Тактический потенциал следственно го действия

Следственные действия: психология, тактика, технология (4 стр.)

Тактический потенциал следственного действия – это прежде всего система приёмов, которыми располагает и оперирует следователь.

Тактический приём может быть определён как адекватный ситуации способ воздействия на объект (фрагмент объективной действительности, документ, предмет, человек), способствующий эффективному собиранию и использованию информации, оптимизации решения других задач при подготовке и проведении следственного действия.

Тактические приёмы весьма разнообразны и предполагают конкретные виды и формы сознательного, целеустремлённого проявления активности субъекта поисково-познавательной деятельности (различные меры, поступки, действия либо воздержание от них, определённая линия поведения, обеспечивающая в комплексе необходимую результативность поставленной задачи).

Существует ряд критериев допустимости тактического приёма, поскольку далеко не всякий способ решения следственных задач может рассматриваться как правомерный и разрешённый в уголовном процессе.

Тактический приём должен соответствовать нормам закона, не противоречить этическим нормам и правилам, быть безопасным для жизни и здоровья участников следственного действия, других людей, его применение не должно причинять вред иным охраняемым законом отношениям. Важными признаками приёма, рекомендуемого криминалистикой, являются его научная обоснованность и состоятельность, апробированность, эффективность.

Не допускаются приёмы, основанные на лжи, фальсификациях, унижении чести и достоинства людей, нарушениях их законных прав, разжигании национальной, религиозной и расовой розни и вражды, межличностных конфликтов, на провокациях, использовании беспомощного состояния, слабостей и негативных черт личности.

При подготовке и проведении следственного действия обычно используется сочетание различных тактических приёмов, т. е. те или иные их комплексы (тактические комбинации).

Важное значение для подготовки следственных действий имеют следующие приёмы и правила:

– системный многогранный анализ исходной следственной ситуации (учёт и анализ всех элементов ситуации, их связей и взаимодействий, рассмотрение её структурных и функциональных компонентов и т. д.);

– криминалистический анализ преступления и объекта тактического воздействия;

– правовой и криминалистический анализ расследуемого события, поведения его участников, а также хода и результатов выполненной по делу работы;

– методы и правила криминалистического прогнозирования (поведения участников следственного действия, их реакций на вопросы, предложения и действия следователя; вариантов изменения ситуации и т. д.);

– методы социальной типизации и биографического изучения личности;

– многовариантное программирование следственного действия (рассмотрение различных программ деятельности в зависимости от возможных вариантов развития ситуации);

– метод моделирования исследуемой криминальной и сложившейся следственной ситуации с элементами (правилами, принципами, подходами) театрализации;

– метод “мозговой атаки” при групповом характере подготовки следственного действия;

– обсуждение материалов дела и прогноза развития ситуации с коллегами, не участвующими в расследовании, другими независимыми экспертами.

Достижению целей следственного действия может способствовать такой тактический приём, как внезапность проведения следственного действия, являющегося неожиданностью для лиц, не заинтересованных в установлении истины по делу. В некоторых ситуациях весьма эффективным является повторное проведение следственного действия (например, повторное проведение обыска, на которое не рассчитывало виновное лицо, перенёсшее скрытое от следствия имущество в своё жилище после первичного обыска, закончившегося безрезультатно). При подготовке и проведении следственного действия во внимание принимаются данные, собранные в ходе оперативно-розыскных мероприятий. Умелое, тактически грамотное использование полученной при этом неофициальной информации способствует оптимизации следственного действия, если при этом соблюдены необходимые требования (приняты меры к тому, что источник информации не был раскрыт; объективность информации не вызывает сомнения, для чего она может быть перепроверена и перекрыта сведениями, поступающими по оперативным каналам, но из других источников и т. д.).

В криминалистике выделяются следующие приёмы производства следственного действия:

– приёмы и правила как средства управления следователем собственными чувствами и поведением;

– приёмы как средства управления следователем поведением других участников следственного действия;

– приёмы и правила как средства овладения и управления ситуацией;

– приёмы и правила как средства организации работы следователя по поиску и взаимодействию с неговорящими объектами (живой и неживой природы).

При работе со свидетелями, потерпевшими, подозреваемыми, обвиняемыми следователь в основном оперирует приёмами логической и психологической природы.

Это связано с тем, что идеальные следы (психические отображения, образы, следы памяти) исследуемого события недоступны следователю для непосредственного восприятия. Их содержание можно раскрыть только приёмами и правилами общения как процесса обмена информацией, диалога следователя с людьми, являющимися носителями “следов памяти”, в ходе беседы, допроса, очной ставки, проверки показаний на месте и других вербальных действий. Имеются в виду приёмы и правила речевого и неречевого характера, а также комбинации правил, приёмов того и другого типов.

Так, к числу общих приёмов из серии речевой активности следователя относятся расспрос, стимулирующие, поддерживающие передачу ему информации от её носителя, контактоформирующие и оценочные реплики. Неречевые реакции могут быть выражены в форме жестов, позы, мимики, перемещения в зоне действия, изменения дистанции, на которой осуществляется обмен информацией (например, одобрительное покачивание головой в знак согласия, пересаживание ближе к говорящему).

Приёмы и правила рассматриваемой категории во многом определяют криминалистическую сущность, образуют основное ядро тактических средств достижения целей вербальных действий.

Процесс инициативного получения имеющей значение личностной информации обычно начинается с того, что следователь в той или иной форме даёт понять своему собеседнику, в связи с чем и что его интересует.

Читайте также:
Уклонение от уплаты таможенных платежей

Эта информация, рассчитанная на чувства и мысли её адресата, формирует у последнего мыслительную задачу и ответную реакцию. Подобное управляющее воздействие, способствующее формированию соответствующей психологической установки носителя информации, осуществляется в дальнейшем на протяжении всего действия. Оно побуждает собеседника вначале припомнить (актуализировать) требуемый мысленный образ ранее воспринятого объекта, затем воспроизвести его мысленно и передать соответствующую информацию словами, текстом, жестами, мимикой. В необходимых случаях мысленный образ сравнивается с реальным объектом и высказываются суждения о тождестве, различии, сходстве, постфактном изменении оригинала (например, при опознании или проверке показаний на месте).

Выбор тактических приёмов получения личностной информации основан на учёте как наличия, в одних случаях, так и отсутствия, в других случаях, свободного волеизъявления носителей информации сообщить её, как наличия желания, так и отсутствия такового общаться со следователем и доносить информацию до него и других потребителей этой информации.

Этим объясняется то, что в криминалистике разработаны как универсальные, так и ситуационно обусловленные приём получения личностной информации у различных её носителей, применяемые в различных ситуациях по различным категориям дел.

Общаясь с носителем информации, следователь черпает её не только из речи собеседника или исполненного им письменного текста, но и из неречевых средств передачи информации, неречевых средств общения с собеседником, подчас дающих больше пищи для размышления, чем произнесённые слова или исполненные тексты. Поэтому, вникая в содержание устной и письменной речи собеседника, нельзя упускать из виду её эмоциональную насыщенность, мимику, тактильные, вегетативные и иные проявления, сопровождающие речевую деятельность.

Тактика следственного судебного действия

Порядок допроса есть гарантия более верная для раскрытия истины, нежели самые суровые наказания (Иеремия Бентам).

Эффективность действия есть степень реализации тех возможностей достижения его целей, которыми оно потенциально обладает.

Применительно к следственным действиям эту потенциальную возможность, реализуемую средствами криминалистической тактики, Г.А. Зорин обозначил термином “тактический потенциал следственного действия” и оценил его двояко:

  • как соотношение объема объективной доказательственной информации, которую можно было бы получить при максимуме благоприятных обстоятельств, и реально полученной с учетом субъективных возможностей следователя (т.е. “соотношение ожидаемых и фактически наступивших результатов”);
  • как соотношение реально полученного результата по конкретному следственному действию и его ценности для расследования в целом, разделяя мнение И.Е. Быховского, что “результат расследования дела в целом – результат следственного действия”.

Возможность реализации тактического потенциала следственного действия Г.А. Зорин связал напрямую с наличием у следователя необходимых знаний и умений, обладание которыми свидетельствует об уровне его профессионализма, от его тактического арсенала, в качестве главных условий формирования которого Г.А. Зорин справедливо упоминает:

  • наличие в памяти, в стереотипах поведения системы тактических приемов и методов, характеризуемых необходимым количеством и качеством;
  • наличие умений и практических навыков по оптимальному их исполнению в структуре выполняемого действия при обнаружении, фиксации, изъятии, исследовании и оценке доказательственной информации;
  • наличие в памяти моделей типовых следственных ошибок, а также навыков по их прогнозированию в конкретной ситуации, предотвращению и своевременному исправлению.

К сказанному необходимо добавить и значение не только субъективных, но и объективных условий реализации возможностей следственного действия, в том числе следственной ситуации, которая – как объективная реальность – определяет конкретное содержание используемого тактического арсенала следователя.

Целям достижения максимальной эффективности следственного действия подчинена и структура его тактики. Если рассматривать ее как некую систему, то содержание составляющих ее частей – подсистем – представляет собой определенную стадию следственного действия.

В общем виде последовательность этих стадий может быть представлена в таком виде:

  • подготовка к проведению следственного действия;
  • проведение следственного действия;
  • фиксация хода и результатов следственного действия;
  • оценка полученных результатов и установление их места и значения в системе доказательственной информации по делу.

Конкретными задачами любого следственного действия являются собирание, фиксация, исследование, оценка и использование доказательств. Каждой стадии следственного действия соответствует определенный комплекс задач подобного рода.

Подготовка к проведению следственного действия. На этой стадии уточняются и формулируются задачи следственного действия, решаются вопросы, связанные с моментом его производства и кругом участников, применением технико-криминалистических средств и приемов, определением формы и пределов использования оперативных возможностей органов дознания, взаимодействия со специалистами, средствами массовой информации и населением.

Сформулированные задачи следственного действия находят отражение в плане его проведения. При подготовке к проведению сложного по содержанию и ответственного следственного действия такой план рекомендуется составлять в письменной форме.

Помимо указания задач следственного действия, места и времени его проведения такой план может содержать:

  • информацию о лицах, в отношении которых проводится следственное действие, и тех, от которых можно ожидать противодействия проведению следственного действия, а также об объектах, по поводу которых или на которых оно проводится;
  • указание на имеющиеся доказательства, потребность в которых может возникнуть при проведении следственного действия, или относящиеся к обстоятельствам, по поводу которых оно проводится;
  • указание на приемы использования этих доказательств, а также оперативной информации, если она имеется в распоряжении лица, проводящего следственное действие;
  • указание на тактические приемы проведения следственного действия, последовательность их применения с учетом развития ситуации, т.е. с прогнозированием возможных результатов и линии поведения его участников, а также на необходимые технические средства.
Читайте также:
Агитация по вопросам референдума

Существенным элементом подготовки к проведению следственного действия является установление круга его участников. Если круг участников судебного действия, как правило, определяется законом, то применительно к следственным действиям помимо закона важно и усмотрение следователя.

С позиций закона различают обязательных и необязательных, факультативных участников следственного действия. Кроме следователя или лица, его заменяющего, к числу обязательных закон в соответствующих случаях относит понятых, переводчика, педагога, законных представителей несовершеннолетнего допрашиваемого, защитника. Однако на практике этот круг может быть расширен по усмотрению следователя за счет включения свидетелей, потерпевших, обвиняемых, представителей администрации и т.д.

В ряде случаев к участию в следственном действии привлекается и специалист (например, при осмотре места кражи, дорожно-транспортного происшествия и т.п.). Поэтому, определяя круг будущих участников следственного действия, следователь должен руководствоваться не только требованиями закона, но и рекомендациями криминалистики, правилами, которые выработала практика проведения данного следственного действия по конкретной категории уголовных дел.

Отдельно остановимся на вопросе об участии в производстве следственных действий понятых. В новом УПК РФ (ст. 170) их участие предусмотрено при наложении ареста на имущество, осмотре и эксгумации, следственном эксперименте, обыске (в том числе и личном) и выемке, предъявлении для опознания и проверке показаний на месте – т.е. практически во всех случаях, за исключением допроса, очной ставки, освидетельствования, а также получения образцов для сравнительного исследования.

Институт понятых имеет давнюю историю. Впервые в русском законодательстве он упоминается еще в “Уложении” 1649 г. Известный дореволюционный процессуалист проф. И.Я. Фойницкий писал о нем: “Это остаток старинного нашего института народного участия в уголовном суде, переродившегося в институт обеспечения подлинности происходящего перед данным органом власти и записываемого в протокол.

По Своду законов (т.е. до Судебной реформы 1864 г. – А.Б.) он применялся шире, главным образом при допросах, для показаний; такое назначение понятых условливалось недоверием к полиции, производившей предварительное следствие, и должно было отпасть с переходом последнего в руки судебных следователей”. Должно было, но не “отпало”.

Статья 108 Устава уголовного судопроизводства предписывала приглашение понятых при производстве осмотров, обысков и освидетельствований, т.е. всех известных в то время следственных действий, за исключение допроса и очной ставки. Эта традиция и была воспринята советским законодательством.

Как следует расценивать сохранение института понятых в современных условиях? Во всяком случае, конечно, не как одну из форм “участия общественности” в уголовном судопроизводстве, поскольку случайные люди общественности не представляют. Думается, это пережиток того же недоверия к объективности лица, ведущего расследование, своеобразное средство против фальсификации доказательств, хотя, как известно, проще всего и чаще всего фальсифицируются результаты допроса, при производстве которого понятые не присутствуют, что невольно наводит на мысль о целесообразности первоначального предназначения института понятых.

Квалифицированно оценить законность, целесообразность и эффективность действий следователя понятые практически не могут, поскольку обычно совершенно не компетентны и фактически превращаются в статистов, людей “для подписи”, которую они, как правило, и ставят без колебаний и сомнений, полностью полагаясь на добросовестность следователя, которую оценить не в состоянии, за исключением редких случаев слишком откровенных подтасовок с его стороны или пренебрежения правилами здравого смысла, например, когда следователь не пересчитывает изымаемые при обыске деньги.

Сомневаясь в принятии столь радикального предложения, можно было бы пойти на компромисс, исключив обязательное присутствие понятых при производстве тех следственных действий, в которых помимо следователя участвуют иные незаинтересованные лица, могущие при необходимости дать нужные показания о ходе и результатах следственного действия: специалисты, лица, предъявляемые для опознания вместе с опознаваемым, вспомогательные участники следственного эксперимента и др. Еще более целесообразным было бы предоставление следователю права приглашать понятых по своему усмотрению, тогда, когда он считает это нужным.

Проведение следственного действия. На данной стадии реализуется намеченный план и решаются те задачи, которые ставил перед собой следователь. Это период применения тактических приемов, непосредственного получения доказательственной информации или создания необходимых условий для ее получения, период проверки версий по делу.

Содержание тактики следственного действия в известной степени зависит от места этого акта в процессе расследования. Следственные действия по их роли в ходе следствия обычно подразделяются на первоначальные и последующие.

Первоначальные начинают осуществляться с момента возбуждения уголовного дела и служат средством:

  • ориентирования следователя в обстановке и содержании расследуемого события, получения представления о его механизме и последствиях;
  • раскрытия преступления по горячим следам, получения необходимой информации для установления и розыска преступника;
  • собирания тех доказательств, которым грозит уничтожение или исчезновение под влиянием субъективных или объективных факторов;
  • получения исходной информации для построения развернутых версий, охватывающих все содержание предмета доказывания.
Читайте также:
Реабилитация инвалидов: что это такое, описание и особенности

Иногда первоначальные следственные действия отождествляют с действиями неотложными, т.е. такими, момент проведения которых нельзя отсрочить, которые следует проводить тотчас же, как только в них возникла необходимость. Это неточно. Действительно, в большинстве случаев первоначальные следственные действия не терпят отлагательства, являются неотложными. В то же время неотложным может быть любое следственное действие на любом этапе расследования, необязательно на начальном.

Последующие следственные действия, осуществляемые на втором и третьем (заключительном) этапах расследования, направлены на исследование, оценку и использование доказательств, собранных на начальном этапе, дальнейшую работу с доказательствами, детальную проверку версий, доказывание элементов состава преступления, выяснение обстоятельств, способствовавших совершению преступления и тех, которые препятствуют расследованию.

Если для тактики первоначальных следственных действий одним из главных, определяющих, является фактор времени, момент внезапности, то тактика последующих следственных действий характеризуется комбинационностью, когда несколько следственных действий объединяются в едином комплексе, подчиненном одной цели, и образуют тактическую комбинацию.

Фиксация хода и результатов следственного действия. Тактика этой стадии следственного действия призвана обеспечить максимально полное и верное отражение всего содержания следственного действия и достигнутых результатов, т.е. фиксацию всех данных, имеющих доказательственное значение.

Поскольку вопросы фиксации доказательств уже были достаточно подробно рассмотрены ранее, ограничимся замечанием о том, что тактические приемы фиксации должны обеспечить не только полноту и качество фиксации, но и максимально эффективное в этих целях применение соответствующих технико-криминалистических средств и приемов.

Здесь выявляются допущенные ошибки, прослеживаются те последствия, к которым они привели или могут привести, решается вопрос о необходимости повторного проведения данного следственного действия.

Оценке подвергается и тот процессуальный документ, в котором отражены ход и результаты проведенного действия, – с точки зрения его объективности, полноты, логичности и последовательности изложения, четкости и ясности формулировок, наличия требуемых процессуальных реквизитов.

ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: Следственные действия: психология, тактика, технология

НАСТРОЙКИ.

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • » .
  • 63

М. И. Еникеев, В. А. Образцов, В. Е. Эминов

Следственные действия: психология, тактика, технология

Эффективность следственной работы во многом зависит от умения правильно и в полном объёме использовать криминалистические, психологические и криминологические знания.

В условиях роста преступности, беспрецедентного многообразия и усложнённости криминальной активности, своевременное и высокопрофессиональное производство следственных действий – главное и неоспоримое условие процессуальной результативности предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовным делам.

Весьма похвально и вполне оправданно, что авторы взялись за исследование исключительно сложной, многопрофильной и актуальной проблематики.

Читателю представлена одна из немногих крупных работ, где последовательно и с необходимой полнотой объединены такие значимые взаимосвязанные и взаимообусловленные аспекты, как юридическая психология, криминалистическая тактика и технология производства наиболее важных следственных действий.

Монография подготовлена известными и признанными специалистами, авторами многих фундаментальных трудов в области криминалистики, криминологии и психологии, за плечами которых многолетний и успешный опыт научной и преподавательской работы, а также и практической прокурорско- следственной деятельности.

Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации, государственный советник юстиции I класса А. Г. Звягинцев.

Глава 1. Общая характеристика следственного действия

Как процессуальные способы собирания и проверки доказательств следственные действия опираются на соответствующие правовые основы.

Общие правила производства следственных действий приведены в ст. 164 Уголовно-процессуального кодекса (далее – УПК РФ). Они содержат следующие положения:

1) следственные действия, предусмотренные ч. 3 ст. 178 (эксгумация трупа), ст. 179 (освидетельствование), ст. 182 (обыск), ст. 183 (выемка), производятся на основании постановления следователя;

2) в случаях, предусмотренных пп. 4–9 и 11 ч. 2 ст. 29 УПК РФ (о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нём лиц, о производстве обыска и (или) выемки в жилище и др.), следственные действия производятся на основании судебного решения;

3) производство следственного действия в ночное время не допускается, за исключением случаев, не терпящих отлагательства;

4) при производстве следственных действий недопустимо применение насилия, угроз и иных незаконных мер, а равно создание опасности для жизни и здоровья участвующих в них лиц;

5) следователь, привлекая к участию в следственных действиях потерпевших, гражданских истцов, подозреваемых и других лиц, указанных в гл. 6–8 УПК РФ, удостоверяется в их личности, разъясняет им права, ответственность, а также порядок производства соответствующего следственного действия. Если в производстве следственного действия участвует потерпевший, свидетель, специалист, эксперт или переводчик, то каждый из них предупреждается об ответственности, предусмотренной ст. 307 и 308 Уголовного кодекса (далее – УК РФ): ‘Заведомо ложные показания, заключение эксперта или неправильный перевод’, ‘отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний’;

6) при производстве следственных действий могут применяться технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств;

7) следователь вправе привлечь к участию в следственном действии должностное лицо органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, о чём делается соответствующая отметка в протоколе;

8) в ходе производства следственного действия ведётся протокол в соответствии со ст. 166 УПК РФ.

Читайте также:
Узловая фотосъемка: что это такое, описание и особенности

К общим нормативно-правовым основам подготовки и производства следственных действий также относятся положения, касающиеся судебного порядка получения разрешения на производство следственного действия (ст. 165 УПК РФ), порядка составления протокола следственного действия (ст. 166 УПК РФ), удостоверения факта отказа от подписания или невозможности подписания протокола следственного действия (ст. 167 УПК РФ), привлечения к участию в следственном действии специалиста, переводчика, понятых (ст. 168–170 УПК РФ).

Уголовно-процессуальные положения видового характера зафиксированы в нормах УПК, предусматривающих основания, задачи, правила, порядок производства отдельных видов следственных действий (осмотра, допроса, обыска и т. д.). Третий (внутривидовой) уровень нормативно-правовых основ следственных действий представлен нормами УПК, регулирующими отдельные разновидности какого-либо следственного действия. Так, ст. 176, 177 и 180 УПК отражают общую правовую модель следственного осмотра, поскольку содержат положения, одинаково важные для всех случаев осмотра, а ст. 178 УПК включает положения, характеризующие правовые особенности лишь одной разновидности этого действия – осмотр трупа.

Оптимизации процессов, связанных с реализацией на практике уголовно-процессуальных моделей следственных действий, способствует знание и умелое применение следователями информации, содержащейся в психологических и криминалистических моделях данных действий. В первую очередь это касается положений из общей характеристики следственных действий. С этой точки зрения интерес представляет рассмотрение каждого следственного действия, во-первых, как процесса информационного взаимодействия следователя с объектами (лицами, предметами, следами и т. д.) его тактического воздействия; во-вторых, как процесса деятельностного типа (деятельности внутри другой, более широкой системы деятельности – предварительного расследования).

С криминалистической точки зрения каждое процессуальное следственное действие представляет собой специфический вид деятельности, состоящей из подготовки и производства действий.

Подготовка включает создание надлежащих условий, необходимых предпосылок, обеспечивающих достижение целей намеченного следственного действия. Она начинается после того, как, построив, проанализировав и оценив мысленную модель сложившейся ситуации, следователь, в производстве которого находится уголовное дело, другое уполномоченное на то должностное лицо (надзирающий за следствием прокурор, руководитель следственного подразделения и др.) принимает решение о производстве соответствующего действия.

Построению модели предшествует изучение имеющихся в данный момент фактических данных. Анализ мысленной модели ситуации позволяет определить наличие поисково-познавательной проблемы, для разрешения которой требуется производство какого-либо одного действия или комплекса действий. (В последнем случае определяется последовательность подлежащих производству действий и принимается решение о том, какое действие является первоочередным.) По общему правилу подготовка следственного действия включает достаточно сложный комплекс решений, мер и мероприятий.

В их круг могут входить:

– определение цели и задач действия;

– определение места, даты, времени суток и наиболее целесообразного с тактической точки зрения

М Еникеев – Следственные действия: психология, тактика, технология

  • 80
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

М Еникеев – Следственные действия: психология, тактика, технология краткое содержание

Книга посвящена правовым, психологическим и криминалистическим основам следственных действий как процессуальных способов доказывания по уголовным делам. Рассмотрены общая характеристика следственного действия, психологические условия и приёмы повышения их эффективности, даны рекомендации по подготовке и проведению отдельных видов основных следственных действий, регламентируемых ныне действующим УПК РФ.

Для работников правоохранительных органов, студентов, аспирантов, докторантов, профессорско-преподавательского состава юридических учебных заведений.

Следственные действия: психология, тактика, технология – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Особое значение имеют: определение чётко выверенной линии и манеры поведения следователя, его тактическая оснащённость, умение гибко и оперативно реагировать на изменяющуюся ситуацию, криминалистически грамотное использование тактического материала.

В группу невербальных (нонвербальных) следственных действий входят: осмотр, обыск, назначение и производство экспертизы, следственный эксперимент, другие действия, при производстве которых речевой способ собирания информации уступает место иным методам и приёмам (измерению, наблюдению и т. д.).

Подготовка к производству невербального действия осуществляется в одном случае преимущественно в целях обеспечения поиска носителя вещной информации; в другом случае – и для его поиска, и для исследования; в третьем случае – только в целях исследования (первоначального, повторного, дополнительного).

Многое из того, что делается на этом этапе, аналогично тому, что и как происходит при подготовительных мероприятиях в группе вербальных действий.

Формулируются цели и задачи предполагаемой деятельности, определяются последовательность, приёмы и правила решения задач, осуществляется прогноз развития ситуации и с учётом разных его вариантов составляется план производства действия, определяются участники, место и время его проведения. Кроме того, на данной стадии может возникнуть необходимость дополнительного (сплошного или выборочного) изучения материалов дела, проведения установочных мероприятий, формирования рабочей группы, изучения методической и иной литературы, привлечения специалистов нужного профиля, принятия мер по нейтрализации возможного противодействия, обеспечению безопасности участников намеченного действия.

Невербальному действию в порядке его подготовки могут предшествовать также иные действия и мероприятия. К их числу могут относиться меры, обеспечивающие прибытие участников действия на место его производства, установление необходимых контактов с представителями предприятий, организаций, учреждений, общественных и иных структур.

Наибольшее внимание в данном случае уделяется вопросу технического оснащения предстоящего действия и привлечения к участию в нём соответствующего специалиста, а то и нескольких сразу.

Читайте также:
Ставка рефинансирования: что это такое, описание и особенности

Тактический потенциал следственного действия – это прежде всего система приёмов, которыми располагает и оперирует следователь.

Тактический приём может быть определён как адекватный ситуации способ воздействия на объект (фрагмент объективной действительности, документ, предмет, человек), способствующий эффективному собиранию и использованию информации, оптимизации решения других задач при подготовке и проведении следственного действия.

Тактические приёмы весьма разнообразны и предполагают конкретные виды и формы сознательного, целеустремлённого проявления активности субъекта поисково-познавательной деятельности (различные меры, поступки, действия либо воздержание от них, определённая линия поведения, обеспечивающая в комплексе необходимую результативность поставленной задачи).

Существует ряд критериев допустимости тактического приёма, поскольку далеко не всякий способ решения следственных задач может рассматриваться как правомерный и разрешённый в уголовном процессе.

Тактический приём должен соответствовать нормам закона, не противоречить этическим нормам и правилам, быть безопасным для жизни и здоровья участников следственного действия, других людей, его применение не должно причинять вред иным охраняемым законом отношениям. Важными признаками приёма, рекомендуемого криминалистикой, являются его научная обоснованность и состоятельность, апробированность, эффективность.

Не допускаются приёмы, основанные на лжи, фальсификациях, унижении чести и достоинства людей, нарушениях их законных прав, разжигании национальной, религиозной и расовой розни и вражды, межличностных конфликтов, на провокациях, использовании беспомощного состояния, слабостей и негативных черт личности.

При подготовке и проведении следственного действия обычно используется сочетание различных тактических приёмов, т. е. те или иные их комплексы (тактические комбинации).

Важное значение для подготовки следственных действий имеют следующие приёмы и правила:

– системный многогранный анализ исходной следственной ситуации (учёт и анализ всех элементов ситуации, их связей и взаимодействий, рассмотрение её структурных и функциональных компонентов и т. д.);

– криминалистический анализ преступления и объекта тактического воздействия;

– правовой и криминалистический анализ расследуемого события, поведения его участников, а также хода и результатов выполненной по делу работы;

– методы и правила криминалистического прогнозирования (поведения участников следственного действия, их реакций на вопросы, предложения и действия следователя; вариантов изменения ситуации и т. д.);

– методы социальной типизации и биографического изучения личности;

– многовариантное программирование следственного действия (рассмотрение различных программ деятельности в зависимости от возможных вариантов развития ситуации);

– метод моделирования исследуемой криминальной и сложившейся следственной ситуации с элементами (правилами, принципами, подходами) театрализации;

– метод “мозговой атаки” при групповом характере подготовки следственного действия;

– обсуждение материалов дела и прогноза развития ситуации с коллегами, не участвующими в расследовании, другими независимыми экспертами.

Достижению целей следственного действия может способствовать такой тактический приём, как внезапность проведения следственного действия, являющегося неожиданностью для лиц, не заинтересованных в установлении истины по делу. В некоторых ситуациях весьма эффективным является повторное проведение следственного действия (например, повторное проведение обыска, на которое не рассчитывало виновное лицо, перенёсшее скрытое от следствия имущество в своё жилище после первичного обыска, закончившегося безрезультатно). При подготовке и проведении следственного действия во внимание принимаются данные, собранные в ходе оперативно-розыскных мероприятий. Умелое, тактически грамотное использование полученной при этом неофициальной информации способствует оптимизации следственного действия, если при этом соблюдены необходимые требования (приняты меры к тому, что источник информации не был раскрыт; объективность информации не вызывает сомнения, для чего она может быть перепроверена и перекрыта сведениями, поступающими по оперативным каналам, но из других источников и т. д.).

Тактический потенциал контроля и записи телефонных переговоров

Аннотация: В данной статье изложена тактика контроля и записи телефонных переговоров, раскрывается его значение. Раскрывают полученные при наличии соответствующих тактических условий в результате контроля и записи переговоров, также возможность ограничения гарантии неприкосновенности частной жизни лица, тайны его переписки и иного общения с помощью средств телекоммуникационной связи.

Ключевые слова: Тактический потенциал контроля и записи телефонных переговоров, следственные действия.

Согласно п. 14.1 ст. 5 УПК РФ контроль телефонных и иных переговоров — прослушивание и запись переговоров путем использования любых средств коммуникации, осмотр и прослушивание фонограмм. Таким образом, по замыслу законодателя осмотр и прослушивание фонограммы является составной частью контроля и записи переговоров.

Фактическое основание контроля и записи переговоров может быть двух видов:

это наличие достаточных доказательств, дающих основание полагать, что в телефонных и иных переговорах подозреваемого, обвиняемого и других лиц могут содержаться сведения, имеющие значение для уголовного дела. [360] В этом случае для осуществления контроля и записи переговоров фактическое основание должно сопровождаться обязательным условием: осуществление производства лишь по делу о преступлении средней тяжести, тяжком или особо тяжком преступлении;

наличие доказательств, свидетельствующих о воздействии на свидетеля, потерпевшего или их близких родственников, родственников или близких лиц посредством угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий. В этом случае тяжесть преступления не является обязательным условием производства следственного действия.

Срок контроля и записи переговоров устанавливается судом по ходатайству следователя, но не может превышать шести месяцев (ч. 5 ст. 186 УПК РФ).

Читайте также:
Таможенные платежи: что это такое, описание и особенности

Подготовительный этап характеризуется достоверным установлением абонентского номера лица. Данное возможно осуществить путем: изучения материалов уголовного дела, в том числе протоколов допроса иных участников, выяснения номера телефона при допросе интересующего лица, истребования у операторов связи сведений о зарегистрированных абонентских номерах на конкретное лицо. Более рационально, если следователь при допросах участников уже заранее выяснит используемые абонентские номера интересующих следствие лиц. [361]

Анализ практики Европейского суда по правам человека в сфере рассмотрения материалов о нарушениях прав человека на частную жизнь путем контроля их телефонных и иных переговоров показал, что Европейский суд признает правомерными действия представителей правоохранительных органов, осуществлявших контроль телефонных переговоров и общения между абонентами с помощью иных средств связи при одновременном наличии следующих условий: вмешательство государственных органов в частную жизнь предусмотрено действующим законодательством; – оно являлось необходимым средством воздействия в демократическом обществе; – оно применялось в целях, предусмотренных ст. 8 Европейской конвенции о защите прав человека [362]

Возможность ограничения гарантии неприкосновенности частной жизни лица, тайны его переписки и иного общения с помощью средств телекоммуникационной связи предусмотрена и нормами международного права. В соответствии со ст. 8 Европейской конвенции о защите прав человека, запрещается вторжение органов власти в охраняемую международным правом сферу частной жизни за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах обеспечения национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения преступлений, для охраны здоровья или нравственности либо защиты прав и свобод других лиц.

Юридическим основанием для ограничения права на тайну информации, передаваемой с помощью средств телекоммуникации, является судебное решение. Такой механизм ограничения указанного личного права человека предусмотрен и в международном законодательстве.

Следственные действия, связанные с получением и анализом информации, передаваемой по техническим каналам связи, обладают высоким доказательственным потенциалом, но одновременно выступают ограничениями гарантий неприкосновенности частной жизни. Общепризнанной и универсальной гарантией правомерности ограничения указанных прав личности является судебный контроль, который в законодательстве распространяется на производство как следственных действий, так и оперативно-розыскных мероприятий, связанных с получением информации о телекоммуникационных соединениях, что свидетельствует о признании суда в качестве субъекта, наделенного носящими универсальный характер полномочиями по принятию решения о целесообразности ограничения конституционного права личности, предусмотренного ст. 23 Конституции РФ. Еще вчера было возможно противостояние между КС РФ и ЕСПЧ по данной коллизии, но с принятием поправки к Конституции РФ к ст.79 о главенстве норм Конституции РФ над международными договорами и соглашениями, жалоба в ЕСПЧ, как и его постановление будет не актуальным и бессмысленным. Следовательно, наш Конституционный суд РФ теперь имеет полномочия проверять противоречащие конституции решения международных судов на предмет возможности их исполнения и на данном примере, мы доказали, что это решение противоречит основам правопорядка РФ. Сведения, полученные в результате контроля и записи телефонных и иных переговоров, зачастую позволяют выявить наличие оказываемого расследованию противодействия, установить его характер, механизм и зафиксировать переговоры о данных обстоятельствах на фонограмме. В дальнейшем расследовании такие результаты контроля и записи переговоров следует использовать для опровержения заведомо ложных показаний, разоблачения ложного алиби, оговора и преодоления других форм противодействия расследованию. Полученные в результате контроля и записи переговоров сведения создают для следователя возможность лучше ориентироваться в следственной ситуации и влиять не нее. Полученные при наличии соответствующих тактических условий в результате контроля и записи переговоров фактические данные эффективно используются для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, наличия связей с интересующими следствие лицами; функций соучастников; механизма преступления; состава преступной группы; способа совершения преступления; времени совершения преступления; формы вины.

Следователь, обладая сведениями, полученными в результате контроля и записи телефонных и иных переговоров, получает возможность в тактическом отношении действовать наступательно и внезапно для противодействующей стороны, как путем прямого предъявления результатов контроля и записи, используя свою осведомленность для выработки наиболее целесообразной линии поведения. Следователь с участием специалиста (при необходимости), а также лиц, чьи телефонные и иные переговоры записаны, составляет протокол, в котором должна быть дословно изложена та часть фонограммы, которая, по мнению следователя, имеет отношение к данному уголовному делу. Лица, участвующие в осмотре и прослушивании фонограммы, вправе в протоколе изложить свои замечания к протоколу. Следователь должен предвидеть возможное противодействие и предусмотреть его нейтрализацию. Противодействие при производстве контроля и записи переговоров может заключаться в следующем: 1) умышленное сообщение преступниками ложной информации с целью направить следствие по иному пути, использование зашифрованных способов общения; 2) умышленное искажение голоса; 3) приведение звукозаписывающей аппаратуры в неисправное состояние с помощью короткого замыкания в линии электросвязи; 4) применение различных устройств, включаемых между телефонной трубкой и телефонным аппаратом, обеспечивающих анонимность телефонных переговоров путем цифровой обработки речевого сигнала для изменения тембра и тона голоса; 5) использование шифраторов речевых сообщений.

Читайте также:
Финансовый агент: что это такое, описание и особенности

Считаем целесообразным и обоснованным проведение прослушивания телефонных разговоров без получения судебного решения по факту угрозы осуществления насилия.

Итак, сведения, полученные в ходе такого следственного действия, как «контроль и запись переговоров», нужно подвергать оценке согласно требованию уголовно-процессуального закона. Для этого необходимо выполнение положений УПК РФ, регламентирующего собирание, проверку и оценку доказательств.


Порчайкина Юлия Вадимовна

студентка 3 курса

Юридического факультета им. А. А. Хмырова

Кубанского государственного университета, г. Краснодар

Научный руководитель: Завьялов В.А.,

старший преподаватель кафедры криминалистики и правовой информатики

Кубанский государственный университет, г. Краснодар

Понятие, виды и критерии допустимости тактических приемов

Для того чтобы тактические рекомендации были наиболее эффективны и максимально соответствовали специфике того или иного процессуального действия, принципы использования оперативных данных, средств и приемов криминалистической техники, специальных познаний и помощи общественности рассматриваются применительно к тактике конкретных следственных и судебных действий.

Следует подчеркнуть, что, хотя тактические приемы проведения процессуальных действий и не являются единственным элементом криминалистической тактики, они бесспорно представляют собой ее важнейшую часть, а понятия тактического приема и рекомендации относятся к числу основных.

Родовым по отношению к тактическому приему является понятие криминалистического приема.

Криминалистический прием — это наиболее рациональный и эффективный способ действий или наиболее целесообразная линия поведения при собирании, исследовании, оценке и использовании доказательств и предотвращении преступлений.

Виды криминалистических приемов:

1) технико-криминалистические:

    • приемы использования технико-криминалистических средств (например, приемы фотосъемки на месте происшествия);
    • приемы использования научных положений криминалистической техники (например, приемы обнаружения следов на основе научных положений о механизме следообразования).

2) тактические (тактико-криминалистические):

    • приемы организации и планирования предварительного и судебного следствия,
    • приемы подготовки и проведения отдельных процессуальных действий.

Тактическим может быть и “поведенческий” прием, т. е. выбор лицом, производящим расследование, определенной линии поведения.

Тактический прием (в криминалистике) – рекомендованный криминалистикой наиболее эффективный в данной ситуации способ действия (линия поведения) лица, осуществляющего доказывание, направленный на оптимизацию расследования (судебного следствия) и (или) производства отдельных процессуальных действий.

Сущность тактического приема рассматривается в двух аспектах:

    1. научная категория , характеризующая наиболее оптимальное поведение следователя в типичных ситуациях производства отдельных, преимущественно следственных, действий;
    2. способ действия , самостоятельно избираемый уполномоченным на то должностным лицом в конкретной ситуации, складывающейся на определенном этапе расследования преступления.

В первом случае речь идет о структурном элементе тактики, во втором – об элементе практической деятельности следователя.

Виды тактических приемов в криминалистике:
    • приемы организации и планирования предварительного и судебного следствия;
    • приемы подготовки и проведения отдельных процессуальных действий.

Тактическим может быть и “поведенческий” прием, т. е. выбор лицом, производящим расследование, определенной линии поведения.

Критерии допустимости тактических приемов в криминалистике

Основными критериями допустимости использования на практике того или иного тактического приема являются:

    1. законность,
    2. этичность,
    3. научная обоснованность.

Законность как принцип реализации тактических приемов означает, что по своей направленности каждый прием должен соответствовать духу и букве закона, поскольку сущность законности заключается в строгом соблюдении и исполнении требований действующего законодательства.

Основным нормативным актом, определяющим условия применения тактических приемов, является УПК РФ, в ст. 7 которого прямо указывается на необходимость соблюдения законности при производстве по уголовному делу. Следует помнить, что в законах и подзаконных нормативных актах невозможно дать исчерпывающий перечень приемов, которые могут быть использованы в процессе раскрытия и расследования преступлений. Поэтому участники уголовного судопроизводства, наделенные властными полномочиями, на практике самостоятельно определяют порядок применения тактических приемов. В этом им помогает не только ориентир на требования действующего законодательства, но и принцип этичности реализации тактического приема.

Согласно ст. 9 УПК РФ запрещается осуществление действий и принятие решений, унижающих честь и человеческое достоинство участника уголовного судопроизводства. Поэтому нравственные критерии допустимости использования тактических приемов, как правило, разрабатываются применительно не к какому-то одному процессуальному действию, а ко всей системе действий следователя. В своем большинстве рекомендации юридической этики имеют сквозной характер. Однако их реализация – отнюдь не механический, но творческий, активный процесс, в ходе которого лицо, ведущее расследование, должно учитывать все многообразие складывающихся на практике ситуаций.

Важным требованием, предъявляемым к тактическим приемам, является их научная обоснованность. Если рассматривать тактический прием лишь как способ действия, линию поведения отдельно взятого следователя, надо признать, что “научность” его действий в этом случае весьма условна. Будучи результатом преломления через призму субъективного (не всегда высокопрофессионального) представления следователя о “правильности” избранной им тактики, подлинно научные достижения криминалистики трансформируются в обычные рациональные с позиции конкретного следователя действия и поступки.

Под научной обоснованностью тактического приема следует понимать:

    • его “научность” по источнику происхождения или средству проверки, что предполагает использование в процессе формирования и апробации приема сведений, средств и методов из разных областей знания;
    • соответствие тактического приема современному уровню развития криминалистики и тех наук, из которых тактикой заимствуются положения, обосновывающие его рациональность;
    • научное предвидение возможных результатов реализации тактического приема.

Тактическая рекомендация – это научно обоснованный, апробированный практикой совет, касающийся оптимального выбора и применения в типичных ситуациях расследования преступлений технико-криминалистических средств, тактических приемов и методов собирания, изучения и оценки криминалистически значимой информации. Будучи советом, рекомендации необязательны к исполнению. Их функциональное назначение заключается в теоретическом обеспечении практической деятельности лиц, осуществляющих расследование в конкретных следственных ситуациях, складывающихся в процессе производства по делу.

Читайте также:
Как юридически создать свой лейбл?

Следственная ситуация рассматривается в двух аспектах:

  1. сумма сведений о характере происшедшего события, обстановке, условиях, в которых осуществляется расследование в целом (а значит, предстоит проводить то или иное процессуальное действие), об отношениях участников судопроизводства между собой и к предстоящему следственному действию, т.е. совокупность обстоятельств, реально сложившихся в деятельности следователя на момент выбора и реализации тактического приема;
  2. с научной точки зрения под следственной ситуацией понимается система взаимосвязанных условий, влияющих на создание и реализацию типизированных групп приемов производства отдельных следственных действий, специфика которых может быть обусловлена:
    • характером объекта воздействия тактических приемов;
    • источником происхождения, объемом и содержанием информации, которой располагает следователь к началу производства следственного действия;
    • психологическим отношением участников процесса к предстоящему следственному действию;
    • процессуальными условиями производства отдельных следственных действий.

Нормы, определяющие общие принципы допустимости применения тактических приемов, — это:

    1. требования полноты, всесторонности, объективности, быстроты и активности расследования;
    2. нормы, определяющие права граждан, соблюдение которых при расследовании преступлений и в судебном разбирательстве гарантируется законом;
    3. нормы, указывающие на пределы исследования обстоятельств дела как на фактические пределы использования тактических приемов — по объекту приложения (фактические данные), во времени и в пространстве.

Но допустимость применения тактических приемов зависит не только от их соответствия закону, но и от их научной обоснованности, являющейся залогом достоверности результатов, получаемых с их помощью. Естественно, что закон не дает определения научной обоснованности тактических приемов, ибо это вопрос факта, а не права.

Под научной обоснованностью тактических приемов следует понимать: а) научность приема — по источнику происхождения (результат научной разработки) или средству проверки (научная проверка рекомендаций практики); б) соответствие тактического приема современным научным представлениям, современному состоянию криминалистической тактики или состоянию тех наук, из которых тактикой заимствованы положения, обосновывающие данный прием; в) возможность научно предвидеть результаты применения тактического приема и определять степень точности этих результатов; г) возможность заблаговременно определить наиболее оптимальные условия применения тактического приема.

Помимо перечисленных положений, которые можно в целом условно назвать теоретической обоснованностью того или иного тактического приема, необходимо иметь в виду и их практическую обоснованность, т. е. целесообразность применения средства или приема исходя из значимости возможного результата соотносительно с затратой необходимых сил, средств и времени.

Принцип целесообразности не является решающим при определении правомерности тактического приема. Существен только его выбор из числа тех, которые с точки зрения закона допустимы в любом случае или в конкретной ситуации. Таким образом, противоречия между законностью и целесообразностью нет, ибо целесообразным признается только то, что законно.

Важным условием применения тактических приемов является их доступность, возможность использования каждым следователем, оперативным сотрудником органов МВД, судьей. Тактический прием не должен выходить за сферу профессиональных знаний и навыков этих работников, не должен требовать для своей реализации специальных познаний. В противном случае он перестает быть тактико-криминалистическим и выступает как прием, относящийся к той области знаний, которую представляет и использует в уголовном судопроизводстве соответствующий специалист. Таковы, например, приемы судебно-медицинского исследования трупа, судебно-бухгалтерской проверки документов и т. п.

По мере развития и совершенствования уголовно-процессуального законодательства отдельные тактические приемы могут получать законодательное признание. В связи с этим возникает вопрос, сохраняют ли они значение тактических приемов или же в силу их обязательности утрачивают такое значение. В науке уголовного процесса и в криминалистике по этому поводу нет единого мнения.

Сторонники одной точки зрения считают, что тактические приемы признаком обязательности не обладают и обладать не могут, что никаких тактических правил в процессуальных нормах не содержится. По их мнению, тактический прием, ставший нормой закона, перестает быть приемом, ибо тактика предполагает свободу выбора.

Сторонники другой точки зрения считают, что тактический прием, ставший нормой закона, не утрачивает своего криминалистического содержания. Такой вывод можно сделать исходя из самой сущности этого понятия.

Ранее указывалось, что тактический прием — это наиболее рациональный, наиболее эффективный способ действия или наиболее целесообразная линия поведения лица, осуществляющего процессуальное действие. Законодательная регламентация означает как раз признание, что этот прием и есть наиболее целесообразный, наиболее рациональный, наиболее эффективный способ действия при производстве определенного процессуального акта, настолько целесообразный и эффективный, что его следует применять или что его можно применить во всех случаях. Оттого что он закреплен в законе, он не перестал быть способом действия, т. е. тактическим приемом.

Таким образом, сущность тактического приема — не в его обязательности или необязательности. Обязательность есть выражение оценки законодателем тактического приема как наиболее эффективного средства расследования или судебного разбирательства в конкретном случае. Тактика — не просто свободный, а правильный выбор. Если такой выбор делает законодатель, то это тоже тактика, так как критерием правильности этого выбора является многолетняя научно обоснованная практика применения какого-то приема. Известно, что свободный — это осознанно необходимый выбор, а законодательная регламентация тактического приема есть осознанный выбор конкретного приема при определенной ситуации. Поэтому отсутствие произвольности выбора не означает отсутствия, свободы выбора, если исходить из правильного определения понятия свободы.

Читайте также:
Следы пожара: что это такое, описание и особенности

Наконец, следует сказать еще об одном условии применения тактических приемов. Его можно определить как соответствие применения данного приема в конкретной ситуации нравственным требованиям общества, как этичность приема.

Этичность приема как условие его применения может быть общей, равной для всех случаев, и специфической, зависящей от конкретной ситуации, складывающейся в ходе расследования или судебного разбирательства. Применение тактического приема не должно оскорблять или унижать достоинство и честь участника процессуального акта, создавать опасность для его жизни и здоровья, сопровождаться разглашением интимных подробностей его жизни и т. п. Неэтичным будет, например, раздевание трупа для осмотра в присутствии близких потерпевшего.

Помимо приемов, криминалистическая тактика разрабатывает и рекомендации. Тактико-криминалистическая рекомендация — это научно обоснованный и апробированный практикой совет, касающийся выбора тактических приемов. Такая рекомендация может относиться и к применению при производстве конкретного процессуального действия тех или иных технико-криминалистических средств или приемов собирания, исследования и использования доказательств.

Рекомендации могут быть общими, т. е. такими, которые применимы: а) любым участником доказывания; б) в любой ситуации независимо от обстоятельств дела. Рекомендации также могут быть специальными — рассчитанными на определенного адресата (следователя, оперативного работника и т. п.) или на конкретную ситуацию, в том числе и связанную с чисто этическими условиями проведения процессуального действия.

Рекомендации могут относиться к различным сочетаниям тактических приемов, объединенных единым замыслом, т. е. к тактическим комбинациям (операциям).

Тактическая комбинация — это определенное сочетание тактических приемов или следственных действий и иных мероприятий, преследующее цели решить конкретную задачу расследования и обусловленное этой целью и следственной ситуацией.

Криминалистическая характеристика тактического (психического) воздействия в системе следственных действий

Зорин Р.Г., доцент кафедры уголовного процесса, криминалистики Гродненского государственного университета им. Я. Купалы, кандидат юридических наук.

Психологи утверждают, что всякое воздействие на личность, вербальное – невербальное, непосредственное – опосредованное, является психическим. Правовой природой психического воздействия в науке криминалистике занимались исследованиями ряд ведущих криминалистов: Р.С. Белкин, А.В. Дулов, А.Р. Ратинов, Н.И. Порубов, В.Л. Васильев и многие другие.

Профессор А.Р. Белкин определил тактическое воздействие как всякое правомерное воздействие на тот или иной объект, осуществляемое с помощью методов как собственно тактических приемов или на основе тактики использования иных криминалистических средств и методов как собственно криминалистических, так и обязанных своим происхождением смежным отраслям знаний .

См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 3: Криминалистические средства, приемы, рекомендации. М.: Юрист, 1997. С. 164.

Общее определение воздействия сформулировал Н.П. Хайдуков: “Воздействие на человека есть процесс передачи информации от субъекта воздействия посредством различных методов и средств отражение этой информации в психике данного лица, способной вызвать соответствующую реакцию, которая проявляется в его поведении, деятельности, отношениях, состояниях, становясь доступной для восприятия воздействующим посредством “обратной связи” .

Хайдуков Н.П. Тактико-психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц. Саратов, 1984. С. 13.

Под влиянием, по мнению Д.А. Зарайского, понимается изменение состояния, поведения, личностно-смысловых образований партнера, его намерений, установок, ожиданий, целей, мнений, решений, представлений, потребностей, действий, переживаний, оценок и проч. .

См.: Хайдуков Н.П. Указ. соч.

Тактическое воздействие осуществляется в специфических условиях и среде. А именно, как правило, в сфере уголовно-процессуальных правоотношений и в среде оперативно-розыскной деятельности, т.е. профессиональной правовой деятельности, регулируемой соответствующим законом в зависимости от ее вида. В связи с этим тактическое воздействие может быть классифицировано в зависимости от процессуального статуса по субъектному признаку (следователь, прокурор, дознаватель, защитник, оперативный работник). Нетрудно заметить, что все указанные лица являются профессиональными участниками уголовного процесса. Из этого следует, по мнению автора, что далеко не всегда всякое воздействие может быть признано тактическим, так как не всякое психическое воздействие преследует тактические цели и задачи. А лишь то, которое отвечает соответствующим требованиям его применения, к которым необходимо отнести следующие:

  • нормативное обоснование (непротиворечие закону), фактологическое и научное обоснование;
  • целесообразность и эффективность;
  • соответствие нормам морали, этики, профессиональной этики;
  • не должно быть основано на неосведомленности участников в вопросах права, шантаже, угрозах;
  • не должно способствовать оговору, самооговору.

Психическое воздействие не следует отождествлять с тактическим.

Тактическое воздействие независимо от объекта (на личность, ситуацию) всегда в конечном итоге влечет за собой воздействие на личность. А значит, тактическое воздействие всегда является психическим, но не наоборот. К примерам неправомерного психического воздействия можно отнести: постановку наводящих вопросов, нарушение этических норм, игнорирование реализации прав участников процесса.

Читайте также:
Продажа товаров с использованием автоматов

При этом возникает вполне логичный вопрос, как различить, распознать, с чем мы имеем дело: с неправомерным психическим или неправомерным тактическим воздействием. Думается, что при этом следует исходить из целей и задач воздействия, его научного обоснования и других соответствующих требований, его содержания. Само по себе психическое воздействие не может рассматриваться как цель и задача, а его оказание служит лишь непременным условием и тоном уголовно-процессуальной, криминалистической деятельности при раскрытии и расследовании преступлений.

Следует отметить, что нельзя исключить и оказание тактического воздействия со стороны иных субъектов уголовного процесса. Например, со стороны обвиняемого, подозреваемого, если это воздействие действительно соответствует вышеуказанным требованиям и продиктовано позицией защиты (адвоката).

Поскольку в качестве тактического воздействия могут выступать тактические приемы, то и требования, как видно, предъявляются те же, к которым ученые-криминалисты относят:

  • законность, своевременность;
  • избирательность воздействия, нравственность;
  • не должны унижать честь и достоинство;
  • не должны оправдывать само совершение преступления;
  • не должны основываться на неосведомленности в вопросах права.

Целями, например, тактического воздействия, по мнению Р.С. Белкина, выступают:

  • изменение следственной ситуации в благоприятную для следствия сторону;
  • максимальное использование неблагоприятной ситуации;
  • изменение отдельных компонентов следственной ситуации;
  • достижение превосходства в ранге рефлексии над противодействующей стороной;
  • обеспечение методичности и наступательности расследования.

Воздействие, как тактическое, так и психическое, имеет своей целью влияние на личность, на ситуацию в уголовном судопроизводстве.

Например, воздействие на личность осуществляется через ее основные свойства:

  • направленность (цели, мотивы, потребности, интересы);
  • характер (морально-психологический облик);
  • социально-психологические ценности;
  • психические свойства (особенности интеллектуальной, эмоциональной, волевой сферы, восприятие);
  • темперамент (уравновешенность, эмоциональная устойчивость т.д.) .

См.: Столяренко А.М. Психологические приемы в работе юриста: Практ. пособие. М.: Юрайт, 2000. С. 215.

Проблемным является распознание самого факта оказания тактического воздействия и его правомерности, силы воздействия, условий, оснований его применения, адресности, направленности в целях диагностики и прогноза криминалистической ситуации.

Тактическое воздействие, исходя из своей природы, может быть:

  • явным и латентным (скрытым);
  • длительным (длящимся) и кратковременным (одномоментным);
  • активным – пассивным:
  • в виде действий либо бездействия;
  • носящим уголовно-процессуальный характер – непроцессуальным;
  • по направленности воздействия (на личность, на группу лиц, на ситуацию) – непосредственное и опосредованное;
  • исходя из целей (тактическое – стратегическое).

К трудностям такого распознания разумно отнести следующие:

  • то, что воздействие, как правило, осуществляется латентно;
  • осуществляется со стороны одного субъекта на другого, т.е. вне восприимчивости для окружающих;
  • тактическое воздействие на личность, на ситуацию далеко не всегда находит свое отражение в уголовно-процессуальных документах;
  • трудности установления источника происхождения воздействия;
  • в проблемных условиях установления целей и задач воздействия;
  • в проблемных условиях, сопряженных с противодействием сторон в уголовном судопроизводстве.

По мнению автора, было бы целесообразно внести в уголовно-процессуальный закон следующее определение психического воздействия (как правомерного), под которым понимается такое воздействие со стороны компетентных должностных лиц на участников уголовного судопроизводства, которое предполагает свободу выбора занимаемой позиции осознанно критически, вне всякого насилия, выраженного в форме действия или бездействия.

Каково же значение разграничения данных понятий? Решение данного вопроса значительно облегчит участникам уголовного процесса распознание факта оказания неправомерного психического (тактического воздействия) на более ранних стадиях. Известно, что обнаружение данного факта рассматривается как допущение существенного уголовно-процессуального нарушения, что влечет за собой отмену принятых итоговых процессуальных решений, вплоть до отмены приговора.

Как совершенно справедливо указывает профессор Е.Н. Холопова в своей интересной и содержательной работе “Правовые основы судебно-психологической экспертизы по факту морального вреда в уголовном судопроизводстве”, нравственные страдания являются основным признаком причинения морального вреда и обязательным его следствием.

Суть морального вреда, продолжает она, состоит не столько в самом факте нанесения обиды, оскорбления, унижения, а в индивидуальном отношении к этим негативным проявлениям человеческой натуры.

Одним из общих оснований повышения объема компенсации субъективных потерь (морального вреда), по мнению Е.Н. Холоповой, является факт длящегося причинения физического, психического вреда, нравственных страданий. Психологическая экспертиза призвана установить ряд вопросов по формированию доказательств факта причинения морального вреда, его глубины, интенсивности .

См.: Холопова Е.Н. Правовые основы судебно-психологической экспертизы по факту морального вреда в уголовном судопроизводстве: Монография. Калининград, 2003. С. 112.

В связи с этим факт оказания неправомерного тактического (психического) воздействия может быть подвергнут диагностике, правовой оценке по следующим основаниям:

  • соответствие нормам закона (в отдельных случаях тактическим требованиям);
  • соответствие нормам морали, этики, профессиональной этики;
  • диагностика и анализ адресности (направленности) воздействия;
  • целесообразность, необходимость и эффективность воздействия;
  • мотив, цель воздействия;
  • оценка волевого, интеллектуального психического развития личности субъекта, воспринимающего или оказывающего воздействие;
  • процессуальный статус субъектов как участников воздействия;
  • умысел (прямой – косвенный).

Таким образом, эффективность тактического воздействия зависит от многих факторов, которые должны быть в обязательном порядке учтены при производстве отдельных следственных действий.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: