Превышение пределов крайней необходимости

Статья 39. Крайняя необходимость

1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости.

2. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

Комментарий к Ст. 39 УК РФ

1. Действия, совершенные в состоянии крайней необходимости, могут быть направлены на защиту любого правоохраняемого интереса (как своего, так и чужого, общественного или государственного, на защиту, например, жизни или здоровья человека, имущества и т.д.).

Причинение вреда при крайней необходимости допускается для устранения создаваемой разнообразными источниками, а не только общественно опасным посягательством человека, реальной опасности, грозящей личности и правам оказавшегося в таком состоянии лица или иных лиц, интересам общества или государства.

2. В комментируемой статье определены условия правомерности крайней необходимости.

Угрожающая опасность должна быть непосредственной, неизбежной, т.е. в случае ее неустранения немедленно наступили бы вредные последствия для правоохраняемых интересов личности, общества или государства. Вероятная, возможная опасность не создает состояния крайней необходимости.

Обязательное условие, оправдывающее причинение вреда при крайней необходимости, состоит в том, что грозившая опасность не могла быть устранена иными средствами.

3. В то же время в законе формулируется понятие превышения пределов крайней необходимости (ч. 2 комментируемой статьи).

Для установления превышения пределов крайней необходимости требуется существование состояния крайней необходимости, т.е. наличие опасности, непосредственно угрожающей личности или иным социально значимым благам, и того, что эта опасность не может быть устранена другими средствами, иначе как путем причинения вреда. В противном случае нет состояния крайней необходимости и, следовательно, не может быть превышения ее пределов.

Явное несоответствие причиненного вреда характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, признаваемое превышением пределов крайней необходимости, закон связывает с заведомым причинением охраняемым уголовным законом интересам вреда равного или более значительного, чем предотвращенный.

4. Проводя сопоставление причиненного вреда в состоянии крайней необходимости с предотвращенным вредом правоохраняемым благам и интересам, следует иметь в виду иерархию социальных ценностей в демократическом обществе. Человек, его права и свободы являются высшей ценностью (статья 2 Конституции). Следовательно, ради спасения жизни и здоровья человека можно пожертвовать имуществом и другими охраняемыми уголовным законом интересами. И наоборот, превышением пределов крайней необходимости следует признать лишение жизни человека или причинение вреда его здоровью ради спасения имущества, обеспечения иных интересов общества или государства, которым непосредственно угрожала опасность, а равно ради спасения от гибели любого другого человека или от причинения такого же вреда его здоровью.

Соотношение размеров причиненного и предотвращенного вреда в состоянии крайней необходимости необходимо проводить с учетом того, что превышение пределов крайней необходимости влечет за собой ответственность по УК только в случаях умышленного причинения вреда.

При уголовно наказуемом превышении пределов крайней необходимости виновный осознает, что для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и другим правоохраняемым благам, он причиняет вред равный или более значительный, чем предотвращенный, желая или сознательно допуская это. В иных случаях (при легкомыслии, небрежности) уголовная ответственность исключается.

Ошибочное представление лица о причинении им вреда правоохраняемым интересам в состоянии крайней необходимости может исключать ответственность в силу отсутствия вины или влечь ответственность лишь за неосторожное преступление.

5. Нарушение условий правомерности крайней необходимости, т.е. превышение ее пределов, рассматривается как обстоятельство, смягчающее наказание (п. «ж» ч. 1 ст. 61), и квалифицируется по статьям Особенной части УК об умышленных преступлениях.

6. Состояние крайней необходимости не исключает гражданско-правовой ответственности за причиненный вред (см. ст. 1067 ГК).

Превышение пределов крайней необходимости

Обвинить нельзя, помиловать.

Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность врача. Обоснованный риск и крайняя необходимость.

К особенностям медицинской деятельности с полным правом можно отнести ее манипуляций, жизни или здоровью пациента может быть причинен вред. При этом в медицинском законодательстве нет никаких упоминаний о профессиональном риске медиков. Это ведет к тому, что пациенты предъявляют претензии к врачам, а случаи привлечения медицинских работников к уголовной ответственности множатся.

При определенных обстоятельствах уголовный закон способен защитить медика. Когда врач действует в обстоятельствах крайней необходимости или обоснованного риска, то ответственности медицинского работника не наступает, даже если его действия причинили вред здоровью пациента или привели к его смерти. Однако для того, чтобы Уголовный кодекс «встал» на строну врача, необходимо, чтобы был соблюден целый ряд важнейших условий, о которых полезно знать, чтобы понимать, какие действия а не будут рассматриваться судом как уголовно-наказуемые. О том при каких обстоятельствах медицинского работника не наступает уголовной ответственности рассказывает Антонина Чупрова, профессор кафедры уголовного права и криминологии Всероссийского государственного университета юстиции, эксперт «Национальной Медицинской Палаты», д.ю.н., профессор.

Читайте также:
Представительство в налоговых правоотношениях

Основные признаки обоснованного риска.

Статья 41 Уголовного кодекса РФ «Обоснованный риск» гласит, что не является преступлением причинение вреда при обоснованном риске.

Но риск должен иметь признаки обоснованности. Медицинский работник не будет отвечать за причиненный вред только в том случае, если все требования и условия обоснованности риска и рискованных действий были соблюдены. А требования эти весьма обширны.

Первый признак обоснованности рискаэто общественно-полезная цель, к которой стремится медицинский работник. Эта цель может быть связана как с интересами конкретного пациента, так и интересами всего общества. Например, общественно-полезной целью может быть как разработка новой вакцины, так и желание врача улучшить состояние больного. Закон не требует, чтобы цель была достигнута, главное — все действия врача должны быть направлены именно на ее достижение.

Важнейшее требование к обоснованности риска – общественно-полезная цель не может быть достигнута не связанными с риском действиями. Если врач мог достигнуть своей цели не рискуя, то при наступлении негативных последствий для пациента, риск врача не будет признан обоснованным.

Риск считается обоснованным только в том случае, если медик предпринял достаточные меры для предотвращения вреда пациенту. Оценивать, насколько эти меры были обоснованными будет специальная экспертиза. Врачам же важно помнить, что необходимо предпринять все доступные меры предосторожности, чтобы предотвратить негативные последствия.

Еще один признак – достаточная квалификация медицинского работника, т.е. уголовный закон говорит, что предпринимать обоснованные рискованные действия может только специалист, который обладает необходимым опытом и квалификацией для таких действий.

Любые действия врача при обоснованном риске должны соответствовать всем нормативным требованиям, как международных актов, ратифицированных в России, так и российским законам.

Ситуация обоснованного риска также возможна только в том случае, если медицинская организация отвечает определенным требованиям по оснащению оборудованием, квалифицированным кадрам и т.п. Т.е. в ней должны иметься условия для решения поставленных врачом целей по лечению конкретного больного.

Важен и этический фактор. Врач должен руководствоваться исключительно соображениями блага пациента, а не личными или корыстными интересами. Например, нельзя принимать никаких подношений за включение пациента в перспективные исследования, направленные на лечение тяжелых заболеваний, за использование перспективных препаратов или методов лечения. Риск также не может вызываться авантюрными или карьерными соображениями.

Важным признаком является и временной фактор. При обоснованном риске момент принятия решения и конкретных действий разделены по времени, так как перед тем, как реализовать принятые решения, доктору необходимо принять меры для предотвращения вреда.

Чтобы избежать обвинений в необоснованности риска, от пациента следует получить добровольное информированное согласие. Добровольное информированное согласие может сыграть решающую роль в сложной для врача ситуации, если пациент будет подробно и доступно информирован об основных аспектах проводимого лечения. Судебная практика всегда идёт по пути придания добровольному информированному согласию статуса базового документа при принятии решений, касающихся правильности или неправильности поведения медиков.

В то же время, важно помнить о ситуации, когда риск изначально не может быть признан обоснованным. Эта ситуация, связанная с созданием угрозы для жизни многих людей и согласно правоприменительной практике, чаще всего речь идёт о более чем двух пострадавших.

Очень часто медицинские работники предпринимают рискованные действия без достаточных на то оснований. Так, в одном из российских офтальмологических центров при лечении макулярной дегенерации врачи делали пациентам инъекции препарата «Авастин» в полость стекловидного тела глаза. Этот препарат предназначен для лечения онкологических заболеваний и его применение привело к временной утрате зрения у пациентов. Желание медиков совершить рискованные действия, чтобы помочь пациентам преодолеть тяжёлое заболевание – понятны, и это обстоятельство позволяло им рисковать. Но в данном случае риск не был признан обоснованным, так как существовали альтернативные способы лечения конкретного состояния –. это противоречит принципам обоснованности риска. Врачи не смогли убедительно обосновать подобный метод лечения – в научной литературе данные отсутствовали, кроме единственного диссертационного исследования, что не может быть признано достаточным. Типичная ошибка – не было получено информированное добровольное согласие пациентов на этот вид лечения. Конечно, в данном случае вряд ли можно говорить об обоснованном риске, и более того, действия врачей содержат признаки такого преступления, как оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности (статья 238 УК РФ), что предполагает серьезную уголовную ответственность.

Часто врачи безосновательно рискуют, не обладая для этого достаточной квалификацией. Например, врач-ординатор стоматологического отделения онкологического диспансера, принял в своё отделение тяжелобольного раком промежуточного бронха с метастазами в лимфоузлы средостения. Он провёл пациенту трахеотомию и катетеризацию подключичной вены, через день им же была проведена гастростомия. Доктор отказался от помощи специалистов соответствующего профиля, которые в этом центре были. Впоследствии выяснилось, что клинических показаний для трахеотомии не было, что гастростомия также не была обоснована клинически, более того ее нельзя было проводить, в связи с осложнениями от катетеризации подключичной вены. В итоге здоровью больного был нанесен тяжкий вред. Конечно, об обоснованном риске не может быть и речи, помимо того, что врач не обладал достаточной квалификацией (не прошёл специализации по абдоминальной хирургии и по реанимационной терапии), а достаточность квалификации — это обязательное условие для обоснованного риска, он еще и действовал с этическими нарушениями, не в интересах больного. В данном случае выгода пациента не превышала риск, которому он подвергался.

Читайте также:
О крестьянском (фермерском) хозяйстве

Итак, чтобы риск был признан обоснованным, он должен отвечать обширному списку требований, отклонение от любого из них может повлечь юридическую ответственность. Обоснованный риск как самостоятельное обстоятельство, исключающее преступность деяния, редко встречается в судебной практике.

Гораздо чаще врачи признаются невиновными в совершении преступления, согласно другой статье УК РФ «Крайняя необходимость».

Крайняя необходимость. Отличия от обоснованного риска.

Медицинские работники нередко оказываются в состоянии крайней необходимости. Согласно 39 статье УК РФ причинение вреда не является преступлением в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости.

В этом определении уже заключено существенное отличие от обоснованного риска. Обоснованный риск предпринимается ради достижения общественно- полезного результата, при крайней необходимости основная цель – это устранение угрозы жизни или здоровью человека.

Еще одно существенное различие – временной разрыв между решением и его реализацией минимален или отсутствует полностью. В медицине это означает, что необходимая помощь должна быть оказана немедленно. У врача нет возможности обратиться к иным специалистам в другие медицинские организации, если они не находятся в непосредственной близости.

Если при обоснованном риске – причинение вреда лишь возможно, то при крайней необходимости для устранения грозящей опасности всегда причиняется вред. Это может быть вред здоровью, либо вред может проявляться в нарушении порядков или стандартов оказания медицинской помощи, должностных инструкций. Поэтому, например, применение незарегистрированного лекарства или нового метода лечения в угрожающей жизни человека ситуации как нарушение закона не рассматривается. Но есть важная оговорка – причиненный вред всегда должен быть меньше вреда предотвращённого. Если вред больший или равнозначен, то речь идет о превышении пределов крайней необходимости. В этом случае уголовная ответственность наступает, если врач действует умышленно, неосторожное причинение вреда в данном случае уголовно ненаказуемо.

Если при обоснованном риске необходима определенная квалификация медика, то при крайней необходимости нет особых требований к тому врачу, что отражает угрозу жизни и здоровью. То же касается и требований к медицинской организации – особых требований для оказания экстренной помощи при угрозе жизни к ней не предъявляется, т.е. она может быть иного уровня, чем тот, который допускает совершение конкретных видов медицинских вмешательств.

Очень часто такие ситуация крайней необходимости возникает, когда для спасения жизни пациента его здоровью, тем не менее, необходимо причинить вред. Например, пациентке была удалена матка. Судебно-медицинская экспертиза пришла к выводу, что все оперативные вмешательства были проведены с целью сохранения жизни больной по экстренным показаниям, то есть удаление матки, причинение тяжкого вреда её здоровью было меньшим вредом, чем смерть, которая неминуемо наступила бы, если бы врач не провёл эту операцию. Судебным решением было установлено, что врач действовал в ситуации крайней необходимости, его действия были правомерны и соответствовали всем требованиям крайней необходимости.

Но весьма распространены и случаи превышения пределов крайней необходимости. Так, например, врач при транспортировке травмированного ребенка в районную больницу заметила, что его состояние ухудшается. Доктор, решив, что пациент умирает произвела катетеризацию подключичной артерии и начала инфузионную терапию прямо в машине. В больницу ребёнок был доставлен живым, но в тяжёлом состоянии. На вторые сутки он умер. При вскрытии были обнаружены признаки закрытой травмы груди с переломами рёбер, ушибом сердца, кровоизлиянием в ткань левого лёгкого. Были выявлены признаки патологии терапии. Эксперты указали на неправильное проведение катетеризации. И хотя экспертиза отметила, что катетеризация была необходима в данной ситуации, но стремясь спасти жизнь ребёнка, врач надлежащим образом это сделать не смогла. Более того, ошибки в терапии как раз и являлись причиной смерти ребёнка, поэтому она была привлечена к уголовной ответственности, так как были превышены пределы крайней необходимости.

Мы можем сделать выводы что хотя в ситуации крайней необходимости, для спасения жизни пациента к врачу и медицинской организации предъявляется куда меньше требований, чем при обоснованном риске, но индульгенцией на любые действия статья 39 УК РФ не является, что необходимо учитывать в своей практике.

Читайте также:
Полагается ли жилье сироте?

Незаконные приказы. Что делать?

Есть еще один небезынтересный аспект уголовного права – статья 42 УК РФ говорит, что не является преступлением причинение вреда при исполнении приказа или распоряжения, обязательного для подчинённого. Далеко не всегда распоряжения, отдаваемые руководством, в сфере здравоохранения являются законными. Однако исполнение незаконного приказа освободит врача от ответственности только при определённых условиях.

Во-первых, такой приказ должен быть отдан непосредственным руководителем своему подчинённому

Тот, кто исполняет приказ должен подчиняться этому руководителю в соответствии со своими функциональными обязанностями

Во-вторых, лицо, которое отдаёт приказ, согласно должностной инструкции должно иметь право отдавать подобные распоряжения. Медик не обязан подчиняться приказам руководителя, если отдаваемые им распоряжения выходят за пределы его компетенции.

Приказ должен быть отдан в надлежащей — письменной форме и содержать все необходимые реквизиты. При этом документ может быть как бумажным, так и электронным. Исключением являются военные формирования – в воинских формированиях существует и устная форма приказа.

Исполнитель должен быть ознакомлен с данным приказом и письменно подтвердить это обстоятельство.

И последнее очень важное условие – приказ не должен быть очевидно незаконным. Если врач осознает незаконность приказа или распоряжения, но тем не менее выполнил его, он несёт ответственность за совершённые им действия на общих основаниях, не имея возможности сослаться на исполнение обязательного приказа.

Порой «неформальные» незаконные распоряжения вышестоящих руководителей, которым подчиняются рядовые врачи, приводят врачей на скамью подсудимых. Например, нашумевший случай, когда в одном из приволжских городов умерла молодая женщина, страдающая сахарным диабетом. Врачи поликлиники пять месяцев не выписывали ей льготные лекарства. Позже выяснилось, что местный Минздрав, который вовремя не провел тендер на закупку, спускал в районные поликлиники негласные указания – не выписывать рецепты на льготные лекарства. Себя чиновники Минздрава подстраховали, а врачи, которые выполнили это незаконное распоряжение были привлечены к ответственности, поскольку они не могли не осознавать незаконность данного приказа.

Часто медикам трудно пойти на конфликт с руководством, они опасаются последствий, но медик должен понимать, что выполняя очевидно незаконное распоряжение, он подвергает себя риску уголовной ответственности. Если у медицинского работника имеются какие-либо сомнения в законности приказа или распоряжения вышестоящего руководителя, надо потребовать его письменного подтверждения. Руководители тоже несут ответственность за отдачу незаконного приказа или распоряжения.

Как мы можем видеть, в правоприменительной практике существует немало обстоятельства и условий, при наступлении которых ответственность медицинского работника не возникает. Их знание поможет врачам действовать правильно и минимизировать риски возникновения уголовной ответственности.

Материал подготовлен в рамках гранта президента Российской Федерации, предоставленным Фондом президентских грантов (в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 30 января 2019 г. No 30 «О грантах Президента Российской Федерации, предоставляемых на развитие гражданского общества»)

Превышение самообороны – ст. 108, 114 УК РФ

Превышение мер необходимой самообороны – очень неоднозначная ситуация, которая требует незамедлительного вмешательства опытного адвоката. Размытые формулировки в нормативных правовых документах, индивидуальное понимание необходимой обороны приводят к тому, что уголовные дела по статьям 108 и 114 УК РФ возбуждаются достаточно часто. Каждый человек имеет собственное понимание пределов обороны: для одного — это физическое воздействие без каких-либо средств, для других – использование подручных предметов, а третьи считают, что для защиты жизни и здоровья можно пользоваться холодным, огнестрельным или травматическим оружием. Судебная практика показывает, что следствие зачастую преувеличивает тяжесть преступления, отправляя на скамью подсудимых по статье 108 УК РФ людей, которые не имели другого выбора, как защитить себя и своих близких.

Обвинительный уклон в отношении таких дел со стороны следственных органов, прокуратуры и суда вполне понятен. Должностные лица порой боятся принять на себя ответственность в ситуациях, когда обороняющийся причинил средний или тяжкий вред здоровью или вовсе убил нападавшего. Смерть – это повод для возбуждения уголовного дела, а судебная статистика неумолима: оправдательными приговорами заканчиваются всего несколько дел из тысячи. Именно по этой причине превышение пределов допустимой самообороны, повлекшее смерть или тяжкий вред здоровью – это узкоспециализированный вопрос, подвластный только компетентному адвокату.

Необходимая самооборона и Уголовный Кодекс РФ

Несмотря на неоднозначность трактовки многих ситуаций, определение необходимой самообороны предусмотрено законодательно. Пределы регулируются статьями 37 и 39 УК РФ. Так, обороняющийся может быть освобожден от уголовной ответственности, если доказано, что его действия не превысили допустимых пределов. Отдельно судами рассматриваются ситуации, когда превышение пределов самообороны повлекло смерть нападавшего.

  • Согласно статье 37 от уголовной ответственности освобождаются лица, которые были вынуждены защищать права, свободы и жизнь (себя и третьих лиц), но только если было установлено, что действия нападавшего были связаны с угрозой или открытым насилием. Если оборонявшегося застигли врасплох ночью в собственном доме, где он не имел возможность быстро оценить ситуацию и принять объективное решение, то пределы необходимой обороны обычно не считаются превышенными. Под юрисдикцию статьи 37 попадают все категории граждан, владение особыми навыками физического воздействия не имеет значения.
  • Статья 39 четко определяет понятие крайней необходимости. В первом подпункте сказано, что причинение вреда здоровью в случае крайней необходимости не считается уголовным преступлением. Второй подпункт устанавливает превышение пределов обороны, когда степень угрозы и степень нанесенного вреда нападавшему несоизмеримы.
Читайте также:
Превышение должностных полномочий: что это значит

Отдельный правовой момент – превышение пределов самообороны, повлекшее смерть. В таких ситуациях возбуждается уголовное дело по статье 108 УК РФ. При причинении тяжкого или среднего вреда здоровью нападавшего действия, оборонявшегося квалифицируются по статье 114.

Чтобы четко разобраться в пределах допустимой обороны, необходимо установить соразмерность обороны и нападения. При определении соразмерности важно учитывать время нападения и фактор внезапности. В качестве примера рассмотрим ситуацию, когда хулиган или потенциальный грабитель с палкой в руках нападает на жертву, у которой при себе травматический пистолет. Выстрел по нападавшему – это превышение пределов самообороны по причине отсутствия соразмерности угрозы, а совершенное действие в зависимости от последствий будет квалифицировано по статье 114 или статье 108 УК РФ.

Правомерность самообороны имеет место только в следующих ситуациях:

  • При защите повреждения получил только нападавший;
  • Оборона и средства были соразмерны нападению;
  • Злоумышленники действовали реально, даже если не дошло до физического контакта.

Крайняя необходимость, рассмотренная в статье 39 УК РФ, существенно отличается от необходимой самообороны:

  • Возникает при наличии реальной угрозы жизни человека;
  • Допускает причинения вреда не только злоумышленникам, но и третьим лицам;
  • Причиненный нападавшему ущерб меньший, чем потенциальный ущерб, причиненный жертве при ее бездействии.

Таким образом, правомерность защиты определяется следственными органами совокупно по таким факторам:

  • Соразмерность;
  • Своевременность действий;
  • Определение объекта защиты;
  • Направленность действий.

Суды обязательно принимают во внимание время нападения или фактор внезапности. Даже в тяжких случаях если жертва физически не могла успеть оценить характер действий преступника, выбрать соразмерное средство защиты, то она освобождается от уголовной ответственности.

Наказание за превышение пределов самообороны

В настоящий момент в Уголовном Кодексе РФ отсутствует отдельная статья, рассматривающая преступления, совершенные в рамках превышения пределов самообороны. Совершенные действия квалифицируются в зависимости от степени причиненного вреда нападавшему – смерть, тяжкий или средний вред здоровью. В зависимости от этого отличается и степень ответственности жертвы.

Худший вариант развития событий – смерть, причиненная в результате превышения пределов допустимой самообороны. Наказание по статье 108 предусматривает исправительные работы, ограничение или лишения свободы максимум на 2 года.

Причинение тяжкого или среднего вреда здоровью при превышении пределов самообороны – это статья 114. Наказание – исправительные работы, ограничение или лишение свободы на срок до 1 года.

В юридической практике большинство ситуаций квалифицируется по статье 114 – применение избыточных мер при задержании лица, совершившего противоправные действия.

  • Первая часть статьи устанавливает меру ответственности, если вред здоровью причинен при нападении.
  • Вторая часть предусматривает ответственность за причинение тяжкого и среднего вреда здоровью в момент задержания подозреваемого в совершении преступления.

В каких случаях можно попасть под уголовную ответственность за превышение пределов самообороны?

При возбуждении уголовного дела по статьям 108 и 114 учитываются многие факторы:

  • Равнозначность вреда от ответных действий жертвы и потенциальной угрозы со стороны преступника;
  • Вид опасности, которую представлял злоумышленник;
  • Физические возможности жертвы;
  • Прочие обстоятельства: количество человек при массовой драке, возраст субъектов, особенности местности, наличие у сторон оружия или подручных средств, которые могли быть использованы в качестве оружия;
  • Эмоциональное состояние потенциальной жертвы. Бывает, что в стрессовой обстановке человек не мог адекватно оценить степень угрозы и принял слишком жесткие несоразмерные ответные меры к нападавшему.

Что такое необходимая оборона и ее пределы?

Отвечает прокурор Западного административного округа г. Москвы Радионов Григорий Геннадьевич.

Необходимая оборона (ст. 37 УК РФ) – правомерное пресечение общественно опасного посягательства при защите интересов личности, общества или государства путем причинения посягающему вреда, который внешне напоминает преступление.

Причинение вреда посягающему является естественным правом любого человека. Согласно ч. 3 ст. 37 УК РФ положения этой статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной и иной специальной подготовки и служебного положения. Норма о необходимой обороне применяется и в том случае, когда у человека есть возможность избежать посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Основание необходимой обороны – совершение лицом общественно опасного посягательства, т.е. действий, направленных на причинение ущерба охраняемым уголовным законом интересам.

Читайте также:
Пост иммиграционного контроля: что это значит

Посягательство чаще представляет собой нападение (агрессивные, насильственные и, как правило, внезапные действия), но посягательством являются и общественно опасные ненасильственные действия: ненасильственный грабеж, кража, незаконная охота и т.п. Не дают основания для необходимой обороны общественно опасные действия, не грозящие немедленным причинением вреда, например нарушение авторских и смежных прав, получение взятки и т.п. Не является посягательством общественно опасное бездействие.

При необходимой обороне обязательна цель защиты интересов личности, общества, государства путем пресечения общественно опасного посягательства. Если лицо преследует иную цель, например мести в связи с неприязненными отношениями, его действия квалифицируются на общих основаниях.

Согласно п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19 “О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление” при добросовестном заблуждении (когда обстановка давала основания полагать, что совершается реальное общественно опасное посягательство, и лицо, применившее меры защиты, не осознавало и не могло осознавать отсутствие посягательства) действия оцениваются как совершенные в состоянии необходимой обороны. Лицо, которое превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, подлежит ответственности за превышение пределов необходимой обороны. Если лицо не осознавало, что отсутствует общественно опасное посягательство, но по обстоятельствам дела должно было и могло осознавать это, его действия оцениваются как неосторожное преступление. Если же у лица не было оснований полагать, что происходит общественно опасное посягательство, совершено умышленное преступление.

Оценке использования средств и механизмов, установленных заранее для защиты правоохраняемых интересов, посвящен п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19, основной смысл которого заключается в том, что на применение таких устройств, срабатывающих автономно в момент совершения посягательства и причиняющих вред посягающему, распространяются положения о необходимой обороне. Если причиненный вред явно чрезмерен, то действия лица могут быть признаны превышением пределов необходимой обороны.

Условия, характеризующие действия по обороне: защищать можно охраняемые уголовным законом интересы; защита должна быть своевременной; защита осуществляется путем причинения вреда посягающему; нельзя допускать превышения пределов необходимой обороны.

Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства.

В ст. 37 УК РФ посягательства подразделены на два вида:

1) сопряженные с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, или с непосредственной угрозой его применения;

2) не сопряженные с таким насилием или такой угрозой.

Превышение пределов для первого вида посягательств не предусмотрено.

Согласно ч. 2.1 ст. 37 УК РФ не являются превышением пределов действия обороняющегося, вызванные неожиданностью посягательства, если лицо не могло объективно оценить характер и степень опасности нападения.

Умышленное превышение пределов необходимой обороны общественно опасно, а потому влечет уголовную ответственность в случаях убийства или причинения тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 108 УК и ч. 1 ст. 114 УК).

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Превышение пределов крайней необходимости

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Публикации и практика
  • Главная
  • Статья 39 УК РФ. Крайняя необходимость

Уголовный кодекс РФ в последней редакции:

Статья 39 УК РФ. Крайняя необходимость

1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости.

2. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

Вернуться к оглавлению документа : Уголовный кодекс РФ в последней редакции

Комментарии к статье 39 УК РФ

Институт крайней необходимости регламентирует ситуации, при которых опасность, угрожающую одному охраняемому законом интересу, можно устранить, только причинив вред другому или другим интересам, также охраняемым законом, например личности, собственности, общественной безопасности и др.

По своей социально-юридической сущности крайняя необходимость есть спасение более ценного блага за счет принесения в жертву менее ценного, также охраняемого законом. Социально-юридическое оправдание такому деянию объясняется тем, что при этом предотвращается более опасный вред, сохраняется более ценное.

Основанием для причинения вреда охраняемым законом интересам является опасность, непосредственно угрожающая личности, интересам общества и государства.

Читайте также:
Собственность в жилищной сфере

Общими характерными чертами опасности при крайней необходимости являются ее стихийность и неуправляемость.

Условия правомерности крайней необходимости

Условиями правомерности крайней необходимости, относящимися к грозящей опасности, являются:

  • разнообразие источников опасности, в качестве которых могут выступать опасные действия человека, стихийные силы природы (ураганы, циклоны, цунами, землетрясения, наводнения, пожары и другие неконтролируемые природные явления), неисправные машины и механизмы, взрывчатые вещества и взрывные устройства, радиоактивные материалы и т.п., нападения диких или домашних животных, физиологические потребности человека в еде, пище, отдыхе, тепле и др.;
  • наличность опасности, что означает временное наличие опасности: она уже возникла и еще не исчерпана;
  • действительность опасности, т.е. ее существование в реальном мире, а не в воображении действующего.

Условиями правомерности крайней необходимости, относящимися к действиям в состоянии крайней необходимости, являются:

  • при крайней необходимости допустимо защищать широкий круг правоохраняемых интересов;
  • при крайней необходимости вред по общему правилу причиняется не источнику опасности, а третьим лицам, их имуществу или их правоохраняемым интересам;
  • причинение вреда в данном случае выступает единственным средством устранения грозящей опасности. Обязательным требованием, обуславливающим правомерность причинения вреда в условиях крайней необходимости, является невозможность устранения опасности иными средствами, чем причинение вреда другим правоохраняемым интересам. В случае же, если существовала иная возможность устранения опасности, чем причинение вреда, состояние крайней необходимости отсутствует.
  • при причинении вреда не должно быть допущено превышения пределов крайней необходимости.

Соразмерность причиненного вреда
характеру и степени опасности, и превышение
пределов крайней необходимости

Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный.

Вопрос о том, меньше ли причиненный вред, чем вред предотвращенный, определяется ценностью того объекта уголовно-правовой охраны, которому угрожал вред, или ценностью совокупности соответствующих объектов.

В случае причинения вреда равноценным интересам оценка правомерности может осуществляться путем соотношения количественных показателей вреда предотвращенного и вреда причиненного.

В отличие от превышения пределов необходимой обороны и превышения мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, причинение вреда при превышении пределов крайней необходимости квалифицируется по общим нормам уголовного закона, предусматривающим ответственность за умышленное причинение смерти, вреда здоровью или имуществу и т.п.

Превышение пределов крайней необходимости влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда. Это положение закона означает, что лицо, причиняющее вред, должно осознавать, что, устраняя опасность, непосредственно угрожающую личности, ее правам, охраняемым законом интересам общества или государства, оно причиняет равный или более значительный вред охраняемым уголовным законом интересам, желает причинить такой вред или сознательно допускает его причинение.

Если же лицо не предвидело причинения вреда равного или более значительного, но могло и должно было предвидеть это обстоятельство или предвидело возможность причинения такого вреда, но самонадеянно рассчитывало на его предотвращение, уголовная ответственность не наступает. Здесь важно обратить внимание на то обстоятельство, что превышение пределов крайней необходимости может быть осуществлено при наличии условий крайней необходимости. При отсутствии таких условий (отсутствовала опасность, опасность не имела непосредственного характера, опасность могла быть устранена иными средствами) может наступать ответственность за неосторожное преступление или ответственность может исключаться в связи с невиновным причинением вреда.

Умышленное причинение вреда при превышении пределов крайней необходимости, а равно причинение вреда, связанное с нарушением условий правомерности крайней необходимости, должно оцениваться на общих основаниях с учетом в качестве смягчающего наказания обстоятельства п. “ж” ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Не имеет однозначного решения вопрос о правомерности причинения смерти другому человеку в состоянии крайней необходимости, если этим спасается жизнь одного или нескольких других лиц.

Разграничение преступления и крайней необходимости

Иногда в судебной практике специально подчеркивается необходимость разграничения отдельных составов преступлений с внешне схожими ситуациями крайней необходимости. Например, в п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 N 19 “О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий” указано следующее:

“В случаях, когда деяние, содержащее признаки злоупотребления должностными полномочиями (статья 285 УК РФ) или превышения должностных полномочий (статья 286 УК РФ), совершено должностным лицом для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности, охраняемым законом интересам общества или государства, и эта опасность не могла быть устранена иными средствами, то такое деяние не может быть признано преступным при условии, что не было допущено превышения пределов крайней необходимости (статья 39 УК РФ)”.

Например, в п. 30 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 N 24 “О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях” указано следующее:

“От передачи взятки или предмета коммерческого подкупа под воздействием вымогательства следует отличать не являющиеся преступлением действия лица, вынужденного передать деньги, ценности, иное имущество, предоставить имущественные права, оказать услуги имущественного характера должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, в состоянии крайней необходимости или в результате психического принуждения (статья 39 и часть 2 статьи 40 УК РФ), когда отсутствовали иные законные средства для предотвращения причинения вреда правоохраняемым интересам владельца имущества либо представляемых им лиц. В таком случае имущество, полученное должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, подлежит возврату их владельцу”.

Читайте также:
Продажа товара с доставкой

Отличие крайней необходимости
от необходимой обороны

Отличие необходимой обороны от крайней необходимости проводится по следующим основаниям:

  • 1) по источникам опасности – при необходимой обороне таким источником является общественно опасное деяние человека, а при крайней необходимости опасность могут представлять как действия человека, так и иные источники: поведение животных, природные катаклизмы, технические аварии и т.п.;
  • 2) по способу причинения вреда – при необходимой обороне причинение вреда допускается независимо от имевшейся возможности у обороняющегося избежать посягательства или обратиться к органам власти; при крайней необходимости причинение вреда является единственным способом устранения опасности, непосредственно угрожающей интересам личности, общества и государства;
  • 3) по направленности причиняемого вреда – при необходимой обороне вред причиняется лицу, совершающему общественно опасное деяние, т.е. непосредственно посягающему на личность и права обороняющегося или других лиц, на интересы общества или государства, при крайней необходимости опасность охраняемому объекту устраняется путем причинения вреда не источнику опасности, а другим объектам;
  • 4) по соразмерности предотвращенного и причиненного вреда – при необходимой обороне причиненный посягающему вред может быть равным или большим, чем вред предотвращенный; при крайней необходимости обязательно причинение меньшего вреда, чем вред предотвращенный.

Заблуждение лица относительно
условий для крайней необходимости

Опасность, устраняемая в рамках крайней необходимости, должна быть непосредственной, т.е. создающей такие условия, при которых немедленное неустранение этой опасности приведет к причинению вреда охраняемым законом интересам личности, общества или государства. Поэтому условия крайней необходимости будут отсутствовать, если опасность является только возможной, вероятной. В этой связи для правильной правовой оценки ситуации очень важно установить субъективное отношение лица к имеющим место событиям, его восприятие ситуации.

Если лицо заблуждалось в оценке ситуации, хотя по обстоятельствам дела могло и должно было правильно ее оценить, то в его действиях может иметь место преступление, связанное с причинением вреда по неосторожности.

Если же имело место добросовестное заблуждение лица и обстановка происшествия не давала возможности правильной оценки ситуации, речь может идти о невиновном причинении вреда. Однако указанные выводы могут быть сделаны только на основе всей совокупности данных о происшествии в каждом конкретном случае.

Статья 39. Крайняя необходимость

СТ 39 УК РФ.

1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам
в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно
угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам
общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости.

2. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно
не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при
которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или
более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную
ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

Комментарий к Ст. 39 Уголовного кодекса

1. Условиями правомерности крайней необходимости, относящимися к грозящей опасности, являются: а) разнообразие источников опасности, в качестве которых могут выступать опасные действия человека, стихийные силы природы, техника, животные, физиологические процессы в организме человека (голод, жажда) и т.п.; б) наличность опасности, что означает временное наличие опасности: она уже возникла и еще не исчерпана; в) действительность опасности, т.е. ее существование в реальном мире, а не в воображении действующего.

2. Условиями правомерности крайней необходимости, относящимися к действиям в состоянии крайней необходимости, являются: а) при крайней необходимости допустимо защищать широкий круг правоохраняемых интересов; б) при крайней необходимости вред по общему правилу причиняется не источнику опасности, а третьим лицам, их имуществу или их правоохраняемым интересам; в) причинение вреда в данном случае выступает единственным средством устранения грозящей опасности; г) при причинении вреда не должно быть допущено превышения пределов крайней необходимости.

3. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный.

В отличие от превышения пределов необходимой обороны и превышения мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, причинение вреда при превышении пределов крайней необходимости квалифицируется по общим нормам уголовного закона, предусматривающим ответственность за умышленное причинение смерти, вреда здоровью или имуществу и т.п.

Читайте также:
Узор папиллярных линий: что это значит

4. Не имеет однозначного решения вопрос о правомерности причинения смерти другому человеку в состоянии крайней необходимости, если этим спасается жизнь одного или нескольких других лиц.

Второй комментарий к Ст. 39 УК РФ

1. Крайняя необходимость (далее КН) представляет собой ситуацию столкновения двух правоохраняемых интересов, когда путем причинения вреда одному из них избавляется от вреда другой. При этом, в отличие от НО или ЗЛ, оба интереса — страдающий и могущий пострадать — являются в равной степени интересами законными и охраняемыми.

2. КН должна характеризоваться рядом условий, свидетельствующих о ее правомерности. Их принято делить на условия правомерности, относящиеся к характеристике грозящей опасности, и условия правомерности, относящиеся к защите от нее.

3. Условия правомерности, относящиеся к характеристике грозящей опасности:

1) опасность может угрожать различным правоохраняемым интересам (личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства);

2) опасность может исходить из различных источников (от сил природы, сил техногенного характера, от животных, от несчастных случаев, происшествий, чрезвычайных ситуаций разной природы и характера, и т.д.);

3) опасность является наличной (существует сейчас, а не в отдаленном будущем, и еще не исчезла, не устранена);

4) опасность — не плод воображения, а есть в реальной действительности.

4. Условия правомерности, относящиеся к защите от грозящей опасности:

1) причинение вреда — единственное средство устранения грозящей опасности;

2) причиненный вред меньше вреда предотвращенного;

3) вред причиняется третьим лицам;

4) не должны быть превышены пределы КН.

5. Признаками превышения пределов выступают следующие:

1) причиненный вред явно не соответствовал характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам устранения вреда, поскольку причиненный вред был равен или более значителен, чем вред предотвращенный;

2) причиненный вред носил умышленный характер.

Третий комментарий к статье 39 УК РФ

1. В повседневной жизни нередко возникают ситуации столкновения правоохраняемых интересов. В случаях, когда для сохранения правоохраняемого блага вред причинен отношениям, охраняемым уголовным законом, при соблюдении установленных в ст. 39 условий правомерности совершенное деяние признается крайней необходимостью.

2. Закон признает право на крайнюю необходимость за всеми без исключения гражданами. В некоторых случаях обязательность действий в условиях крайней необходимости входит в обязанность определенных лиц (сотрудников полиции, служащих МЧС, работников пожарной охраны, военнослужащих). Важно осознать, что целью действий при крайней необходимости является устранение опасности, угрожающей охраняемым интересам. Устранение опасности, угрожающей неправомерным, незаконным интересам, не охватывается понятием крайней необходимости.

3. В науке уголовного права и в судебной практике принято выделять условия правомерности крайней необходимости, относящиеся к грозящей опасности и к действиям по устранению такой опасности.

4. Рассмотрим условия правомерности крайней необходимости, относящиеся к грозящей опасности:
1) опасность может исходить из различных источников. Это могут быть стихийные бедствия и природные катаклизмы (землетрясения, наводнения, тайфуны, засуха, извержение вулкана). Опасным может быть и поведение домашних и диких животных. При этом следует помнить, что защита от нападения животного, которого умышленно натравливает человек, рассматривается как необходимая оборона.
Источниками опасности могут стать и физиологические экстремальные ситуации, в которых находится человек (болезнь, чувство голода, жажды и т.п.). Аналогично рассматриваются и общественно опасные действия человека (провоцирующие ситуации), в результате которых причиняется вред охраняемым интересам третьих лиц либо возникает реальная угроза причинения такого вреда.
Например, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР признала приговор, в соответствии с которым М. был осужден, а В. оправдан, обоснованным. М. на автомашине нарушил правила дорожного движения и создал аварийную ситуацию. В. во избежание тяжких последствий применил резкое торможение на своей автомашине, из-за чего автомобиль занесло на разделительный газон, где передней частью автомобиля была сбита Ш., которая от полученных повреждений скончалась. Судом было установлено, что В. при указанных обстоятельствах принял все зависящие от него меры и все же не смог предотвратить наезд. Судебная коллегия посчитала правильными выводы суда о том, что В. действовал в условиях крайней необходимости и уголовной ответственности понести не может (Сборник постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам ВС РСФСР. М., 1981. С. 39, 40);
2) грозящая опасность должна быть наличной и действительной. Наличность означает, что опасность возникла и еще не миновала. Действительной считается такая опасность, которая существует в объективном мире реально, а не в воображении лица. Опасность, существующая лишь в воображении лица, является мнимой и в некоторых случаях не исключает преступности и наказуемости действий, якобы совершенных в условиях крайней необходимости. Если лицо заблуждалось в осознании существования опасности, но могло и должно было это предвидеть, то наступает уголовная ответственность за неосторожное причинение вреда. Если же по обстоятельствам дела лицо предполагало наличие опасности и при этом не могло и не должно было предвидеть своей ошибки, то налицо невиновное причинение вреда;
3) грозящая опасность не могла быть устранена другими средствами. Данное условие означает, что если существует любая другая возможность по устранению опасности, не связанная с причинением вреда другим охраняемым интересам, то состояние крайней необходимости исключается. Если лицо могло уклониться от опасности, спастись бегством, обратиться за помощью к другим, но выбрало путь причинения вреда при предотвращении опасности, то такие действия также не могут рассматриваться как совершенные в состоянии крайней необходимости.

Читайте также:
Центр временной изоляции: что это значит

5. Условия правомерности крайней необходимости, относящиеся к действиям по устранению грозящей опасности таковы:
1) устранение опасности при крайней необходимости в уголовно-правовом смысле связано с причинением вреда охраняемым интересам. Вред причиняется третьим лицам, т.е. посторонним, не связанным с источником опасности;
2) в соответствии с волей законодателя вред, причиненный при крайней необходимости, должен быть меньше вреда предотвращенного. В данном случае следует учитывать соразмерность и ценность защищаемого объекта и объекта причинения вреда. Причинение равного по объему вреда не дает права говорить о состоянии крайней необходимости (например, причинение смерти другому человеку при спасении собственной жизни), хотя в этой части требуется разъяснение высших судебных инстанций;
3) действия по устранению опасности не должны превышать пределов крайней необходимости. Ранее действующее законодательство не знало такого понятия, а ответственность в таких случаях наступала в общем порядке. В настоящее время в соответствии с ч. 2 ст. 39 УК превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожающей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный.

6. Такое превышение влечет уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда. В законе четко выделены объективный и субъективный критерии. Объективный критерий выражается в размере причиненного вреда, явно не соответствовавшего, во-первых, характеру и степени угрожавшей опасности, во-вторых, обстоятельствам, при которых опасность устранялась. Вновь приходится констатировать, что эти понятия оценочные. Подлежат оценке все фактические обстоятельства (время, место, экстремальность и неординарность ситуации, ограниченные временные рамки).

7. Субъективный критерий означает, что ответственность наступает в том случае, когда лицо осознавало возможность причинения равного или большего вреда и желало или сознательно допускало его причинение либо безразлично относилось к этому (что чаще всего и происходит на практике). В Особенной части УК не предусмотрено конкретных составов преступлений, связанных с превышением пределов крайней необходимости. Из этого следует, что ответственность наступает за умышленные преступления, а факт превышения пределов крайней необходимости должен быть учтен при назначении наказания в качестве смягчающего обстоятельства (п. “ж” ч. 1 ст. 61 УК).

8. В специальной литературе обсуждается вопрос о так называемой неудавшейся крайней необходимости. В нормах уголовного закона такие случаи не предусмотрены, но специалисты полагают, что состояние крайней необходимости не исключается, если действия, предпринятые с целью предотвращения вреда, не увенчались успехом и вред наступил, несмотря на все усилия лица, добросовестно рассчитывавшего его предотвратить (например, при освобождении заложников допускается их гибель). С таким мнением можно согласиться, но необходимо добавить, что вред причинен минимальный, а в действиях лица отсутствуют небрежность и легкомыслие. В противном случае ответственность наступает как за совершение неосторожного преступления.

9. По общему правилу, вытекающему из судебной практики, вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, возмещается лицом, его причинившим, но суд вправе возложить обязанность по возмещению вреда на третьих лиц, в интересах которых осуществлялась крайняя необходимость, о чем следовало бы указать в данной статье УК.

Статья 108 УК РФ. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

1. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, –

наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, –

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарии к ст. 108 УК РФ

1. Упомянутые в комментируемой статье смягчающие наказуемость обстоятельства имеют с признаками, характеризующими преступление, предусмотренное ст. 107 УК, общее: и в том, и в другом случае наличествует предшествующее убийству виктимное поведение потерпевшего, его “вина”. Но рассматриваемые обстоятельства в большей мере влияют на наказание в сторону его смягчения, что нетрудно заметить при сопоставлении санкций ст. ст. 108 и 107 УК.

Читайте также:
Наследование по завещанию: что это значит

2. В аффектированном состоянии лицо под влиянием обиды, ярости, гнева теряет над собой контроль и причиняет вред потерпевшему, преступая тем самым закон. В рассматриваемой же ситуации (ст. 108 УК) виновный действует в общественно полезном направлении – защищает себя или других от объективно противоправного посягательства, пресекает его, предпринимает меры для доставления преступника органам власти; это в целом одобряется и поощряется законом. Другое дело, что при этом виновный причиняет явно чрезмерный вред. Налицо, таким образом, два противоположных по направленности акта поведения, один из которых носит общественно полезный характер (защита, доставление органам власти, пресечение возможности совершения новых преступлений), а другой – общественно опасный характер (превышение пределов необходимого, чрезмерный вред, совершение преступления).

3. Нередко сопоставляемые обстоятельства одновременно сопутствуют поведению виновного. Например, под влиянием противозаконных действий потерпевшего, его нападения он приходит в состояние аффекта и в таком состоянии отражает нападение, причиняя явно несоразмерный вред.

4. Душевное волнение, в том числе аффект, учитывается по делам о превышении пределов необходимой обороны для уяснения ряда вопросов: 1) было ли на момент убийства состояние необходимой обороны (абз. 2 п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16.08.1984 N 14). Если оно отсутствовало, убийство квалифицируется по иным статьям гл. 16 УК, а не по ст. 108 УК; 2) превысило ли при этом лицо пределы. “В состоянии сильного душевного волнения, вызванного посягательством, – говорится в п. 9 названного выше Постановления, – обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты” .

Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации по уголовным делам с комментариями и пояснениями. М., 1999. С. 62.

Если же будет признано, что виновный в состоянии аффекта в процессе защиты, убив потерпевшего, превысил пределы необходимого, то согласно общим правилам квалификации при конкуренции составов с привилегирующими обстоятельствами предпочтение отдается составу преступления, за совершение которого предусмотрено более мягкое наказание. Следовательно, содеянное должно быть квалифицировано по ст. 108 УК, а назначая наказание, суд на основании ч. 2 ст. 61 УК вправе учесть в качестве смягчающего обстоятельства аффективное состояние виновного в момент совершения преступления.

5. Потерпевший – лицо, посягающее (ч. 1 ст. 108 УК) или задерживаемое (ч. 2 комментируемой статьи).

6. Объективная сторона выражается только в активном поведении (действии) – превышении либо пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК), либо мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 комментируемой статьи). При уяснении признаков превышения необходимо руководствоваться положениями ст. ст. 37 и 38 УК.

7. Согласно ч. 2 ст. 38 УК превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. Явное – значит, очевидное не только для потерпевшего, окружающих и т.д., но и для самого виновного.

8. Решая вопрос о том, совершено ли убийство при превышении пределов, следует учитывать не только соответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, которая угрожала оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства и иные обстоятельства, которые повлияли или могли повлиять на соотношение сил сторон (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст и физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.п.).

Так, причинение смерти безоружному хулигану или угонщику машины, как правило, свидетельствует об очевидной неадекватности защитных мер опасности посягательства и должно влечь ответственность по ч. 1 ст. 108 УК.

9. Применительно к убийству, предусмотренному ч. 2 ст. 108 УК, превышением мер по задержанию в соответствии с ч. 2 ст. 38 УК признается также явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания. Потерпевшему в итоге причиняется очевидно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред.

10. По смыслу закона при задержании лица причинение ему смерти недопустимо, поскольку суть института задержания заключается в доставлении преступника органам власти, чтобы он предстал перед правосудием. Лишение жизни задерживаемого – крайняя мера, применяемая по фактам совершения только тяжких преступлений и особо опасных преступников, когда задержать иным путем и лишить возможности совершения задерживаемым новых преступлений не представляется возможным.

11. Субъективная сторона рассматриваемых видов убийств характеризуется прямым или косвенным умыслом. Причинение смерти по неосторожности состава преступления не образует. Обязательный признак субъективной стороны – специальная цель: защита, отражение посягательства (ч. 1 ст. 108 УК), доставление органам власти, пресечение возможности совершения новых преступлений (ч. 2 комментируемой статьи).

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: