Церковное право: что это такое, описание и особенности

Церковное право как религиозная правовая система.

Для того, чтобы положительно решить вопрос о том, является ли церковное право неким автономным обособленным правовым образованием в рамках романо-германской правовой семьи, необходимо выяснить, во-первых, качественное своеобразие регулируемых им отношений (предмет регулирования), во-вторых, особенности способов и приемов правового воздействия на регулируемые отношения (метод правового регулирования); кроме а того, необходимо определить, является ли церковное право

системным, структурированным образованием и какова эта система.

Пр е д мет “Среди потребностей человека, удовлетворение

иерковного права. которых обеспечивается правом,- писал проф. И.С.Бердников,- первое место принадлежит религиозной потребности’ [290] . Однако право обеспечивает далеко не все религиозные потребности человека, а потому необходимо отграничить “правовую” часть религиозных отношений от иных отношений в данной сфере. Для церковно-правовых отношений характерны следующие общие особенности:

а) Это корпоративные отношения, участниками которых являются лишь члены Церкви, а также сама Церковь и корпорации внутри нее.

б) В рамках корпорации эти отношения имеют публично­властный характер; он выражается в том, что, во-первых, эти отношения имеют для Церкви как корпорации общезначимый характер, их нельзя свести к частным интересам отдельных лиц, во- вторых, эти отношения регулируются в рамках установлений и предписаний церковной власти (иерархии), которая в рамках своих полномочий может воздействовать на участников данных отношений. При этом властное воздействие церковной иерархии отличается от подобного воздействия со стороны государства, так как корпоративная власть более основана на методе убеждения, чем принуждения.

в) Эти отношения могут быть как чисто корпоративными, так и с внешним элементом (напр. отношения с другими вероисповеданиями и государством).

Указанные особенности не следует рассматривать изолированно друг от друга. Из них с необходимостью вытекают по крайней мере три группы церковно-правовых отношений:

1) Церковное устройство;

2) Церковное управление (в том числе церковный суд и процесс, церковные наказания);

3) Внешние отношения Церкви.

Итак, предметом церковного права можно считать корпоративные отношения, имеющие по природе правовой характер, существующие в Церкви, охватывающие сферу ее устройства, управления и внешних сношений.

Рассмотрим более подробно элементы предмета правового регулирования в данной области.

А. Церковное устройство. Это вытекающий из самой природы Церкви порядок, определяющий ее структуру и состав, общие основы ее жизни и деятельности. Рассматриваемая категория отношений

делится на более мелкие группы. К первой группе относятся отношения личного состава церкви; здесь и статус члена церкви, и юридические факты, образующие, изменяющие и прекращающие этот статус. Следующая группа отношений – иерархические, охватывающие тех субъектов, кто правомочен осуществлять власть в Церкви. Третья группа отношения в области административно- территориального устройства Церкви почти всеми канонистами относится к сфере церковного управления, однако, по нашему мнению, она гораздо ближе к церковному устройству, т.к. эти отношения имеют не прикладной, а базовый характер для церковного правопорядка.

В качестве примера для подтверждения нашей мысли приведем споры, неоднократно возникавшие в Церкви по поводу первенства власти между различными ее частями. Исторически эти споры были связаны с Римом, что в конечном счете вылилось в разделении церквей 1054 г., затем то же многократно имело место применительно к Константинополю, притязающему до последнего времени на роль не только кафедры, первенствующей по чести, но и имеющей определенные властные полномочия в отношении других церквей, не входящих в юрисдикцию Константинопольского Патриархата. В частности, в XX в. это выражалось в единоличном объявлении Константинополем своей юрисдикции над церковной диаспорой (т.

Каноническое основание для усвоения себе подобных полномочий Константинополь находит в 28-м правиле 1У Вселенского Собора. В нем сказано: “. B царствующем граде Константинополе,

новом Риме, тоже самое и мы определяем и постановляем о преимуществах святейшия церкви тогожде Константинополя, нового Рима. Ибо престолу ветхаго Рима отцы прилично дали преимущества, поелику то был царствующий град (выделено мной – М. В.). Следуя тому же побуждению, и сто пятьдесят боголюбивейшие епископы (имеется в виду Второй Вселенский Собор 381 г. – М.В.) предоставили равные преимущества святейшему престолу нового Рима, праведно рассудив, да град, получивши честь быть градом царя и синклита, и имеющий равные преимущества с ветхим царственным Римом, и в делах церковных возвеличен будет подобно тому, и будет вторым по нем”. Еще более лаконично говорит об этом 3-є правило Второго Вселенского Собора: “Константинопольский епископ да имеет преимущество чести по Римском епископе, потому, что град оный есть новый Рим”. Таким образом, отдавая Константинопольской митрополии первенство чести после Рима, каноны ничего не говорит о каких-либо властных полномочиях. Более того, по смыслу данного правила, это первенство чести является условным, и зависит от политического и государственного значения города, где расположена кафедра.

Как писал епископ Никодим (Милаш), – данные правила строго следуют установившейся в Церкви норме, что “помимо важности происхождения известной церкви, всегда имелось в виду, при распределении церковных областей, и политическое распределение оных, равно и значение, которое данный город имел в политическом отношении” [291] .

Б. Церковное управление. Это отношения по осуществлению церковной власти.

как почти всякий субъект церковного властвования наделен в той или иной мере и первой, и второй, и третьей. Но поскольку власть – это понятие одновременно и неделимое, и многофункциональное, многоуровневое, то дифференциация церковной власти все же существует; ее подразделяют обычно на а) власть освящающую, б) власть учительную и в) власть правительственную.

Таким образом. сфера церковного управления – это осуществление всех этих уровней власти.

Освящающая власть – это власть совершать таинства, которые по существу являются корпоративными юридическими фактами, так как образуют, изменяют и прекращают права и обязанности членов Церкви. Власть учения – это правомочие разъяснять и толковать все то, что относится к предмету веры и нравственности в рамках Церкви. Власть управления – это способность регулировать и направлять внутреннюю жизнь Церкви. Субъекты (носители) церковной власти могут быть разные категории лиц; в одних случаях, это только полномочный собор епископов, в других – епископ единолично; некоторыми элементами церковной власти наделяются священники и даже миряне (последние, напр. наделены правом проповедовать в церквах (учительная власть) и правом участвовать в управлении приходом (власть управления)).

К сфере церковного управления относятся, в частности, семейно-брачные отношения, церковные наказания, суд, процесс, управление церковным имуществом, надзор и контроль в Церкви и проч.

В. Внешние отношения Церкви. С первых веков своего существования Церковь, по самому своему предназначению, должна была вступать в отношения с внешним миром. “. Церковь пребывает в окружающем ее мире, поэтому каждый ее член должен знать не только, что такое Церковь, но и что такое, с христианской точки зрения, этот

мир, и каковы должны быть их отношения,- пишет проф.М.С.Иванов. Церковь не является замкнутой в себе структурой. Для нее характерна предельная открытость миру; она предлагает свои духовные ценности всем и каждому” [292] .

Здесь присутствуют два рода отношений: 1) отношения с другими вероисповеданиями; 2) отношения с государством. Эти отношения имеют не только корпоративный характер, но в ряде случаев они прямо являются публичными, так как находятся в сфере интересов всего общества в целом. Их отличает также многовариантность, так как их внешние формы могут изменяться сообразно исторической обстановке.

Читайте также:
Таможенные посты: что это такое, описание и особенности

Отношения Церкви и государства в различные исторические периоды складывались по-разному; от стремления Церкви “подмять” под себя государство, до попыток государства сделать Церковь своей составной частью; от жестоких гонений на Церковь, через тесное единение с нею (“симфонию”) до индифферентизма к ее делам и нуждам. Эти отношения во многом зависели и зависят от множества различных факторов (политических, национальных, экономических и проч.). Однако следует отличать реально существовавшие отношения между Церковью и государством от того идеального представления о них, которое существует в корпоративном сознании Церкви и вытекает из ее учения и канонов; иными словами, нужно отличать отношения Церкви и государства от отношения Церкви к государству.

Что же касается отношений с другими вероисповеданиями, то последние можно разделить на вероисповедания христианские и нехристианские.

Первые Церковь рассматривает в контексте вопроса о своих, границах (см. выше), вторые же – как объект для просветительской и миссионерской деятельности.

* Охарактеризовав сами регулируемые отношения, необходимо

дать определение самому церковному праву. “Нормы и правила, регулирующие как внутреннюю жизнь Церкви, в ее общинно­институциональном аспекте, так и ее отношения с другими общественными союзами, религиозного или политического характера, составляют церковное право”,- пишет протоиерей В.А.Цыпин [293] .

Методология Необходимо отметить, что проблема

церковного права. методологии в науке церковного права

рассматривалась исключительно по отношению к самой науке, т.е.

А качестве методологии исследования, но не регулирования отношений. Поэтому сделанные в этом разделе выводы не являются бесспорными, а представляют лишь соображения, выведенные на основе анализа норм церковного права и практики их применения.

Все известные науке методы правового воздействия на общественные (в том числе и корпоративные) отношения можно разделить на две группы:

а. императивные (централизованные) методы, предполагающие юридическое неравенство воль сторон;

б. диспозитивные (договорные, локальные), предполагающие их юридическое равенство и свободу усмотрения – выбора своего поведения. Все остальные методы являются как бы промежуточными между этими двумя крайними группами.

Непреложным правилом является положение о том, что метод отрасли зависит от ее предмета; есть отрасли, в которых доминирует

та или иная группа методов (напр. диспозитивный метод в гражданском праве); однако бывает и так, что в одной отрасли сочетаются два противоположных метода (пример тому – трудовое

* право, сочетающее централизованное и локальное регулирование). Именно сочетание двух противоположных методов воздействия на отношения характерно для церковного права.

В соответствии с приведенной классификацией методов правового регулирования методами церковного права можно считать акривию и икономию. Акривия – это решение вопросов с позиции строгой определенности, не терпящей отступления от основных начал христианского учения. Данный метод применяется в тех случаях, когда речь идет об основополагающих догматических началах церковной жизни, о самой сущности и целях существования Церкви и Христианства.

а Акривии противостоит икономия, то есть снисхождение к

человеческим немощам и слабостям в церковно-практических и пастырских вопросах, не носящих догматического характера. Икономия предполагает известное отклонение от канонических правил в указанной выше сфере и частичную замену законности целесообразностью.

Такое понимание метода вытекает как из сущности регулируемых отношений, так и из самого духа евангельского благовестия. С одной стороны, наиболее ценные объекты (вероучение) нуждаются в эффективной правовой защите. С другой стороны, Сам Христос пришел на судить , но спасти мир; Он проявил милосердие и снисхождение к человеческому роду и заповедал своим последователям (а значит и Церкви, ибо она их союз) делать то же по отношению друг к другу.

Сочетание акривии и икономии по существу является соотношением законности (понимаемой как четкое и неуклонное,

буквальное соблюдение нормативного предписания) и целесообразности (полезности, удобства).

Спецификой норм церковного права, особенно в канонической

их части, является усложненный порядок отмены или изменения. Поэтому многие канонические нормы в силу изменившихся обстоятельств утратили свое регулятивное значение, став “мертвыми”; в этих условиях приходится прибегать к игнорированию подобных норм и замене их правовым обычаем [294] .

Итак, икономия распространяется полностью на “мертвые” нормы, перешедшие из области права в область морали (в том числе надправовой), либо вовсе утратившие свое значение; кроме того, икономия распространяется на все те нормы, которые не имеют основополагающего значения, а следовательно, их неисполнение в угоду целесообразности и полезности в каждом конкретном случае,

* хотя и не отменяет общего правила, но создает возможность для более эффективного регулирования отношений.

Однако икономия имеет и свои пределы. Так, не подлежат икономии те нормы, икономическая трактовка которых может коренным образом исказить основы христианского учения. В качестве примера можно привести мнение архиепископа Илариона (Троицкого) о том, что в обществах, так или иначе отделившихся от Церкви, последняя не признает действительность юридических фактов (напр. крещения); принимая же перешедших из указанных обществ в Церковь, крещение над ними не совершается, будто бы потому – как полагал архиеп. Иларион,- что действует принцип икономии. Однако, по справедливому замечанию проф.прот.Г.В.Флоровского, “. Вряд ли можно усваивать Церкви власть и право как бы вменять не­бывшее в бывшее, превращать ничтожное в значимое “в порядке

икономии” 1 . Иными словами, либо мы признаем действительность юридических фактов в отделившихся вероисповеданиях и тогда принимаем перешедших из них, учитывая то, что эти факты уже имеют место (как это сейчас и происходит), либо, опираясь на логику архиеп. Илариона, не признаем наличия этих фактов и, тем самым, заявляем о необходимости крещения для приходящих из неправославных христианских исповеданий. И в том, и в другом случае икономия неприменима.

Система В своей совокупности нормы церковного

церковного плава, права составляют систему. В целом – это одна из относительно автономных корпоративных правовых систем, состоящая из множества подсистем и элементов.

Как и в любой правовой системе, первичным элементом * церковного права является норма. Она имеет ту же структуру, что и любая правовая норма; вместе с тем нормы церковного права отличаются от иных корпоративных норм в других корпоративных образованиях. Так, если большинство корпоративных норм имеют регулятивный характер, то есть содержат лишь гипотезу и диспозицию [295] [296] , то нормы церковного права (особенно канонические) напротив, главной своей задачей имеют охрану определенных отношений в различных сферах церковной жизни; в этой связи появился термин “церковно-дисциплинарные нормы”, однако охранительная направленность некоторых норм церковного права отнюдь не ограничивается сферой нравственности и дисциплины, но охватывает весь комплекс отношений, входящих в предмет церковного права. Но если по удельному весу охранительных норм

церковное право несомненно удерживает первое место среди корпоративных правовых систем, то в своей сущности канонические

охранительные предписания ничем не отличаются от

Читайте также:
Защита чести, достоинства и деловой репутации

немногочисленных охранительных норм в других корпорациях; и те, и другие “как правило, касаются лишения или непредоставления льгот, привилегий, благ, прав, которыми могут пользоваться члены. ’’ 1 . К вопросу о санкциях примыкает и проблема корпоративного принуждения в церковном праве. “Церковному праву тоже присущ характер принудительности, но меры принуждения, применяемые церковной властью, решительно отличаются от тех, которые применяются государственной властью,- пишет прот.В.А.Цыпин. Церковь не уполномочена своим Основателем принуждать физически, опираясь на материальную силу, что может позволить себе государство.

* Другой важной особенностью церковных санкций является то,

что даже самые тяжкие из них применяются не только ради поддержания церковного порядка, но и в неменьшей степени ради

духовной пользы самого нарушителя церковных законов” [297] .

Церковное право как система состоит из подотраслей, институтов и подинститутов. Весь объем церковно-правовых норм можно разделить на две части: 1) внутреннее право; 2) внешнее право Церкви. Эти части (которые мы условно будем называть подотраслями, если считать само церковное прав о отраслью, а точнее, корпоративной правовой системой).

Эти подотрасли в свою очередь делятся на более мелкие образования (институты и подинституты).

ВНУТРЕННЕЕ ПРАВО ЦЕРКВИ

Систему церковного права в целом можно представить в виде схемы (см. схему 4).

К подотраслям церковного права в соответствии с его предметом

относят внутреннее право и внешнее право Церкви. Как видно из самих названий, речь идет о нормах, регулирующих различные сферы корпоративных отношений; в одном случае это внутрицерковные отношения, в другом – отношения Церкви, ее учреждений и членов к иным, внешним субъектам.

Внутреннее право состоит из двух институтов: церковного устройства и церковного управления. Первый регулирует фундаментальные вопросы церковной жизни (личный состав Церкви, основы ее административного и территориального устройства). Церковное управление включает судоустройство и судопроизводство, церковные наказания, семейно-брачное право, церковно-

* имущественное право, корпоративный надзор и контроль.

Особенностью внутреннего права является то, что в Церкви традиционно отсутствует разделение властей (в общепринятом понимании, как некий общий принцип с системой сдержек и противовесов), а потому судебная власть и нормы, определяющие ее организацию и функционирование, относятся к церковному управлению.

Внешнее право также делится на два института: первый охватывает нормы, регулирующие церковно-государственные отношения (разумеется так, как их понимает Церковь; а вариантов здесь может быть множество).

Второй включает в себя нормы, определяющие отношение Церкви к иным вероисповеданиям.

Безусловно, построение системы церковного права нуждается в корректировке в соответствии со стандартами, выработанными общей

теорией права на основе данных, предоставленных отраслевыми юридическими науками. В частности, необходимо (как это принято в большинстве отраслей права) разделить церковное право на общую и особенную части. К общей части логически следовало бы отнести вопросы экклезиологии (правовой статус Церкви), состав и устройство Церкви, регулирование и виды церковной власти, общие основания корпоративной ответственности по церковному праву и проч. К институтам особенной части можно отнести отдельные виды церковного управления и церковной власти, семейное, имущественное, процессуальное, внешнее право Церкви, отдельные виды церковных наказаний.

протоиерей Владислав Цыпин. Церковное право

Часть I. Источники церковного права
Право

Место церковного права в системе права

Церковное право занимает в системе права определенное место. Какое именно? В своих ответах на этот вопрос юристы значительно расходятся между собой. Еще в Древнем Риме существовало деление права на две ветви: jus publicum (публичное право), и jus privatum (частное право). В “Дигестах” императора Юстиниана сказано: “Изучение права распадается на две части: публичное и частное. Публичное право, которое (относится) к положению римского государства, частное, которое (относится) к пользе отдельных лиц” [1].

Опираясь на это классическое разделение, многие из правоведов и канонистов либо пытаются отнести церковное право к одному из названных институтов, либо само церковное право разделяют на церковное публичное и церковное частное право. В Риме религия вполне отождествлялась с государственными интересами, поэтому и jus sacrum (священное право) в “Дигестах” совершенно последовательно рассматривается как часть публичного, государственного права: “Публичное право включает в себя святыни (sacra), служение жрецов, положение магистратов” [2].

Такую классификацию права восприняли и некоторые христианские канонисты, не только западные, но и русские. Профессор Н.С. Суворов писал: “В церковном праве нет надобности различать публичное и частное право, потому что все вообще церковное право носит публичный характер” [3]. Однако его точку зрения не разделяют другие видные православные канонисты: епископ Никодим (Милаш), профессор А.С. Павлов.

Сложившееся в Константиновскую эпоху сращение церковного права с государственным законодательством представляет собой лишь исторический феномен, который имеет и свое начало, не совпадающее с рождением Церкви, и свой теперь уже очевидный конец. А главное, в этом сражении, в византийских “Номоканонах”, всегда можно отделить каноны (κανωνες) от законов (νομος). Церковь — не государственное установление. Христианская вера предназначена для всех, независимо от национальности и государственной принадлежности, Вселенская Церковь не замыкается государственными границами. Поэтому универсальное церковное законодательство не может быть частью государственного законодательства, всегда национально или по меньшей мере территориально ограниченного.

Государственное, публичное право всякого народа является продуктом его истории и потому претерпевает изменения в зависимости от перемен в жизни народа. Напротив, Церковь выводит свое право из Божественного Откровения, данного людям навсегда, вследствие чего первооснова церковного права, его ядро, остается неизменным на все времена, как неизменны догматы веры. Церковное право совершенно самобытно по отношению к праву любого государственного или политического образования.

Церковь Христова имела свои правила, свою достаточно полно разработанную систему законов еще тогда, когда Римское государство не только не признавало за ней статуса публичной корпорации, но прямо преследовало ее как недозволенную ассоциацию (collegium illicitum). Государство может, конечно, как это и произошло вскоре после издания Миланского эдикта (313 г.), придать церковным правилам статус государственных законов, обязательных для исполнения гражданами, но для членов Церкви эти правила обязательны и без государственной санкции, в силу их церковного авторитета. Таким образом, право, определяющее внутри-церковные отношения, своим происхождением не обязано государству и не является частью государственного, публичного права.

Иначе обстоит дело с внешним церковным правом, т.е. теми нормами, которыми регулируются отношения Церкви как одного из общественных союзов с другими общественными образованиями, прежде всего с государством. В данной сфере поместная Церковь вполне зависит от воли государственной власти, осуществляющей свои суверенные полномочия на территории этой Церкви.

Чтобы правильно судить об отношениях между Церковью и государством, а значит, и между церковным и государственным правом, нельзя упускать из виду принципиальное различие между внутренним и внешним церковным правом. Последнее, безусловно, входит в сферу государственного права. Государство может рассматривать Церковь как публичную корпорацию и даже признавать за церковными правилами статус государственных законов, оно может признавать ее всего лишь как частное общество или устанавливать какие-либо иные нормы для ее существования, может, наконец, подобно Римской империи, объявить ее вне закона; но внутрицерковное законодательство по самой природе своей во всех этих случаях остается совершенно самобытным и суверенным.

Читайте также:
Жена делит квартиру, приобретенную моим отцом

Некоторые из канонистов, главным образом католические авторы, всячески подчеркивая независимость и самостоятельность Церкви по отношению к государственной власти, включают взаимоотношения между государством и Церковью в область международного права. За такой позицией, очевидно, скрывается представление о Церкви как о своеобразном государственном образовании, при этом забывается то обстоятельство, что Церковь является все-таки Царством не от мира сего, иноприродным политическим союзам, преследующим совершенно иные цели, чем государство, а потому и не имеющим оснований для заключения с государством конкордатов и договоров, опосредующих международные отношения. Несостоятельны поэтому и те системы, в которых церковное право, наряду с государственным и международным, включается в публичное право как его особая отрасль.

Нет серьезных оснований относить церковное право и к области частного права. Главный аргумент в защиту этой точки зрения тот, что религия — дело совести, а не государственной повинности, следовательно, дело частное. Верно, с христианской точки зрения не может быть принуждения к религиозной вере. Из этого вовсе не следует, что Церковь есть дело частное. Церковь, конечно, представляет собой частное общество по отношению к государству, которое не признает за ним статус публичной корпорации. Церковь — частное общество и в отношении к тем лицам, которые к ней не принадлежат, но для своих членов, а это самое главное, Церковь вовсе не частное общество, а организм, обладающий предельной универсальностью.

На этом основании приходится отвергнуть и концепцию тех юристов, кто, в зависимости от того, отделена или не отделена Церковь от государства, рассматривает ее право как публичное в первом случае и как частное — во втором. Историк права Марецолл в своих “Институциях римского права” (1875 г.) писал: “Каждый человек по своим верованиям входит в состав той или другой религиозной общины. Отсюда возникают более или менее своеобразные религиозные отношения. Отношения эти совпадают всецело со всеми прочими отношениями в государстве, именно там, где существует вполне национальная религия. Так, у римлян, jus sacrum отнесен к jus romanum publicum. Где же нет такого отождествления интересов государства с интересами религии, именно в новейших государствах, отношения верующих к их религиозной общине, Церкви, образуют особенное право — церковное. Церковное право, поскольку речь идет об отношении Церкви к государству, входит, правда, в состав государственного права. Но так как оно затрагивает и интересы отдельных лиц и видоизменяет их, то оно относится и к частному праву. Все же остальное в церковном праве лежит на границе между частным и публичным правом” [4].

Рассуждения автора правильны, но все дело в том, что, как остроумно заметил А.С. Павлов, “нечто, “лежащее на границе между частным и публичным правом”, существующим в государствах, и составляет в церковном праве существенный элемент, который проникает всю его систему и дает ему характер, отличный от всякого другого права” [5].

Таким образом, внутреннее церковное право нельзя отнести ни к частному, ни к публичному праву. А.С. Павлов писал: “Пока систематика различных отделов права не возведена к бесспорным философским началам, до тех пор мы вправе оставаться при взгляде средневековых цивилистов и канонистов, которые, имея в виду различие источников и предметов частного и публичного права, с одной стороны, и канонического — с другой, не находили иного, высшего начала для деления системы права и сообразно с этим разделяли все право в последней инстанции на jus civile (право гражданское, т.е. мирское, светское вообще) и jus canonicum (право каноническое, церковное)” [6].

Добавить к этому можно лишь следующее: и самые блестящие успехи юридической систематики не могут поколебать сложившуюся в средневековье классификацию права — разделение его на гражданское и церковное. Г. Пухта вполне резонно отмечал, что римляне “рассматривали “священное право” (jus sacrum) лишь как часть “публичного права” (jus publicum), это вполне соответствовало характеру их религии. Напротив, право Христианской Церкви представляет собой третью ветвь права, наравне с частным и публичным (общественным правом)” [7], Аналогичной точки зрения придерживался и учитель Г. Пухты Ф. Савиньи [8].

Само же церковное право канонисты в зависимости от его источника делят на Божественное (divinum), которое некоторые ученые называют еще и естественным (naturale), основанное на ясно, выраженной Божественной воле, и положительное (positivum), или церковное право в узком смысле слова, основанное на точно установленных законодательных актах самой Церкви.

В зависимости от того, идет ли речь о праве, регулирующем внутреннюю жизнь Церкви или ее отношения с иными общественными и политическими образованиями, прежде всего, государством, различают внутреннее (internum) и внешнее (externum) церковное право.

Церковное право разделяют также на писаное (scriptum), когда известные законы были изданы, утверждены и письменно изложены компетентной законодательной властью, и обычное, или неписаное (nonscriptum, per consuetudinem), если оно хранилось в Церкви путем предания и обычая.

Наконец, существует общее (commune) и частное (particulare) церковное право. Первое подразумевает основные законы, обязательные для Вселенской Церкви, второе же составляют законодательные акты, действующие в отдельных поместных Церквах.

Церковное право

Епископ Чистопольский и Нижнекамский Пармен запретил своим указом в служении протоиерея Владимира Головина за:

«… непослушание архиерею и деятельность, вносящую соблазн в деятельность Церкви».

Протоиерей не раскаялся и исполнил распоряжения епископа и теперь его ожидает церковный суд, который на основе положений церковного права примет решение об отрешении его от сана. Его примут на основании норм церковного права, ведь Русская Православная Церковь живёт, управляется и взаимодействует с государством в соответствии с церковным правом.

Нормами, содержащимися в церковном праве, Церковь оберегает свой богосозданный строй

Учёные определяют церковное право как совокупность правовых норм, сложившуюся в течение истории христианской Церкви, регулирующих её внутреннюю дисциплинарную (каноническую) жизнь, а также отношения Церкви с государством или же государствами.

Церковь представляет собой Царство Божие на Земле и поэтому с самого своего создания проявляет свою Богочеловеческую природу. Именно поэтому она отличается от всех других человеческих сообществ.

Церковь ― это Божественное учреждение и в нём Святой Дух подаёт людям благодать для своего спасения и духовного возрождения. Несмотря на то обстоятельство, что Церковь Христова — это Царство не от мира сего (Ин. 18:36), она явно присутствует в видимом мире.

С бытовой точки зрения она представляет собой человеческое сообщество, объединённое единой верой, Божиим законом и Святыми Таинствами.

Именно поэтому Церковь никаким земным законам не подлежит, но подчиняется при этом общим условиям земного порядка. Особенно ярко это проявляется во взаимоотношениях Церкви и государства. Этого вполне достаточно чтобы ввести её в область права.

При этом правовое регулирование касается не только названных отношений, но и охватывают и внутрицерковную жизнь, устройство Церкви, взаимоотношения между церковными общинами и институтами, а также между отдельными членами Церкви.

Читайте также:
Факт юридический: что это такое, описание и особенности

Нагорная проповедь, Карл Генрих Блох. 1877 год. В Новом Завете Церковь Христова представляет собой Иисуса Христа и тех, кто следует за Ним. Во время Нагорной проповеди Христос дал своим ученикам правило и догматы веры, основав тем самым Церковь

Так как христианская Церковь учреждена Создателем и её Глава Иисус Христос дал ей Свой закон, а именно: правило веры и догматы веры (нравственный закон), то церковное управление происходит по особым правилам.

Эти правила, часть которых издала сама Церковь той властью, которую Христос вручил ей, и формируют корпус церковного права. Его нормами Церковь оберегает свой богозданный строй.

Первоначально церковь подчинялась светским законам

В древней церкви церковное законодательство отсутствовало. Дело в том, что вся организация в ней состояла в самоуправлении духовных общин. Только с III века такие общины стали формировать клир, то есть совокупность наделенных особыми религиозными и священными правами служителей церкви.

Тогда же руководители христианских общин — епископы, стали профессиональными церковнослужителями.

Флавий Валерий Аврелий Константин. Римский император Константин I Великий. Император Константин признал христианство. После этого начала складываться церковная иерархия и формироваться церковное право

Представители клира в результате Таинств получали особые права на совершение богослужения и исполнение обрядов по отношению к мирянам. Кроме того, сама структура Церкви усложнилась, ведь в ней появились различные церковные чины.

После того как византийский император Константин в начале IV века признал христианство, стала формироваться строгая иерархия христианской религии.

Епископы заменили пророков и стали возглавлять округ, состоящий из несколько христианских общин. Здесь они имели как религиозную, так и судебную власть. Кроме того, они обладали правом «истолковывать» вопросы Писания и церковных обрядов.

Собрания епископов стали именоваться синодами, появились крупные объединения общин — патриархии и митрополии. В это же время римские епископы получили особый статус наместника самого Бога, обладающего и светской и церковной властью — статус папы.

Первый Никейский собор. Икона. После первого Никейского собора началось разделение христианской Церкви на западную и восточную. В результате православное и католическое церковное право отличаются друг от друга

В этот период церковной власти от власти светской делегированы права быть арбитром не только в церковных, но и моральных и этических делах. Именно с этого момента можно говорить о возникновении церковного права, ведь раньше Церковь жила по светским законам Римской и, позже, Византийской империи.

При этом стоит отметить, что после Никейского собора 325 года началось догматическое и административное обособление восточной (греческой) церкви. Произошло это из-за нежелания её представителей признавать верховенство римских пап и догмата об их непогрешимости.

В наше время католическое и православное церковное право значительно отличается

Процесс разделения христианской Церкви на западную (католическую) и восточную (православную) завершился к середине XI века.

В эпоху средневековья на Западе церковное право уже практически сформировалось, так как христианские правила стали распространять своё действие не только на священнослужителей и работников церкви, но и на всех верующих.

Смутьян из Лангедока. Жан-Поль Лоран. 1887 год. В средние века монастыри и епископы приобрели полномочия сеньориального суда. Их юрисдикция распространялась на вассалов и подвластное население

С утверждением феодальных отношений в Европе церковь, монастыри и епископы приобрели полномочия сеньориального суда в отношении вассалов, подвластного населения и зависимых сословий.

В дальнейшем каноническое право стало играть основную роль в правовой системе Западной Европы. Оно регулировало практически все сферы не только церковной жизни, но и светского общества.

Что же касается православия, то восточная ветвь христианства никогда не претендовала на первенство перед властью государственной. Именно поэтому правовые нормы православных Церквей отличаются от католических.

Так православные Церкви имеют свои церковные суды, но они не вмешиваются в светское судопроизводство и светское право. Стоит отметить, что нормы Церковного права применялись не только кдуховным служителям, но и к светским лицам (мирянам).

Церковный суд рассматривал обширный круг дел (гражданских, брачно-семейных, споры о наследстве и др.), но не подменял собой светский.

Краткий перечень отличий католического и православного права состоит в следующем:

  1. Римский Папа считается непогрешимым, поэтому решения католической церкви главенствуют над решениями светских судов. Православные Патриархи непогрешимыми не считаются и поэтому не ставят себя выше светской власти.
  2. Церковные суды Православных Церквей в светскую жизнь не вмешиваются. Суды католической Церкви рассматривают широкий круг дел относящихся к юрисдикции светских судов, например, дела, касающиеся брачно-семейных отношений.
  3. В некоторых католических странах Церковь — это часть государства и поэтому выполняет государственные функции. В России Церковь от государства отделена.

Папа Пий IX (1846—1878), во время понтификата которого доктрина о безошибочности Папы Римского была принята на Первом Ватиканском соборе. Догмат о непогрешимости Папы Римского — одна из причин различий между католическим и православным церковным правом

Естественно, что государство, особенно в средние века, часто заимствовало нормы церковного права и допускало их использование. Так, например, для регулирования семейных или брачных отношений применялись правила установленные Церковью.

При этом первенство всегда было за государством, ведь в восточной ветви христианство отсутствовал институт непогрешимости Патриархов. Эта традиция идёт из Константинополя, где власть императора в светских делах всегда ставилась выше власти патриарха.

Отличия между церковным и светским правом

Основная задача светского права — регулирование общественных отношений путём принятия в установленном порядке общеобязательных норм и правил. Именно поэтому государство реализует через право две свои важнейших функции: принуждение и наказное.

Если человек отказывается соблюдать установленные правила поведения (законы), государство принуждает его это делать, а нарушителей их наказывает.

Группа заключенных под конвоем на доставке грузов в тюрьму. Восточная Сибирь, начало ХХ века. Церковное право, в отличие от права светского, основано на тех догмах, которые даровал Церкви Христос. Именно поэтому цели наказания в Церкви и государстве различны

Право церкви же основывается на тех правила и положениях, которые дарованы Спасителем. Поэтому в нём реализуется такие методы правового регулирования как акривия и икономия. Акривия — это способ решения спорных вопросов на основе позиций строгого следования началам христианского учения.

Он используется при разрешении споров по поводу основополагающих догматических началах церковной жизни, о самой сущности и целях существования Церкви и христианства.

Икономия же представляет собой такой метод правового регулирования, который допускает снисхождение к человеческим немощам и слабостям в церковно-практических и пастырских вопросах, не носящих догматического характера.

В наше время в православии церковное право регулирует исключительно внутрицерковные вопросы. Это: проблемы церковного устройства, соответствия или несооотвествия церковным канононам поведения священнослужителей, взаимоотношения Поместных Церквей, взаимоотношения Церкви и Государства и т.д.

При этом необходимо помнить о том, что в России Церковь отделена от Государства в соответствии со статьёй 14 Конституции Российской Федерации.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл и Президент Российской Федерации Владимир Путин. Несмотря на то, что православие в России признано одной из традиционных религий, Церковь от государства отделена на основании соответствующих положений Конституции

Читайте также:
Цивильный лист: что это такое, описание и особенности

Церковь рассматривается Государством как одна из форм общественных объединений. Именно поэтому в хозяйственной деятельности она руководствуется светскими законами. Кроме того, Церковь в России платит налоги и исполняет иные обязанности, возложенные на неё российскими законами.

При этом несомненно влияние церковных институтов и христианских догм на светское право, что проявляется, например, в институте помилования или амнистии.

Кратко отличия светского и церковного права можно отобразить так:

  1. Светское право направленно на то, чтобы заставить граждан соблюдать принятые через нормативно-правововые акты правила поведения. Цель церковного права — побудить человека провести духовную работу над собой, чтобы приблизиться к Богу.
  2. Светское право основывается на тех положениях, которые приняли органы государственной власти, церковное — на догмах, дарованных Богом.
  3. Светское право, в том числе, регулирует взаимоотношения Церкви, как общественной организации, с другими субъектами права. Церковное право имеет в качестве сферы регулирования узкий спектр вопросов, касающихся внутрицкерковной жизни, и иные сферы правового регулирования не затрагивает.

Церковное право основывается на обширном своде правовых источников

Источники церковного права весьма разнообразны, но основа их — Священное Писание. Основной свод их относиться ко временам эпохи Вселенских соборов, когда сформировались основные церковные каноны. В наше время иерархия права действующего в Русской Православной Церкви следующая:

  1. Канонический кодекс Вселенской Православной Церкви — Правила Святых апостолов, Соборов и Отцов. Они включены «Пидалион», «Афинскую Синтагму» и, в переводе на славяно-российский язык, в нашу «Книгу правил».
  2. «Устав Русской Православной Церкви», принятый на Соборе 1988 году, заменивший «Положение о Русской Православной Церкви,» изданное Собором 1945 года.
  3. Определения Собора 1917-1918 гг. сохранившие законную силу в той их части, которая не отменена формально, не заменена новыми нормами «Устава» и не противоречит существующим условиям церковной жизни.
  4. Определения Священного Синода и Указы Святейших Патриархов, Патриарших Местоблюстителей и Заместителя Патриаршего Местоблюстителя в том случае, когда они не отменены и не устарели.

Первый Вселенский Собор. Эскиз к росписи храма Христа Спасителя в Москве. 1876 г. Художник В. И. Суриков. На первом Вселенском соборе приняли многие документы, ставшие основными источниками церковного права

При этом необходимо помнить, что новых государственно-правовых условиях внешнее положение Церкви в государстве определяется современным государственным законодательством.

Таким образом, всё церковное законодательство синодальной и досинодальной эпохи сохранило свою силу настолько, насколько оно не отменено, не изменено и не устарело, а так же, если оно не противоречит действующему законодательству РФ.

Отдельного рассмотрения достоин тот разнородный материал, который ранее включался в «Кормчую книгу» (Номоканон). Дело в том, что некоторые из законов византийских императоров вошли через неё в русское право.

Именно поэтому они сохранили свою силу вне зависимости от действующей на Руси и в России государственной власти.

«Номоканон» Патриарха Константинопольского Фотия I. В России это произведение носило название «Кормчая книга». Некоторые её разделы до сих пор используются в современном церковном праве

В больше мере это касается церковного брачного права, которое весьма мало регламентировано церковными канонами. Так среди практически всех Поместных Церквей принято такое определение брака, сформулированное римским юристом Модестином (III в.) и помещённое в «Номоканоне» Патриарха Константинопольского Фотия I «Брак — это союз мужчины и женщины, общение жизни, соучастие в божеском и человеческом праве».

Кроме того, в «Кормчей книге» приведены и используются в наше время правовые нормы, определяющие высшее управление в РПЦ, так как канонические устройства вселенской Церкви незыблемы во все времена.

Систематически изучать церковной право в России начали в 17 веке

Как наука церковное право изучает достаточно сложные вопросы. К примеру, до сих пор спорным предметом признаётся разделение его на собственно церковное право (jus ecclesiasticum) и каноническое право (jus canonicum).

Некоторые богословы первое производят от Церкви в эпоху Вселенских Соборов на Востоке и до конца средневековья на Западе, независимо от того, касается оно церковных или гражданских дел. Другие же утверждают, что каноническое право — это право, касающееся Церкви, независимо от законодателя.

Император всероссийский Александр I. Г. Даве. 1826 год. При императоре Александре I церковное право как богословскую науку стали систематически читать в духовных академиях

В России систематически церковное право стали изучать в 17 веке. Так в 1789 году появился Указ Святейшего Синода, согласно которому во всех духовных академиях вводилось чтение и объяснение Кормчих книг и Книги о должностях приходского священника, а также такая новая наука, как каноническое право.

При Александре I церковное право вошло в курс богословских наук и его стали читать в духовных академиях в систематическом виде

Современный учебник церковного права написал протоиерей Владислав Ципин

Определением Святейшего Синода от 10 мая 1840 года церковные законы введены в духовных академиях и семинариях как самостоятельный предмет.

Преподавали церковное право и в вузах. В советское время из-за гонений и отделения Церкви от государства церковное право практически не применялось.

Протоиерей Владислав Цыпин на первом этаже Сретенской духовной семинарии. Отец Владислав ― автор современного учебника церковного права.

В наши дни наблюдается возрождения интереса к этому предмету. При этом необходимо помнить го том, что все споры внутри той или иной епархии разрешает епархиальное управление. Именно при нём функционируют церковные суды.

Это те институты, где в наше время сосредоточена правовая деятельность Церкви. Само же церковное право в России постепенно возрождается благодаря трудам, в том числе таких его знатоков, как протоиерей Владислав Цыпин, написавший современный учебник по этому предмету.

Каноническое право

Любая система общественного взаимодействия должна основываться на определенных правилах и закрепленных способах взаимного влияния. Сложно представить себе государство или какое-либо другое значительное общество без определенной системы поведения внутри этого общества.

Церковь Христова, которая основана Самим Господом, в своем духовном значении, несомненно, выше и больше любых правил и систем. Тем не менее, Церковь находится в падшем мире, в нее ходят обычные грешные люди. Поэтому совершенно необходимо, чтобы был четкий и понятный способ организации взаимодействия между членами Церкви.

Что такое каноническое право

Каноническое право — это свод правил, которые должны регулировать самые разные вопросы, возникающие во время взаимодействия членов Церкви. Это могут быть правонарушения, вероучительные споры, вопросы управления имуществом Церкви, контакты с государством и органами светской власти и многое другое. Можно сказать, что каноническое право — это практика церковной жизни, закрепленная правилами.

Когда христианская религия только начинала формироваться, все вопросы, возникающие в ранних общинах, решались на основании Священного Пиуазаний апостолов. С течением времени и разрастанием церквей стало очевидно, что нужно иметь некую систему решения ключевых вопросов деятельности всей Церкви. Так и стало формироваться церковное право, которое вобрало в себя опыт христианской жизни за все века ее существования.

Читайте также:
Уставная правоспособность: что это такое, описание и особенности

Действует система канонического права в Православной, Римо-Католической и некоторых Восточных Церквях. Эта система включает в себя следующие элементы:

  • правила, составленные апостолами;
  • постановления Вселенских соборов;
  • решения Поместных соборов;
  • общность правил Отцов Церкви.

Основа церковного права — это, безусловно, апостольское предание. Будучи первыми и прямыми последователями Иисуса Христа, апостолы разрабатывали самые первые способы взаимодействия в раннехристианских общинах. Имея особую благодать, апостолы обладали духовной мудростью и могли понимать те или иные стороны духовной жизни.

Важно понимать, что Церковь, как Тело Христово, не нуждается ни в каких сводах правил и системах управления. Но как социальный и общественный институт, Церковь взаимодействует как с внешним миром (в виде государственных органов и организаций), так и с отдельными церковными элементами (например, взаимодействия разных епархий).

Именно для того, чтобы в нашем мире Церковь, как социальный институт, могла нормально функционировать, была единой и необходима система канонического права.

Элементы канонического права

Как и любая система, церковное право также имеет свои составляющие элементы. Основными из них можно назвать догмат, канон и обычай. Рассмотрим их детальнее.

Догматом в Православной Церкви называется вероучительная истина, которая является неоспоримой, базируется на Священном Писании, выражает суть христианства, какие-то основополагающие принципы. Как правило, догматы принимались на Вселенских соборах, они являются обязательными для всей полноты Церкви.

Непризнание догматов говорит о нарушении понимания сути веры, что является ересью. Злостных нарушителей догмат, которые не признают своих ошибок и не раскаиваются в них, предают анафеме. Канон является определенным вариантом решения того или иного церковного вопроса. Практика формируется на основе Священного Писания и предания, мнения святых отцов.

Канон призван решать конкретный практический вопрос церковного устройства, поэтому применяется при определенных условиях. Используются каноны для конкретных ситуаций, их толкуют и поясняют уполномоченные иерархи.

Неподчинение канону влечет за собой последствия, которые определяет и постановляет церковный суд. Каноны, в отличие от догматов, не являются однозначными и могут пересматриваться различными органами церковного управления.

Обычай — это практическое применение христианской истины в жизни конкретного человека или общины. Обычаи могут существенно отличаться в разных регионах и епархиях, обычаи отражают историческое, культурное и воспитательное наследие той части общества, в которой они соблюдаются.

Практика церковной жизни может демонстрироваться в обычаях как верно, так и искаженно (например, превращаясь в суеверие). Важную роль обычаи имеют в вопросах христианского воспитания, что хорошо видно в обществах и народах с традиционным укладом семьи — обычаи и традиции в них очень сильны, передаются из поколения в поколение и практически не могут быть оспорены или нарушены. А если это и происходит, то вызывает неизменное порицание большинства.

Свод канонов Православной Церкви

Итак, официально в общепризнанный свод канов включены

  • Правила Святых Апостолов;
  • Каноны шести Вселенских соборов;
  • Каноны Десяти Поместных соборов;
  • Правила 13 Отцов.

Наибольшее значение и силу имеют решения Вселенских соборов, которые считаются непогрешимыми. Их мнения являются общепринятыми для всех Православных Церквей. Вселенские соборы — это наивысшие органы в церковной иерархии, которые отражают мнение Церкви о тех или иных основополагающих вероучительных вопросах.

Решения десяти Поместных Соборов, вошедших в каноническое право, основаны на признании Вселенскими Соборами. Обычно Поместные Соборы действуют лишь в границах той или иной церковной единицы, на которую распространяется их власть. Поместных Соборов в истории Православной Церкви было очень много, но лишь решения десяти из них вошли в общий свод правил.

Так же можно сказать и о правилах святых отцов. Далеко не все они вошли в канонический свод, многие до сих пор используются как частное мнение тех или иных Отцов. Но признание Вселенскими Соборами важности и значимости некоторых решений Святых Отцов позволило закрепить их для всей полноты Православной Церкви.

Решение церковных конфликтов

Поскольку Православная Церковь существует во взаимодействии с миром, так или иначе в ней происходят разные конфликты и несогласия. Для того, чтобы их максимально эффективно и конструктивно разрешать, используют систему канонического права. В светской юриспруденции очевидно, что любой конфликт должен решаться на основании четкой ситемы правил.

Однако в церковной среде такая практика работает очень плохо. И проблема тут не в послушании церковным законам, а в том, что многие каноны крайне плохо соотносятся с реалиями жизни современных христиан. Многие церковные законы очень плохо соотносятся друг с другом, а то и противоречат один другому.

К сожалению, в нашей Церкви так и не был никогда создан четкий, выверенный и эффективно работающий свод правил. Для решения тех или иных спорных ситуаций используются как древние восточные правила и каноны, так и более современные постановления.

Никогда не проделывалась работа по сбору всех правил, их ситематезации и устранению несогласованности между ними. Поэтому на практике случаются ситуации, когда некоторые каноны просто перестают работать и использоваться, хотя на уровне церковного права их никогда не отменяли.

Интересно! К такому примеру можно отнести 13-е правило святого Василия Великого, которое однозначно гласит о том, что воин, убивший в сражении своего врага, должен на три года отлучаться от причастия. Сегодня это правило не соблюдается, хотя оно не было отменено или упразднено.

Церковь и ее деятельность нельзя рассматривать, как деятельность любого земного общественного института. Множество разногласий и конфликтов решаются внутри Церкви, под руководством Святого Духа, обитающего в ней. Далеко не всегда такие решения бывают быстрыми, иногда уходят годы и даже столетия, чтобы решился какой-либо важный канонический вопрос.

Кроме того, в практике церковной жизни активно используются различные указы, акты и другие документы, издаваемые в современном мире. Опираясь на них, часто удается избежать проблем с разрешением сложной ситуации и недопонимания между различными субъектами церковных отношений.

Проблема систематизации церковного права

Актуальность того, что каноническое право Православной Церкви остро нуждается в пересмотре и четкой выверенной систематизации осознали давно. Проблема заключается в том, что нет единого понимания, как должна выглядеть подобная правовая система, на какие принципы опираться, что взять за идеал и образец. Решать такой вопрос необходимо на Всеправославном соборе, созвать который не удается еще с начала ХХ века.

В 1923 году была попытка организовать такой собор, однако собрать должное количество представителей не удалось, и мероприятие получило название конгресса. Очевидно, что решить сложный вопрос системы канонического права при неполном количестве участников было невозможно.

Через несколько лет после конгресса был сформирован список актуальных вопросов о жизни Православной Церкви, для решение которых необходим созыв Всеправославного собора. Все последующие годы этот список редактировался и дополнялся, однако приблизиться к практическому решению проблемы так и не удалось.

Последний организовать подобный собор инициировали в 2016 году, однако не все Поместные церкви дали свое согласие на участие. Негативную роль сыграл политический фактор, который повлиял на церковные дела. И снова не полный состав собора сделал невозможным решение общеправославных вопросов.

Читайте также:
Транснациональные корпорации: что это такое, описание и особенности

На сегодняшний день проблема разработки эффективной системы канонического права так и остается актуальной. Очевидно, что каноническое наследие, которое по сей день основывается на правилах времен Византии, во многом утратило свою актуальность, а, следовательно, и эффективность. Самая главная задача, которая стоит перед церковным правом — сделать так, чтобы людям было легче жить церковной жизнью, а не запутать их еще больше.

Каноническое право

Любая система общественного взаимодействия должна основываться на определенных правилах и закрепленных способах взаимного влияния. Сложно представить себе государство или какое-либо другое значительное общество без определенной системы поведения внутри этого общества.

Церковь Христова, которая основана Самим Господом, в своем духовном значении, несомненно, выше и больше любых правил и систем. Тем не менее, Церковь находится в падшем мире, в нее ходят обычные грешные люди. Поэтому совершенно необходимо, чтобы был четкий и понятный способ организации взаимодействия между членами Церкви.

Что такое каноническое право

Каноническое право — это свод правил, которые должны регулировать самые разные вопросы, возникающие во время взаимодействия членов Церкви. Это могут быть правонарушения, вероучительные споры, вопросы управления имуществом Церкви, контакты с государством и органами светской власти и многое другое. Можно сказать, что каноническое право — это практика церковной жизни, закрепленная правилами.

Когда христианская религия только начинала формироваться, все вопросы, возникающие в ранних общинах, решались на основании Священного Пиуазаний апостолов. С течением времени и разрастанием церквей стало очевидно, что нужно иметь некую систему решения ключевых вопросов деятельности всей Церкви. Так и стало формироваться церковное право, которое вобрало в себя опыт христианской жизни за все века ее существования.

Действует система канонического права в Православной, Римо-Католической и некоторых Восточных Церквях. Эта система включает в себя следующие элементы:

  • правила, составленные апостолами;
  • постановления Вселенских соборов;
  • решения Поместных соборов;
  • общность правил Отцов Церкви.

Основа церковного права — это, безусловно, апостольское предание. Будучи первыми и прямыми последователями Иисуса Христа, апостолы разрабатывали самые первые способы взаимодействия в раннехристианских общинах. Имея особую благодать, апостолы обладали духовной мудростью и могли понимать те или иные стороны духовной жизни.

Важно понимать, что Церковь, как Тело Христово, не нуждается ни в каких сводах правил и системах управления. Но как социальный и общественный институт, Церковь взаимодействует как с внешним миром (в виде государственных органов и организаций), так и с отдельными церковными элементами (например, взаимодействия разных епархий).

Именно для того, чтобы в нашем мире Церковь, как социальный институт, могла нормально функционировать, была единой и необходима система канонического права.

Элементы канонического права

Как и любая система, церковное право также имеет свои составляющие элементы. Основными из них можно назвать догмат, канон и обычай. Рассмотрим их детальнее.

Догматом в Православной Церкви называется вероучительная истина, которая является неоспоримой, базируется на Священном Писании, выражает суть христианства, какие-то основополагающие принципы. Как правило, догматы принимались на Вселенских соборах, они являются обязательными для всей полноты Церкви.

Непризнание догматов говорит о нарушении понимания сути веры, что является ересью. Злостных нарушителей догмат, которые не признают своих ошибок и не раскаиваются в них, предают анафеме. Канон является определенным вариантом решения того или иного церковного вопроса. Практика формируется на основе Священного Писания и предания, мнения святых отцов.

Канон призван решать конкретный практический вопрос церковного устройства, поэтому применяется при определенных условиях. Используются каноны для конкретных ситуаций, их толкуют и поясняют уполномоченные иерархи.

Неподчинение канону влечет за собой последствия, которые определяет и постановляет церковный суд. Каноны, в отличие от догматов, не являются однозначными и могут пересматриваться различными органами церковного управления.

Обычай — это практическое применение христианской истины в жизни конкретного человека или общины. Обычаи могут существенно отличаться в разных регионах и епархиях, обычаи отражают историческое, культурное и воспитательное наследие той части общества, в которой они соблюдаются.

Практика церковной жизни может демонстрироваться в обычаях как верно, так и искаженно (например, превращаясь в суеверие). Важную роль обычаи имеют в вопросах христианского воспитания, что хорошо видно в обществах и народах с традиционным укладом семьи — обычаи и традиции в них очень сильны, передаются из поколения в поколение и практически не могут быть оспорены или нарушены. А если это и происходит, то вызывает неизменное порицание большинства.

Свод канонов Православной Церкви

Итак, официально в общепризнанный свод канов включены

  • Правила Святых Апостолов;
  • Каноны шести Вселенских соборов;
  • Каноны Десяти Поместных соборов;
  • Правила 13 Отцов.

Наибольшее значение и силу имеют решения Вселенских соборов, которые считаются непогрешимыми. Их мнения являются общепринятыми для всех Православных Церквей. Вселенские соборы — это наивысшие органы в церковной иерархии, которые отражают мнение Церкви о тех или иных основополагающих вероучительных вопросах.

Решения десяти Поместных Соборов, вошедших в каноническое право, основаны на признании Вселенскими Соборами. Обычно Поместные Соборы действуют лишь в границах той или иной церковной единицы, на которую распространяется их власть. Поместных Соборов в истории Православной Церкви было очень много, но лишь решения десяти из них вошли в общий свод правил.

Так же можно сказать и о правилах святых отцов. Далеко не все они вошли в канонический свод, многие до сих пор используются как частное мнение тех или иных Отцов. Но признание Вселенскими Соборами важности и значимости некоторых решений Святых Отцов позволило закрепить их для всей полноты Православной Церкви.

Решение церковных конфликтов

Поскольку Православная Церковь существует во взаимодействии с миром, так или иначе в ней происходят разные конфликты и несогласия. Для того, чтобы их максимально эффективно и конструктивно разрешать, используют систему канонического права. В светской юриспруденции очевидно, что любой конфликт должен решаться на основании четкой ситемы правил.

Однако в церковной среде такая практика работает очень плохо. И проблема тут не в послушании церковным законам, а в том, что многие каноны крайне плохо соотносятся с реалиями жизни современных христиан. Многие церковные законы очень плохо соотносятся друг с другом, а то и противоречат один другому.

К сожалению, в нашей Церкви так и не был никогда создан четкий, выверенный и эффективно работающий свод правил. Для решения тех или иных спорных ситуаций используются как древние восточные правила и каноны, так и более современные постановления.

Никогда не проделывалась работа по сбору всех правил, их ситематезации и устранению несогласованности между ними. Поэтому на практике случаются ситуации, когда некоторые каноны просто перестают работать и использоваться, хотя на уровне церковного права их никогда не отменяли.

Интересно! К такому примеру можно отнести 13-е правило святого Василия Великого, которое однозначно гласит о том, что воин, убивший в сражении своего врага, должен на три года отлучаться от причастия. Сегодня это правило не соблюдается, хотя оно не было отменено или упразднено.

Читайте также:
Субагентский договор: что это такое, описание и особенности

Церковь и ее деятельность нельзя рассматривать, как деятельность любого земного общественного института. Множество разногласий и конфликтов решаются внутри Церкви, под руководством Святого Духа, обитающего в ней. Далеко не всегда такие решения бывают быстрыми, иногда уходят годы и даже столетия, чтобы решился какой-либо важный канонический вопрос.

Кроме того, в практике церковной жизни активно используются различные указы, акты и другие документы, издаваемые в современном мире. Опираясь на них, часто удается избежать проблем с разрешением сложной ситуации и недопонимания между различными субъектами церковных отношений.

Проблема систематизации церковного права

Актуальность того, что каноническое право Православной Церкви остро нуждается в пересмотре и четкой выверенной систематизации осознали давно. Проблема заключается в том, что нет единого понимания, как должна выглядеть подобная правовая система, на какие принципы опираться, что взять за идеал и образец. Решать такой вопрос необходимо на Всеправославном соборе, созвать который не удается еще с начала ХХ века.

В 1923 году была попытка организовать такой собор, однако собрать должное количество представителей не удалось, и мероприятие получило название конгресса. Очевидно, что решить сложный вопрос системы канонического права при неполном количестве участников было невозможно.

Через несколько лет после конгресса был сформирован список актуальных вопросов о жизни Православной Церкви, для решение которых необходим созыв Всеправославного собора. Все последующие годы этот список редактировался и дополнялся, однако приблизиться к практическому решению проблемы так и не удалось.

Последний организовать подобный собор инициировали в 2016 году, однако не все Поместные церкви дали свое согласие на участие. Негативную роль сыграл политический фактор, который повлиял на церковные дела. И снова не полный состав собора сделал невозможным решение общеправославных вопросов.

На сегодняшний день проблема разработки эффективной системы канонического права так и остается актуальной. Очевидно, что каноническое наследие, которое по сей день основывается на правилах времен Византии, во многом утратило свою актуальность, а, следовательно, и эффективность. Самая главная задача, которая стоит перед церковным правом — сделать так, чтобы людям было легче жить церковной жизнью, а не запутать их еще больше.

Церковное право история и современность

Главная > Реферат >Государство и право

Чтобы четче определить область церковного права, необходимо раскрыть значение самого понятия «право». Философия права знает много разноречивых определений этого, на первый взгляд, казалось бы, всегда одинаково понимаемого термина. Такая разноголосица обусловлена существованием разных теорий права. Поскольку понятие «право» — предельно широкое и ключевое в юридической науке, от того или иного определения его зависит характер правовой теории.

В юридической науке XX века сложилось несколько школ; социологическая, психологическая, феноменологическая, нормативная. Крупнейший нормативист Х. Кельзен, опираясь на неокантианскую философию, развивал «чистую» теорию права, отрицая его обусловленность какими бы то ни было внешними по отношению к праву факторами. Государство он рассматривал как персонификацию правопорядка. Общепринятое в советской юридической науке определение права дано в Большой советской энциклопедии: «Право — это совокупность установленных или санкционированных государством общеобязательных правил поведения, соблюдение которых обеспечивается мерами государственного воздействия». То есть наличие права обусловлено существованием государства. Это определение выводит за рамки права обычное догосударственное право и право церковное.

Любое право, в том числе и внегосударственное, т.е. церковное, заключается в регламентации поведения людей, их действий, основываясь на санкциях по отношению к нарушителям установленного правопорядка. Задачей права является регулирование взаимоотношений между людьми, живущими в обществе, путем установления равно обязательных для всех правил поведения. Оно предусматривает также в случае необходимости принятие мер для принуждения к тому, чтобы правилам подчинялись все. Предусмотренные законодателем санкции для восстановления попранного правопорядка делают его неуязвимым для нарушителей.

Церковное право в Древней Руси.

Специальных судебных органов не было. Судебные функции выполняли представители администрации, включая ее главу – великого князя. Исторически первым источником права Древнерусского государства были правовые обычаи – нормы обычаев доклассового общества, среди которых можно отметить кровную месть, принцип талиона: «равным за равное». Совокупность этих норм называют «Законом русским».

Первыми писанными памятниками древнерусского права были договоры Руси с Византией. Эти договоры носили международно-правовой характер, но в них получили отражение и нормы «Закона русского». Княжеское законодательство как источник права появляется на Руси в Х в. Особое значение имеют уставы Владимира Святославича, Ярослава, которые внесли изменения в действующее финансовое, семейное и уголовное право. В уставах определялась юрисдикция церковных органов и судов.

В уставах закреплялось положение о десятине, согласно которому государство передавало Церкви одну десятую долю со всех собираемых им даней, судебных платежей и торговых пошлин. Церковь осуществляла собственную юрисдикцию (по установленному для неё кругу лиц и дел) на основании сводов канонического, церковного права, составленных из различных норм византийского права (Кормчая книга).

Согласно «Уставу», церковными властями регулировались отношения, относящиеся к мирскому населению. Брачно-семейное правос принятием христианства стало вводить новые для народа понятия: моногамия, затрудненность развода, бесправие внебрачных детей, жестокие наказания за внебрачные связи. К ведению церковного суда отнесено также рассмотрение следующих дел: «пошибание» (изнасилование) и умычка, браки между близкими родственниками, разные виды волшебства (ведьство, зелейничество, потвори, чародеяния, волхвования, зубоежа, еретичество), гробокопательство, идолопоклонство, осквернение храмов, избиение сыном отца или матери или дочерью, неприличное защищение женою своего мужа в драке, противоестественные пороки, убийство матерью незаконно прижитого младенца.

К кругу лиц, подсудных церковной власти, в «Уставе св. Владимира» отнесены «игумен, поп, дьякон, дети их, попадья и кто в клиросе, игумения, чернец, черница, проскурница, паломник, лечец (лекарь), прощеник и задушный человек (вольноотпущенники), сторонник (странник, богомолец), слепец, хромец, моностыреве, гостиницы, странноприимницы». «Устав» также предоставляет в заведование Церкви торговые места и весы.

Государство передавало Церкви со всех собираемых даней «дестину», что записывалось в уставы. Составными частями «десятины» были отчисления от даней разных видов, от судебных платежей и торговых пошлин. Там же оговаривался церковный судебный иммунитет и определялись пределы церковной судебной юрисдикции: по кругу лиц, на которых она распространялась, и по кругу дел, которые рассматривались церковными судами.

По Церковному уставу Ярослава, моногамная семья становится объектом защиты со стороны Церкви. Члены такой семьи, в первую очередь жена, пользуются ее всемерным покровительством. Браку обязательно предшествовало обручение, считавшееся нерасторжимым. Брачный возраст был низким (14-15 лет для мужчины и 12-13 лет для женщины). Церковь требовала венчания как непременного условия законности брака. Законодательство Древней Руси последовательно отстаивало свободное волеизъявление врачующихся, устанавливая ответственность тех родителей, которые либо выдают замуж дочь без ее согласия, либо препятствуют вступлению в брак своей дочери. Расторжение брака было возможно только при наличии поводов, перечисленных в Церковном уставе. Закон допускал имущественные споры между супругами. Жена сохраняла право собственности на свое приданое и могла передавать его по наследству. Дети находились в полной зависимости от родителей, особенно от отца, имевшего над ними почти безграничную власть. Наследственное право сохраняло многие черты патриархальных отношений.

Читайте также:
Субъекты лизинга: что это такое, описание и особенности

Возникновение нормы об ответственности родителей за невыдачу их дочери замуж и, следовательно, лишении ее средств существования после их смерти объясняется тем, что традиционное древнерусское наследственное право не обеспечивало дочерей в отличие от сыновей наследством родителей. Поэтому община должна была содержать старых дев за свой счет и налагала на родителей еще при их жизни соответствующее взыскание. Церковь на Руси, заимствуя эту норму в Устав князя Ярослава, признала ее как не противоречащую христианским нормам ответственности родителей за воспитание и обеспечение детей, но со временем, с расширением числа монастырей и благотворительной деятельности Церкви, эта архаичная норма потеряла свое значение и была отменена — она не вошла в Краткую редакцию Устава середины XIV в.

Судебная власть Церкви устанавливалась над всем христианским населением Руси, но лишь по определенным делам. Над некоторыми группами населения (цер­ковные люди) церковный суд устанавливался по всем делам, так же как суд над населением церковных земель (вотчин). В ряде случаев действие церковных уставов накладывалось на сферу действия государственного за­конодательства, основным источником которого была «Русская Правда».

В течение ХII в., с развитием структуры Киевской митрополии, формированием новых епархий, проникновением христианства во все слои населения юрисдикция Церкви изменяется, распространяясь в глубь жизни общества. Конфликты, связанные с взаимоотношениями внутри семьи, между супругами, по-прежнему остаются в ведении Церкви, княжеская власть не берет на себя их регулирование. В княжеских уставах Церкви зафиксировано также традиционно принадлежавшее Церкви преследование нецерковных религиозных культов и еретичества. Такова первая большая сфера церковной юрисдикции.

С развитием церковной организации, расширением ее деятельности и усилением авторитета появились новые группы христиан, которые также оказались в юрисдикции Церкви. В новых, расширенных текстах Устава святого Владимира XII – начала XIII в., происходивших из Новгорода и Владимира-Волынского, упоминаются миряне, находившиеся на попечении Церкви, вдовы, «калики», врачи, инвалиды и «прощеники» — лица, получившие исцеление.

Церковное право в Московском государстве.

В XV в. Церковь была важным фактором в процессе объеди­нения русских земель вокруг Москвы и укрепления централизо­ванного государства. В новой системе власти она заняла соответ­ствующее место. Сложилась система органов церковного управ­ления : епископаты, епархии, приходы. С 1589 г. в России было учреждено патриаршество, что усилило притязания церкви на политическую власть. Они вылились в конфликты патриарха Никона с царем Алексеем Михайловичем, а на более широком уровне – в раскол, столкновение старых и новых политических позиций церкви.

Высший церковный орган (Освященный собор) в полном со­ставе входил в верхнюю палату Земского собора. Духовенство как особое сословие наделялось рядом привилегий и льгот: осво­бождением от податей, телесных наказаний и повинностей.

Церковь в лице своих организаций являлась субъектом зе­мельной собственности, вокруг которой уже с XVI в. разгорелась серьезная борьба. С этой собственностью было связано большое число людей: управляющих, крестьян, холопов, проживающих на церковных землях. Все они подпадали под юрисдикцию церков­ных властей .

До принятия Соборного Уложения 1649 г. все дела, относя­щиеся к ним, рассматривались на основании канонического пра­ва и в церковном суде. Под эту же юрисдикцию подпадали дела о преступлениях против нравственности, бракоразводные дела, субъектами которых могли быть представители любых социаль­ных групп.

Власть патриарха опиралась на подчиненных церковным ор­ганизациям людей, особый статус монастырей, являвшихся крупными землевладельцами, на участие представителей церкви в сословно-представительных органах власти и управления. Цер­ковные приказы, ведавшие вопросами управления церковным хозяйством и людьми, составляли бюрократическую основу этой власти.

Церковь в своей деятельности опиралась на систему норм церковного права, содержащихся в «Кормчей книге», «Правосудье митрополичьем» и «Стоглаве» (сборнике постановлений цер­ковного Собора 1551 г.).

Семейное право в XV-XVI вв. в значительной мере основы­валось на нормах обычного права и подвергалось сильному воз­действию канонического (церковного) права. Юридические по­следствия мог иметь только церковный брак. Для его заключе­ния требовалось согласие родителей, а для крепостных – согласие их хозяев. «Стоглав» определял брачный возраст: для мужчин -15, а для женщин – 12 лет. «Домострой» (свод этических правил и обычаев) и «Стоглав» закрепляли власть мужа над женой и отца над детьми.

Устанавливалась общность имущества супругов, но закон за­прещал мужу распоряжаться приданым жены без ее согласия. Влияние обычая сказывалось на такой особенности имуществен­ных отношений супругов, как семейная общность имущества. При этом общее право супругов распространялось на имущество, предназначенное на общие цели семьи, а также на имущество, совместно приобретенное супругами в браке. Независимо от ис­точника (принесенное супругами в семью или совместно нажи­тое в браке) семейное имущество подлежало сохранению и по­следующей передаче детям-наследникам.

Имущество, ранее принадлежавшее одному из супругов, буду­чи включенным в комплекс семейного имущества, меняло свой характер и становилось общим. В интересах общего семейного бюджета, чтобы гарантировать сохранность приданого, принесен­ного женой, муж вносил своеобразный залог – «вено», обеспечи­вая его третьей частью своего имущества. После смерти мужа вдова владела веновым имуществом до тех пор, пока наследники мужа не выплачивали ей стоимость приданого.

После XV в. актом, обеспечивающим сохранность приданого, становится завещание, которое составлялось мужем сразу же после заключения брака. Имущество, записанное в завещании, перехо­дило к пережившей супруге, чем и компенсировалась принесен­ная ею сумма приданого. В случае смерти жены к ее родственни­кам переходило право на восстановление приданого. При отсут­ствии завещания переживший супруг пожизненно или вплоть до вступления во второй брак пользовался недвижимостью, принад­лежавшей покойному супругу.

1. Церковное право как научная дисциплина. Задача, метод и система церковного права.

2. Источники церковного права. Привести примеры.

3. Иерархия церковно-правовых норм.

4. Ветхий Завет и Новый Завет как источники церковного права. Привести примеры.

5. Источники церковного права доникейской эпохи.

6. Греческие источники церковного права эпохи Вселенских Соборов.

7. Кодификация византийских церковно-правовых источников в эпоху Вселенских Соборов. Типы канонических сборников.

8. Источники церковного права Византии X XV веков.

9. Источники права Русской Православной Церкви в разные исторически эпохи.

10. Каноническая регламентация Крещения. Важнейшие канонические правила. Восприемничество, препятствия к нему.

11. Хиротония и хиротесия. Важнейшие канонические правила.

12. Условия совершения хиротонии.

13. Титулы правительственной иерархии различных степеней священства.

14. Церковнослужители, правила, их касающиеся. Чины церковнослужителей. 15. Классификация препятствий к священству.

16. Требования к кандидату священства. Препятствия физического и социального характера.

17. Требования к кандидату священства. Препятствия духовного и социального характера.

18. Монастыри и монашество. Важнейшие канонические правила.

19. Каноническая регламентация монашеского пострига.

20. Монастырское управление, должностные лица в монастыре.

21. Основные принципы, регулирующие совершение Божественной Литургии и других последований.

22. Каноны о посте, поведении в храме и церковном имуществе. Канонические принципы в них содержащиеся.

23. Заключение брака, его регламентация. Тематика канонов, касающихся брака. Препятствия к браку.

Читайте также:
Фонд занятости: что это такое, описание и особенности

24. Относительные препятствия к браку.

25. Абсолютные препятствия к браку.

26. Родство как препятствия к браку. Виды родства.

27. Канонические нормы, регулирующие духовное окормление умирающих и погребение.

28. Устройство вселенской Церкви. Ныне существующие поместные церкви. Диптихи.

29. Территориальный принцип церковного устройства и исключения из него.

30. Церковная автокефалия. Условия дарования автокефалии.

31. Автономные Церкви. Их особенности, причины появления.

32. Канонические принципы высшего управления Поместной Церкви.

33. Высшее церковное управление Русской Церкви в разные исторические эпохи. История создания Устава РПЦ.

34. Органы высшего управления РПЦ по Уставу 1988г. и 2001 г.

35. Церковный суд, епархиальное, приходское, монастырское управление по Уставу.

36. Экзархаты и Самоуправляемые Церкви по Уставу.

37. «Основные принципы отношения РПЦ к инославию». Важнейшие положения этого документа.

1. Церковное право как научная дисциплина. Задача, метод и система церковного права. Богочеловеческая природа Церкви (два аспекта в жизни Церкви). Этимология понятия: на славянских и германских языках “церковь” восходит к греческому «Дом Господень», а по-латыни и в языках романских – ” εκκγησια” – общественное, или на­родное, собрание. Как Тело Христово Церковь никаким земным законам не подлежит, но как человеческое общество подчиняется общим условиям земного порядка: вступа­ет в отношения с гос-вами и др. обществ. образованиями. Область права охват. и внутрицерковную жизнь, устр-во Церкви, взаимоотношения между церковными общинами и институтами, а также между отдельными членами Церкви. Свои основн. законы Церковь получила от Христа, другие – издавала сама, властью, которую Он вручил ей. Нормы и правила, регулирующие как внутреннюю жизнь Церк­ви, в ее общинно-институциональном аспекте, так и отношения с другими обществен­ными союзами, религиозного или политического характера, составляют ЦП. Право. “Право” – предельно широкое и ключевое понятие в юридической науке. Определение “Дигест” Юстиниана: “Право есть творчество в области доброго и равного”. Наука но­вого времени XVII-XX вв. дает более содержательные, но более узкие, односторонние определения. Напр.: “Право есть внешняя свобода, предоставленная и ограниченная нормой”. В юридической науке XX в. сложилось несколько школ; социологическая, психологическая, феноменологическая, нормативная. Любое право, в т.ч. внегосударственное, обычное или церковное, заключается в регламентации поведения людей, их действий, основываясь на санкциях по отношению к нарушителям установленного правопорядка. Задачей права является регулирование взаимоотношений между людьми, живущими в обществе, путем установления равно обязательных для всех пра­вил поведения. Разграничение морали и права. От морали право отличается по преимуществу общественным характером, в то время как мораль, не лишенная обще­ственного содержания, носит личностный характер. Церковное право как явление церковной жизни и как научная дисциплина. Взаимоотношения в Церкви регули­руются как внутренними мотивами людей и нравственными заповедями, так и обще­обязательными нормами, нарушение которых влечет применение санкций, хотя и со­вершенно особого характера. Церковному праву тоже присущ характер принудитель­ности, но меры принуждения отличаются от гражданских. Даже самые тяжкие приме­няются еще и для духовной пользы, самого нарушителя. Существование в Церкви об­щеобязательных законов не противоречит христианской свободе (права и обязанно­сти!). Систематическое изложение права, которым регламентируется жизнь Церкви, составляет предмет науки “Церковное право” (или каноническое право). «Канон» (κανών) – кроме буквального (инструмент для проведения прямых линий) имеет зна­чение “образца, правила”. В НЗ – в смысле “правила” христианской жизни + перечень Священных Книг, и список клириков, и особый литургический жанр. Предмет ЦП – ка­ноны в смысле дисциплинарных постановлений – правил апостольских, соборных, и святоотеческих. Каноны следует отличать, от оросов – догматических определений Со­боров, и от законов, изданных гражданской властью. В западной юридической лите­ратуре церковное и каноническое право рассматриваются как две различные дисцип­лины. Каноническое право – все то право, которое произошло от Церкви в эпоху Вс. Соборов на Востоке и до конца средневековья на Западе, независимо от того, каса­ется оно церковных или гражданских дел. А церковное право – это право, касающееся Церкви, независимо от законодателя. На Востоке: каноническое = церковное право. Задача – построить систему церковного пра­ва. Включает в себя: 1) восстановление исторического процесса формирования дейст­вующего ЦП одновременно с историей развития церковных институтов; 2) изложение нормы права, в основу которого должны быть положены не абстрактные схемы, ра­ционалистически выводимые из. априорных принципов, а та норма, догма права, кото­рая совпадает с положительным законодательством Древней Церкви – Правилами Апо­столов, Соборов и Отцов; 3) изложение действующего ныне положительного права от­дельных поместных Церквей; 4) критический анализ существующего церковного уст­ройства, критерием для которого являются, с одной стороны, древние каноны, а с дру­гой – реальные потребности современной жизни. Методисторико-догматический (проф. А. С. Павлов). Надо восходить к неточным началам каждого церковно-юридического института и потом следить за всеми фазисами его исторического разви­тия, постоянно и точно отличая, те местные, национальные, политические влияния, под действием которых он достиг настоящего своего вида + постоянно иметь в виду связь церковного права с самым существом Церкви, с догматическими основаниями церковно-юридических институтов. Т.о. право Церкви предстанет перед нами как живое, в своем жизненном росте, со своим собственным характером. Такой метод ясно покажет, что следует признавать в праве Церкви существенным и неизменным и что случайным и несущественным, и как далеко можно идти в церковных преобразованиях, не каса­ясь существа Церкви и не колебля оснований ее права. Система ЦП: “Институции” св. Юстиниана уже устарели (абстрактная схема, по которой право разделяется на 3 отдела: лица, предметы и действия). Система Бернарда Павийского (12 в.) – уста­рела (предметная рубрикация: «судья» – учение о носителях церковной власти, «суд» – о судопроизводстве, «клир» – о правах и обязанностях духовенства, «брак» и «пре­ступление» – учение о церковных преступлениях и наказаниях). Цыпин предлагает (опираясь на системы церковного права, разработанные в новое время), следующий план курса: 1) источники канонического права; 2) церковное устройство (клир и ми­ряне, монашество); 3) органы церковного управления (во Вселенской и поместной Церквах, в епархии и на приходе); 4) виды церковной власти; 5) взаимоотношения Православной Церкви с инославными церквами и государствами. Научные дисцип­лины (богословские, юридические и исторические), смежные с ЦП. Как цер­ковная наука, каноническое право органически связано с системой богословских дис­циплин: экзегетикой, экклесиологией, нравственным и пастырским богословием, литургикой, патрологией и церковной историей. Как юридическая дисциплина – входит в систему юридических наук, особенно тесно соприкасаясь с римским правом, с обыч­ным правом славян, германцев и других христианских народов, с историей публичного и частного права, а также с ныне действующим правом тех государств, в которых есть поместные Православные Церкви, и, наконец, с теорией права. К изучению церковно-правовых источников привлекаются: археология, дипломатия, текстология, палеогра­фия.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: