права. Предприятие в целом или его часть может быть объектом купли-продажи, залога, аренды и других сделок, связанных с установлением, изменением и прекращением вещных прав (ч. 2 ст. 132 ГК РФ).

Если бы недвижимость и техника предприятия не оказались у разных собственников, то данной проблемной ситуации, как и многих других на практике, можно было бы избежать.

Таким образом, вы видим, что правовое регулирование собирательных сложных вещей, так же как и составных сложных вещей в российском гражданском праве неоднозначно. Отсутствие правовой нормы о недопустимости самостоятельного выступления части предприятия в гражданском обороте, оставление всего, в конечном счете, на судебное усмотрение не решает проблемы правоприменительной практики.

Даже исходя из принципов теории права: целостности, неделимости сложной вещи [4, с. 318], принципа единства судьбы земли и положенной на ней недвижимости, но при допущении в самом законе возможности установления прав собственности на вещь, в то время когда она входит в состав комплекса- сложной составной или собирательной вещи судебное регулирование может стать бессильным, т. к. данная ситуация, которая может остановить сам гражданский оборот, с формальной точки зрения, является, к сожалению, оправданной и законной.

Понимая, что доктринальных принципов для улучшения регулирования отношений, связанных со сложными вещами (сложными объектами) недостаточно, законодателем была разработана концепция единого объекта недвижимости, который возникает при совпадении в одном лице собственника земельного участка и собственника находящегося на нем недвижимого имущества.

В рамках реализации и дальнейшего развития концепции в 2013 году был введен новый объект — «единый недвижимый комплекс». Но, к сожалению, в рамках действующей нормы статьи 133.1 ГК РФ дается лишь определение единого недвижимого комплекса — оно подразумевает совокупность зданий, сооружений, иных вещей (например, линейных объектов), объединенных единым назначением и неразрывно связанных (физически или технологически) или расположенных на одном земельном участке, но никак до сих пор так же не решены вопросы связанные непосредственно с регулированием ЕНК в гражданском обороте.

Развитие названной концепции продолжается, и Министерство экономического развития Российской Федерации разработало законопроект от 27 февраля 2017 г.

«О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации в части совершенствования гражданского оборота недвижимости и создания режима единого объекта недвижимости», сейчас законопроект находится на стадии оценки регулирующего воздействия. По оценке экспертов, поправки в Гражданский кодекс о ЕНК вступят в 2019 году. В законопроекте, в частности говорится о порядке формирования единого недвижимого комплекса, который объединяет земельный участок и все здания на нем, находящиеся в собственности одного лица, таким образом, у граждан появится возможность его регистрации в качестве одного объекта. В проекте закона содержатся следующие положения о едином недвижимом комплексе:

‒ он может быть предметом ипотеки — право залога распространяется на все включенные в ЕНК состав объекты;

Читайте также:
Международные межправительственные организации: что это значит

‒ ЕНК образуется и прекращает существование с момента государственной регистрации по заявлению собственника;

‒ если здания на участке (или участок и здания) находятся в собственности разных лиц, то невозможно создание и регистрация ЕНК;

‒ допускается разделение комплекса как полностью, так и частично;

‒ прописан запрет раздела комплекса на помещения или машино-места;

‒ линейные объекты (дороги, кабели связи, трубопроводы), расположенные на участке, но принадлежащие другому лицу, в единый недвижимый комплекс не включаются — для их размещения и обслуживания может быть установлен сервитут;

‒ уточнен статус линейных объектов, железных и автомобильных дорог в качестве неотделимых улучшений земельного участка с целью остановить политику регистрации права собственности на эти объекты и пресечь дальнейшую возможность их обособленного участия в гражданском обороте.

Отрадно, что данная концепция существует и развивается, предпринимаются попытки детального регулирования единого недвижимого комплекса в законодательстве.

Однако невозможно решить проблемы, серьезно угрожающие российскому гражданскому обороту, путем урегулирования режима единого недвижимого комплекса без регламентации важнейших вопросов правовой судьбы самих сложных вещей, поскольку сложная вещь и ЕНК являются по отношению друг другу как общее и частное. (ЕНК — это разновидность сложной вещи, сложная недвижимая вещь [10]).

Именно поэтому необходимо совместно с развивающейся концепцией единого объекта недвижимости в РФ проводить реформирование норм Гражданского Кодекса РФ, регламентирующих правовой режим сложных вещей. Реформа должна, несомненно, коснуться определения сложной вещи, а именно:

‒ должна быть закреплена невозможность составных частей сложной вещи быть самостоятельными объектами прав в период вхождения в состав сложной вещи;

‒ то, что образует в совокупности сложную вещь, называть составными частями вещи, а не вещами, чтобы лишний раз подчеркнуть их невозможность иметь самостоятельного правового значения;

‒ а также урегулировать ряд важнейших вопросов, связанных с последствиями исключения из состава сложной вещи какой-либо её составной части, приобретающей тем самым правовое значение самостоятельной вещи, последствиями их включения; основаниях возникновения права собственности на вновь образовавшуюся сложную вещь.

Сложные вещи

Это предмет материального мира, состоящий из соединенных между собой деталей, которые в совокупности используются по единому назначению.

Гражданское право предусматривает специальный правовой режим регулирования, касающийся некоторых объектов. Раздел ГК РФ, посвященный общим положениям о них, в качестве одной из классификаций выделяет простую и сложную вещь.

Основные правила, предусматривающие такое деление, определены в ст. 134 ГК.

Классификация вещей на простые и сложные, понятие сложных вещей

Указанный раздел ГК РФ содержит правила, касающиеся простых и сложных вещей не для того, чтобы закрепить некие теоретические положения. Такое решение законодателя связано с насущными проблемами гражданского оборота.

Если бы нормы не определяли сложную вещь, то субъектам правоотношений пришлось бы совершать сделки в отношении каждой составной части. Вместо автомобиля осуществлялась бы покупка тысяч позиций: от покрышки до болта крепления небольших элементов. Сложная вещь как правовая категория позволяет учитывать объект в качестве единой сущности и избегать абсурдных ситуаций, описанных выше.

Исходя из содержания ст. 134 ГК, сложная вещь – это предмет материального мира, состоящий из соединенных между собой деталей, которые в совокупности используются по единому назначению.

Простая вещь определяется методом от противного.

При этом в состав сложных предметов могут входить как простые, так и сложные вещи. С одной стороны, в состав автомобиля входит крыло, имеющее единственный элемент, а, с другой стороны его частью является двигатель, который, в свою, очередь состоит из огромного числа деталей. Т.е. работает «принцип матрешки».

Правовой режим сложной вещи, правило о делимости сложной вещи

Стандартный правовой режим предполагает, что сделки распространяются на все части сложной вещи. Если по поводу передачи таковой заключается договор, то факт указания на ее наименование влечет обязанность по передаче всех ее составляющих.

Но, благодаря принципу свободы договора, возможен и правовой режим, установленный соглашением сторон. К примеру, они могут обусловить куплю-продажу автомобиля без двигателя, прямо указав это в тексте. Однако такой пункт будет касаться лишь одного из элементов. В отношении остальной совокупности будет действовать обычный правовой режим.

Отдельно решается вопрос неделимых вещей. Эти правила предусмотрены ст. 133 ГК. Неделимые вещи – это предметы, раздел которых в натуре невозможен без причинения серьезного ущерба, уничтожения или изменения назначения. Обычно таковыми являются сложные недвижимые вещи. Если удалить несущую конструкцию здания, то последнее может разрушиться. В результате правовой режим, относящий его к недвижимости, перестанет действовать.

Изменение состава сложной вещи, последствия

Если субъекты гражданского права изменяют состав сложных вещей, то могут появиться новые вещи.

Если с автомобиля снять двигатель и трансмиссию, то он станет совокупностью деталей кузова, подвески и вспомогательных частей. Его использование по целевому назначению, которым является перемещение людей и предметов, станет невозможным. Однако снятые детали приобретут новый правовой режим.

Бывают и ситуации трансформации, при которых сложный объект перестает существовать, а на его месте возникают бывшие составные части, становящиеся самостоятельными объектами, чье общее назначение едино. Примером такового выступают комнаты в жилом помещении, которое претерпело раздел. В этой ситуации возникают неделимые объекты, а их целевое назначение осталось прежним.

Кроме того, появляется такой новый объект, как коридоры, кухня и санузел, в отношении которых действует особый правовой режим, предусматривающий права всех собственников комнат использовать его.

Вопрос о возможности признания предприятия, как имущественного комплекса, сложной вещью

Ст. 132 ГК говорит о предприятии как имущественном комплексе. Вопрос о тождественности его с понятию сложной вещи традиционно вызывал большое количество обсуждений. Единого мнения не сформировалось.

Однако нельзя говорить о том, что предприятие выступает как сложная вещь. В отдельных случаях, его можно признать таковым. Но закон включает в его состав не только предметы материального мира (вещи), но также и права с обязанностями. Последние никак нельзя признать вещами. По этой причине, такие понятия совпадают лишь отчасти и не подлежат отождествлению.

Способом преодолеть эту неопределенность явилось включение в ГК ст. 133.1, устанавливающей особенности единого недвижимого комплекса. Под ним понимается технологическая или физическая совокупность недвижимых объектов, которые имеют единое назначение. Именно такой комплекс является сложной недвижимой вещью, поскольку состоит исключительно из материальных объектов.

Статья 134. Сложные вещи

Если различные вещи соединены таким образом, который предполагает их использование по общему назначению (сложная вещь), то действие сделки, совершенной по поводу сложной вещи, распространяется на все входящие в нее вещи, поскольку условиями сделки не предусмотрено иное.

Комментарий к ст. 134 ГК РФ

1. Под сложной вещью понимается совокупность однородных или разнородных предметов, которые физически вполне самостоятельны, но связаны общим хозяйственным или иным назначением (мебельный гарнитур, столовый сервиз, специальная библиотека и т.п.). При этом ни один из предметов, входящих в состав сложной вещи, не играет роль главной вещи по отношению к остальным (о главных вещах и их принадлежностях см. ст. 135 ГК).

Читайте также:
Международный деликт: что это такое, описание и особенности

К сложным вещам относятся и так называемые совокупные (парные) вещи – обувь, перчатки, лыжи и т.п.

2. По общему правилу сложные вещи считаются неделимыми, так как при их разделении отдельные вещи не могут служить тому же назначению, что и сложная вещь. Кроме того, раздел сложной вещи, как правило, ведет к снижению ценности отдельных вещей. Однако участники сделки в принципе могут признать делимой любую сложную вещь. Исключение составляют случаи, когда сложная вещь особо охраняется законом (например, ценная коллекция, состоящая на учете в качестве памятника истории и культуры).

Судебная практика по статье 134 ГК РФ

Признавая законным решение инспекции в части доначисления налога на имущество организаций, соответствующих сумм пени и штрафа по иным объектам, суд первой инстанции руководствовался положениями статей 130 – 134 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходил из того, что к подлежащим налогообложению объектам недвижимости могут быть отнесены, в том числе, составные части объектов недвижимости – объекты основных средств, которые по совокупности признаков являются составной частью неделимой недвижимой вещи.

Исследовав и оценив по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные сторонами в обоснование своих требований и возражений доказательства, протолковав условия договора поставки, руководствуясь статьями 134, 309, 310, 329, 330, 506, 516 Гражданского кодекса Российской Федерации, установив, что изъятие ранее поставленного обществом “ЦЭР” товара и замена его на иной повлекли невозможность использования покупателем полученного оборудования в период, когда он правомерно рассчитывал на такую возможность, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что по спецификации N 1 поставщик несвоевременно исполнил предусмотренные договором обязательства по поставке товара в едином комплексе и передаче документации на товар. Доказательств возможности использования некомплектного оборудования по назначению суду не представлены.

Отказывая обществу в удовлетворении заявленных им требований, суды руководствовались положениями статей 130, 133.1, 134, 135, 219 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, изложенными в пункте 39 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” и исходили из недоказанности обществом наличия у спорного строения признаков вещи, предназначенной для обслуживания здания инженерно-лабораторного корпуса, приобретенного истцом по договору купли-продажи.

Суды первой и апелляционной инстанций, исследовав и оценив по правилам статьи 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства, руководствуясь статьями 198, 200, 201 АПК РФ, статьей 134 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 3 и 9 Федерального закона от 22.07.2008 N 159-ФЗ “Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации” (далее – Закон N 159-ФЗ), статьей 28 Федерального закона от 21.12.2001 N 178-ФЗ “О приватизации государственного и муниципального имущества”, статьями 16, 51 Федерального закона от 06.10.2003 N 131-ФЗ “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации”, Законом Красноярского края от 04.12.2008 N 7-2555 “Об утверждении границ зон охраны объектов культурного наследия (памятников истории культуры) регионального значения города Красноярска” (действовавшим до 05.12.2016), постановлением Правительства Красноярского края от 15.11.2016 N 569-п “Об утверждении границ зон охраны объектов культурного наследия федерального, регионального и местного (муниципального) значения, расположенных в городе Красноярске, особых режимов использования земель и требований к градостроительным регламентам в границах данных зон охраны”, пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требования Общества.

Повторно исследовав и оценив представленные в дело доказательства, установив, что неустойка (пени) начислена на общую сумму государственного контракта, без учета частичного исполнения обязательства по поставке за пределами установленного контрактом срока, что привело к двойному ее начислению за один и тот же период, и лишило ответчика права на списание пени (составляющих при правильном расчете 11 030 186, 22 руб., т.е. 2,76% от цены контракта), придя к выводу о том, что произведенное ответчиком частичное исполнение не препятствовало истцу в использовании переданных партий сахара-песка по прямому назначению, руководствуясь положениями статей 133, 134 ГК РФ, частью 6.1 статьи 33 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ “О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд” (в редакции Федерального закона от 29.12.2015 N 390-ФЗ, подлежащей применению к спорным правоотношениям), суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска.

Отказывая в удовлетворении встречного иска, суды оценили представленные в материалы дела доказательства, в том числе результаты судебной экспертизы, и, руководствуясь статьями 10, 134 Гражданского кодекса Российской Федерации, Правилами недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861, пришли к выводу о том, что общество “ПКТ2003” не является собственником рассматриваемой трансформаторной подстанции, не имеет заключенного договора на получение электроэнергии в отношении принадлежащего ему объекта, в связи с чем действия общества “Тандем-ВП” по подключению к данному объекту не нарушают прав общества “ПКТ2003”. Суды также указали на непредставление обществом “ПКТ2003” доказательств того, что общество “Тандем-ВП” препятствует ему в пользовании подстанцией.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды, руководствуясь положениями статей 12, 133, 134, 209, 218 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), статьи 3 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ “Об электроэнергетике”, Правил устройства электроустановок, утвержденных приказом Министерства энергетики Российской Федерации от 08.07.2002 N 204, Правил технической эксплуатации электроустановок потребителей, утвержденных приказом Министерства энергетики Российской Федерации от 13.01.2003 N 6, разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав”, признали иск обоснованным.

Суды, исследовав и оценив представленные по делу доказательства, руководствуясь положениями статей 130, 133, 134, 244, 250 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 3, 20, 28 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ “Об электроэнергетике”, установив, что по договору купли-продажи обществом “РСК” реализована не часть (доля) спорного помещения, а самостоятельный объект движимого имущества – оборудование, размещенное в этом помещении, но не являющееся объектом долевой собственности, признав недоказанным, что нежилое помещение и оборудование представляют собой сложную неделимую вещь и нежилое помещение функционально предназначено исключительно для размещения спорного оборудования, которое, в свою очередь, неразрывно связано с этим помещением, пришли к выводу, что режим общедолевой собственности не может применяться в отношении проданного по договору купли-продажи оборудования, в связи с чем в иске о переводе прав и обязанностей покупателя предпринимателю Крухмалевой Т.В. отказали.

Читайте также:
Как взыскать моральный ущерб с ответчика в арбитраже?

Принимая обжалуемое постановление, апелляционный суд, руководствуясь положениями статей 131, 134, 209, 218, 223, 304, 1102, 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, изложенными в пункте 45 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав”, исследовав и оценив в порядке статьи 71 АПК РФ представленные в дело доказательства, в том числе заключения проведенной оценочной и строительно-технической экспертизы, установив факт использования ответчиком помещений здания трансформаторной подстанции в спорный период, а также отсутствие правовых оснований для такого пользования, признал обоснованным требование о взыскании с ООО “Фонд межрегиональных программ 2020” неосновательного обогащения.

Оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь частью 1 статьи 130, статьями 134, 125 Гражданского кодекса Российской Федерации, частями 1, 5 статьи 3 Федерального закона от 08.11.2007 N 257-ФЗ “Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации”, учитывая наличие в ЕГРП действующей записи о регистрации права на объект: кадастровый номер 32:03:0000000:438 – Федеральная автомобильная дорога общего пользования А-240 Брянск-Новозыбков – граница с Республикой Белоруссия (М-13), назначение: транспортное, протяженность 204646 м, адрес: Брянская область, Выгоничский, Почепский, Унечский, Клинцовский, Стародубский, Новозыбковский, Злынковский районы, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для регистрации права собственности на заявленный объект в качестве самостоятельной вещи, требующей отдельной регистрации прав.

Руководствуясь положениями статей 12, 134, 210, 421, 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, частей 1, 2, 4, 4.1 статьи 3, пункта 11 части 1 статьи 4 Федерального закона от 21.07.2005 N 115-ФЗ “О концессионных соглашениях”, статей 1, 3 Федерального закона от 21.12.1994 N 69-ФЗ “О пожарной безопасности”, части 2 статьи 62, части 1 статьи 68, статьи 126 Федерального закона от 22.07.2008 N 123-ФЗ “Технический регламент о требованиях пожарной безопасности”, Правил противопожарного режима в Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 25.04.2012 N 390, Национального стандарта Российской Федерации ГОСТ Р 53961-2010 “Техника пожарная. Гидранты пожарные подземные. Общие технические требования. Методы испытаний”, Межгосударственного стандарта ГОСТ 12.3.006-75 “Эксплуатация водопроводных и канализационных сооружений и сетей. Общие требования безопасности”, Межгосударственного стандарта ГОСТ 12.4.009-83 “Система стандартов безопасности труда. Пожарная техника для защиты объектов. Основные виды. Размещение и обслуживание”, Строительных норм и правил 2.04.02-84 “Водоснабжение. Наружные сети и сооружения”, суды оценили представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 АПК РФ, установили, что пожарные гидранты являются частью системы водоснабжения, переданной ответчику по концессионному соглашению, и пришли к выводу об обоснованности заявленных требований.

Сложные недвижимые вещи

Сложные недвижимые вещи

Гражданский кодекс РФ не выделяет в отдельную категорию НИ сложные недвижимые вещи. Тем не менее, на практике такое понятие, как “сложная недвижимая вещь”, используется достаточно часто.

Напомним, что в соответствии со статьей 134 ГК РФ в том случае, если разнородные вещи образуют единое целое, предполагающее использование их по общему назначению, то они рассматриваются как одна вещь (сложная вещь). Действие сделки, заключенной по поводу сложной вещи, распространяется на все ее составные части, если договором не предусмотрено иное.

В юридической литературе нет единства по поводу того, какие вещи (группы вещей) могут быть объединены в одну сложную вещь.

Одни исследователи[20] прямо утверждают, что “сложная вещь представляет собой единство физически не связанных между собой вещей, из которых ни одна не играет роли главной вещи в отношении к другим и каждая сохраняет значение самостоятельной вещи”. В качестве примера они приводят такие группы вещей, как библиотека, картинная галерея, стадо животных и т.д. При этом подчеркивается, что сложная вещь образуется путем соединения многих вещей, обладающих самостоятельной ценностью, в единство, созданное представлением о цели, которой служат все объединенные в одну совокупность вещи.

Закон же сообразуется с потребностями гражданского оборота и признает за этой совокупностью вещей известное единство в тех случаях, когда это соответствует содержанию заключаемых сделок по поводу указанных совокупностей.

Другие авторы[21], напротив, утверждают, что поскольку в соответствии со статьей 134 ГК РФ сложная вещь состоит из разнородных вещей, то в качестве сложной не может рассматриваться совокупность (определенное количество) однородных вещей (стадо коров, библиотека и т.п.). Данный подход, исходя из смысла статьи 134 ГК РФ, следует признать более правильным. Потому что каждая из частей, составляющих сложную вещь, может использоваться самостоятельно по тому же назначению, что и вместе с остальными частями, и при этом не выполняет применительно к ним роль принадлежности.

Вместе с тем все исследователи сходятся в том, что понятие сложной вещи носит характер относительности и условности, зависящий от воли сторон, вступающих в сделку, предметом которой является сложная вещь. Одна и та же совокупность вещей может представлять собой единство или же быть набором разнородных предметов. Отсюда проистекает и возможность, предоставляемая сторонам заключать сделки, распространяющиеся не только на всю сложную вещь в целом, но и на ее составные части.

Классификация вещи как сложной имеет значение для определения комплектности товара (см. ст.488 ГК РФ), исполнения обязательства по частям (оно будет считаться исполненным с момента передачи последней вещи, входящей в состав сложной), раздела имущества, находящегося в долевой собственности, и выдела из него доли.

Как отмечается в юридической литературе, вещами признаются не только традиционные предметы, но и сложные материальные объекты (например, промышленные здания и сооружения, железные дороги и т.п.)[22]. Другими словами, любой объект НИ является по своей правовой природе сложной вещью[23]. На пример, в состав зданий входят коммуникации внутри зданий, необходимые для их эксплуатации, как то: система отопления, включая котельную установку для отопления (если последняя находится в самом здании); внутренняя сеть водопровода, газопровода и канализации со всеми устройствами; внутренняя сеть силовой и осветительной электропроводки со всей осветительной арматурой; внутренние телефонные и сигнализационные сети; вентиляционные устройства общесанитарного назначения; подъемники и лифты. При продаже здания к покупателю должно перейти и все оборудование здания, если договором не будет предусмотрен, например, демонтаж лифтов.

По мнению авторов, сложная недвижимая вещь является вещью делимой, поскольку она образована из ряда разнородных недвижимых вещей, каждую из которых можно выделить в натуре. Исходя из системного толкования абзацев 1 и 2 статьи 134 ГК РФ, формирование сложной недвижимой вещи зависит от воли правообладателя. Он определяет, что на определенный момент времени несколько разнородных недвижимых вещей образуют единый комплекс, который можно использовать по общему функциональному назначению. В этом смысле сложная недвижимая вещь является единым объектом гражданских прав, но только до тех пор, пока правообладатель не решит выделить из ее состава одну или несколько вещей или начать использование вещей, образующих сложную вещь, по различным назначениям.

Читайте также:
Договор банковского счета: что это значит

По вопросу о “формировании” единой сложной недвижимой вещи весьма справедливым представляется мнение М.Г. Писку новой[24] о том, что само по себе волеизъявление собственника не является достаточным, не может являться способом создания новых вещей, в том числе сложных недвижимых вещей. Вещи по своей природе объективны, они создаются в процессе производства, а реально существующие вещи приобретаются в гражданском обороте. Воля и волеизъявление собственника — это мотив и содержание сделки по поводу реально существующей вещи, но никак не основание приобретения прав на нее.

Поэтому для того чтобы группа недвижимых вещей могла быть объединена в одну сложную вещь и участвовала в гражданском обороте как единый объект права, необходимо, чтобы между вошедшими в состав такого комплекса объектами НИ существовала объективная устойчивая связь. Такая связь между недвижимыми вещами заключается в функциональной зависимости друг от друга и выражается в возможности использования всей группы вещей по общему назначению, что соответствует условиям статьи 134 ГК РФ. При этом наличие такой функциональной связи между разнородными объектами НИ должно подтверждаться не только данными проектной документации, но и инвентаризационно-технической документацией, подготавливаемой в процессе проведения работ по техническому описанию и учету объектов НИ.

В качестве сложной вещи, на наш взгляд, могут рассматриваться имущественные комплексы, состоящие из движимых и недвижимых вещей, используемых на конкретном временном отрезке по общему назначению. Однако такие комплексы, на наш взгляд, нельзя рассматривать в качестве сложной недвижимой вещи, поскольку в соответствии со статьей 130 ГК РФ к недвижимым вещам относятся только такие вещи, которые либо соответствуют критериям указанной статьи, либо прямо отнесены законом к недвижимым вещам, как, например, предприятие (ст.132 ГК РФ).

В плане ГРПНИСН использование понятия сложной недвижимой вещи позволяет, с одной стороны, значительно сократить расходы по государственной регистрации НИ. Использование формулировки статьи 134 ГК РФ позволяет правообладателю объединить ряд объектов НИ в одну сложную недвижимую вещь на основании общего функционального назначения этих объектов, как это было показано выше. Допустим, что при обращении в орган по регистрации прав на НИ и сделок с ним правообладателю удастся “доказать”, что объект НИ, права на который он собирается зарегистрировать, представляет собой одну сложную вещь, а не группу разрозненных объектов НИ. В таком случае плата за государственную регистрацию будет взиматься как за один объект НИ. Это представляется весьма удобным, когда необходимо регистрировать права на сложные производственно технологические комплексы объектов НИ, в состав которых могут входить до нескольких десятков объектов НИ.

На момент написания книги в ряде субъектов Российской Федерации учреждениями юстиции по регистрации прав на НИ и сделок с ним действовала процедура регистрации прав на сложные недвижимые вещи, основанная на следующих положениях:

движимое и НИ, связанное общим производственным назначением, образует сложную недвижимую вещь — так называемый производственно-технологический комплекс;

такая сложная вещь формируется правообладателем в каждом конкретном случае при подаче заявления на государственную регистрацию;

возможность объединения нескольких объектов НИ в единый объект регистрируемого права определяется учреждением юстиции при правовой экспертизе;

возможно описание нескольких объектов НИ в одном разделе Единого государственного реестра прав на НИ и сделок с ним в виде единого имущественного комплекса;

возможна регистрация права на единый производственно-технологический комплекс на основании нескольких правоустанавливающих документов, свидетельствующих о наличии прав на отдельные объекты.

Формирование такой практики оказалось возможным ввиду принятия:

— ряда отраслевых нормативно-правовых актов, регламентирующих порядок проведения технической инвентаризации и технического учета в различных отраслях производства; а также

— ряда нормативных документов, носящих методологический и рекомендательный характер и посвященных порядку проведения государственной регистрации прав на объекты НИ топливно-энергетического комплекса и транспортной сферы.

Сам термин “производственно-технологический комплекс” был упомянут, в частности, в Приказе Госстроя РФ от 29 декабря 2000г. N 308 “О порядке составления комплекта документов по технической инвентаризации имущественных комплексов, составляющих системы газоснабжения Российской Федерации, а также других объектов НИ, принадлежащих ОАО “Газпром” и его дочерним организациям”. Производственно-технологический комплекс в данном документе рассматривается как совокупность технологически и организационно взаимосвязанных объектов (движимых и недвижимых), используемых в производственной деятельности организации и обеспечивающих непрерывный производственный процесс, которая может состоять из различных имущественных комплексов или их частей, наборов объектов имущественного комплекса, расположенных как на одном, так и на нескольких земельных участках.

Смысл выделения данного понятия состоял, во-первых, в том, чтобы обеспечить проведение технической инвентаризации объектов НИ, входящих в систему газоснабжения, с учетом отраслевой специфики. Во-вторых, обеспечить возможность регистрации прав на объекты системы газоснабжения как на сложные недвижимые вещи. При этом состав сложных недвижимых вещей определялся на основе подготовленной организациями инвентаризационно-технической документации на производственно-технологические комплексы.

В-третьих, проведение технической инвентаризации и государственной регистрации с учетом положений указанного документа имело дополнительное значение для установления по объектного состава единого производственно-технологического комплекса, составляющего систему газоснабжения. Объекты движимого и НИ, входящие в состав таких производственно-технологических комплексов, в соответствии с Федеральным законом от 24 июня 1999г. N 122-ФЗ “Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса”, являются вещами, ограниченными в гражданском обороте.

Термин “производственно-технологический комплекс” также использовался и в других нормативно-правовых документах. В частности, совместным Приказом Минюста РФ N 289, Минэкономразвития РФ N 422, Миниимущества РФ N 224, Госстроя РФ N 243 от 30 января 2001г. были утверждены “Методические рекомендации о порядке проведения государственной регистрации прав на объекты НИ — энергетические производственно-технологические комплексы электростанций и электросетевые комплексы”.

В пункте 3 указанного нормативного документа учреждениям юстиции при проведении государственной регистрации прав на энергетические производственно-технологические комплексы электростанций и электро-сетевые комплексы и сделок с ними рекомендуется принимать во внимание следующее. В состав таких комплексов могут входить разнородные вещи, образующие единое целое, предполагающее использование их по общему назначению, и рассматриваемые как одна вещь в рамках статьи 134 ГК РФ. При этом в пункте 4 подчеркивается, что положения данных “Методических рекомендаций:” распространяются на случаи, когда в состав таких комплексов как сложных вещей входят объекты движимого и НИ, образующие единое целое и предназначенные для преобразования механической энергии воды в электрическую энергию или химической энергии топлива в электрическую энергию или электрическую энергию и тепло. Также, если они предназначены для преобразования электрической энергии и передачи ее на расстояние по линиям электропередачи.

Читайте также:
Как ввести партнера в ООО?

Читайте также

3.4. Сложные вопросы в получении и реализации ГЖС

3.4. Сложные вопросы в получении и реализации ГЖС Подводя итог сказанному, можно сделать вывод о том, что владелец жилищного сертификата имеет право:решить жилищную проблему своей семьи путем приобретения готового жилья на рынке в пределах региона, указанного в

Статья 48.1. Особо опасные, технически сложные и уникальные объекты

Статья 48.1. Особо опасные, технически сложные и уникальные объекты 1. К особо опасным и технически сложным объектам относятся:1) объекты использования атомной энергии (в том числе ядерные установки, пункты хранения ядерных материалов и радиоактивных

СТАТЬЯ 130. Недвижимые и движимые вещи

СТАТЬЯ 130. Недвижимые и движимые вещи 1. К недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том

СТАТЬЯ 134. Сложные вещи

СТАТЬЯ 134. Сложные вещи Если разнородные вещи образуют единое целое, предполагающее использование их по общему назначению, они рассматриваются как одна вещь (сложная вещь).Действие сделки, заключенной по поводу сложной вещи, распространяется на все ее составные части,

Статья 130. Недвижимые и движимые вещи

Статья 130. Недвижимые и движимые вещи 1. К недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том

Статья 134. Сложные вещи

Статья 134. Сложные вещи Если разнородные вещи образуют единое целое, предполагающее использование их по общему назначению, они рассматриваются как одна вещь (сложная вещь).Действие сделки, заключенной по поводу сложной вещи, распространяется на все ее составные части,

Статья 130. Недвижимые и движимые вещи

Статья 130. Недвижимые и движимые вещи 1. К недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их

Статья 134. Сложные вещи

Статья 134. Сложные вещи Если разнородные вещи образуют единое целое, предполагающее использование их по общему назначению, они рассматриваются как одна вещь (сложная вещь).Действие сделки, заключенной по поводу сложной вещи, распространяется на все ее составные части,

СТАТЬЯ 130. Недвижимые и движимые вещи

СТАТЬЯ 130. Недвижимые и движимые вещи 1. К недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том

СТАТЬЯ 134. Сложные вещи

СТАТЬЯ 134. Сложные вещи Если разнородные вещи образуют единое целое, предполагающее использование их по общему назначению, они рассматриваются как одна вещь (сложная вещь).Действие сделки, заключенной по поводу сложной вещи, распространяется на все ее составные части,

НЕКОТОРЫЕ СЛОЖНЫЕ, НО ПОЛЕЗНЫЕ ТЕРМИНЫ

НЕКОТОРЫЕ СЛОЖНЫЕ, НО ПОЛЕЗНЫЕ ТЕРМИНЫ Обнародование и опубликование (выпуск в свет) В ст. 4 Закона приводятся определения обоих терминов – «обнародование» и «опубликование», однако используемые при этом формулировки никак не отражают причин существования этих двух

48. Вещи божественного права и вещи человеческого права

48. Вещи божественного права и вещи человеческого права Все вещи, согласно римским юристам, можно разделить на божественные и человеческие. К категории вещей божественного права относятся вещи, посвященные божеству, и вещи со священным значением. Res sacrae – вещи, которые

3.3.3. Выборка вещи

3.3.3. Выборка вещи Выборка вещи может осуществляться в двух вариантах:1. Собака занюхивает объект, найденный на месте происшествия и ищет аналогичный запах на разложенных вещах и предметах, которые взяты перед выборкой у подозреваемых и приглашенных для контроля

Статья 134. Сложные вещи

Если различные вещи соединены таким образом, который предполагает их использование по общему назначению (сложная вещь), то действие сделки, совершенной по поводу сложной вещи, распространяется на все входящие в нее вещи, поскольку условиями сделки не предусмотрено иное.

Комментарий к Ст. 134 ГК РФ

1. Комментируемая статья вводит важную для гражданского оборота классификацию вещей — на простые и сложные. При этом такая классификация не преследует цели теоретического осмысления и закрепления в законодательстве существующих разновидностей вещей, а обусловлена конкретными потребностями гражданского оборота.

В частности, если для участника гражданских правоотношений существует необходимость вовлечения в гражданский оборот обособленного комплекса вещей или правообладателю нескольких вещей удобно и необходимо закрепить и защитить на данные вещи свое единое право, вовлечь их в гражданский оборот в качестве единой вещи, то система гражданского права должна обеспечить такую возможность .

———————————
Еще в римском частном праве было закреплено понятие «составное тело» (universitates rerum cohaerentium) (см.: Римское частное право: Учебник / Под. ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М.: Юристъ, 2004. § 156).

По этой причине юридическое значение выделения сложных вещей состоит в том, что они являются предметом оборота как целое.

Во многих случаях вещи, являющиеся предметом сделок, по своей природе являются сложными. Например, любое здание представляет собой совокупность неразрывно связанных общим назначением конструкций и коммуникаций (механического, электрического, санитарно-технического и иного оборудования), отдельных помещений. Совершая сделки с такой вещью, мы в большинстве случаев этого не осознаем.

Интересной иллюстрацией признания судом совокупности объектов сложной вещью может служить Постановление ФАС Московского округа от 26 февраля 2008 г. N КГ-А40/391-08-П по делу N А40-38679/06-53-274, в котором судом было установлено, что помещение площадью 101,6 кв. м в двухэтажном здании является помещением технического этажа — вытяжной вентиляционной камерой. Удовлетворяя исковые требования в части признания права собственности на данное спорное помещение, суд исходил из того, что указанное право возникло у соответствующей стороны судебного спора в результате выкупа здания в процессе приватизации. При этом суд указал на то, что технический этаж (венткамера) имеет строго определенное назначение, неразрывно связанное с системой его жизнеобеспечения. Без указанного помещения основное здание в соответствии с требованиями санитарных норм и правил не может быть использовано как объект общественного питания, в связи с чем в силу комментируемой статьи данное помещение в целях разрешения спора было признано судом составной частью здания как сложной вещи .

———————————
Постановление ФАС Московского округа от 26 февраля 2008 г. N КГ-А40/391-08-П по делу N А40-38679/06-53-274 и Определение ВАС РФ от 27 июня 2008 г. N 7100/08 // СПС «КонсультантПлюс».

2. Следует учитывать, что установленный комментируемой статьей правовой режим сложной вещи предполагает возможность изменения набора составляющих ее вещей.

В частности, при продаже здания в договоре купли-продажи можно предусмотреть демонтаж определенного оборудования, лифтов и т.п. Соответственно сделка, заключенная по поводу данной сложной вещи, будет распространяться только на те ее составные части, в отношении которых условиями договора не предусмотрены соответствующие специальные исключения.

Читайте также:
Может ли ИП иметь название магазина?

В данном случае комментируемая статья устанавливает общее правило о делимости сложной вещи (см. также комментарий к ст. 133 ГК). При этом изменение состава сложной вещи, к примеру, при ее отчуждении может привести к изменению ее назначения и как следствие — к необходимости изменения предмета договора.

Так, правовая модель жилого помещения — модель сложной вещи, которая состоит из различных частей, объединенных в единое целое для использования по общему назначению. Составные части, имеющие самостоятельное целевое назначение, только в совокупности сложной вещи — жилого помещения, приобретают особое свойство — предназначенность для постоянного проживания. Поэтому особенности применения гражданско-правовой конструкции сложной вещи к модели жилого помещения проявляются в установленном специальном правовом режиме, запрещающем нарушать целевое назначение жилых помещений при их отчуждении.

3. Участник гражданского оборота, преследуя цели изменения состава сложной вещи, в результате может не только изменить назначение такой вещи, но и установить совершенно иной гражданско-правовой режим для составляющих ее элементов (вещей), ибо их совокупность представляет собой сложную вещь только тогда, когда все эти вещи, являясь разнородными, образуют единое целое, предполагающее использование их по общему назначению. При этом интересны ситуации трансформации гражданско-правового режима сложной вещи, когда сложная вещь с позиции ее оборотоспособности может прекратить свое существование, а вещи, ее составляющие, сохранят свойство единого целого, предполагающего их использование по общему назначению.

В данном случае показателен пример раздела квартиры как единой сложной вещи. При таком разделе квартира как единая сложная вещь перестает существовать и вместо нее появляется несколько различных вещей: жилые комнаты (являющиеся простыми вещами), имеющие самостоятельный правовой режим с точки зрения гражданского оборота вещей, и общее имущество коммунальной квартиры (сложная вещь). При этом признание комнат в коммунальной квартире жилыми помещениями становится возможным лишь в силу наличия в квартире мест общего пользования, находящихся в совместном пользовании всех собственников и нанимателей, проживающих в квартире.

Поскольку после раздела квартиры образуется несколько самостоятельных объектов — комнат, являющихся жилыми помещениями, и обособляется связанное с ними общим целевым назначением общее имущество коммунальной квартиры, постольку на смену единой сложной вещи приходит иная правовая конструкция — конструкция главной вещи и принадлежности.

В данном случае необходимо учитывать, что в современном российском праве «главная вещь и принадлежность не являются сложной вещью, а принадлежность нельзя рассматривать как составную часть главной вещи. Каждая из этих вещей является вполне самостоятельной и имеет собственное назначение» .

———————————
Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М., 1999. С. 347.

4. Многообразие сложных вещей не позволяет дать универсальный алгоритм квалификации сложных вещей. На трудности квалификации сложных вещей еще в XIX в. указывали представители юридического сообщества, говоря о составлении совокупностей, состоящих из отдельных и самостоятельных предметов, образующих «единую телесную вещь» .

———————————
Dernburg H. Pandekten. Erster Band. Berlin, 1884. S. 157.

Однако, обобщая сложившиеся по данному вопросу подходы в законодательстве и правоприменительной практике, в том числе учитывая акты судов различных уровней , можно выделить следующие признаки правового режима вещей, подлежащих объединению в сложную вещь:

———————————
Определение ВАС РФ от 17 февраля 2005 г. N 1301/05; Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 28 августа 2002 г. по делу N А33-3456/02-С2-Ф02-2422/02-С2; ФАС Поволжского округа от 28 октября 2004 г. по делу N А12-10867/04-С22.

— вещи являются разнородными (имеют индивидуально-родовые признаки, позволяющие идентифицировать их среди подобных вещей) и физически не связаны между собой;

— вещи используются по единому назначению и образуют единое целое (т.е. их совокупность приобретает качество, которое не присуще каждой из вещей, составляющих данную совокупность, и превращает сумму данных вещей в самостоятельный объект права);

— каждая вещь может использоваться по своему назначению как самостоятельно, так и в составе сложной вещи, и при этом не выполняет применительно к ней роль принадлежности;

— пространственная расположенность, иные характеристики таких вещей позволяют обеспечить их необходимую пространственную и иную идентификацию (по единому адресу, единому кадастровому номеру и т.п.) для целей их гражданского оборота в качестве совокупности вещей (единой сложной вещи).

Таким образом, в качестве сложной не может рассматриваться хотя бы и совокупность (определенное количество) однородных вещей — набор стульев, стадо овец и т.п.

5. Распространено мнение, что современная техника, хотя и состоящая из разнородных деталей, с правовой точки зрения не является сложной вещью, поскольку данные детали имеют непосредственную, по существу единую, физическую связь. Вместе с тем критерий физической связи достаточно относителен в современных условиях развития технологической сферы, что необходимо учитывать при совершении сделок.

В частности, системный блок компьютера состоит как минимум из деталей, представляющих собой самостоятельные части одного товара, причем у каждого из них есть отдельная стоимость, отдельный срок гарантии, а также иные характеристики. При этом компьютер тоже товар, который часто состоит из системного блока и монитора. В данном случае необходимо учитывать, что комплектующая часть товара — это фактически часть сложной вещи, которая вместе с другими ее частями используется по общему назначению.

6. Часто в правоприменительной практике возникают вопросы о возможности признания предприятия как имущественного комплекса сложной вещью.

Общим и у такого предприятия, и у сложной вещи является то, что сделка, совершенная и с предприятием как имущественным комплексом, и со сложной вещью, распространяет свое действие на все компоненты, их составляющие. Однако в целом предприятие как имущественный комплекс не в полной мере отвечает критериям сложных вещей, поскольку в его состав наряду с вещами включаются права и обязанности (см. комментарий к статье 132 ГК РФ).

Если же рассматривать иные имущественные комплексы, имеющие, к примеру, единое технологическое назначение и представляющие собой совокупность движимых и недвижимых вещей, то не исключено, что при соблюдении соответствующих критериев такие комплексы могут быть признаны в целях гражданского оборота сложными вещами.

Одной из первых попыток определить имущественный комплекс, состоящий из скважины минеральной воды и здания насосной станции, в качестве сложной вещи можно считать Постановление Президиума ВАС РФ от 26 сентября 2000 г. по делу N 3531/00 . В дальнейшем вывод о том, что имущественный технологический комплекс может являться сложной вещью, нашел подтверждение в утвержденных Приказом Минюста России, Минэкономики России, Минимущества России и Госстроя России от 30 октября 2001 г. N 289/422/224/243 Методических рекомендациях о порядке проведения государственной регистрации прав на объекты недвижимого имущества — энергетические производственно-технологические комплексы электростанций и электросетевые комплексы (п. 3) , а также в утвержденных Приказом Госстроя России от 24 мая 2002 г. N 90 Методических рекомендациях по технической инвентаризации и государственному техническому учету объектов недвижимости нефтегазовой промышленности и составлению технической документации для целей государственной регистрации прав на них.

Читайте также:
Трест благотворительный: что это такое, описание и особенности

———————————
Вестник ВАС РФ. 2002. N 10.

Законодательство о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним / Сост. и ввод. коммент. П.В. Крашенинникова. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2002. С. 253.

Теоретическое обоснование такой позиции, сопровождаемое предложениями по совершенствованию действующего законодательства, дается в Концепции развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе . В частности, в данной Концепции предлагается комментируемую статью дополнить указанием на такую сложную вещь, как комплекс недвижимого имущества, который для признания его такой вещью должен отвечать критериям недвижимости (т.е. сложная вещь, объединяющая разнородные вещи по признаку их использования по одному назначению, при наличии у составляющих ее вещей признаков недвижимости, предусмотренных ст. 130 ГК РФ, сама признается недвижимой сложной вещью).

———————————
См.: Концепция развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе / Совет при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства; Исслед. центр частного права; Под общ. ред. В.В. Витрянского, О.М. Козырь, А.А. Маковской. М.: Статут, 2004. С. 12, 47.

Назначение наказания по совокупности преступлений

О правильном применении нормы УК РФ об изменении категории преступления на менее тяжкую см. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.05.2018 N 10 “О практике применения судами положений части 6 статьи 15 Уголовного кодекса Российской Федерации”

Конста­тировав в обвинительном приговоре несколько преступлений, образующих совокупность (ст. 17 УК РФ), суд обязан назначить виновному окончательное наказание, использовав правила на­значения наказания по совокупности преступлений.

Вначале суд назначает наказание за каждое входящее в со­вокупность преступление по отдельности (ч. 1 ст. 69 УК РФ). При этом суд использует общие начала назначения наказания и спе­циальные правила назначения наказания за одно преступление, которые были освещены ранее.

Затем суд должен определить, к какой категории (ст. 15 УК РФ) относится каждое в отдельности из преступлений, входя­щих в совокупность.

В ст. 69 УК РФ содержится три способа (варианта) назначения окончательного наказания по совокупности преступ­лений:

    1. поглощение менее строгого наказания более строгим;
    2. час­тичное сложение наказания;
    3. полное сложение наказания.

Судв зависимости от категорий преступлений, входящих в совокуп­ность, вправе выбрать либо один из двух вариантов, либо один из всех трех. Если все преступления, входящие в совокупность, яв­ляются преступлениями небольшой и (или) средней тяжести, то суд вправе выбрать вариант назначения окончательного наказа­ния из всех трех вариантов (ч. 2 ст. 69 УК РФ). Если же хотя бы одно из преступлений, входящих в совокупность, относится к ка­тегории тяжких или особо тяжких, то суд вправе выбрать вариант назначения окончательного наказания всего лишь из двух вари­антов: он вправе использовать либо частичное сложение наказа­ния, либо полное сложение наказания (ч. 3 ст. 69 УК РФ).

Поглощение менее строгого наказания более строгим

Суд, имея перед собой уже назначенное наказание за каждое входящеев совокупность преступление в отдельности, выбирает из этих на­значенных наказаний наказание, являющееся самым строгим по своему виду (исходя из ст. 44 УК РФ) и по своему размеру (сроку). Такое самое строгое наказание и становится окончательным на­казанием по совокупности преступлений.

Частичное сложение наказаний

Суд выбирает из всех назначенных наказаний наказание, являющееся самым строгим по своему виду (исходя из ст. 44 УК РФ) и по своему размеру (сроку). Далее суд увеличивает его, присоединяя к нему размер (срок) ана­логичного вида наказания, причем такое увеличение происходитвединицах исчисления размеров (сроков) видов наказаний, пре­дусмотренных ч. 1 ст. 72 УК РФ. При этом окончательное наказа­ние в любом случае должно быть больше любого из наказаний, назначенных за отдельное преступление.

Полное сложение наказаний

Суд складывает размеры (сроки) отдельных видов назначенных наказаний.

Частные особенности правил назначения наказания по совокупности преступлений

В случае, если судом назначены за преступления, входящиев совокупность, разные виды наказаний, то для их сложения суд приводит все назначенные виды наказаний к одному виду, используя правила ст. 44 и ст. 71-72 УК РФ. При этом штраф и лишение права занимать определенные должности или заниматься опреде­ленной деятельностью, назначенные в качестве основных видов наказаний, при сложении никогда не пересчитываются в другие виды наказаний и всегда исполняются самостоятельно.

Сложение наказаний по совокупности преступлений не безгранично, и существуют определенные ограничители при сложении. Эти ограничители зависят от категорий преступлений, входящих в совокупность.

Если все преступления, входящие в совокупность, являются преступлениями небольшой и (или) средней тяжести, то оконча­тельное наказание ограничено двояко следующим образом. Если окончательным наказанием является лишение свободы, то суд из преступлений, входящих в совокупность, выбирает то, которое наказывается наиболее строго, и увеличивает в полтора раза верхний предел его санкции в виде лишения свободы. Такой полуторный предел и становится максимальным сроком лишения свободы, до которого включительно можно складывать наказание в виде лише­ния свободы. Если же окончательным наказанием является менее строгий вид наказания, чем лишение свободы, то окончательное наказание также не может, с одной стороны, превышать более чем наполовину максимальный размер (срок) наказания, преду­смотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений, но, с другой, в любом случае не может превышать тех пределов размеров (сроков), которые установлены для данного вида нака­зания в Общей части УК РФ.

Если хотя бы одно из преступлений, входящих в совокуп­ность, относится к категории тяжких или особо тяжких, то окон­чательное наказание в виде лишения свободы ни при каких усло­виях не может быть более 25 лет (ч. 4 ст. 56 УК РФ).

При назначении наказания по совокупности преступлений суд вправе назначить дополнительные виды наказаний. При этом дополнительный вид наказания должен быть вначале назначен за одно из преступлений, входящих в совокупность. В случае назна­чения одного и того же дополнительного вида наказаний за не­сколько преступлений, входящих в совокупность, при назначе­нии окончательного наказания суд вправе в зависимости от кате­горий преступлений, входящих в совокупность, либо поглотить более строгим по размеру (сроку) назначенным дополнительным видом наказания менее строгий, либо полностью или частично сложить в пределах тех размеров (сроков), которые установлены для штрафа и лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью как дополнитель­ных видов наказаний в Общей части УК РФ. В случае назначения разных дополнительных видов наказаний за преступления, входя­щие в совокупность, они исполняются самостоятельно.

Правила и порядок назначения наказания по совокупности преступлений

Происходит это по следующей схеме: выясняется степень вины и ответственность за каждое совершённое преступление. Вслед за этим, назначается окончательное наказание путем руководствования принципами сложения или поглощения. Рассмотрим, как действуют эти нормативно-правовые акты в реальности.

Частичное сложение наказаний

Суд выбирает из всех назначенных наказаний наказание, являющееся самым строгим по своему виду (исходя из ст. 44 УК РФ) и по своему размеру (сроку). Далее суд увеличивает его, присоединяя к нему размер (срок) ана­логичного вида наказания, причем такое увеличение происходитвединицах исчисления размеров (сроков) видов наказаний, пре­дусмотренных ч. 1 ст. 72 УК РФ. При этом окончательное наказа­ние в любом случае должно быть больше любого из наказаний, назначенных за отдельное преступление.

Читайте также:
Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем

Важно

Если все деяния, которые были совершены в совокупности, относятся к злодеяниям наименьшей или средней тяжести, либо считаются покушением или приготовлением к очень тяжкому злодеянию, то срок здесь будет назначаться по принципу поглощения наказаний. Об этом гласит закон. Следует также отметить, что срок за наиболее тяжкое злодеяние, которое было осуществлено в совокупности с другими, не может более чем наполовину превышать размер наивысшего наказания, предусмотренного УК за содеянное.

Частные особенности правил назначения наказания по совокупности преступлений

В случае, если судом назначены за преступления, входящиев совокупность, разные виды наказаний, то для их сложения суд приводит все назначенные виды наказаний к одному виду, используя правила ст. 44 и ст. 71-72 УК РФ. При этом штраф и лишение права занимать определенные должности или заниматься опреде­ленной деятельностью, назначенные в качестве основных видов наказаний, при сложении никогда не пересчитываются в другие виды наказаний и всегда исполняются самостоятельно.

Сложение наказаний по совокупности преступлений не безгранично, и существуют определенные ограничители при сложении. Эти ограничители зависят от категорий преступлений, входящих в совокупность.

Если все преступления, входящие в совокупность, являются преступлениями небольшой и (или) средней тяжести, то оконча­тельное наказание ограничено двояко следующим образом. Если окончательным наказанием является лишение свободы, то суд из преступлений, входящих в совокупность, выбирает то, которое наказывается наиболее строго, и увеличивает в полтора раза верхний предел его санкции в виде лишения свободы. Такой полуторный предел и становится максимальным сроком лишения свободы, до которого включительно можно складывать наказание в виде лише­ния свободы. Если же окончательным наказанием является менее строгий вид наказания, чем лишение свободы, то окончательное наказание также не может, с одной стороны, превышать более чем наполовину максимальный размер (срок) наказания, преду­смотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений, но, с другой, в любом случае не может превышать тех пределов размеров (сроков), которые установлены для данного вида нака­зания в Общей части УК РФ.

Если хотя бы одно из преступлений, входящих в совокуп­ность, относится к категории тяжких или особо тяжких, то окон­чательное наказание в виде лишения свободы ни при каких усло­виях не может быть более 25 лет (ч. 4 ст. 56 УК РФ).

При назначении наказания по совокупности преступлений суд вправе назначить дополнительные виды наказаний. При этом дополнительный вид наказания должен быть вначале назначен за одно из преступлений, входящих в совокупность. В случае назна­чения одного и того же дополнительного вида наказаний за не­сколько преступлений, входящих в совокупность, при назначе­нии окончательного наказания суд вправе в зависимости от кате­горий преступлений, входящих в совокупность, либо поглотить более строгим по размеру (сроку) назначенным дополнительным видом наказания менее строгий, либо полностью или частично сложить в пределах тех размеров (сроков), которые установлены для штрафа и лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью как дополнитель­ных видов наказаний в Общей части УК РФ. В случае назначения разных дополнительных видов наказаний за преступления, входя­щие в совокупность, они исполняются самостоятельно.

Что показывает судебная практика по статье?

Практика по статье является обширной, так как многие преступники действуют по нескольким статьям одновременно.

  • Гражданин Ж. совершил несколько преступлений. Вначале он проник в жилище соседа незаконным образом, затем связал его и противоправно лишил свободы, затем вынес часть имущества, причинив тем самым имущественный вред. Вдобавок он ударил мужчину по голове, и тот потерял сознание – были причинены легкие нарушения здоровью. Следствие было задержало преступника. При вынесении приговора учитывалось несколько противоправных деяний. В общей сложности Ж. получил 5 лет ареста и штраф на 300 тысяч рублей, включая оплату морального, имущественного вреда и расходы на лечение потерпевшего.
  • Гражданин Ф. в алкогольном опьянении избил и изнасиловал свою беременную жену, а потом еще и 12-летнего ребенка. В результате оба получили множественные травмы. Ф. после совершенного скрылся, но его нашли. При вынесении приговора суд учел отягчающие обстоятельства и два преступления в совокупности. Он получил 15 лет колонии.
  • Гражданка Е. занималась проституцией и одновременно продавала своим клиентам наркотики. Она была задержана полицейским при проведении планированной операции. Ее арестовали, стали расследовать дело. В итоге за несколько преступлений, совершенных в совокупности, она получила 6 лет колонии и обязательные работы.

Какие решения чаще всего выносятся по статье 69?

Подсудимые часто обвиняются в нескольких деяниях. Чем больше количество таких эпизодов, тем опаснее последствия для общества. Такое обстоятельство вызывает необходимость в использовании строгих исправительных мер. Чаще статья выносит обвинительные решения, причем строже, чем по отдельности по каждой статье.

Чем отличается совокупность преступлений от приговоров?

В законе и поправкам не описано понятие совокупности приговоров. Осуждение по такой ситуации используется, если осужденный совершил новые опасные действия после назначения исправительных мер.

Выделяют 3 разновидности совокупности приговоров:

  • совмещение с рецидивом;
  • объединение без рецидива;
  • совмещение с совокупностью преступлений.

Рассмотрение деяний в комплексе не влияет на квалификацию наказания. Совокупность приговоров охватывает область рецидива. Правило поглощения не допускается. Рецидив учитывается при выборе только вида колонии, является отягчающим фактором.

Совокупность приговоров также применяется, если наказание не исполнено. В неисполненную часть входят: полный период условного наказания, часть срока после УДО, время для отсрочки исполнения принудительных мер, срок освобождения из-за болезни. Часто рассматриваются ситуации, когда суд сначала применяет совокупность преступлений, а потом и приговоров.

Общая информация

Законом регламентировано, что при суммировании и зачете правонарушений 1 день в тюрьме равен 1 дню ареста, 2 дням ограничения свободы, 3 дням трудовых дисциплинарных работ, 8 часам труда в назначенном порядке.

Ответы на правонарушения обязаны в этом порядке суммироваться и засчитываться.

Подробности о порядках назначения длительности наказания можно посмотреть в Уголовном кодексе РФ.

Считается, что объем наказаний не должен превышать тот, который упомянут в статье. Но существует исключение.

Оно касается статей о лишении свободы.

Оно говорит о том, что наказание назначается до 25 лет, но если рассматривается сумма судебных решений, то длительность наказания возрастает до 30 лет.


Присутствует складывание наказаний в довольно необычном виде – изъятие у человека права занимать должностное место, вести характерную трудовую деятельность.

Это заключение судебных органов можно услышать в приговоре.

Читайте также:
Как соблюдать лимит при расчете наличными?

Если нарушено несколько прав, то два и более наказания вполне могут отбываться в одно время или каждое в отдельном случае.

Ярким примером является случай, когда человек приговорен к 3 годам лишения водительских прав, но через год он нарушает какой-либо иной закон. В итоге ему добавляют еще 3 года.

Эти два приговора могут идти вровень друг с другом, то есть их исполнение проводиться одномоментно.

Согласно статье 72 следует, что длительность лишения прав человека вести ту или иную работу, длительности работ по исправлению, взятия под стражу могут исчисляться как в месяцах, так и в годах.

Длительность работ может рассчитываться часами и подсчет осуществляется в часовом эквиваленте.

Если произошло суммирование наказаний, зачет их, приговор в виде срочного наказания, замена наказания рассчитывается в днях.


Если человека берут в заключение до судебного заседания, то это производится вследствие того, чтобы ему провели медицинские меры и меры для пресечения дальнейших негативных действий.

Дисциплинарный арест также относятся к мерам помещения под стражу.

Несмотря на то, что человек уже изолирован от окружающих людей, он может снова совершить преступление.

В силу вступает новый приговор. Приговоры суммируются. Сроки «отсидки» по новому приговору будут исчисляться с моментов вынесения прежнего приговора.

Если человека, которому назначен приговор, отправили в психиатрическую лечебницу, то время нахождения там рассчитывается довольно просто: 1 день нахождения в психоневрологической лечебнице равен 1 дню нахождения под заключением.

Если правонарушение было произведено за границами России, то судебные органы выписывают наказание, 1 день лишения свободы которого принимается за 1 день по приговору.

Фактические условия, в которых человек отбывает во время объявления наказания, не рассматриваются. Несмотря на то в России человек сидит или за рубежом.

Но в законах не описаны никакие указания по поводу зачетов человека, который находился в местах заключения. Фигурируют только общие рекомендации о сроках пребывания под стражей, моменты, смягчающие наказание, освобождение из-под стражи. Итог один – конкретное решение о зачете лежит на плечах самого судьи.

Совокупность как одна из форм множественности преступлений

Гл.3 УК «Понятие преступления и виды преступлений» упоминает о категориях, признанных в доктрине формами множественности. При этом:

  • совокупности преступлений посвящена ст.17;
  • рецидив регламентирован в пределах ст.18.

Отдельные исследователи относят к формам множественности также:

  • преступный промысел;
  • преступную деятельность;
  • неоднократность.

В теории совокупность преступлений разделяют на подвиды:

  • реальную (совершен ряд деяний, каждое из которых признано самостоятельным преступлением);
  • идеальную (содеянное выходит за рамки единой статьи уголовного закона, поэтому однократное деяние квалифицируется по нескольким статьям УК).

Вплоть до конца 2003 года в России существовала такая форма множественности преступлений как «неоднократность». Одновременно с ее упразднением откорректировано понятие «совокупность».

Совпадение во времени не случайно: «совокупность» фактически поглотила «неоднократность». Иными словами, совершение ряда деяний, которое в рамках приговоров, датированных 2003 годом и ранее, квалифицировалось как неоднократность, на современном этапе именуется совокупностью. Об эволюции понятия «совокупность» подробно в следующем пункте.

Исходя из приведенного очевидно, что институт множественности преступлений в российской правой системе находится на стадии формирования. На законодательном уровне признано существование лишь двух форм множественности – совокупности и рецидива. Соответственно, проблемы криминально-правовой квалификации конкретного деяния сводятся к разграничению совокупности от рецидива и сложных единичных преступлений.

Признанные эксперты в области уголовного права РФ

Разъяснения законодательства. Защита на следствии и в суде. Профессиональная оценка правовой перспективы.

Множественность преступлений

Значимость адекватной уголовно-правовой оценки деяний переоценить невозможно. Последняя имеет определяющее значение при установлении степени вины обвиняемого/подсудного и тяжести назначаемого наказания. Больше всего споров, нюансов и проблем в судебно-следственной практике возникает по поводу квалификации преступлений, составляющих множественность, которая возникает в связи со следующими факторами:

  • однократное действие выходит за рамки основной статьи УК РФ (бросил гранату, рассчитывая убить человека, а в результате нечаянно нанес телесные повреждения еще нескольким);
  • совершено два и более деяния, влекущих криминальную ответственность, причем на момент квалификации приговоры по ним не были постановлены;
  • следующее деяние совершено в период отбывания наказания за предыдущее.

Стоит учесть, что институт множественности относительно нов. В доктрине уголовного права он появился только в 1970-х годах. Ранее совершение человеком нескольких преступных деяний до обличения рассматривалось как квалифицирующий признак. При этом обоснованность постановленных в этих случаях приговоров желала лучшего.

Современный УК категории «множественность» не содержит. Однако проблемы разграничения единичного преследуемого согласно криминального закона деяния и их множественности хорошо разработаны в теории. Содержание приговоров свидетельствует об использовании судьями доктринальных разработок.

На практике

Норма ст. 69.ч 3 УК РФ применяется судами достаточно часто. Это связано в первую очередь с тем, что в настоящее время повысился уровень преступности. Люди, совершая несколько очень тяжелых злодеяний, наказание за каждое из которых достигает двадцати лет в изоляции от общества, получают максимальный срок за содеянное в общей сложности не больше 25 лет. Потому что такое правило предусмотрено законом.

Кроме того, суды нередко используют принцип поглощения наименьшего наказания более строгим при вынесении приговоров. Также они добавляют к основным санкциям и дополнительные, если это не противоречит нормам закона.

Здесь же необходимо отметить, что в практической деятельности судебный орган применяет правило сложения наказаний, закрепленное в ст. 69 ч. 3 УК РФ. Это происходит только после того, как будет назначен срок виновному за каждое совершенное злодеяние в отдельности.

Ошибки в правоприменительном процессе

Нередко, в процессе применения правовых норм суды допускают ошибки, используя ст.ст. 69, 70 УК, среди них:

  • оставление безнаказанными отдельных преступлений, которые входят в совокупность противоправных деяний;
  • отсутствие определения окончательного уровня ответственности;
  • указание в мотивировочной и резолютивной части ссылки на принципы поглощения наказаний при реальном применении правил их сложения;
  • отсутствие мотивировки, лежащей в основе выбора принципа;
  • осуществление поглощения наказаний, которые одинаковы не только по своему типу, но и по размеру;
  • использование норм ст. 70 УК, при необходимости использования положений ст. 69 УК;
  • установления окончательного размера ответственности (при проведении частичного сложения) в размере, который меньше или равен уровню наказания, установленному последним приговором, а равно той неотбытой части, которая имеет место по ранее вынесенному приговору.

Правоприменительные ошибки могут иметь место и при определении дополнительных наказаний, которые предусмотрены за отдельные виды преступных деяний. В ряде случаев можно отметить отсутствие упоминаний о применении дополнительного наказания в мотивировочной части и появление их лишь в резолютивной.

№ 1 в официальном рейтинге адвокатов Москвы по уголовным делам

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: